Звук ручья для ребенка пописать


Как быстро успокоиться: 7 научно обоснованных способов

Психологи говорят, что негативные эмоции нельзя постоянно подавлять. Гнев, обида, печаль — важные чувства, которые имеют право быть выраженными. Но иногда нервы сдают совершенно не вовремя. В этом случае быстро успокоиться помогут советы учёных.

1. Глубоко дышите

Это старая фишка. Но учёные долго не понимали, почему глубокое дыхание работает. Лишь в 2017-м в журнале Science было опубликовано исследование, которое расставило все точки над i.

Его авторы, биохимики Медицинской школы Стэнфордского университета, обнаружили глубоко в стволе мозга крошечный кластер нейронов, который, как предполагается, связывает скорость и глубину дыхания и эмоциональное состояние. Чем активнее и поверхностнее вдохи, тем выше уровень возбуждения и нервозности. И напротив — чем глубже мы дышим, тем расслабленнее и спокойнее себя чувствуем.

Правда, опыты, доказывающие связь между дыханием и расслаблением, пока были проведены только на мышах. Но исследователи достаточно уверенно экстраполируют их результаты и на человека.

2. Используйте синий свет

Синий свет помогает людям быстрее расслабиться после психосоциального стресса. Это обнаружили учёные из Гранадского университета.

Психосоциальный стресс, согласно формулировке самих исследователей, — это кратковременное нервное потрясение, которое возникает во время контактов с другими людьми. Простые примеры: вы поспорили с другом, поругались с коллегой, нервничаете из-за того, что на голове сидит начальник и орёт про дедлайн, который был ещё вчера…

Любознательные учёные устраивали подобные переживания 12 добровольцам в возрасте от 18 до 37 лет, а затем отводили подопытных в так называемую комнату хромотерапии. В ней не было ничего, что могло бы помочь успокоиться, — только светодиоды, излучающие то стандартный белый, то синий свет.

Выяснилось, что под синим светом мозговая и сердечная активность людей возвращались в норму в среднем за 1,1 минуты, а под белым — за 3,5. То есть в три раза быстрее!

Кстати, помимо ламп, синий свет излучают экраны современных гаджетов — компьютеров, ноутбуков, смартфонов. Стресс — тот самый случай, когда даже учёные рекомендуют: минут 10 повтыкайте в любимый девайс. Это поможет расслабиться.

3. Включите самую успокаивающую песню в мире

Weightless была записана ещё в 2011 году. Это произошло по заказу учёных Британской академии звуковой терапии, которые решили поэкспериментировать и создать песню, способную максимально быстро успокоить и даже усыпить.

Композиция длиной чуть больше 8 минут насыщена различными звуковыми эффектами. Фишка заключается в ритме: организм подстраивается под него, сердце стучит реже, дыхание замедляется…

Эффект от песни оказался настолько поразительным, что журнал Time даже включил Weightless  в список 50 самых значительных изобретений года.

Чтобы успокаивающее влияние Weightless было более мощным, позаботьтесь об антураже: наденьте наушники, примите удобную позу, расслабьтесь, закройте глаза.

4. Послушайте звуки природы

Исследование, проведённое в 2017 году учёными из Медицинской школы Брайтона и Сассекса, доказало: когда люди слушают звуки природы, их уровень стресса заметно снижается.

Исследователи подвергали добровольцев воздействию естественных и искусственных (техногенных, социальных) шумов. Параллельно проводилось МРТ-сканирование мозга участников и контроль частоты сердечных сокращений. Как оказалось, активность мозга сильно зависит от природы звуков.

При естественном звукоряде фокус нашего внимания направлен вовне: мы вслушиваемся, всматриваемся в окружающий мир, впадая в своеобразный успокаивающий транс. Искусственное же звуковое сопровождение смещает фокус внимания внутрь: мы начинаем активнее копаться в себе, переживать, преувеличивать собственные недостатки, что в итоге ещё более усугубляет стресс.

Идеально, если рядом с вами есть парк для прогулок, где можно услышать пение птиц и шелест листвы. Или бегущий ручей, на берегу которого можно посидеть. Если ничего подходящего нет, используйте записи с этих сайтов и приложений.

5. Понюхайте что-то приятное

Хотя ароматерапия в целом выглядит довольно сомнительно с научной точки зрения, влияние некоторых эфирных масел на уровень стресса доказано однозначно и неоднократно.

Запахи лаванды, розмарина, а также иланг-иланга снижают кровяное давление и частоту сердечных сокращений, уменьшают уровень тревожности и возбуждения.

Носите с собой небольшой пузырёк с тем из перечисленных масел, аромат которого кажется вам наиболее приятным, и в стрессовые моменты вытряхивайте 1–2 капли на запястье. Пара вдохов — и успокоиться будет гораздо проще.

6. Сделайте что-нибудь максимально сосредоточенно

Вымойте посуду. Подметите пол. Разложите бумаги. Почистите рабочий стол на компьютере или смартфоне. Главное — постарайтесь сконцентрироваться на этом занятии.

Исследование, проведённое в 2015 году в Университете Флориды, доказало: сосредоточенная деятельность — очень эффективный способ быстро понизить стресс.

Это происходит потому, что, всецело концентрируясь на каком-то занятии, мы отвлекаемся от негативных переживаний. Мозг «переключается» и снижает выработку стрессовых гормонов.

7. Дистанцируйтесь от самого себя

Попробуйте посмотреть на ситуацию со стороны, как будто это всё происходит не с вами. Представьте, что проблемы не ваши, а чьи-то ещё. Приём элементарный, но удивительно действенный: психологи фиксируют резкое снижение уровня тревожности и стресса и даже рекомендуют подобный подход в борьбе с затяжными депрессиями.

Старый анекдот «Если это твои проблемы, ты сможешь их решить. Если ты не можешь их решить — это не твои проблемы» приобретает современное, научно обоснованное звучание. Вспомните его и улыбнитесь. Это, кстати, тоже хороший способ снизить стресс.

Читайте также 😤😫🙃

к чему снится писать во сне по соннику Астроскоп

Приснилось мочеиспускание, или вам пришлось писать во сне? Часть сонников уверяет, что это крайне негативный знак, олицетворение вашей злобы и агрессии. Но есть и противоположное мнение на этот счёт, согласно которому увиденное несёт прогноз грядущего счастья и благополучия. Сновидение мог спровоцировать и ваш собственный организм. Мочиться во сне — значит испытывать неприятные ощущения со стороны мочеполовой системы.

Писать во сне

Мочиться во сне — злоба, агрессия, вампирическое воздействие на окружающих.
Если во сне вы не просто мочились, но делали это осознанно, причём испускали мочу на какого-то человека или на какой-то объект, на лицо серьёзные психоэмоциональные проблемы, управляющие вашей реальной жизнью. Этот сон свидетельствует о мощном отвержении вами какой-то части происходящего вокруг. Точнее понять увиденное вы сможете, если детально вспомните, на кого или куда вы мочились во сне, какие эмоции при этом испытывали?

Писать во сне во сне — к благополучию и процветанию; внутреннее освобождение и очищение.
Подобное толкование действительно актуально для тех, кто испытал после мочеиспускания во сне освобождение, сумел физически расслабиться. Вероятно, речь идёт о ситуациях, в которых вы сможете очиститься от давних проблем или от того, что ранее вам сильно мешало.

Мочиться во сне, приснилось писать — к болезни мочеполовых путей.
Необходимо пристально проанализировать своё самочувствие. Возможно, сновидение спровоцировал ваш организм в ответ на неприятные ощущения в области мочеполовой (выделительной) системы.

Сонник Лоффа: Мочеиспускание

Если в сновидении вы опорожнялись в полном одиночестве, самой банальной причиной этого сна является естественное желание посетить туалет. Смутно осознавая это во сне, вы отчётливо видите процесс мочеиспускания. Процесс опорожнения мочевого пузыря в присутствии посторонних лиц означает либо чувство стыда, либо, напротив, подсознательное желание любым путём привлечь к себе интерес окружающих. Мочеиспускание принято считать сугубо личным процессом, который следует скрывать от глаз посторонних. Помимо того, что опорожнение мочевого пузыря в присутствии других людей выглядит непристойно, при этом приходится обнажать свои гениталии, выставляя их напоказ. Следовательно, толкование сна о публичном мочеиспускании зависит только от того, как вы сами относитесь к такой возможности.

Мочеиспускание в ещё одном значении является способом для создания территориальных границ (это присуще многим животным — мочиться, обозначая границы своих «владений») Если во сне наблюдали за мочеиспусканием другого человека, значит в реальности между вами существуют разногласия по каким-то важным вопросам. Производя мочеиспускание в вашем присутствии, ваш оппонент пытается ограничить зону, переходить через которую вам не следует.

Писать (справлять естественную потребность) во сне по Фрейду

Если вы писали во сне, значит наяву в вас сильны родительские инстинкты и вы страстно хотите иметь детей. Однако, в ряде случаев позывы писать во сне указывают на реальные позывы к мочеиспусканию.

К чему снится Естественная потребность в Современном соннике

Если в сновидении вы справляли естественную потребность, это хороший знак. Естественная потребность предвещает, что наяву в ближайшем будущем любое ваше дело, начинание или проект закончится ошеломительным успехом, а росту ваших доходов окружающим останется только позавидовать.

Сонник Миллера: Писсуар

Появление писсуара во сне предупреждает вас о череде не самых благоприятных событий. Прежде всего после сновидения о писсуаре волнения и беспорядки сделают невыносимой атмосферу в стенах вашего дома.

Современный сонник: Писсуар

Если вы увидели во сне писсуар, побольше внимания уделите происходящему в стенах вашего дома. Приснившийся писсуар указывает, что в ближайшие дни ваша семейная жизнь превратится в полигон для беспорядков и громкого выяснения отношений.

Мир красочный, поющий и звенящий! О стихах Романа Сефа

Многие из нас любят поэзию. Мы зачитываемся стихами любимого автора, цитируем строки из близкого сердцу произведения, да и сами бы не прочь пописать.

Когда-то давно, лет двадцать пять тому назад, у меня в руках оказалась тоненькая книжечка, которая сразу очаровала меня. Книжка называлась, «Хмурые под дождем», но в памяти осталось удивительное чувство цвета, воплощенное в стихи. Запомнились строчки и ощущение серого цвета, сплошного, унылого и хмурого:

Был хмурый день, понурый день,

 Дождь барабанил:

 Динь, дон, день!

Скорее темный плащ надень!

По коридорам

Улиц,

Нахмурясь

и сутулясь,

Шли мокрые прохожие,

Похожие

На куриц... («Хмурый день»)

Запомнился сразу и автор - Роман Сеф. Потом были - «Лиловое стихотворение» и «Дождик-художник»,

В стихах Романа Сефа все живет и все поет, все одухотворенно, все раскрывает свою сущность через цвет, движение, звук.

Звук - это не только признак музыкальности  любого стихотворения, звук это признак жизни. Не потому ли у каждого существа, у каждого предмета своя песня. Поют ручей, самолет, поет ветер, ракушка, собака, лягушка, звенит тишина...

Поздней ночью

Двери пели.

Песню долгую

Скрипели.

Подпевали

Половицы:

«Нам не спится,

Нам не спится»

Ставни черные

Дрожали,

И окошки

Дребезжали,

 И, забившись в уголок,

Печке

Говорил сверчок...

                              «Ночная музыка»

Но все краски и звуки, все движение жизни связано с осмыслением чего-то большего, важного, необходимого в человеческой сущности. Это чувство красоты и жажда добра.

 Но не только лирическое начало сильно в стихах Романа Сефа. Ирония, юмор, лукавая улыбка свойственны ему не в меньшей степени. Вот изобретательный двоечник предлагает папе и маме перевернуть тетрадь и посмотреть на нее в зеркало, тогда двойка превращается в пятерку («Пятерка»). А сколько юмора и иронии в стихах «За что осла зовут ослом», «Странное дело».

Стих Романа Сефа всегда звонок, остроумен, насыщен забавными нелепицами, шутками, парадоксами, и повороты сюжета часто неожиданны.

С благословения Корнея Чуковского выпустил первую книжку  стихов «Шагают великаны». И делал эту книгу тогда еще с неизвестным художником Львом Токмаковым.

Семидесятые годы - наиболее плодотворный этап в творчестве  Романа Сефа. Юрий Коринец в своем годовом обзоре детской поэзии выделил молодых поэтов Романа Сефа и Якова Акима.

Однако, подписав известное письмо в защиту Синявского и Даниэля, Роман Сеф оказался без работы.

Сборник стихов «Ключ от сказки», который вышел в 1989 году с иллюстрациями Юрия Ващенко, получившая Государственную премию, вобрала в себя лучшее, что было создано поэтом более чем за два десятилетия.

Книга «Храбрый цветок», вышедшая в 1991году, получила почетный диплом в Международном совете по детской книге.

За плечами поэта более двадцати лет работы в детской литературе, двадцать пять книг, вышедших в разные годы, но то, что он выбрал для итоговой книги, позволяет увидеть как общие признаки лирики последнего десятилетия, так и особенности его собственных творческих решений.

          Пригласил бы в гости я

          Океаны

          И моря.

          Приходи обедать, речка,

         Я отвел тебе местечко.  

                                           ( «Гости»)

Он был человеком нравственным. И это чувствовали все его ученики. Он никогда не делал ничего против совести и исходя из посторонних интересов. Сотни людей поднимут руки, если спросить их, помог ли он им. Он был заряжен на помощь. И это при том, что в последние годы сам ежедневно и ежечасно нуждался в помощи.

Роман Сеф в жизни много чего испытал. Репрессию родителей, отца расстреляли, брат погиб на фронте, пробовал сам бежать на фронт... До фронта не добежал, тогда еще мальчишку одиннадцати лет, поймали в Кунцево и вернули домой к бабушке, которая его воспитывала. Тяжелые голодные, послевоенные годы.

Человек, которого пережитое не озлобило, а сделало  сострадательным к чужому горю. Нравственный человек, умеющий и знающий, его умение разбираться в людях, его искренность и нелюбовь к лицемерию, его порядочность, мудрое уважение к людям и желание им помочь. Я хочу запомнить его таким.

Как прекрасно

Жить на свете,

Как прекрасно

Быть в пути -

Было бы желанье ехать,

Плыть,

Лететь

Или идти.   («Дорога»)

Гимн искусству, гимн поэзии. И это прекрасно, что Роман Сеф раскрывает читателю мир необъятный и удивительно интересный. Это так необходимо ребенку. Особенно сегодня.

Читайте стихи Романа Сефа!

Приятного вам прочтения!         Библиограф Валентина Лукина.

 

 

Олег ДЮКОВ. Умереть на небе

РАССКАЗ

Я заметил эту троицу, когда они переходили в моем лесу через ручей. Сразу стало ясно, куда они идут и зачем. Двое вооруженных мужчин сопровождали бледную, изможденную женщину. Компании, подобные этой, через мой лес проходят ежедневно. Как стада коз.

Можно было подождать, пока они пройдут, и продолжить ловить рыбу, но мне понравилась женщина. Когда она присела, пописала в ручей и подмылась, я едва не закричал от острого вожделения.

Она будет моей!

Я вернулся к своему дому и взял самое лучшее мое копье. Солнце было высоко и скоро должен пойти дождь – нужно успеть до дождя.

Нагнал я их у другого ручья и пошел следом, присматриваясь. Дорога вывела нас из леса и завиляла вдоль опушки. Так будет до самого капища.

Выйдя на солнце, они остановились, разделись и, сложив одежды в переметные сумки, пошли нагишом. Это у них обязательный ритуал на пути к жертвеннику. Они полагают, что солнце их очистит перед входом в святилище. Пешком и без одежды.

Теперь я рассмотрел женщину лучше, и мне захотелось ее еще сильнее. Когда она снимала через голову рубаху, я увидел, что ее родилище выбрито и раскрашено пополам в красный и зеленый цвета. Потом, когда они продолжили идти по дороге, выяснилось, что и ягодицы ее покрашены одна красным, другая зеленым. Что это значило, я не понимал. Капак – народ для меня загадочный. Загадочный и опасный.

Виракоче шел первым и внимательно осматривал местность. В этих краях полно разбойников. Дикие племена так и не смирились с господством капак и продолжают нападать. Конечно, не на военные колонны и крепости, а на крестьян и путников. А умереть на земле самому или позволить умереть Нюсте Виракоче боялся больше всего в жизни. Поэтому двигались боевым порядком: Виракоче с ножом и копьем – впереди, следом – Нюсте, а замыкал колонну Уайн. Тоже с копьем. Уайн прикрывал тыл, поскольку был опытнее и сильнее Виракоче, а местные разбойники-чанка обожали пропустить путников и ударить сзади.

Выйдя из лесу, остановились раздеться. Облако комаров, прицепившееся в лесу, устроило радостный и звонкий пир. Вместе с одеждой Виракоче снял с шеи нож и завернул в одежду – два вида оружия для него много. Осторожно коснулся пальцем бронзового наконечника копья, внимательно всматриваясь в темноту лесных зарослей. Скорее бы пошел дождь. Лесные разбойники в дождь не атакуют. Почему, не известно.

Он продолжал тревожно всматриваться в заросли. За каждым кустом, холмом и камнем мог скрываться чанка.

Виракоче хотелось бежать со всех ног, чтобы скорее достичь Неба, но Нюсте была больна и бежать не могла. Собственно, из-за нее и был организован этот переход.

Мужчина, шедший последним, оказался очень внимательным. Практически в его внимании не было разрывов, и я не придумал, как напасть сзади. Передний был более «дырявым». Его взгляд двигался рывками, пропуская большие пространства, потом возвращался в пропущенные сектора, «подпрыгивал» вверх и снова дергался влево. Я рассмотрел эту последовательность и понял, когда его бить.

Теперь нужно определиться – где.

Я углубился в лес и побежал через овраги, перепрыгивая через валежник, поросль и вывалы. Я обходил их по широкой дуге, чтобы напуганные мною птицы и звери не выдали меня. Какая женщина! Я представил, как ей отрубают голову на жертвенном камне, и во мне проснулась злость к этим бледным, тонкоруким, тонконогим горожанам из Куско, которые вели ее на жертвенник. Я злился на весь этот народ капак, на их мерзкие законы, на их гнусных богов, ради которых они ежедневно проливают реки крови и засыпают вонючими трупами овраги, на безропотную покорность, с которой их жертвы поднимаются на каменную пирамиду.

Бежал я долго. Мне нужно обойти их. И обойти с запасом. Чтобы было время подготовить место для атаки, чтобы успокоились растения и птицы, чтобы трава, примятая мною, перестала распрямляться и шелестеть.

Я уже примерно представлял, где сделаю засаду. Рассмотрев этих людей, я понял, что должен одним ударом поразить сразу двоих мужчин. Но они втроем все время шли ровно друг за другом. Женщина строго между мужчинами. Только один раз в самом начале, когда женщина присела в ручье, два мужских сердца оказались не перекрытыми. Но я был не в позиции атаки, без оружия и без желания их убить. На второй такой случай рассчитывать не приходилось. Вряд ли она захочет снова пописать. Пописать последний раз.

Я видел, как жрецы разделывали человеческие тела и сбрасывали вниз по крутым каменным ступеням. После этого у меня исчезли последние проявления жалости к этим людям. Я относился к ним как к тапирам или капибарам. Животные.

Виракоче было страшно. Он боялся умереть на земле. Долг, годами взращиваемый на примере старшего брата Уайна, выглядел жалкой лодчонкой, попавшей в поток гигантской бурной и мутной реки Страх. Если бы не пример сильного и смелого Уайна, Виракоче еще двадцать лет назад ушел бы на Небо.

Уайн мудро считал, что если все осознавшие уйдут на Небо, кто останется помогать глупым детям и невежественным дикарям? «Мы успеем! А вот им нужна помощь!» Детям, дикарям… больным… таким, как Нюсте.

У Виракоче не было своих детей. Он не любил дикарей. У него была сестра Нюсте и брат Уайн.

На востоке раскатисто громыхнуло. О, Небо, дай дождя!

Виракоче боялся умереть на земле потому, что ЗНАЛ о том, что дух умершего на земле остается на земле и вселяется в собаку, ягуара, оленя, дикобраза… А дух умершего на Небе – остается на Небе. В обители Силы и Совершенства. Проще говоря, в Боге.

Это Знание Виракоче получил во сне после года созерцания Утренней звезды. Он увидел бесконечную разницу в состояниях духа на земле и духа на Небе. Впрочем, что об этом говорить – это нужно понимать. Он увидел свою жизнь целиком – как обломок дерева в руке.

Когда многие осознали, была построена Лестница на Небо, и чистые сердцем и ясные умом смогли уйти.

Остались неосознавшие. И те, кто заботится о неосознавших.

Первое время Виракоче смотрел на неосознавших, как на животных. Они, по сути, и были животными. Но брат не согласился с его мнением.

– Дух един, – сказал он. – И чем больше осознавших, тем Он глубже. И тем глубже ты в Нем.

Виракоче понял. Только страх остался. Раньше, до осознания, Виракоче боялся смерти. Сейчас все странно переменилось. Он боялся смерти на земле и стремился к смерти на Небе.

Позиция была прекрасной. Я стоял в десяти шагах от опушки в глубине леса на скальном выступе. Передо мною сквозь листву молодняка акации проглядывала петляющая по полю тропа. В одном месте она шла строго на меня и пересекалась сухой промоиной. Я пробежал к месту атаки на опушке, приладился к ветвям и кустарникам, замахнулся и повращал плечом. К промоине не пошел, чтобы не оставлять следов. Мысленно посчитал шаги и время ее прохождения. Сопоставил. Нужно стать на шаг ближе. Значит, придется в засаде пригнуться и сменить опорную ногу.

Я возвратился к месту засады, освобождая скальную поверхность на своих следах от сырых скользких листьев и тонкого слоя грунта. Это прибавит мне скорости.

Ждать оставалось недолго, и я принял начальную стойку и развернул копье наконечником вверх.

Обсидиановый наконечник контрастно отражал просветы между листьями. Он был настолько острым, что я опасался порезаться об него взглядом. Он достался мне в подарок от великого Мастера Наконечников, и я берег его только для особых случаев. А чтобы рука чувствовала копье, подолгу упражнялся во время дождя на падающих каплях. Так делали многие чанка. Дождь – время священного ритуала. И каждый жаждущий мастерства чанка стремился не потерять ни капли дождя впустую.

Древнее учение гласит, что непобедимым становится лишь тот, кто с окончанием дождя останется сухим сам, сохранит под собой сухим круг на вытянутую руку и не намочит древко. Это значит, что капли нужно встречать только наконечником.

Черный обсидиан искаженно и частями отразил мое лицо: красные полосы от переносицы, бурые полосы на месте сожженных бровей, синие зигзаги на лбу. Это было мое новое лицо. Каждые семь дней я избавлялся от своего прежнего лица – обжигал волосы, срезал характерные выступы и складки обсидиановым лезвием, а каждые два дня красками наносил новые черты. Только мои черные зрачки были чернее обсидиана, не отражались и выглядели, как два круглых отверстия в камне.

Из-за кактуса на склоне появилась фигура первого из «моей» группы, и я развернул наконечник косо к солнцу, чтобы он не выдал меня бликом.

Солнце развернулось южным углом вниз и спряталось за густыми серыми многоугольными облаками. Вчера в это время пошел дождь.

Дорога повернула к лесу и подошла к промоине. Виракоче осмотрел лес, крутой склон справа, кактусы на склоне и спустился в промоину, отмечая отсутствие следов человека и животных, семена дикого подсолнечника и рыжих муравьев на сыром днище временного ручья. Трижды крикнула пролетающая к лесу ворона, несколько снимая напряжение нервов Виракоче. «Трое – это мы», – подумал он, взбегая на противоположный склон промоины и окидывая взглядом вновь открывшееся пространство.

Следом в промоину спустилась Нюсте, придерживая на левом бедре сумку с одеждой и едой. Виракоче слышал, как она шлепнула босыми ступнями, перепрыгнув через сырое днище, и как шлепнулись о тело ее свободные от одежды грудки.

Виракоче автоматически отвел задний конец копья, чтобы взбегающая снизу Нюсте не ударилась лицом, и услышал, как отрывисто и раздраженно крикнула ворона. Четвертый раз.

Виракоче резко обернулся на крик и увидел летящее в грудь копье с широким черным наконечником.

По моей левой ноге побежала сколопендра. Где-то закричала пума. Я мысленно улыбнулся прародителю народа капак. Нет, малыш, я не суеверный. И тебе меня не остановить. Из палых листьев к моей правой опорной ступне выползла змейка. Очень опасная и ядовитая. Ничего удивительного. Лес кишел этими змеями, кусающими кого-либо из своих собственных неведомых соображений. Я пальцем ноги придавил голову змеи к камню. Змея забилась в конвульсиях, и я придавил пяткой ее туловище. Теперь толкаться придется от скользкого. Не отводя взгляда от троих капак, я преобразовал стойку, подлаживаясь к новым условиям.

А тем временем капак, двигавшийся первым, спустился в промоину. До сих пор все трое синхронно раскачивались при ходьбе, но теперь, перепрыгнув рытвину, первый сменил ритм. Сейчас он был на голову ниже своих товарищей и раскачивался не в такт. Он опустил глаза, осматривая днище, взбежал по борту промоины, и его взгляд начал прыгать, сканируя местность, в обычной для него последовательности. Вправо… Я изготовился… В центр… Я прижал наконечник к щеке и побежал… Вверх… Женщина перепрыгнула дно промоины и сменила ритм раскачки… Влево… Я направил наконечник в цель и сделал последний шаг.

Первый капак отводил глаза влево, перенося вес с правой ноги на левую и перемещаясь корпусом от меня влево. Последний уходил за спину первого, перенося вес с левой ноги на правую, и перед спуском в промоину, скосив глаза, осматривал пространство справа за спиной на склоне. Женщина теперь была на две головы ниже мужчин и смотрела себе под ноги. Я на мгновение остановился, проводил корпусом и рукой копье и, снова набирая скорость, смотрел, как два мужских сердца сходятся на линии движения черного наконечника, а женская голова медленно с нее уходит.

Когда взгляд впереди идущего должен был привычно зафиксироваться на левом для него секторе, надо мною крикнула ворона. Капак почему-то отреагировал на этот крик, и его внимание метнулось в мою сторону. Он заметил мое копье и успел отклониться, развернув корпус и отведя назад свое левое плечо. Я видел, как наконечник, слегка задев кожу под соском мужчины, прошел, срезая волосы женщины, и ударил в грудь замыкающего. Тот осматривал местность позади и если и заметил опасность, то слишком поздно. Бросок, рассчитанный нанизать два сердца, пришелся на одно, и копье, пробив грудь и спину, вылетело бы из тела, если бы человек в запоздалой реакции не ухватил его за древко у конца.

Первый, потеряв контроль над ситуацией, смотрел, как копье пробивает его спутника, и снова вовремя не увидел моего удара. Я ударил его ногами в прыжке в правое плечо. Он неуклюжим поленом сбил женщину и ударился о борт ложбины.

Я ухватил под наконечником мокрое древко и выдернул копье из повернувшегося ко мне спиной и еще стоящего капака. Наклонился и подхватил левой рукой за талию женщину, перекинул через плечо голой попкой вперед и вверх, наступил ногой на свисшую до земли переметную сумку и оторвал от нее хозяйку. Метнул злой взгляд на предательницу– ворону и побежал в лес.

Какое-то время я оставался под впечатлением поединка и, прорываясь сквозь заросли, лишь следил за тем, чтобы увести след в другую сторону от моего дома, чтобы не зацепиться копьем за папоротники и сильно не оцарапать лежащую на плече черно-зеленую попу.

Но вскоре ко мне вернулось ощущение свободы. Я повернул круто влево, навстречу дождю, вдохнул давящий слева сладкий запах родилища и натекающий справа от прижатого к щеке наконечника сладкий запах крови… И закричал!

Виракоче не терял сознание, но он так и не увидел нападавшего чанка. Произошедшее было настолько больше понимания, что Виракоче не мог сложить рассыпавшийся мир и, как описавшийся младенец, беспомощно трепыхался в мокрой ложбине, пока весь не перемазался в глине и крови. Крови брата.

Потом началась истерика. Виракоче, оскальзываясь, ползал вокруг брата, поливая того слезами. Сначала он хрипел, потом начал завывать, потом – закричал. Лес отозвался эхом.

Виракоче, наконец, перевернул Уайна. И встретился с ним взглядом. Уайн еще был жив. Истерика мгновенно прекратилась. Небо. Нужно успеть на Небо.

Он набрал со дна ложбины мокрой глины с песком и крепко втер в кровоточащую рану на груди Уайна. Потом перевернул тело и втер глину в рану на спине.

Уверенно встал над Уайном, сорвал с него суму с одеждой, обхватил за поясницу и, подняв, вскинул на плечи. Виракоче лишь с виду был слабым. Работа скороходом императора требовала силы и выносливости.

Виракоче поднял глаза на небо. Только бы не пошел дождь! О, Боги! Не нужно дождя!

Тучи заходили слева, от леса. А ему нужно было вправо.

Виракоче выбрался из проклятой ложбины и побежал.

До Лестницы на Небо оставалось пять-шесть тысяч шагов. Он скороход. И пусть бежать приходится не по путепроводу, удлиняющему время, а по обычной степной дороге – он справится. Только бы не было дождя, и проводник оставался у ворот. А под Лестницей будут стражники. Они помогут поднять Уайна по Лестнице к воротам. Обязательно помогут. Для этого они там и стоят. Для этого их и выбирают из самых сильных и ответственных воинов. Ведь так часто бывает, что человеку остается жить два-три вдоха, и, чтобы он не умер на земле и попал на Небо, воины взбегают с ним по Лестнице к воротам, и проводник едва успевает его провести на Небо. Терпи, Уайн. Ты очень много сделал, помогая другим людям умереть на Небе. И это будет крайне несправедливо, если ты сам умрешь на земле.

О Нюсте Виракоче думать себе не позволял. Нюсте – потом. И эти чанка – невидимки, больше напоминающие ветер, чем людей – тоже потом. Потом, но обязательно!

Дорога ушла от леса и по холмам запетляла к священной роще. Виракоче однажды был в этих местах. Он приводил к Лестнице своего родственника, пожелавшего уйти на Небо.

За спиной громыхнуло, но Виракоче только крепче сжал зубы.

Много лет он служил курьером. Он знал на память все путепроводы империи от океана до дождливых лесов. А по четырем основным стратегическим путепроводам из Куско он так же помнил оптимальные формулы движения. Он знал, с какой частотой нужно дышать и какие Песни петь на участках между вершинами Белая и Уаман или руслами рек Уруб и Убамбы. Он умел сходу войти в засаду чанка на путепроводе и преодолеть самострелы, ловчие ямы или капканы, не нарушая формулы движения.

Он был посвящен в знание пароля императорского курьера. Загадка пароля состоит в том, что, кроме курьера, его никто не знает. Но когда он предъявляется, его узнает каждый подданный империи. И беспрекословно повинуется человеку, произнесшему его.

Однажды бригаду Виракоче удостоили государственной награды, и сам Великий Император обратил к ним свой золотой лик из паланкина. Это случилось у старой Лестницы на Великом озере незадолго до того, как Лестница и прилегающие храмы погрузились на дно.

Виракоче выбежал на прямой участок и сменил формулу движения. Теперь у него в груди звучала Песня Убегающих От Бурана Лам. Они с Уайном сейчас были убегающими ламами. Только Виракоче убегал от дождя, а Уайн убегал от смерти на земле.

Первые капли дождя, как расплавленное золото, обожгли кожу ощущением несовершенства. Многолетняя практика с копьем впиталась в кровь. Но я терпел и продолжал бежать. Женщина на моем плече была теплой и привлекательной. Если бы не предстоящий дождь, я бы уже лежал на ней. Но дождь – священное время для стремящегося к мастерству чанка. Именно по этой причине мы много столетий остаемся народом, не покорившимся жадному и жестокому капак. И хотя сейчас именно на земле чанка капак построили свои мерзкие капища, где приносят невинных людей в жертву своим идолам, сами чанка не пошли на службу к императору. Они скрываются в лесах и учатся мастерству боя.

Дождь усилился, и далее терпеть стало невозможно. Я бросил женщину себе под ноги, перехватил копье двумя руками и ударил зависшую передо мною вытянутую каплю.

Капля капле рознь. Обычно капли вытянутые. Снизу гладкие и прозрачные, сверху мохнатые матовые. Падают, слегка вращаясь, пропуская свет и отражая одновременно. При правильном ударе наконечником копья капля трескается, будто кусок вулканического стекла, рассыпается осколками, которые через мгновение превращаются в маленькие капельки и устремляются вниз мокрой пылью.

Величина и форма капель зависят от силы ветра, силы дождя, высоты облаков, наличия рядом деревьев или скал.

По правилам каплю можно рассекать вдоль, поперек, снизу и сверху. При этом капли издают разной высоты звуки.

Основными способами разбивания являются второй и третий. Удар вдоль сбоку используется новичками при недостаточной скорости движения, из-за чего приходится совершать акробатические извороты. Часть осколков при этом взлетают вверх и вместе с потоком воздуха сталкиваются с падающими сверху каплями, нарушая их траекторию и блеск. Удар сверху, вдогонку капле, тоже редок и используется в случае неуспевания. Отклонение от вертикали или горизонтали называется «закосить» и считается браком.

Удар наносится строго острием наконечника и лишь в случае, когда порывы ветра разбивают капли в пыль на лету или зависает пыль от поперечного удара, используется боковая поверхность наконечника, для сметания.

Сила и точность удара определяют направление и дальность полета «осколков» и «чистоту» работы. При этом звук разбиваемых и сметаемых капель сливается в тонкую и невероятно приятную музыку. Эта музыка завораживает и дает силу одновременно. Она цель и смысл занятия с дождем. Благодаря ей, тело учится сутками находиться в упоенном экстазе, в сравнении с которым все сладости жизни – бледный сон.

Вращаться на месте, рассекая капли, – маленькая часть этого праздника. После каждой разбитой капли нужно мгновенно выбрать следующую. Из сотен зависших перед лицом нижних, верхних, ближних, дальних. Со стороны это выглядит, как спиральный дождь, который могут оценить только посвященные. Непосвященные видят смерч, разбрасывающий жгучие капли воды, и углубляющуюся под смерчем пылящую воронку в земле.

Воронка-это отдельное искусство. Проще всего работать с дождем на скальном выступе. Только дым от ступней поднимается. Без правильной песни пятки оказываются без кожи сразу в начале дождя.

В рыхлой почве, наряду со сложной перестановкой ног, воронка достигает бедер, при этом заполняясь водой. Умные ноги сами находят форму танца и задают легким и горлу новую песню. Земля и дождь отдают свою славу и красоту. Сила переполняет танцующего с дождем, заставляя работать копьем и ногами еще быстрее, забывать мелкие невзгоды бытия и сливаться с духами земли и воды, вкушая от их тайн и секретов.

Мир вокруг меня начал приобретать очертания покоя, и я понял, что дождь заканчивается. Зазвучала Песня Тихой Воды. Я остановился по колено в воронке с жидкой грязью, пространство на полкопья вокруг меня было почти сухим. Лишь два тонких ручейка из-за круга сбегали в воронку. Копье было коричневым от засохшей крови и теплым от работы.

В сухом круге лежала женщина и завороженно смотрела на меня. Будто Великого Змея увидела. Вставай, женщина! Возможна погоня. Нужно еще следы попутать. Вдруг твоим извергам на капище жертв мало покажется. Целую армию за нами пошлют.

Стражники Лестницы увидели Виракоче с ношей и быстро прибежали на помощь. Наверху продолжали приводить людей на Небо, а очередь у подножия уже была остановлена. Уайна подхватили крепкие квадратные парни и бегом понесли наверх. Усталый Виракоче едва поспевал следом. На площадке у ворот стражников остановил привратник с ножом в правой руке. Он коснулся шеи Уайна и, что-то рыкнув, властно махнул рукой. В голове Виракоче стучала кровь, дыхание рвало грудь, и он ничего не понял, когда с ужасом увидел, как Уайна сбросили вниз по ступеням.

– Нет! – закричал Виракоче и метнулся к Лестнице, но привратник схватил его свободной рукой у локтя.

– Вниз! – крикнул он стражникам и помощникам, и тут же с треском блеснула молния, и хлынул дождь.

Все побежали вниз. Находиться у ворот во время грозы было смертельно опасно. Люди под лестницей ушли в укрытия. Только Виракоче и привратник медленно спускались по щиколотку в красном потоке. Когда проходили мимо тела Уайна, привратник удержал Виракоче, порывавшегося кинутся к брату.

– Он мертв! Ты принес на Небо труп! Это очень плохо!

Привратник продолжал держать Виракоче за локоть, при этом размахивая в такт своим словам черным ножом. Обсидиановый нож остро напомнил Виракоче наконечник копья, от которого ему удалось спастись и которое убило Уайна. Образ этого наконечника крепко врезался в память и напрягал своей яркостью и живостью. Сходство было несомненным. Не в форме, конечно, а именно в изготовлении. В качестве и уровне мастерства.

– Мы замолим этот грех. Сразу после дождя.

Привратник завел Виракоче под навес у входа в подземный храм.

– Расскажи мне, что с вами произошло. Ты служишь у императора?

Он кивнул на служебную татуировку на плече Виракоче.

– Скороходом?

– Курьером, – привычно поправил Виракоче и начал дрожать.

– А это не одно и то же?

Из дверей храма вышел помощник привратника и подал Виракоче полотенце.

Привратник, видя, что Виракоче в оцепенении, взял полотенце и сам протер скорохода.

– Скороходами нас дразнят, когда хотят обидеть. Это как тебя недруги называют за глаза жрецом.

Виракоче начал приходить в себя. Взял из рук помощника одежду. Привратник смотрел, как он одевается. Потом снова взял Виракоче за руку и повел в храм.

Здесь было тепло, пахло бальзамирующим раствором и дымом факелов, с потолка свисали разноцветные веревки с узелковыми записями древних легенд и ритуалов, стены были покрыты фресками. Привратник усадил Виракоче на скамейку у стены, сам сел по другую сторону от чадящего факела.

– Ты в отпуске?

Виракоче поднял на него глаза и снова опустил. Пол притягивал взгляд замысловатым рисунком.

– Да, меня отпустили на тридцать два дня.

– Куда вы с ним шли? Он твой брат?

Виракоче кивнул:

– Брат.

– Я его знаю давно. Тебя не знал. Или не помню. А с ним мы много беседовали. Он был сильным человеком. Многих привел на Небо. Ты не ответил, куда вы шли?

– Сюда. На Небо. Мы вели сестру Нюсте. Она неизлечимо больна.

– Вы несли ее в паланкине?

– Да! Когда покинули Куско, пять дней несли паланкин. А когда вошли в земли чанка, паланкин оставили у знакомого крестьянина. Носильщики паланкина уязвимы без охраны.

– Вы правильно сделали. К Лестнице нужно идти своими ногами. Вы рассчитывали на себя?

– Нет. На волю духов и богов.

Привратник выпрямился. Виракоче оторвал взгляд от пола и посмотрел ему в лицо.

– Воля свершилась! Почему ты не рад?

Виракоче потерял дар речи.

– Что смотришь? Их воля не совпадает с твоим желанием? Или ты считаешь себя умнее и дальновиднее духов?

– Нет! – запротестовал курьер. – Нет. Мне брата жаль. Он достоин Неба.

– Да что ты смыслишь, скороход? – возмутился жрец. – Ты полдня подумал на бегу и начал разбираться в том, над чем я думаю сорок лет? Достоин – не достоин. Может, дело не в достоинстве? Или, может, Земле тоже нужны достойные, а Небу их достаточно?

– Я не думал об этом.

– Не думал он! Ты доверился духам и не согласен с их решением. Ты хочешь на Небо и не веришь его знамениям. Ты не последователен, скороход.

– Курьер!

– О, боги! – вздохнул привратник.– Я с тобой о серьезном, а ты мне о ерунде. Какая разница курьер или скороход, привратник, проводник или жрец. Важно, что ты делаешь. Не заслоняй главное второстепенным.

Жрец замолчал и опустил глаза на лужу, что натекла с его мокрой одежды на пол и скамейку. Он поднял голову, чтобы окликнуть помощника, но что-то вспомнил и смутился.

– Какие знамения? – вывел его из замешательства Виракоче.

– Знамения? Ах, знамения! Знамений сейчас много и говорят они о том, что Небу достаточно чистых душ.

Жрец поднялся и перешел к третьей каменной скамье. К сухой. Присел на нее.

– Пача! – окликнул он все-таки помощника. – Принеси камень!

– Прилягу я! Устал! – пожаловался он Виракоче.

Слуга принес камень величиной с кулак и положил на скамейку рядом с привратником.

– Чаю нам принеси! – сказал жрец, опираясь левой рукой и ложась на скамью с камнем. Но, к удивлению Виракоче, не лег, а завис в странной позе. Он подтянул ноги к животу и откинулся, будто под спиной у него была невидимая подушка. Правую руку с ножом он положил себе на живот, и только сейчас Виракоче увидел, что обсидиановый нож плотно привязан к кисти жреца. За дверью громко шумел дождь, и поза жреца была очень уютной и привлекательной. Помощник принес две пиалы с горячим чаем.

Отхлебнув и поморщившись, жрец тихо заговорил.

– Ты заметил, что климат у нас меняется? Дожди идут ежедневно и все больше днем.

Слуга принес камень для Виракоче и помог скороходу улечься на упругую подушку-невидимку. Помог подтянуть и правильно расположить колени. Подал пиалу. Рукам стало горячо и приятно.

– А приводить на Небо людей можно только при солнце. В крайнем случае, при облаках, но не в дождь. Сотни людей ожидают своей очереди уйти на Небо. Многие, кто болен, умирают у подножия лестницы, не дождавшись своей очереди. Мы ускорили ритуал прохождения, как только могли. Другой раз я боюсь, что второпях нарушу правила и отсеку голову прежде, чем приводимый увидит свое сердце в моих руках. Я заранее требую от них, чтобы, увидев сердце, они кивали или давали знак, моргнув. Ведь нарушение правил влечет поломку всего механизма прохода.

Жрец отпил чаю. Виракоче тоже.

– Как и принесение мертвого тела на вершину Лестницы.

– Почему Небу мы не нужны?

– Ну, подумай сам. Ты поливаешь в засуху томаты…

– Я не выращиваю томаты. Я – курьер.

Жрец грустно покачал головой.

– Ну, вообрази! Ты же видел, как твои родители выращивают томаты?

– Мой отец Главный Интендант города. Но я видел, как выращивают томаты.

– Хорошо! Представь, что ты носишь воду от колодца и поливаешь томаты. Но когда заканчивается засуха и идет дождь, ты перестаешь носить воду. Верно?

– Ну?

– Ну… Вода тебе больше не нужна. Верно?

– Верно.

– Верно. Но вода страдает от того, что она не нужна!

Виракоче замер с теплой чашкой на животе.

– Вода страдает?

– Да. Ей обещали рай в плодах томатов. А потом и в крови съевшего их человека. Представляешь?

– Нет! – признался Виракоче. – Мы говорили о людях. При чем тут вода?

Привратник тоскливо застонал. Он поставил пиалу себе на живот и начал поправлять привязанный к ладони нож.

– Болит? – спросил участливо Виракоче.

– Болит! Но это моя судьба. Пока не уйду на Небо.

– А стражники твои тоже уходят на Небо?

– Уходят. И слишком часто. Мы не успеваем их разыскивать, вербовать и обучать. Мы ведь набираем их из чистых духом. А чистые духом рвутся на Небо.

– А мой брат… – вернулся в грусть Виракоче.

– Твой брат, – перебил его жрец, – любил землю, заботился о земных созданиях и остался с землей. Что тут плохого? Или земля должна остаться безводной?

– Безводной?

Виракоче удивился и задумался.

– Ты сравниваешь людей с водой! – сообразил он.

Привратник облегченно вздохнул и снова взял в руку пиалу.

– Все-таки расскажи, что с вами произошло?

На подушке-невидимке все тело отдыхало. Сердце билось легко, голова слегка кружилась, и Виракоче подумал, что может нечаянно уснуть. Но чай мате тонизировал и делал язык легким и разговорчивым. Повествование началось с того момента, когда они, провожаемые отцом, вышли из восточных ворот, неся Нюсте в паланкине. А когда Виракоче заканчивал, описывая нападение чанка, проводник спал, опираясь на подушку-невидимку и свесив голову на грудь. Левая рука проводника придерживала на животе пустую пиалу, а правая с привязанным ножом лежала сверху. Дождь прекратился.

Женщина говорила на языке сими. Я его узнал, хотя и не понимал. Это диалект кечуа, на котором говорит знать. Значит, она из правящего клана, и ее будут искать. Я знал кечуа.

После того, как мое тело успокоилось на женщине, я отыскал в доме сухую одежду и дал женщине одеться. Она оказалась очень кроткой и послушной.

– Как тебя зовут? – спросил я, подавая ей пиалу с заваренным мате.

Тогда она и заговорила на сими.

– Я не понимаю сими.

Она задумалась и сказала на кечуа:

– Меня зовут Нюсте. Я дочь интенданта Куско. Ты убил моих братьев.

– Твои братья вели тебя на капище. Там людям вырезают сердце и отрубают головы.

– Ошибаешься. Там переселяют на Небо.

Я был удивлен.

– Ты шла сама без принуждения?

– Конечно. Наш врач сказал, что я неизлечимо больна и жить мне осталось не больше тридцати восходов. Десять восходов мы добирались сюда. И я очень хочу на Небо.

Теперь я был поражен. И взбешен.

– Глупость – вот твоя болезнь!– воскликнул я.

– И, говорят, это худшая из болезней, передаваемых половым путем!

Я взял котелок с остатками мате и пошел за дом мыться. С кем я связался? На кого меня потянуло? О, Круглоликое Солнце! За что?

Вскоре я вернулся в дом. Нюсте была грустной.

– Ты считаешь меня глупой?

– Конечно! Твои жрецы вбили тебе в голову такую нелепицу!

– Не жрецы, – возразила она. – Проводники.

Я не нашел слов от негодования. Выругался:

– У всех капак головы квадратные?

Нюсте подняла удивленный взгляд.

– У всех головы квадратные. И у тебя.

Она меня дразнит?

– А солнце, какое, по-твоему?

– Совершенный квадрат.

– ???

– Брат Виракоче научил меня ориентироваться по углам солнца. Поэтому, как и всякий капак, я никогда не блуждаю в походах.

Я молча смотрел, как она пьет чай, и думал о том, дразнит она меня или действительно считает солнце квадратным. Может, я плохо понимаю кечуа? Настали короткие сумерки.

– Это мое любимое время. Каждый вечер и каждое утро я пользуюсь сумерками, чтобы рассмотреть звезды. Пока луна не взошла. Луна, по-твоему, тоже квадратная?

– Перестань. Ты же сам видишь, что квадратная. Но это замечательно. Я тоже люблю смотреть на звезды.

– Пошли!

Несмотря на страх заразиться глупостью, я почувствовал, что секс нас сильно сблизил. Сроднил. Мне захотелось ее еще.

Мы взошли на лысый холм за домом, подстелили тряпичный коврик и сели. Я поставил у наших ног пиалу с отгоняющим насекомых отваром.

Солнце уже зашло, а луна еще не вышла, и небо было усеяно, как фасолью, огромными звездами. На юге мерцали зарницы от уходящей грозы.

Мы обнялись и молча слушали рев обезьян и пение сверчков.

Луна вынырнула из-за поросшего лесом холма, и сразу стало светло. Звезды погасли, и мы, прищурив глаза, смотрели на загадочный лик.

– Ты замечала, что она вращается?

– Конечно. Скоро вон то пятно скроется слева, а справа появятся горы. Я хорошо знаю луну.

– А сколько раз за ночь она оборачивается?– поддразнил я ее.

– Я-то знаю сколько. А вот ты знаешь, что там живут люди?

– Ну, если луна квадратная, то конечно и люди там живут. И змей Кетцалкоатль. И твой убитый брат.

Она резко меня оттолкнула.

– Ты убил моего брата. На земле убил. Ни на Небе, ни на луне его нет. Его дух вселится в обезьяну или сверчка. Зачем тебе это?

– Не сердись. Если твой брат был хорошим человеком, то и обезьяной будет хорошей.

– Смешно тебе, глупцу!

– Я не смеюсь. Ничуть. Почему обезьяны, камни и деревья должны быть плохими? Почему все хорошее должно уйти на небо?

– Потому, что там хорошо.

– Что за ответ? Здесь тоже хорошо.

– Это ты говоришь здоровый, сытый и сильный. Пока…

– А на небе нужны слабые и больные?

– Снова смеешься?

– Снова не смеюсь. Тебя я, кстати, вылечу. Я много раз лечил такую болезнь, как у тебя. Ваши врачи без мозгов.

– Меня возили к колдуну. Он подтвердил.

– И колдуны ваши без мозгов.

На фоне луны резвились летучие мыши. Запах отгоняющего комаров nrb`p` не мог перебить запах ночных цветов, сырой земли и Нюсте. Она мне нравилась все больше.

– Я слышал, что раньше луна появлялась на небе вместе с солнцем. А иногда исчезала совсем.

– И я слышала такое. Говорят, это колдуны и боги, живущие на луне, сделали ее ночным светилом.

– Да какие там колдуны. Колдуны – это бездельники, которые вместо работы танцуют и народ пугают.

– Ты не веришь в Небо и силу колдунов, а сам совершаешь колдовские чудеса.

– Какие чудеса?

– Во время дождя ты исчезал в смерче. Это было страшно.

– Это не колдовство. Это техника боя. Искусство жить.

– А уход на Небо – это не «глупость». Это искусство умирать!

– Зачем для умирания нужно искусство? Не понимаю. Смерть неизбежна.

– Вот этим и отличается культурный народ от дикого.

Я захотел шлепнуть ее по раскрашенной попке, но на ней было много одежды, и она сидела на коврике.

– Ты не умничай, а объясняй. Культурная.

– Ты прав – смерть неизбежна. Но это не значит, что мы, как собаки, должны убегать от нее и бояться.

– Я не сильно и убегаю.

– Не перебивай. Откуда ты знаешь кечуа?

– В детстве меня вывезли в Город Пумы. Работал на строительстве храма.

– Правда? Я удивлена тем, что ты так хорошо перенял язык, но совершенно не понял народа.

– Стремления к смерти я не понимаю.

– А что тут понимать? К смерти никто не стремится. Но культурный человек не хочет портить совершенство мира и память о себе. Я не хочу, чтобы меня терпели полуслепой, больной, шамкающей старухой. Это некрасиво. Это гадко. И не хочу, чтобы меня такой помнили мои дети и внуки.

– У тебя есть дети?

– У моей сестры есть дети. А культурные люди от некультурных отличаются еще тем, что культурные люди не перебивают собеседника.

Она задумалась, глядя на небо.

– Культурный человек не выйдет из дому, не причесавшись, не умывшись и не одевшись красиво. Ты вон живешь отшельником, а по утрам, наверняка, приводишь себя в приличный, по твоему представлению, вид. Так же культурный человек не появится на людях больным и немощным. Мы планируем рождение ребенка, мы планируем военные походы, мы планируем сбор урожая и налоги с него на три года вперед. Мы планируем свою смерть. Чем это тебе не по душе? Наша нация много столетий остается сильной и молодой оттого, что мы имеем культуру смерти. У нас человеку важно как, когда и где умереть. Вы, чанка, умираете, когда придется. Мы, капак, умираем тогда, когда считаем нужным. А умереть на Небе для нас большая честь и удача. Поэтому сотни лет мы строим Лестницы на Небо и будем строить еще тысячи лет. И ты зря убил моего брата. Он мог помочь понять нашу культуру многим чанка. И тебе в том числе.

Не то, чтобы я согласился с этим бредом, но сейчас во мне не возникла злость на ее слова. Похоже, я все-таки заразился от нее глупостью. Естественно, половым путем.

Выйдя из храма, Виракоче не сразу понял, что уже ночь. С неба смотрела квадратная луна. Виракоче глянул на Лестницу и увидел, что тело брата уже убрано. Сама Лестница сверкала в лунном свете мокрыми ступенями.

Они с привратником шли по каменным дорожкам. Между плит бежала вода, и лунный свет слепил, заставляя прикрывать рукой глаза.

– В том, что ты рассказал, я увидел еще одно знамение. Видишь ли, на тебя напал не обыкновенный чанка. Живут у нас в лесах чанка, следующие древнему учению. Они достигли высокого мастерства в практике с дождем. Каждый из них в бою стоит армии. Такие чанка живут в одиночку и не грабят паломников. Это ниже их достоинства и их интересов. То, что он напал на вас – необъяснимо. Это и есть знамение.

– Что он сделает с Нюсте? Съест?

– Хороший вопрос. Не съест, конечно. Они человечину не едят. Но зачем он ее взял? В жены? Сомневаюсь. Они отшельники-одиночки. Может, в жены другим чанка? Своим ученикам?

– Я найду их! А его убью!

Виракоче был зол и решителен. Привратник покачал головой.

– Не убить тебе его. Он мастер. Такие, как ты, для него что мошки. Даже не мошки. Мошка хоть укусить может. А ты…

– Все равно.

– Не все равно. Оставайся. Станешь в очередь – через три дня взойдешь на Небо. А так…

Виракоче крепко задумался. Что его толкает на ратный подвиг? Месть за Уайна? Нет, не месть. Жрец убедил его в том, что хорошему духу везде хорошо – и на Небе в боге, и на земле в обезьяне.

Почему-то эта сентенция не касалась Нюсте. Ее Виракоче хотел видеть только на Небе!

– Я должен что-то сделать.

Привратник довел мужчину до охраняемого периметра.

– Не хотелось мне вмешиваться в борьбу высших сил. Но будем думать, что и я орудие богов.

Он оглянулся на стоящего в двадцати пяти шагах стражника и, понизив голос, сказал:

– Нападай на них только в сильный дождь. Они будут заняты, и у тебя появится шанс.

– Спасибо.

– И еще. Спрячь себе вот это.

Привратник протянул Виракоче камень, создающий подушку-невидимку.

– Ты не так глуп, как я поначалу думал. Может, сумеешь воспользоваться подарком небес.

Виракоче снова поблагодарил и взял камень, который оказался неожиданно теплым.

– Позже вернешь его в храм. Копье или нож найди себе сам.

Он недолго постоял молча, колеблясь, однако сказал:

– Запомни. Человеческий дух подобен маису на поле. Пока он растет, он нужен только человеку, а когда созреет, он нужен всем. Небу, земле, солнцу. Весь мир из него построен.

– Послушай, привратник. Если не тайна, скажи мне, кто сделал этот нож?

Виракоче указал на правую руку жреца.

– Не тайна. Мне его сделал Мастер Ножей и Наконечников. Живет он вон там, в бывшем военном поселении, у реки, под террасой. Заставу сняли, и сейчас там живут только крестьяне и пенсионеры-солдаты.

– Как его зовут?

– Зовут его Мастер Наконечников. Хочешь начать поиск с него? Вряд ли он знает, где живет твой чанка.

– Может, внешность опишет.

– Может! Горожанин! – съязвил жрец. Потом все-таки пояснил: – Главное в лесу не внешность, а запах. Ступай!

И на прощанье блеснул знанием курьерского жаргона:

– Не забудь наслюнить ноги!

Нюсте крепко спала. Я сидел рядом с ее гамаком и смотрел, как поднимается ее грудь, двигаются под веками глаза, и слушал, как урчит у нее в животе от выпитого на ночь козьего молока. Мне снова ее хотелось. Снова после множества раз. Моя страсть была неутолима. Было смешно наблюдать за своим обезумевшим телом. Я вслушивался в потоки жара, временами разносящиеся по груди и животу, в томные сладкие волны, закручивающиеся в суставах и заставляющие мышцы рук и ног потягиваться, будто молоденькая змея старается выбраться из своего яйца. Ладони просились прикоснуться к ее оцарапанной спине и разукрашенной попе, а обрезанный нос наливался страстью, как член, в желании потереться об ее большой точеный носик.

Круглая серебряная луна клонилась к вершинам и смотрелась сквозь ветви и листья в западное окно. Ее свет освещал покрытый сеном пол и подбирался по моим коленям к изголовью гамака. Когда он доберется до лица женщины, она может проснуться.

Занятия с дождем избавляли человека от необходимости спать, и обыкновенно это время суток я посвящал посещению спящих деревень и городов. Но сегодня мне не хотелось покидать стены моего лесного дома.

Ее отец-интендант Куско, и, возможно, уже сейчас из стен ближайших крепостей выходят егерские отряды для прочесывания леса. Пожалуй, второго брата тоже стоило добить. Он поднимет тревогу и может навести на мой след. Не будь со мною женщины, я бы уже, на всякий случай, ушел вниз в дождевые леса за рекой. Но она не пробежит такое расстояние по завалам и топям. Для нее нужно будет срочно строить дом, готовить еду, а, главное, там почти непрерывно идет дождь. Я буду сутками напролет танцевать с копьем. Возможно, я просто ленив. Только для себя я все объясняю иначе. Мне жаль каждого мгновения своего влюбленного состояния. В походе у меня не будет возможности заниматься с нею любовью. Я не смогу любоваться ее родилищем и пальцами ее ног. У меня не будет возможности слушать ее сердце.

Кроме всего, мне нужно ее лечить. Для этого она должна быть на весь день подвешена за ноги над углями, на которые я буду класть кошачью траву и листья можжевельника, а их, кстати, еще нужно отыскать, собрать и подготовить. Нет, тратить время на переселение никак нельзя. Придут, поубиваю. А убьют меня, так и переселения никакого не понадобится. И сопутствующей суеты.

Пусть еще поищут. Тропы ко мне не ведут. Пути ко мне никто из жителей окрестных деревень не ведает. Вокруг дома полтора десятка ловушек с петлями. От собак я насыплю табака. Правда, егери не собаки. Опытные. Среди них есть колдуны. А этих табаком и ловушками не отворотишь. Наоборот, только на след навести можно.

Свет луны подобрался к лицу Нюсте, и я заслонил его левой ладонью. Пусть женщина высыпается. Завтра у нас будет трудный день.

Виракоче бежал по высокой траве. В это время года травы должны быть совершенно сухими. Но нынешний год, не в пример предыдущим, выдался дождливым. Может, прав привратник – наполнение Неба закончено, и оно ограничивает доступ к себе.

Впереди, с утра укрытые дождевыми облаками, стеной стояли голубые горы. За горами пустыня спускалась к бескрайнему океану, волны которого как обезумевшие кидались на утесы. Виракоче хорошо знал те места.

Бег по высокой траве, когда не знаешь, что встретит твоя нога на земле, сильно отличался от бега по обустроенным и хорошо изученным путепроводам. Но, будучи опытным курьером Великого Императора, Виракоче быстро подобрал Песню и теперь думал о маршруте, планировал разговор с Мастером Наконечников и временами поглядывал, как его колени ритмично подскакивают к груди, ступни упруго вырываются из травы и носками вперед снова уходят в траву. Подобрать правильную Песню для движения на профессиональном сленге курьеров называлось «наслюнить ноги». Жрец на прощанье не преминул блеснуть перед Виракоче знанием тонкости его ремесла. И не без юмора.

После молодой рощи уксусных деревьев начался склон. Снизу запахло человеческим жильем и рекой. Луна совсем скрылась за горами, и настала короткая предрассветная тьма. В деревне его учуяла собака и начала неистово лаять.

У входа в деревню Виракоче встретили люди с палками. Они были напуганы, а потому агрессивны и недоброжелательны. Однако эти мелочи не интересовали торопящегося Виракоче.

Он поздоровался с четырьмя мрачными тенями, постарался не замечать клацающую челюстями и заливающуюся собаку и сказал, что ему немедленно нужно к Мастеру Наконечников. Одна из теней пробурчала недовольно что-то вроде: «До рассвета можно было подождать». Виракоче не стал его убивать, убеждать и не стал произносить пароль государственного курьера, услышав который каждый житель государства обязан защитить, накормить, обогреть посланца императора и выполнить любой из его приказов, вплоть до массового самоубийства всех жителей.

– Веди к дому Мастера! – приказал он, одновременно взяв поселенца за плечо и разворачивая лицом к деревне.

– Заткни собаку! Убью! – рыкнул другому, стоящему рядом мужчине, не поясняя, кого убьет: его или собаку.

Он знал, что будучи много лет имперским чиновником приобрел немалый дух, силой которого мог поспорить со многими лесными отшельниками. Человек государства редко ощущает себя свободным и раскрепощенным. Круглосуточно находясь под прессом системы, он вынужден непрерывно переступать свои маленькие «хочу – не хочу», контролировать и быть контролируемым. Дисциплина делает человека сильным. И вопреки расхожему представлению о том, что чиновник вне системы – жалкий слизняк, Виракоче хорошо знал, что чиновник – это воин. Воин верхом на ягуаре.

Воина на ягуаре боятся все. Сам же воин боится ягуара. А того, кто, боясь ягуара, умеет его оседлать, трудно напугать собакой.

Его вели по узкой улочке между загонами для скота. В загонах хрюкали свиньи, квохтали невидимые куры, а на фоне звезд проплывали тени молчаливых осанистых лам. На одном из перекрестков к ним присоединился человек со светильником на веревке. Он перекинулся короткими фразами с человеком, которого Виракоче держал за плечо, и пошел рядом.

Они подошли к добротному дому на невысоких сваях, когда за спиной загорелся рассвет. Человек со светильником окликнул хозяев и отодвинул плетеный полог. Из помещения раздался женский вскрик.

– К тебе пришли! – сказал мужчина, пропуская Виракоче и придерживая полог. Он вошел следом, но Виракоче, взяв у него из рук светильник, приказал выйти.

Из гамака вывалилась испуганная старая женщина и, инстинктивно укрывшись за одним из опорных столбов, смотрела на нежданного гостя.

– Мне нужен Мастер Наконечников!

– Его нет,– быстро ответила женщина.

– Где он?

– Умер. Умер в позапрошлом году.

– Умер…

Виракоче впал в ступор. Уже светало, а он потерял столько времени даром.

– Умер, умер! – повторила женщина.

– А скажи мне, уважаемая, может, ты знала его заказчиков?

– У него было много заказчиков. Всех и он не знал.

– Этот был не обычный. Он не ваш. Он – чанка. Чанка – одиночка. Из леса.

– Не знаю!– выкрикнула женщина. И вдруг заголосила: – Помогите!!!

Она метнулась вдоль стены по шкурам к входу и выскочила на улицу.

Виракоче вышел следом. Сначала его ослепило яркое утреннее солнце, а потом он увидел восемнадцать вооруженных мужчин и заметил движение по улицам еще пятерых.

Женщина кинулась сквозь толпу и побежала по улице. Мужчины стояли в нерешительности, рассматривая Виракоче, но в руках у каждого было наизготовку оружие.

Виракоче небрежно задул светильник, потом раскачал его на веревке и швырнул в грудь ближайшего крестьянина. Тот испуганно вскрикнул, а остальные шарахнулись назад и замерли, крепко сжав в руках копья и мечи.

– Кто из вас знает чанка-отшельника, которому Мастер сделал копье?

В затянувшейся паузе доносились звуки просыпающегося мира. Кричали животные, плакали где-то дети, в пойме за рекой ругались птицы.

Вперед выступил средних лет крестьянин. Он наклонился и подобрал с земли светильник, по которому текло разлившееся масло.

Сделав совсем угрюмое лицо, он мужественным голосом сообщил, что помнит того чанка.

– Я не знаю, где он живет. И никто в деревне этого не знает.

– Как он выглядит?

Крестьянин глянул на своих соплеменников, будто искал поддержки. Обернулся к Виракоче.

– Как и все чанка. Разукрашенный, как попугай. И страшный, как летучий фруктоед.

– А запах у него был?

Крестьяне разом загалдели и превратились из решительных, готовых на все мужчин в стайку напуганных мальчишек. Они, галдя, перебивали друг друга, спорили, пытались описать Виракоче этого «мерзкого ночного зверя».

Из их слов Виракоче понял, что у чанка нет волос на теле, в том числе бровей и ресниц. Нос у него отрезан, ушей нет, щеки в шрамах, и все лицо и грудь разрисованы синими зигзагами. Его видели совсем недавно. Ночами он бродит по деревне, заходит в дома и забирает скотину и вещи. Недавно он убил четырех собак. Людей он не трогает, но вся деревня по ночам в ужасе. Он настолько страшен, что на него никто не решается напасть. Его же, Виракоче, тоже приняли в темноте за этого чанка.

– А запах у него козлиный.

Все снова зашумели по поводу запахов. Выяснилось, что и не козлиный вовсе, а копченый. А когда прозвучало, что от чанка пахло дождем и смертью, Виракоче понял, что жрец ошибся. Запах не поможет.

Потом все замолчали, разом, вдруг осознав, что перед ними явно государственный представитель.

– Этот чанка – враг Императора! –громко заявил Виракоче. – Я иду его убить. Кто может мне сказать, еще что-нибудь полезное?

Луна зашла, и я пошел смотреть звезды и встречать солнце, оставив Нюсте спать. Когда рассвело, я прошел по лесу и собрал нужные мне травы и листья. Вернувшись к дому, застал женщину с маниоковой лепешкой и горлянкой с молоком. Отобрал у нее еду и, не слушая жалоб, привязал за ноги на ветке старого дуба. Привязал толстой веревкой, проложив веревку тканью. Теперь, когда ее голова была напротив моей груди, я собрал ее волосы в пучок и крепко завязал кожаным шнурком. Кисти рук связал за спиной и подвязал к основной ветке. На свиной шкуре принес не остывшие за ночь угли из костра и выложил их под женщиной. Добавил немного хвороста, для разогрева. Из погреба принес тыкву с отваром и заставил женщину пить. Пить, вися вниз головой, очень трудно. Но напоить человека, которому пить трудно и который, к тому же, пить не хочет, еще труднее. Отвар вытекал через нос, женщина кашляла, хрипела, стонала, но часть жидкости она все-таки выпила.

Если бы она выпила отвар, не вися вверх ногами, она бы мгновенно умерла. Этот яд сильно и надолго сокращал сосуды в голове. Теперь он сдержит прилив крови к мозгу, пока духи трав и листьев, возбужденные жаром углей, будут выгонять из тела духов болезни, потерявших опору и ориентацию.

Вскоре Нюсте успокоилась и начала с интересом наблюдать за моими действиями. Я поджег ветку можжевельника и водил ею вверх-вниз сначала вдоль ее позвоночника, потом от горла к родилищу и обратно. К полудню углей в костре прибавилось, и я смог высыпать в них большую сумку свежесорванной кошачьей травы. Нюсте скрылась в столбе едкого белого дыма. Зная о предстоящем послеполуденном дожде, я торопился довести до конца ряд лечебных ритуалов, чтобы на период дождя оставить только этап самовосстановления организма. Я принес из дому свой бронзовый вываренный и вымоченный в крови меч и начал танец вокруг висящей женщины. Дым позволил мне видеть духов. Духи болезни, изгоняемые духами трав, вырывались из тела Нюсте, и моей задачей было вовремя отсечь их связи с телом. Кровавым мечом я рубил их черные вытянутые щупальца, порой задевая сплетшихся с ними в борьбе духов травы и листьев. Духи болезни падали в костер и, корчась, сгорали в огне. Двигаться приходилось быстро, дым нарушал восприятие, и я опасался отсечь любимой женщине палец или сосок. Лес вокруг меня исчез, и я видел только опрокинутое тело женщины, разноцветных беснующихся духов и брызги крови, срывающиеся с бронзового меча.

И лишь когда хлынул дождь, я прекратил сражение с духами, переместился подальше от Нюсте и начал работу с дождем. Вот оно – торжество духа!

Виракоче сориентировался по углам солнца и вышел точно к тому месту, где вчера на него, Нюсте и Уайна напал чанка-отшельник. На тропе валялись копья. Следов ног и пятен крови не было. Дождь смыл все. Ниже тропы в днище ложбины лежали заиленные сумки с одеждой. Виракоче кое-как привел в порядок одежду и сумки, сложил мокрое и грязное тряпье в одну, достал свой нож из сумки и повесил на шею.

Почва взялась сухой коркой, идти было не скользко. Солнце освещало предполуденный лес, воздух был насыщен влагой. Мухи и комары, с ночи привязавшиеся к человеку, кометным шлейфом двигались за ним.

Виракоче быстро отыскал плацдарм, с которого чанка начал атаку. Расчищенные для ног участки скалы. Здесь чанка стоял неподвижно, ожидая появления паломников. Присев на корточки, Виракоче рассмотрел останки маленькой змейки, которую чанка растоптал перед атакой. Атака была запланированной. Он готовился и ждал.

Это была зацепка. Найти направление, в котором чанка скрылся, унося Нюсте, было куда сложнее. Более того, он, наверняка, убегая, запутал следы. Сюда же он шел кратчайшим путем, вероятно, ранее где-то заметив странников. Возможно в лесу. Это не грабитель. Ему нужна была только Нюсте. Остальные были помехой.

Сначала Виракоче стал в следы чанка. Прислушался к себе. Постарался почувствовать себя комфортно. Взял наизготовку копье, приложил его прохладным металлическим наконечником к щеке. Легко и быстро пробежался след в след, пытаясь понять формулу бега убийцы. Его Песню. Вернулся обратно, снял и положил сумку, повторил еще. Вот эта ветка ему мешала, но он ее не сломал. Как он сумел не зацепиться за нее? Значит, Песня звучала иначе. Вот так, например. Потом еще. Здесь он бросил копье. Виракоче имитировал бросок. Не в ритм! Значит, Песня была с вот таким ритмом.

Вскоре он смог отчетливо ощущать поведение этого чанка. И повторить его походку, раскачку, пластику. Теперь нужно было присоединиться к глазам леса.

Виракоче отыскал рядом самое старое дерево. Это оказался бук. Вогнав копье древком в сырую почву, Виракоче обхватил ствол дерева пальцами рук, приопустил свой центр тяжести и прикрыл глаза. Он старался почувствовать себя деревом, ощутить каждый лист, как свой глаз. Листья – глаза деревьев. Но человеческий мозг не способен видеть сразу тысячей глаз. Это похоже на подбор Песни для бега. Научиться видеть множеством глаз – это как научиться бежать по сложной местности. Задача для императорского курьера. Вскоре человек увидел сложную многомерную картину леса, которая поначалу выглядела как бессмысленная смесь пятен. Потом рассмотрел себя, стоящего под деревом, и какое-то время старался глубже осмыслить увиденное. То, что он видел, как себя, нужно было отделить от того, что он видел, как остальной лес. Виракоче ослабел от напряжения и мягко повалился на землю. Нужно было торопиться. И торопиться было нельзя. Невозможно. Отлежавшись, Виракоче поднялся и снова повторил присоединение к лесу. Теперь он узнал себя сразу и, не теряя времени, обратился к памяти леса. Нужно было проявлять крайнюю осторожность. Дух леса настолько больше духа одинокого человека, что поторопившись и пропустив в себя эту могучую силу, человек погибал.

Нужно было увидеть глазами леса существо, прочувствованное по примерке следов, и при этом не потерять себя. При этом продолжать хотеть увидеть вчерашний день. Пятна света вздрогнули и изменились. Теперь Виракоче видел себя в виде набора цветов и форм не стоящим у дерева, а идущим к дереву. Это был вчерашний чанка. Теперь он захотел, чтобы чанка шел обратно. Тело заныло от дискомфорта, ощущая себя идущим задом наперед. Нет. Неверно. Так не получится. Лес, осознав в себе постороннего, хищным зверем кинулся в сознание человека. Виракоче схватил копье, отпрыгнул от дерева и открыл глаза. К нему не сразу вернулось человеческое восприятие, и он некоторое время, рыча и воя, ширял копьем во все стороны. Волосы на теле вздыбились, зубы свело в оскале. Он непроизвольно обмочился.

Постоял, успокаивая колотящееся сердце, и на жгучей волне накатившегося бешенства кинулся обратно к дереву, нанося ему колющие удары копьем. Потом отбросил копье и, схватив ствол, как горло врага, злобно вторгся в сознание леса. Где? Кто? Давай! Чанка из пятен двигался назад спиной вперед. Дух Виракоче, притворившись духом чанка, следовал по его следам. Дух леса отпрянул от агрессора и собирался с силами, чтобы раздавить чужака. Но Виракоче не позволял себе ослабить решимость. Он был огнем и бурей одновременно. Он был топором и лавиной. Он был смертью леса! Его полновластным хозяином.

Виракоче вернулся в себя, болтаясь над землей. Он не сразу понял, где он и что произошло. Двигаясь по следу, он попал в петлю и теперь раскачивался в росте от земли, схваченный за левую ногу. Виракоче рычал и бился, хватая себя за ногу и дотягиваясь до веревки, скреб ее ногтями. Копье осталось на опушке у бука. Нож сорвался с шеи и лежал непонятным образом на ветке папоротника, и дотянуться до него не было никакой возможности. Нога, схваченная петлей, невыносимо болела. Но он обо всем забыл, когда огляделся вокруг. Рядом была хижина. Справа, в глубине леса, просматривалась поляна. В дальнем ее краю, привязанная ногами к ветке, над костром висела Нюсте. Дым, поднимающийся от костра, временами скрывал ее. Вокруг Нюсте и костра бесновался голый, разрисованный чанка самого зверского вида. Без носа и ушей, с окровавленным мечом в руке он завывал и гримасничал, как ночной призрак, со свистом рассекая дым вокруг женщины.

Виракоче закричал, чтобы остановить его, но где там. Чанка был в трансе. В на мгновение рассеявшемся дыме Виракоче встретился взглядом с Нюсте, и ему показалось, будто она улыбнулась.

Когда пошел дождь, Виракоче уже не трепыхался, а оцепенело умирал. Ноги своей он не чувствовал, глаза застилало красным туманом, в голове гулко стучала кровь. «Нюсте уже умерла от прилившей к голове крови», – апатично подумал он. Сам он, скорее всего, захлебнется. Дождевая вода затекала в нос, и все труднее было ее откашливать. На смерч, вращающийся в грязи, в который превратился чанка, смотреть было тошно. Да нет, просто было тошно. От длительного висения вниз головой.

Виракоче опустил взгляд на землю и увидел удивительные и невиданные ранее вещи. «Предсмертные галлюцинации» – решил он, видя, как капли дождя, не долетая до земли, сливаются в сверкающий, играющий на ветру пузырь. Потом снизу, от верхушек травы начал медленно пониматься нож. Он вращался, как деревянная щепка, всплывающая в спокойной воде. Вот он ударился о водяной шар. Шар задрожал, по нему побежала рябь, и вот он, вместе с пронзившим его ножом, вращаясь, поднимается вверх к распухшим и одеревеневшим пальцам Виракоче.

Когда я выпрыгнул из воронки с водой, была ночь. Луна пробивалась сквозь рваные облака. Сегодня дождь затянулся. Тело мое горело от прошедшего божественного экстаза, ноги пританцовывали, руки играли копьем. Пора снимать Нюсте. Я обернулся к дереву и обнаружил, что ее нет. На земле валялась срезанная веревка. Капак. Недобитый капак. Ее брат! Нашел.

Я обежал окрестности. Нашел расстороженную ловушку. Здесь он попал в петлю. Освободился. Вот его следы на глине. Это было не так давно. Но если он снял женщину резко, то она сейчас без сознания. Ему придется ее нести. Куда он понесет? Конечно, на капище. Убивают они только днем. Значит, до рассвета она будет жива.

Я взял свое лучшее копье и побежал. По следу мне его не догнать. Но куда он ее понесет, я знаю точно. Всех поубиваю.

Виракоче бежал с Нюсте на плече. Он был сосредоточен на Песне и отгонял мысли о том, что может принести на Лестницу второй труп. Сердце грел и облегчал ношу включенный в Песню камень жреца. Когда Виракоче попал в западню и его подбросило вверх, одолженная жрецом подушка-невидимка выпала на землю. После этого с шеи соскользнул нож и завис над камнем. А когда пошел дождь, теплый воздух, поднимаясь от камня, поднял невесомый нож в руку Виракоче. «Это знамение!» – скажет привратник. Императорский курьер видит в этом только случай и механику. Впереди стали видны светящиеся окна прихрамовых построек. Виракоче окликнул часовой, и вскоре он сидел в знакомом помещении, а рядом при свете факелов привратник-жрец суетился вокруг лежащей на скамье Нюсте.

Привратник ощупал голову женщины, потом позвал сонного помощника и подвесил ее за ноги, привязав к металлическому крюку на стене.

Когда привратник откинулся на подушке-невидимке с пиалой в руке, Виракоче решился заговорить:

– Она висела весь день, и ее голову залило кровью.

– Наоборот, – покачал головой жрец.– Ты ее резко снял, и у нее от головы отлила кровь. Когда ее подвесили, ей дали выпить яд, отгоняющий кровь от головы. Ты нес ее на плече?

– Да!

– Хорошо! Может, выживет. Ты хочешь утром провести ее на Небо?

– Да!

– Заметь, она уже не больна. Может, ты изменишь свое мнение?

– Не больна?

– Чанка ее исцелил. И если она выживет после твоего спасения, то будет жить долго и счастливо.

Жрец явно развлекался, глядя на мысли, ворочающиеся в голове Виракоче.

– Больше того, твой отшельник скоро будет здесь. Я уже послал курьера за помощью к ближним заставам. Но, думаю, мы вряд ли его сможем остановить. Он нас знает. Мы его знаем. Интересно, как все обернется. Если ты позволишь, мы перед рассветом положим ее у Лестницы и дадим ему ее забрать.

– Да ты что, ненормальный? – закричал, подскакивая, Виракоче. Пиала с напитком упала на пол.

Привратник пожал плечами.

– Думаешь, ей на Небо хочется больше, чем в его объятья?

– Не смей говорить гадости о дочери Главного Интенданта Империи и о моей сестре, жрец.

Виракоче произнес слово «жрец», будто слово «негодяй».

Привратник не отреагировал.

– Хотя бы дождись, когда она придет в сознание и спроси ее.

– А если она умрет, не приходя в сознание, ты сбросишь ее труп с Лестницы и отдашь собакам, как моего брата! – не унимался скороход.

В помещение заглянул стражник. Жрец подал ему знак исчезнуть.

– И дух ее вселится в енота или муравьеда?

– Чанка не даст нам ее провести на Небо, – заключил жрец. – Будет глупо погубить людей, пытаясь его остановить. Луна зашла, сейчас взойдет солнце. Пача!

Вошел помощник.

– Отвяжите и вынесите женщину из храма. Положите ее у входа на ковер. Часовых отзовите!

– Нет!

Виракоче заслонил Нюсте.

– Ты не командуешь в храме.

– Я командую везде!

– Выйди!– приказал он помощнику жреца.

И когда они с привратником остались наедине, Виракоче произнес пароль государственного курьера.

Я убил первого стражника и подбежал ближе к ступеням, ведущим на пирамиду. С неба смотрели огромные цветные звезды, но на капище уже поднималась процессия с факелами. Я не видел, кого несут вверх по ступеням, но догадался, что меня хотят опередить. При первых лучах солнца они убьют мою женщину.

Пользуясь темнотой, я обогнал процессию и обошел стражников, стоящих на склонах пирамиды. Раньше ее не убьют, а там их будет меньше.

Притворяться тенью я умел и днем, и сейчас, во тьме, затаившись за каменным блоком надстройки, легко превратился в само ожидание.

Процессия поднялась на вершину, и стражники с факелами рассеялись вокруг капища. Один из них нервно топтался прямо надо мною. Факел он поднял повыше, чтобы освещать большее пространство, и я опасался, что он на меня наступит.

Виракоче стоял рядом с привратником и смотрел на распростертое на черном камне тело Нюсте. Сестра была жива, но в сознание не приходила. Небо засветилось предрассветным огнем. Внизу под Лестницей, глядя вверх, толпились паломники и стражники.

– Так нельзя!– тихо сказал жрец. – Это нарушение. Она не увидит своего сердца.

– Выполнять! – прошипел Виракоче. – Позже замолишь!

Блеснуло верхним углом солнце. Жрец простер к Небу руки.

– Я, Привратник и Проводник, веду к тебе чистую душу, о Небо!

Его рука с ножом описала дугу, устремляясь к груди женщины, но возле самого тела нож замер, остановленный таким же обсидиановым наконечником копья, возможно, сделанным из одного с ним камня Мастером Ножей и Наконечников.

Я встретился взглядом со жрецом и увидел не растерянность и удивление в его глазах, а удовлетворение и радость. Времени размышлять над этим не было. Я столкнул ногой тело женщины, опрокинул жреца на камень и ударом копья разрезал его грудь, потом плечом оттолкнул вынимающего бронзовый нож капака, брата Нюсте, и вырвал сердце из груди жреца. Когда я поднял сердце над головой, жрец счастливо улыбнулся и протянул за сердцем руку. Мне не жалко. Держи!

Но тут хлынул дождь. Я не понял, как это случилось, ведь небо было чистым, но тело уже отреагировало, входя в экстаз, а наконечник начал рассекать необыкновенной величины и формы капли.

Виракоче успел увидеть, как появившийся ниоткуда чанка опрокинул привратника и ударил его копьем в грудь. Потом от неожиданного удара сам Виракоче едва удержался на краю Лестницы, выронив вниз нож. И тут сработала хитрость жреца. Сверху с высокого северного камня на голову чанка стражник опрокинул ведро с водой. Чанка исчез, превратившись на мгновение во вращающийся с гулом разбрасывающий брызги смерч. Виракоче выхватил из кармана камень жреца и бросил его под ноги чанка. Тот, начав было проявляться, вновь превратился в смерч, когда сверху начали снова лить воду. Но сейчас поведение смерча изменилось. Он стал похож на две воронки для налива воды, соединенные узкими сторонами. Виракоче глянул на проводника. Тот, еще живой, улыбаясь, смотрел на свое сердце, которое держал на левой ладони. Виракоче подхватил безвольно свисающую руку с привязанным ножом и ударил ею в узкое место смерча.

Я начал догадываться, что это не дождь, но остановить тело не мог. Вторая порция воды сверху совпала с исчезновением опоры под ногами. Такого я никогда не испытывал. Нет! Было! Когда учился работать с копьем в воде. Тело само выбрало Песню танца. Теперь для того, чтобы корпус мог вращаться и рубить капли, плотно сжатые ноги вращались в противоположном направлении. Интенсивность падения воды была очень велика, и теперь приходилось рубить поперек и вдогонку – сверху. Музыка разбиваемых капель была столь громкой и насыщенной, что я отбросил все свои сомнения и отдался ей полностью.

Выход был неожиданным и необычным. Черный обсидиановый нож жреца пробил мне грудь. Во вращении произошел разбаланс, и меня с силой бросило на улыбающегося проводника с сердцем в руке. Потом крепкие руки перевернули меня навзничь и с хрустом вынули красное пульсирующее сердце. Мое сердце.

И тогда мне открылось Небо. О, Небо!

Виракоче и Нюсте возвращались в Куско. Восемь носильщиков несли их в паланкинах, и еще восемь стражников охраняли кортеж. Тропа вела на перевал. Квадратное солнце стояло почти в зените. Было очень жарко. Пятнадцатый день не было ни одного дождя. Трава привычно для этого времени года выгорела и пожелтела. Водоемы покрывались коричневой пленкой и быстро пересыхали. Говорят, даже Великая река в мокрых лесах почти пересохла, и по днищам стариц валяются дохлые рыбы.

Во время привала, когда они пили горячий, пахнущий дымом мате и ели маниоковые лепешки с печеным бататом, Нюсте, наконец, заговорила. Она спросила: «А почему луна не бывает на небе одновременно с солнцем?»

Виракоче не ответил. Он никогда не думал о таких вещах. Ему в детстве сказали, что на луне живут люди, значит, так и есть. Живут. Наверное, это они и сделали так, что луна светит только ночью, а солнце только днем. Виракоче больше занимало предстоящее наказание за несанкционированное использование пароля курьера. В уставе курьерской службы сказано, что за этот проступок следует наказание в виде «казни в плохом месте через отсечение головы в присутствии народа». Там ничего не сказано о возможности смягчающих обстоятельств. А они у Виракоче были. Первое, он, Виракоче, сын главного интенданта империи. Второе, ему требовалось спасти дочь того же интенданта от разбойника чанка – врага Империи.

И некому было успокоить Виракоче и подсказать ему, что единственный человек, слышавший, как курьер произнес пароль, был ушедший на Небо привратник. И если Виракоче во время отчета сам не признается, то никто и не узнает о нарушении устава. Но подсказать было некому. Советник и наставник, брат Уайн, был мертв, мудрый привратник отсутствовал, а сам Виракоче был всего лишь опытным курьером, который знал все основные путепроводы империи и умел так «наслюнить ноги» на любом самом сложном участке, что за сутки пробегал от столицы до Великого Озера. А если пользоваться секретными проходами, удлиняющими время, то и всю империю по длине. За сутки!

Вне всякого сомнения, «слюнение ног», то есть подбор оптимальной Песни для движения в данных условиях и вхождения в проходы – великий дар и редкое искусство. И этого у Виракоче не отнять. И, возможно, это окажется третьим смягчающим обстоятельством.

Уход привратника надолго остановил восхождение на Небо. Собственно, поэтому Виракоче и Нюсте изменили свои планы относительно восхождения. Выбор и назначение нового привратника затянется на полгода, а без привратника-проводника на Небо не попасть. Как-то так случилось, что дикий чанка, враг Империи, попал на Небо раньше Виракоче и Нюсте, и, вопреки пониманию, вместо Уайна.

Виракоче который день думал над словами привратника, сказанными ночью в храме и начинал кое-что понимать: Небо не переполнилось чистыми душами. Небу нужна была именно та чистая душа, которая на Небо не просилась.

14 рефлексов человека, которые поражают ученых, а у нас вызывают чувство неловкости

Как все-таки сложно устроен человек. Взять хотя бы наши рефлексы: они даны нам природой, чтобы упростить жизнь, но на практике это часто приводит к чему-то противоположному. Не говоря уже о назначении рефлексов. Вот, например, откуда растут ноги у любопытства, от чего защищает нас лень, почему хочется писать в душе и как нам удается заражать своими эмоциями других людей?

Мы в AdMe.ru решили изучить необычные рефлексы, которые лежат в основе нашего поведения и часто, казалось бы, не поддаются логическому объяснению.

14. Все дети плавают под водой с открытым ртом

Любой малыш в возрасте до 3–6 месяцев, попав в воду, рефлекторно задерживает дыхание и начинает двигаться. Если при этом вода попадет ему в рот, то голосовая щель и надгортанник сужаются, не давая жидкости попасть в легкие. Дети старше 6 месяцев теряют эти навыки и вынуждены учиться плавать с нуля, если с рождения не освоили это занятие.

Важно: Не рекомендуется самостоятельно учить новорожденного ребенка плавать (даже полагаясь на рефлексы), лучше делать это под присмотром профессионала.

13. Состав слез автоматически меняется в зависимости от того, чем они вызваны

Если речь идет о слезотечении, то состав слез может быть разным. В одном случае это богатая белком антибактериальная жидкость, которая поддерживает влажность глаз во время моргания или при долгом сидении за компьютером. Во втором случае слезы имеют немного иной состав и выделяются в ответ на внешний раздражитель: например, вы режете лук, вам в глаз попала ресница или вокруг вас много дыма, который и вызывает слезы.

Когда мы плачем из-за эмоционального возбуждения, наши слезы содержат особые гормоны, помогающие организму быстрее пережить стресс и снизить чувство боли.

12. Лень — это защитный механизм, придуманный природой

Рефлекс сопротивления (свободы) — это реакция на любой внешний раздражитель, который в чем-либо ограничивает нас. Известно, что, в отличие от других рефлексов, чем дольше мы ощущаем эти ограничения, тем сильнее наше желание избавиться от них. При этом привыкания к ним не возникает.

Учитывая это, ряд ученых утверждает, что чувство лени — это не порок или вредная привычка, а один из способов внутреннего бойкота, когда организм пытается защитить себя от стрессовой ситуации, ограничивающей в чем-либо его свободное существование.

11. Если много времени проводить в темноте, глаза начнут видеть необычные сгустки света

Этот рефлекс знаком космонавтам и любителям медитативных практик, и называется он «кино для заключенного». По мнению ученых, вспышки света, которые могут менять цвета и приобретать разные формы, возникают в темноте из-за напряженной психологической обстановки, сильных магнитных полей, химических веществ или из-за механического воздействия на глаза. Никакой магии!

10. Любопытство — это автоматическая функция, которая повышает шансы человека на то, чтобы жить долго и счастливо

Любопытство — это проявление ориентировочного рефлекса: наши органы постоянно получают информацию о мире вокруг нас, а мозг скрупулезно сравнивает новые данные с теми, что получил секунду назад. Как только выявляется значительная разница, запускается ориентировочный рефлекс: мы поворачиваемся навстречу незнакомому звуку или фокусируем взгляд на чем-то новом.

Ориентировочный рефлекс лежит в основе поведения, которое заставляет нас постоянно изучать новое, за что мозг награждает нас и самого себя чувством радости, чем развивает любопытство.

Кстати, нейробиологи отмечают, что особо любопытные люди, которые даже в пожилом возрасте осваивают новые навыки и развивают кругозор, живут дольше и счастливее, потому что постоянно «омолаживают» мозг гормоном радости.

9. Незавершенное действие перезагружает мозг, вводя его в состояние, близкое к медитации

Выполняя монотонную, рутинную работу, мозг отключается, но «краем глаза» продолжает следить за процессом. Если выполняемое действие окажется незаконченным, мозг на некоторое время входит в состояние, близкое к медитации: он словно перезагружается, удаляя все лишние мысли и пытаясь понять, какую задачу необходимо закончить. При этом новые задачи появляются, но мозг не в состоянии на них до конца сконцентрироваться.

Пример: У вас тревожное чувство, будто вы что-то забыли. Вы не можете сосредоточиться на своих действиях. В итоге вы обнаруживаете, что не закрыли входную дверь, хотя совершенно не помните момент, как вообще вошли в дом, пока разговаривали по телефону.

8. Воспоминания о горшке заставляют писать в душе

Если услышать звук текущей воды или ручья, у многих возникает желание «заглянуть в туалет». Ученые считают это проявлением рефлекса, приобретенного в детстве: сидя на горшке или на унитазе, ребенок запоминает звуки, характерные для этого процесса, в том числе звуки смывания воды и мытья рук. А в душе желание справить малую нужду обостряется из-за теплой воды.

7. Сердцебиение замедляется, как только человек окунает лицо в прохладную воду

Все дело в так называемом нырятельном рефлексе млекопитающих: как только поверхность лица соприкасается с холодной водой (ниже 10 градусов), организм переходит в иной режим энергопотребления. Так он увеличивает сопротивляемость давлению и снижает потребление кислорода, считая, что человек готовится к погружению на глубину: замедляется пульс, падает температура тела, сосуды сужаются, происходит отток крови к центру и жизненно важным органам, повышается уровень гемоглобина, а кровь насыщается кислородом.

Кстати, резкое погружение лица в холодную воду — это действенный метод для того, чтобы остановить тахикардию за 1 минуту или уменьшить головную боль при мигрени.

6. Из-за стресса мозг теряет контроль над зрачками

Движения зрачков и подергивания глаз могут быть вызваны усталостью, недосыпанием, чрезмерным употреблением кофеина или лекарственных препаратов. В основе лежит проявление вестибулоокулярного рефлекса, когда мозг пытается получить точную картинку происходящего, но из-за перегрузки или перевозбуждения не может сконцентрироваться.

Как проверить: Если вы прокатитесь на карусели или покружитесь, к примеру, на офисном стуле пару минут, то сразу после остановки ваши зрачки некоторое время будут трястись.

5. Человек краснеет, чтобы сбить собеседника с толку

Считается, что покраснение от смущения является частью защитного механизма «бей или беги». Перед этим в ответ на какой-либо раздражитель происходит выброс адреналина: расширяются зрачки, сердце бьется быстрее, и по расширенным сосудам насыщенная кислородом кровь направляется к мышцам. Процесс затрагивает все тело, но сильнее всего покраснения заметны в районе шеи, ушей, верхней части груди и лица.

Наука утверждает, что такая особенность свойственна лишь людям и является средством выражения сожаления или раскаяния, поэтому покраснение можно рассматривать как социальный инстинкт. Видя, что собеседник покраснел, мы в ответ на это временно впадаем в ступор, пытаясь переосмыслить ситуацию и роль собеседника в ней. А те, кто покраснел после того, как показал свою неуклюжесть, и вовсе нравятся нам больше тех, кто сохраняет ровный цвет лица в любой ситуации.

4. Мурашки и озноб — это сигнал о резкой смене эмоций

Когда-то подобное было лишь реакцией на резкую смену температуры: с помощью поднятых волосков тело удерживало слой теплого воздуха вокруг кожи или, наоборот, покрывалось потом, чтобы немного охладиться. По неизвестной причине рефлекс начал срабатывать и при резкой смене настроения: когда что-то пугает нас, мы чувствуем озноб, а от приятной музыки по коже бегут мурашки.

Интересно: На сайте Reddit пользователи собирают материалы, которые вызывают приятные ощущения и мурашки. Например, послушайте самое начало произведения Ханса Циммера: смена громкости и необычные созвучия, возможно, заставят и вас почувствовать нечто подобное.

3. Мозг «заражается» чужими эмоциями, принимая их за свои собственные

Присмотритесь к маленьким детям: когда родитель грустит, ребенок замечает это и начинает плакать, хотя не понимает причину грусти. Все дело в эмоциональном заражении. Именно поэтому нас так тянет к людям, которые испытывают радость: даже не имея собственного повода для этой эмоции в настоящий момент, мы неосознанно стремимся перенять ее от другого человека, поэтому стараемся быть рядом с ним.

Кстати, способность передавать друг другу настроения и эмоции является врожденной, без нее в том числе было бы невозможно представить такую вовлеченность людей в религии или войны.

2. Глаза человека фиксируются на одной точке, вне зависимости от поворота головы и тела

Как людям удается поворачивать голову влево или вправо, при этом сохраняя фокусировку на предметах? За это тоже отвечает вестибулоокулярный рефлекс, который помогает мозгу стабилизировать изображение.

Между прочим, эта особенность помогает балеринам грациозно оборачиваться по 20–30 раз вокруг своей оси, выполняя фуэте.

1. Взгляд на солнце вызывает чихание

Так проявляется световой чихательный рефлекс: каждый четвертый человек, посмотрев на яркий свет или солнце, вдруг начинает чихать. Ученым пока не удалось установить, зачем это нужно, но известно, что подобная особенность передается по наследству.

Расскажите, какими необычными особенностями отличается ваше тело?

Как пописать, если не хочется?


Содержание статьи:

Случается так, что пришел день сдачи анализов (в этой теме - анализ мочи), а желания мочеиспускания - нет. Это может сильно подставить в ненужное время (к примеру: когда медработник уже просит анализ). Как быть? Что делать, чтобы сходить по-маленькому? Как пописать в ёмкость для анализов девушке, парню, мальчику, девочке? Как пописать в банку?

Вот несколько вариантов:


Постукивание в области мочевого пузыря.

Барабанящие движения пальцев ниже пупка в течение пары минут внушительно поспособствуют мочеиспусканию.


Объятие и сгибание.

  1. Восседая на унитазе в нагнутом вперед положении тела и обнимая руками живот - это поспособствует напряжению мышц брюха, которые эффективно дадут напор на мочевой пузырь, от чего захочется пописать.
  2. Захотеть в туалет по-маленькому лежа - поможет объятие (руками обнимите низ живота, не сильно давя на него), без сгибаний.

Баночка должна быть наготове.


Руки в воде.

Окунув руку в емкость с жидкостью - удастся вызвать потребность испустить мочу. Также, можно опустить конечность под строю воды с крана (если санузел смежный и раковина или ванна, находится в досягаемом месте). Либо, заранее подготовить таз с горячей водой для данной манипуляции.


Звук воды.

Не секрет, что шум, льющийся воды, стимулирует побуждение захотеть поссать. Нужно только включить кран и прислушаться. Организм быстро даст позывы, что надо хватать баночку для жидкости.


Включите запись природы.

Этот приём схож со способом "звук воды", отличия лишь в том, что звук - воспроизводится на гаджете (смартфон, плеер и т.д.). Аудиозапись журчание ручья, всплески дождя - помогут расслабиться, как девочке, так и мальчику.

"Этот чудо-метод увлечет ребенка, можно сослаться на: "А можешь показать как писает ручеек?"."


Подготовиться можно и заранее.

Если имеются сомнения в работе выше описанных способов, всегда есть возможность подготовиться накануне сдачи:

  1. Перед сном потребуется выпить много живительной влаги. А баночку для мочи поставить на видное место (как напоминалку).
  2. Если проснулись ночью по-маленькому, тара, что оставили на видном месте, напомнит о предстоящих анализах. Лучше сделать свое дело сразу в нее. А если нет - ничего страшного. Поутру точно сориентируетесь.

Из всего упомянутого попробовать можно одно, а возможно и все поочередно. Мочеиспускание не заставит себя ждать более 10 минут. Все получится.


Автор статьи: rmvrin (RMV)       20 марта 2020        71973

Как собрать мочу у грудного ребенка? Мы советуем.

# Показания к анализу мочи

# Как подготовиться к сбору мочи

# Как собрать мочу у ребенка

# Как заставить ребенка пописать

Как правильно собрать образец для тестирования? Нелегко, когда малыш писает в подгузник и слишком мал, чтобы крикнуть, когда ему нужно. Тем более, что пробу нужно брать по инструкции, иначе результат может быть недействителен.

Ваш врач может порекомендовать общий анализ мочи для:

Бактериологическое исследование мочи или посев мочи проводят, когда:

Согласно рекомендациям, у каждого лихорадящего ребенка до 2 лет необходимо исследовать мочу без видимой причины.

Прежде чем начать беспокоиться о сборе мочи ребенка, подготовьте необходимые принадлежности. Благодаря им вы сделаете это правильно. Соблюдайте правила, так как загрязненная моча может дать ложный результат. Перед тем, как приступить к действию, имейте под рукой:

Если вы хотите быть уверены, что делаете все правильно, поговорите со своим врачом.Педиатр проинструктирует вас и расскажет, как собирать мочу для вашего ребенка. Хотя моча для анализа должна быть средней струи, образцы, взятые из мешочка, приклеенного к вымытой промежности ребенка, приемлемы для младенцев. Младенцы писают часто и небольшими порциями, поэтому собрать среднюю порцию мочи невозможно.

Сначала вымойте промежность ребенка с мылом. Тщательно промойте вымытое место под проточной водой. Делайте это быстро, так как звук воды может побудить вашего малыша в туалет.Вытрите ребенка одноразовым бумажным полотенцем. Тот, который вы обычно используете, может содержать бактерии, которые могут загрязнить ваш образец мочи.

Вы ускорите процесс, если протрите область катушки. Сделайте это со стерильным компрессом, смоченным подходящим антисептиком. Стимуляция заставит вашего малыша пописать. Будь готов. Это момент, когда вы можете поймать образец в контейнере.

Если врач назначил общий анализ мочи, а не этот на посев, малышу достаточно пописать в пакет.Пакетики можно купить в аптеке. Вы узнаете, как прикрепить мочеприемник к ребенку. Купите несколько, так как в первый раз может быть трудно собрать мочу. Вымыв и высушив кожу ребенка, приклейте мешочек так, чтобы он закрывал область уретры. Удобнее всего будет, если вы начнете приклеивать его снизу вверх. Не беспокойтесь о том, как прикрепить мочеприемник к ребенку. Имеет самоклеящуюся часть, покрытую антиаллергенным клеем, благодаря чему приклеивается в нужное место.

Не наливать мочу в контейнер! № Склеить, не касаясь пальцами сторон мешочка. Поместите все в контейнер для мочи и плотно закройте его. Вы можете загрязнить образец во время переноса.

Отнесите готовый образец в лабораторию. Если вы не можете сделать это в течение 2 часов после сбора, поместите его в холодильник не более чем на 24 часа.

Малыша постарше легче заставить пописать. Иногда достаточно небольшой взятки.
Как собрать мочу у ребенка, который не писает при появлении запроса? Это стоит попробовать, как только вы проснетесь. Обычно это место, где больше всего мочи.

Малыша, который еще просыпается, быстро отнесите в ванную, помойте и заклейте пакет. Заранее проверьте, как надеть мочеприемник на малыша, потому что, когда ваш малыш начнет ерзать в кроватке, давая понять, что близится конец его сна, времени на это уже не будет. Если малыш не писает сразу, подождите минуту. Не надевайте на него комбинезон.Холод обычно заставляет ребенка мочиться. Включите кран, звук воды работает аналогично. Иногда помогает массаж. Положите ребенка животиком к себе на колени и помассируйте ему поясничную область. Дайте ребенку попить. Младенцы обычно писают через 20-30 минут после кормления.

.

Эти занятия вызывают у вас желание пописать

  1. Здоровый человек узнаёт о необходимости мочиться естественным образом - чувствует давление и давление на мочевой пузырь
  2. Однако иногда мы сталкиваемся с ситуациями, когда нам приходится мочиться почти «по команде». Чаще всего это связано с медицинскими процедурами или пребыванием в больнице и связанными с этим исследованиями.
  3. Однако это не единственные случаи, когда умение заставить мочеиспускание оказывается действительно полезным.Посмотрите, какие действия заставляют нас мочиться
  4. Дополнительную информацию можно найти на домашней странице Onet.

Как заставить мочеиспускание?

Принудительное мочеиспускание должно происходить только тогда, когда этого действительно требует ситуация. Подходящим обоснованием является, например, срочная необходимость исследования мочи без предварительной подготовки к тесту, т.е. увеличение количества потребляемой жидкости.Рентгеновские снимки или тестирование на наркотики являются еще одним примером.

В чрезвычайной ситуации, когда мы сталкиваемся с необходимостью мочиться, мы можем быть подавлены стрессом от принуждения. Это, безусловно, затруднит расслабление и мочеиспускание за относительно короткое время.

  1. См. также: Что такое нарушения мочеиспускания?

Что делать, если обстоятельства требуют срочного опорожнения мочевого пузыря, а мы к этому не готовы? Вот несколько вариантов решения проблемы.

  1. Пейте воду — это один из самых очевидных способов ускорить позывы в туалет. Вы можете дотянуться до бутылки с жидкостью, например, сидя на унитазе. Всего несколько глотков могут заставить вас помочиться.
  2. Подставьте руку под струю теплой воды. Лучше всего это делать сидя на унитазе. Многие люди говорят, что это один из самых эффективных способов почувствовать желание помочиться. Находясь в ванной, можно воспользоваться еще одним способом.Сидя на унитазе, откройте кран и прислушайтесь к струям воды, падающим на умывальник.
  3. Аккуратно постукивая пальцами по низу живота, сосредоточив внимание на области вокруг мочевого пузыря. Делайте это в туалете. Это своего рода стимуляция мочевого пузыря, побуждающая его к мочеиспусканию.
  4. Движение и физическая активность могут оказаться полезными. Выполнение простых упражнений, таких как прыжки или бег трусцой, может стимулировать мочевой пузырь и помочь вам мочиться.

Некоторые из описанных выше примеров могут оказаться не очень эффективными, поэтому стоит подходить к ним индивидуально — пробуйте и смотрите, какой прием будет наиболее эффективным.

Остальной текст под видео.

Что делать, если не хочется мочиться? Редкие посещения туалета – частый симптом заболевания.

Мочеиспускание — это важный процесс выведения организмом вредных метаболических отходов.Здоровый человек должен ходить в туалет не реже, чем каждые три часа, а это около 7-8 посещений в день. Симптомом болезни, который должен вызывать у нас беспокойство, является редкое мочеиспускание. Заметив неудобство слишком малого мочеиспускания, стоит увеличить количество воды и напитков без сахара и кофеина.

Редкое мочеиспускание, именуемое олигурией, может свидетельствовать о развитии инфекции и даже заболеваниях почек или сердца.Иногда после перенесенных операций или при различных неврологических заболеваниях у больного возникают симптомы так называемого нейрогенный мочевой пузырь. Проявляется в первую очередь проблемами с недержанием мочи или наоборот – чрезмерной задержкой мочи. Человек долго не мочится, потому что не испытывает в этом потребности.

Если вы пьете нужное количество жидкости, но по-прежнему редко мочитесь и испытываете трудности с мочеиспусканием, обратитесь к врачу.

Читайте также:

  1. Должен ли мужчина мочиться сидя? Уролог говорит прямо
  2. Как правильно какать? Мы всю жизнь поступаем неправильно [ФРАГМЕНТ КНИГИ]
  3. Сколько времени нужно, чтобы помочиться? «20-секундный тест» может сказать вам, что с вашим здоровьем что-то не так
  4. Простой тест на обезвоживание.Захватите кожу и удерживайте в течение нескольких секунд

Контент от medonet.pl предназначен для улучшения, а не замены контакта между Пользователем веб-сайта и его врачом. Сайт предназначен только для информационных и образовательных целей. Прежде чем следовать специальным знаниям, в частности медицинским советам, содержащимся на нашем Веб-сайте, вы должны проконсультироваться с врачом. Администратор не несет никаких последствий, вытекающих из использования информации, содержащейся на Сайте. Нужна консультация врача или электронный рецепт? Зайдите на halodoctor.pl, где вы получите онлайн-помощь - быстро, безопасно и не выходя из дома.

.

Мама Уфолинка: СБОР ДЕТСКОЙ МОЧИ


Некоторое время назад Уфолинека направили на анализ мочи. В то время я понятия не имел, как это делается у младенца. Поэтому теперь, когда я знаю, я решил поделиться с вами своими знаниями по этому вопросу.


ОБЩЕЕ ИССЛЕДОВАНИЕ МОЧИ

Анализ мочи

Мешочный метод неприменим при тестировании мочи на посев. Мочу необходимо собирать методом ловли мочи на лету. Причем ловить его нужно со среднего течения, так как это лучший способ избежать заражения бактериями кожи и интимных органов.


Как проходил сбор мочи на общий анализ в нашей компании?

Я купил в аптеке пять пакетов для сбора мочи у младенцев мужского пола и контейнер для мочи.
Первоначально я стремился собрать среднюю порцию мочи в контейнер. Я кормил Уфолинка голышом с готовым контейнером для мочи. Потом ждала с голым Уфолиным на пеленальном коврике. Без результата. Я подумал, что, может быть, если я поставлю его ноги в теплую воду, это может помочь.Я ждал, я ждал и ничего. Поскольку я не терпеливый человек, я решил использовать сумку. Я приклеила его и надела подгузник и одежду. А вот зонк... Угадай... Сумка вся в беспорядке, жалко говорить. К счастью, вторая попытка увенчалась успехом и в тот же день был проведен анализ мочи Уфолинки :)





.

Восточное плетение - Архив Республики Польша 9000 1

источник: Неизвестно

источник: Неизвестно

источник: Неизвестно

источник: Неизвестно

источник: Неизвестно

источник: Неизвестно

источник: Неизвестно

источник: Неизвестно

источник: Неизвестно

ОБРАЗ ЖИЗНИ Рыба, креветки, тмин, кокосовый суп.В Польше после возвращения готовят по-тайски Восточные плетения На Дальнем Востоке Кася и Давид оставили частичку своей жизни. Они привезли в Польшу чужие семейные реликвии. Индийский свадебный сундук на колесах. Портреты предков. Китайская семья. 2. Платяной шкаф для приданого из Шанхая и Будда из Бирмы (c) Кшиштоф Павела 4. Модернистский мраморный камин. Над ним картина Хенрика Блахнио. Китайская лаковая посуда (c) Кшиштоф Павела 1. Фото 1920-х гг. Индокитай. В столовой бомбейская мебель, бамбуковые стулья, персидские и афганские ковры (с) Krzysztof Pawela 3.В зале Кася персидский шерванский ковер. Дверь из Радзистана (с) Кшиштоф Павела 1. Кровать с зеркалами и покрывалом из бутана (с) Кшиштоф Павела (с) Кшиштоф Павела (с) Кшиштоф Павела 2. Спальня. Кровать из Бирмы куплена в Бангкоке, персидский ковер, Мах Шераз. Рекламный плакат 50-х годов Будда из Бангкока (с) Кшиштоф Павела 3. Дракон из Бирмы, просто украшение гостиной (с) Кшиштоф Павела

Маленький слоненок был хорош. Он стоял в конце сада. Дети погладили его и сели на него. Подарок напрокат на добрую вечеринку.Кася позвала его к дому. Итак, Дэвид провел его в гостиную. Все были немного удивлены, а слон разозлился. Он пописал, как струя из пожарного гидранта. Дети остались под впечатлением и... 9000 3 .

Ребенок - что меняется в жизни

Как меняется жизнь после рождения ребенка? Что меняет второй ребенок и что меняет третий? "Ничего не изменится!" Этот лозунг повторяют во всем мире все пары, ожидающие нового члена семьи. Наивно - все изменится!

Что изменит ребенок в отношениях?

"Ничего не изменится" - бойко повторяла я на шестом месяце беременности, поднимаясь с рюкзаком на Полонину Ветлинскую в Бещадах.«Как-то проходит. Правда, в гору, но вперед», — оптимистично подумал я. Я — веселый, энергичный журналист, ценящий независимость. Вместо отдыха я выбрал приключения и спорт, а вместо сна - друзей и вино. Я, которая уже в подростковом возрасте поклялась, что не буду прикована к кухонной стойке, потому что быть польской матерью и домохозяйкой просто не для меня, я решила встретить свою новую жизненную роль и стать матерью. Это не может быть так сложно, подумал я.

Как ребенок меняет мужчину?

- Ничего не изменится, - сказал он, целуя мой большой живот перед выходными на рыбалку в Швецию с друзьями.Он - айтишник, но с чувством юмора. Менее спонтанно, но систематически. Привязан к регулярным встречам с друзьями, с которыми играет на PlayStation и в бридж. Любитель музыки, посещающий все концерты. Наконец, тот, кто ставит личное пространство и душевное спокойствие на первое место, вырос, чтобы решиться передать все, чему научила его жизнь, своему потомку. - С самого начала я буду ходить с ним на рыбалку и ходить на концерты, - строил он радостные планы. Мы жили как в сказке, проводя свободное время в разъездах, общении, а ночи занимаясь сексом и смотря модные сериалы.До того дня, когда Он вошел в дом с громким криком на устах. Первенец, король нашей жизни, властелин нашего времени, диспетчер сна. Ничего не будет меняться? Как наивно мы верили, что это возможно.


Первая четверть с ребенком на борту — это все равно, что ехать на быстром маленьком Fiat без руля по обледенелой трассе и против течения. Упоминать нечего, потому что этот этап я уже забыл из памяти. Со временем мы восстановили (к сожалению, только кажущийся) контроль над рулем и настал момент позаботиться друг о друге.Поработайте над отношениями, возродите желания, одним словом, предпримите несколько попыток вернуться к нормальной жизни. Чаще всего неудачные попытки...

Что меняет ребенок в сексе?

Попытка первая. В путеводителях четко пишут - не ставь парня на другую колею. Не позволяйте ему ревновать к ребенку. Думал, секс поможет. Понравился ли я ему? Конечно, нет. Я предпочел спать! Однако однажды вечером, движимый инстинктом самосохранения, я принял меры.Горячая ванна при свечах, пузыри и вино, пока мой сын спит - это должно было стать расслабляющей прелюдией. Мы прыгнули в ароматную пену со стаканами в руках. Через несколько часов мы проснулись от крика. Вода в ванне была ледяной и красной, потому что вылилось вино. Стекло на полу, потому что стакан выпал из моей руки. Вместо секса - сон. - Могло быть и хуже, - говорит Ирена, мама годовалой дочери. - Мы оба заснули, пока я делала минет для своего мужа. Я очнулся под одеялом, весь в поту, мой пенис прилип к щеке.


Вторая попытка. - Сегодня будет тот самый день, - с самого утра приставал ко мне мой напарник. Он щипал, целовал. Напряжение нарастало до самого вечера. Наконец-то сын уснул! Мы можем действовать! Однако прелюдия была прервана всхлипом. - Держись подальше отсюда, детка! Я позабочусь об этом! - бодро заверил мой парень и пошел усмирять малышку. Через несколько минут я услышал крик о помощи. Когда я вошла в детскую комнату, то увидела, как жених переодевает сына, а из его рук сквозь пальцы сочится жидкая какашка.В конце концов, наш потомок пописал, а так как струя была сильная, то он помочился папе прямо в лицо. Когда ситуация была под контролем, мы вернулись в постель, но не к прелюдии. Потому что возможно ли заниматься любовью с тем, у кого минуту назад была моча во рту?

Секс с ребенком


Третья попытка. Прошло четыре года. Секс есть, да, но вообще только если мы как-то окажемся дома одни. Планируем в календаре рядом с деловыми встречами и контрольными визитами к педиатру.Когда-то мы были спонтанными. Но среди ночи действие прервал топот маленьких ножек и вопрос: «Папа! Мама! Можно мне тебя обнять? ". Мы сдались. - Могло быть и хуже, - говорит мне Моника. - Наш пятилетний сын застукал нас за сексом в душе. Сначала он кричал несколько минут. Затем он замолчал. И три дня он не говорил. Мы посетили логопеда, и он спросил, как это произошло. Я горел от стыда, рассказывая генезис, - говорит он.

В каком возрасте женщина лучше всего занимается сексом? >>

Ваш ребенок изменит вашу социальную жизнь?


Первая попытка.Друзья - святое дело. И для них нужно найти время. В конце концов, посплетничать за вином хотя бы раз в неделю было нашим ритуалом. — Я выхожу, ты будешь в порядке, — объявил я на пороге. До этого кормила, усыпляла, молокоотсосом откачивала. До сих пор не знаю, как я не мог слышать 20 телефонных звонков. Вернувшись через несколько часов, я услышал плач уже на остановке. У меня не было сомнений - это выл мой ребенок. Нашла напарника, у которого от гнева было багровое лицо, который держал на руках багрового от плача младенца.Да, мой сын плакал часами без перерыва. Мальчик не разговаривал со мной следующие три дня. В течение следующих месяцев я не встречался со своими друзьями.
Вторая попытка. "Ура! Свобода! Я перестала кормить грудью!» - через полгода после родов я была счастлива как младенец. Теперь все будет как прежде. Самое время для вечеринки! Ведь ребенок остается с бабушкой и дедушкой. - Но мы собираемся повеселиться сегодня! - болтали мы в такси по дороге на день рождения моего друга. В сумке звякнули бутылки из-под виски.В конце концов, до недавнего времени мы были королем и королевой вечеринок. Мы последними ушли с танцпола, а утром гуляли по Варшаве, пожирая нездоровую запеканку или шашлык. На этот раз, после двух рюмок, я почувствовал себя так, словно меня переехал ролик. Незадолго до полуночи, как Золушка, я покинула танцплощадку, утащив с собой несчастного мальчика.
Третья попытка. Прошло четыре года. Наша социальная жизнь кипит. Ой как! Только сейчас мы окружаем себя в основном друзьями, у которых тоже есть дети.В субботу утром - вместо того, чтобы отоспаться после вечеринки - завтрак в городе в Экстракласе, т.е. в одном с уголком с мелками и раскрасками. Позже прогулка в парке с кучей дразнящих дошкольников и их родителей. Мы все притворяемся крутыми и превращаемся в детскую площадку по собственному желанию. Мы должны радоваться, что наконец-то разговариваем со взрослыми, но темы как-то так же уходят на воспитание, кормление или болезни детей. Иногда на санках папа вывозит фляжку из-под бурбона. Пьем его тайком с 10 человек, то есть за каждый глоток.Тогда у нас все равно будет похмелье.

Читайте также: Ребенок в пути - как подготовиться? >>

Путешествие с ребенком


Первая попытка. «Мы едем к морю», — спонтанно сказал он. Я подумал: «Ничего не изменилось». Ведь годами в мае у нас начинался сезон кайтсерфинга. Полуостров Хель, караван, шум морей, холодное пиво, белый песок под ногами. Ведь наш тогда еще четырехмесячный сын еще спит. Должно получиться - сели в машину полные оптимизма.Там разочарование - идет дождь. Весь день я просидел с коляской в ​​пабе, пока мой отец бежал марафон из караванов и палаток, здороваясь со старыми приятелями. Драма ночью - холодно и сыро в вагончике. Мой сын кричал, но мой папа спал как убитый после своего промокшего визита. Соседи по турбазе забрасывали трейлер бутылками и в неразборчивых словах приказали заткнуть сопляка. Утром я одолжила термометр, чтобы измерить температуру моего ребенка. Оценка: 39 с половиной. Мы вернемся.


Вторая попытка.Марсель - красивый город - я мечтательно покупал билеты на самолет на долгие выходные. Все было запланировано - сына оставляем со свекровью. Первые выходные только для двоих. Секс, вино и морепродукты - вот так мы собирались провести день рождения моего парня. За день до отъезда - катастрофа. У сына температура и рвота. Прорезывание зубов - у него вырастает по четыре штуки за раз. Бабушка исчезает. Я остаюсь. Мой жених даже не оглянулся на меня. Он взял друга и улетел. Он привез мне из поездки магнит на холодильник. - Могло быть и хуже, - утешает меня Каська, мать четырехлетних сыновей.Ее муж купил в последнюю минуту поездку в Кению для них и близнецов по случаю годовщины их свадьбы. Вылет через четыре дня. - У детей нет паспорта? Я забыл. Как жаль, - он не скрывал своего удивления. Ну, он был вынужден взять своих приятелей по регби. К счастью, он отправил свои семейные фотографии сафари в Instagram.


Третья попытка. Мы путешествуем. Гораздо меньше, чем раньше, но это всегда что-то. Но мы поменяли автостоп на пендолино или внедорожник, а вместо кемпинга выбираем курорт с бассейном и игровой комнатой для детей.Питание обязательное, потому что завтрак в отеле приравнивается к двум часам покоя. В горы не ходим, потому что молодой терпеть не может. Кайтить не ходим, потому что если едем на море, то лучше в тихое место, куда приходят все отдыхающие с детьми. На променаде должны быть вафли и карусели с жетонами. Мы превратили наши спонтанные велосипедные прогулки в запланированные посещения парка динозавров, веревочного парка, конезавода для пони или комплекса бассейнов с горками. Но нам удалось осуществить мечту – проехать на автодоме по Скандинавии.Что ж, мы почти успели, потому что еле объехали Швецию, а маршрут, вместо того чтобы вдоль прекрасного побережья, пролегал по следам парков развлечений героев книг Астрид Линдгрен. Мы увидели Пеппи Лангстрампф и посетили детские домики Буллербина!


Мнение психотерапевта - "Ребенок не катастрофа"

Михал Поздал, психотерапевт, сексолог, основатель Института психотерапии и сексологии в Катовицах.

Ничего не изменится?


Бред какой то! Это принятие желаемого за действительное, без надежды на успех.Однако наше время в некотором роде вынуждает наших партнеров стремиться к независимости любой ценой. Многие пары мечтают завести ребенка, но, живя в нарциссическом коконе, не позволяют себе думать об изменении своей идеальной жизни. И даже если вы купите хомяка, ваш мир изменится, потому что появятся новые обязанности. С ребенком, особенно в первые годы жизни, список обязанностей бесконечен. Так что больше никаких иллюзий — когда рождается ребенок, все меняется. И что еще более важно, она никогда не будет прежней.Вы должны признать, что некоторые вещи будут потеряны навсегда. Например, независимость, беззаботность. Но это не значит, что вы должны оплакивать. Это не катастрофа и не конец свободы, как многие думают. Просто это будет по-другому. Будет ли весело - это зависит от отношений. Если пара достаточно гибка, чтобы претерпевать изменения, внимательна друг к другу и в то же время находит место для близости и партнерства, у них есть шанс насладиться собой и следующим этапом семейной жизни. Потому что в основе функциональной семьи лежит действие в соответствии с потребностями членов на данном этапе.Когда появляется ребенок, партнеры перестают быть друг для друга пупами мира, потому что пупком становится отпрыск. Это здорово и естественно. В то время как взрослые могут терпеть, не удовлетворяя свои потребности в течение некоторого времени, ребенок не может. Однако при желании, конечно, у партнеров есть шанс восстановить отношения, которые какое-то время находились в запущенном состоянии. Я всегда советую молодым родителям, приходящим в офис: выбросить ребенка из спальни. Не кормите грудью дольше, чем действительно нужно вашему ребенку.Позаботьтесь о пространстве вокруг вас. Подгузники и игрушки не являются фоном, побуждающим к сексу. Оставьте ребенка на попечение бабушки или няни хотя бы на несколько часов. Планируйте секс. Трудно быть спонтанным с плотным графиком. Сделайте что-нибудь хорошее друг для друга. Но когда попытки вернуться в нормальное русло терпят неудачу, иногда стоит отпустить ситуацию. Выспитесь, восстановитесь. Не паникуйте, ведь всему свое время и каждый разбирается в новой ситуации индивидуально. Много смейтесь, старайтесь быть добрым, продолжайте говорить честно.Откройтесь новому!

.

Wiesławec deluxe – Калифорнийская мечта в EN-57

Есть вещи однозначно хорошие. Один из них — собака.

Пес пушистый, лохматый, забавно виляет хвостом, радуется, вскакивает, сопит, фыркает и хрюкает. У собаки смешно пахнет изо рта (иногда рыбой, иногда падалью), собака какает (в основном твердые, но иногда, когда что-то ест, они жидкие и с бульканьем вылетают из ануса - моя собака недавно у него был такой понос, что он тряс простыни, на которых лежал), собака часто мочилась (моя собака может писать или притворяться, что мочится более ста раз за несколько часов прогулки - это, безусловно, должно быть его основным увлечением).К сожалению, собака тоже иногда рычит на других собак и лает, потому что увидела или услышала что-то за окном. Обычно причина прозаична: под окном осмелилась прогуляться другая собака. Прежде всего, ваша собака — ваш друг. Он с радостью приходит домой, ему весело ходить рядом с вами на прогулке, он ест еду и лижет воду, а по выражению его лица часто видно, что он рад, что он есть и что мир есть слишком. Собака — это чистая любовь, и забота о собаке наполняет меня радостью и гордостью. Хотя иногда это совершенно утомляет.Собака хорошая.

Еще одна однозначно хорошая вещь — велосипед . Велосипед отличный. Это машина, используемая для путешествий и позволяющая увеличить среднюю скорость с пяти до двадцати километров в час. Велосипед великолепен, потому что он приводится в движение вашими собственными мышцами и обеспечивает определенный уровень умеренной нагрузки. Это не так агрессивно, как бег трусцой, но повышает частоту сердечных сокращений, кровь легче циркулирует в венах, вы дышите глубже, и из-за этого у вас возникает комок.В первые 10-20 минут вы замечаете довольно неприятную разницу между стационарным состоянием и напряженным состоянием езды на велосипеде, после этих 20 минут уровень вашей нагрузки стабилизируется и вы впадаете в спокойный, размеренный транс. Эндорфины высвобождаются мягко, и сам мир проходит перед вашими глазами.

Велосипед — это машина для возвращения жизни в нужное место. Катаясь на велосипеде, вы снова становитесь своим телом и то, как вы себя чувствуете, говорит вам, в каком состоянии вы были в последнее время.Если вы устроили повторную вечеринку, подавились или накурились и сели в облако сигаретного дыма, байк мягко сообщит вам об этом. Вы не получите сердечный приступ сразу, но это будет достаточно противно, чтобы вы поняли, что вечеринка не бесплатная. Однако в конце, через два-три часа, вы почувствуете себя лучше и благодаря велосипеду поймете, что тренд сломлен, и получите от жизни и мира еще одну карту с мягко расставленным словом «шанс». на столе.

Какое отношение велосипед имеет к Становскому и Холдису? - пишет Петр Мика

Если вы слишком стары, чтобы веселиться все время, потому что вы уже оттрахали свою и предпочитаете придерживаться правила Оставайтесь в свете, , велосипед еще более фантастический.И говорит вам, что вы здоровы , что мир все еще здесь и, прежде всего, от вашего решения зависит, куда вы хотите отправиться сегодня. Вы можете пойти налево или направо. Вы можете добраться до Млоцины и обратно в Кабаты, а можете остановиться на Воле и посмотреть на это удивительное сочетание старых многоквартирных домов, кварталов застройки и стеклянных небоскребов. Вы можете пойти в Гуту, а можете пойти в Тынец. Вы можете выбрать Целендорф и Ванзее сегодня, или вы можете играть сегодня в Польше, то есть Мархзан-Хеллердсдорф через Бетрибсбанхоф Руммельсбург и обратно в центр через Ландсбергер-аллее.

Самое главное в мотоцикле как машине то, что способен доставить миру чистоту . Вы не можете преуспеть во время езды на велосипеде, вы не можете смотреть Netflix, вы не можете писать код Python или читать Kindl. Вы можете слушать музыку или просто думать. Мир окружает вас. А он просто есть. Во времена нематериального труда, идеологически понимаемого как «экономика, основанная на знаниях», в эпоху отравления избытком ненужной информации и постоянной привязки к потоку контента, велосипед заставляет вернуться на двадцать лет назад и пробуждает от ежедневный кошмар потока ядовитых псевдознаний и идиотских псевдособытий, через которые приходится проходить каждый день, чтобы наконец обменять фокус своего внимания на булочки и сыр в магазине возле дома.Велосипед в эти довольно трудные времена по-прежнему предлагает вам то, что Делёз и Гваттари называли линией побега , позволяет перезагрузить и очистить открытие того, что под поверхностью ядовитого псевдомира, в производстве которого, подключен к машинам позднего капитализма, мы сотрудничаем каждый день, есть старый добрый мир, который все еще существует. Вам нужно только выйти на велосипеде.

Третье, что хорошо, это железная дорога .Возможно, это не так однозначно хорошо, как собака и велосипед, но об этом чуть позже. Теоретически железные дороги и поезда — одно из лучших изобретений человечества.

Во-первых, они позволяют путешествовать в отдаленные места со скоростью более 5 км/ч (выгуливать собаку) или 20 км/ч (самостоятельно крутить педали).

Во-вторых, в отличие от автомобиля, вам не нужно отвлекаться от вождения. Кто-то другой делает работу за вас. Вы можете сесть в поезд и побыть наедине со своими мыслями/музыкой/книгой/газетой или даже с яйцом вкрутую и помидором, который съедается как яблоко (бле).

В-третьих, большое окно купе поезда также снабжает мир. Однако, в отличие от велосипеда, мир в поезде переживается не в чистом виде (вас не «бросают» в него, как сказал бы незабвенный Штабскапита Хайдеггер), а опосредуется через окно. Окно в купе выступает в роли экрана, на котором отображается фильм. Но фильм, из-за простой и аналоговой конструкции этой машины, является самим миром. Вид из окна поезда в некотором роде прототип всех фильмов.

В-четвертых, поезд разделяет с велосипедом фантастическую способность вытаскивать вас из ежедневной суеты и на несколько часов оставлять наедине с собой. Это вырывание, находящееся на пути между отправной точкой и концом, заставляет повседневные контексты застывать и начинать ссыпаться с вас, как крошки с одежды после невнимательного поедания пиццы. Поезд увозит вас на несколько часов за пределы настоящего , за пределы ваших нынешних забот, болезней, поручений и прочей чепухи, которую вы не вспомните на смертном одре, и соприкасается с какой-то квазитрансцендентной и вневременной формой вас самих.Конечно, поезд как машина предлагает дополнительную дистанцию, которая достигается за счет временной приостановки повседневной практики и взгляда на себя на мгновение другими глазами, глазами по ту сторону настоящего. Кроме того, фильм, который проходит перед пассажиром поезда, исключительно благороден. Это снова сам мир. Никаких нарезок, взрывов, поворотов, пятисотых серий и пятнадцати сезонов мыльных опер о солитерах, никаких рекламных роликов в перерывах, никаких летающих супергероев, страстных любовников-миллиардеров и палящих лазером мутантов из космоса.

Проверьте это тоже

Вот и вся теория. Как это было на практике в Польше? Вот набор моих любимых мотивов и мотивов, связанных с многолетними польскими железнодорожными путешествиями :

  1. Звук поезда . Мое когнитивное представление о том, что такое звук поезда, с годами изменилось. Первые несколько лет моей жизни, в конце 1980-х и начале 1990-х, звук поезда был для меня характерным и привычным. Когда вы едете, примерно каждые три секунды вы слышите что-то вроде звукоподражания «тутуф-тутуф».Возможно "тытыс-тытыш". Ритм во времени был примерно такой формы: "тутуф-тутуф" ————-> (3-секундная пауза для обобщенного недифференцированного шума) ——> "тутуф-тутуф" . Чем быстрее шел поезд, тем короче были интервалы между последовательными «тутуф-тутуф». Сам шум представлял собой шум, создаваемый прохождением сначала передней оси, а затем задней оси вагона через место стыковки рельсов. Рельсы были изношены и хреновы, шпалы сильно погнулись, отчего получился характерный, узнаваемый звук.Сегодня такого шума больше нет. Либо мы имеем равномерный шум на реновируемых линиях, иногда прерываемый переходом через стрелку, либо совершенно неорганизованный треск и дребезжание на линиях, еще не прошедших процедуру реновации за деньги ЕС.

  1. Матовые шторы с надписью "ДОКП" и пепельницы . Постепенное исчезновение курения в купе как стандартной практики было связано с переходом от Польской Народной Республики к позднему капитализму.Поначалу характерные пепельницы из листового металла серебристого цвета, похожие на мини-урны с клапаном, стояли практически в каждом отсеке над мусорным ведром, между откидными крышками под окном. Затем выделили специальные отсеки для курящих, где остались пепельницы, а остальные разобрали. Затем, наконец, кто-то ударил его по голове, и понял, что курительные отсеки по-прежнему застряли в тотальном варварстве. Так курение переместилось в туалеты. В настоящее время курение в туалете может привести к срабатыванию противопожарной системы и аварийной остановке поезда.Пендолинизация также убрала на большинстве складов дротиковые шторы в версиях «Нижнесилезский ДОКП» с Hala Ludowa или «Силезский ДОКП» с минным кругом. А жаль, они были хороши, их можно было скатать в клубок и использовать как подушку.
  2. Вонь поезда . Я давний ветеран путешествий по Польше, чаще всего по маршрутам Кошалин-Гливице и Кошалин-Краков, через Белоград, Щецинек, Ястрове, Пилу, Ходзеж, Рогожно, Оборники Влкп., Познань Главный, Костян, Лешно, Равич , Оборники Силезские, Вроцлав Миколайов, Вроцлав Главный, Олава, Бжег, Кендзежин-Козле, Гливице, Забже, Руда-Хебзе, Хожув Батория, Катовице, Мысловице, Явожно-Щакова, Тшебиня и Кшешовице.Поездка по этому маршруту проходила на скором поезде «Краковянка» и длилась с порывами до 11 часов. Выходя из восьмиместного купе через 11 часов, а это, конечно, всегда было восемь, пахло типичной поездной вонью , смесью собственного пота, труб, химикатов для дезинфекции сидений и, прежде всего, , запах окисляющегося металла . Каждое прикосновение к металлическим частям автомобиля: окнам, полкам, дверям, стенам и т.д., оставил на коже интенсивный запах перевозки в вагоне для скота, который выветривается так же легко, как запах труб после ночной клубной вечеринки из-за запрета на курение: душ и все для стирки
  3. Проект . Призывники были классикой польских железных дорог 90-х и начала 2000-х. Или шли в вой и пили водку в купе рвя рот в климате "Куурва чужууу кууурва, пьем куурва, а когда говорю куурва, пьем ккурва хехехе" , или возвращались с войны носит носовые платки с надписями типа CorYWIL 2000 графика похожие на какие-то пляжные полотенца, продаваемые из жестяных сараев (насыщенные цвета, женщина в бикини с большой грудью).Срочники отжимались на платформах в ритме «январь-февраль……-декабрь-гражданка-гражданка-гражданка» а потом ломали пятерки, трепали от довольства и открывали пивоварни. Вместо призывников можно было найти и футбольных фанатов. Обычно это приводило к тому, что пассажирам приходилось убегать из разбитого автомобиля. В общем, как выразился Марек Рачковский на легендарном рисунке:
Марек Рачковский / Пшекруй
  1. Чуваки продают пиво, купленное со скидкой из спортивных сумок .Хорошая и умирающая практика. Встречается по всей Польше, но пик на участке Варшава Западная — Варшава Западная в поездах дальнего следования. Пиво, пиво, пиво. Чаще всего теплые, уцененные, в жестяной банке. Сумерки этой прекрасной фазы польского капитализма я испытал на своей шкуре где-то в 2013 году. Я ехал откуда-то в купе ТЛЦ и в машину сел худой, сухой и грязный мужчина лет 50-ти со спортивной сумкой, набитой пивом. в банке. Он открыл еще одну дверь и очень вежливым голосом, к сожалению, больше походившим на просьбу, чем на деловое предложение, предложил: "Доброе утро, может быть, холодного пива для кого-нибудь из ваших?"С другой стороны фургона приближался крупный гелеобразный мужчина лет сорока с толстой цепью на запястье, управлявший тележкой ВАРСУ. В какой-то момент в коридоре раздался звук как будто кто-то швыряет кого-то об стену и сопровождающий его разговор " ты ебаный мусор ебаный я еще тебя здесь увижу, этот ебаный ты слышишь хрен? Зайеби курва ” . Худой и грязный мужчина со спортивной сумкой что-то хныкал и через некоторое время убежал, а через мгновение дверь в купе открыл пузатый мужчина в черных штанах со складкой и рубашке с короткими рукавами и продекламировал " доброе утро, луки мобильного сервиса WARS, кофе, чай, прохладительные напитки?"
  2. Задержки .Задержки – соль польских железных дорог. Никакого постоянного опоздания каждого второго поезда, никакого опоздания, возведенного в ранг нормы, и никакого пунктуального прибытия, воспринимаемого как незаслуженная награда и дискреционная неожиданность, нет у ПКП и его дочерних компаний. Пик задержек как нормы был также пиком разложения польских железных дорог и примерно совпал с началом второго срока Гражданской платформы (2010-2011). Цезарий Грабарчик уже очнулся от неолиберальной мечты о маркетизации и приватизации всего, но инвестиции на ЕВРО-2012 все равно перепутаны, к тому же поляки предпочитают жарить на выезде с автомагистрали, поезда для студентов, пенсионеров и бомжей.Я помню тогда сообщения о задержках, таких как: INTER-REGIO "Wielka Orkiestra Świątecznej Pomocy" из Kraków Gł. В Восточную Варшаву отправится с задержкой около 270 минут. Приносим свои извинения за задержку поезда и сообщаем, что задержка может измениться. Или: Экспресс Euro City Comienius со станции Praha Hlavni Nadrażi прибудет с задержкой примерно 350 минут. Приносим свои извинения за задержку поезда и сообщаем, что задержка может измениться. Но как? Да, это. Вот как это.
  3. Надписи на стенах по маршруту . У меня есть несколько любимых. В 90-х и начале 2000-х на трансформаторе на трассе Щецин-Кошалин, вероятно, на станции Хоцивель, были надписи: ПОРЕСТ, ЛАРСЕН и максима . В Явожно, на трассе Краков-Катовице, можно было увидеть декларацию: СВОБОДА ЛЮДЯМ И ВОРАМ СТРИЧЕКА, ТРАХА И ЛОХОВ. В нескольких километрах, недалеко от Треугольника Трех Императоров, ДИЕГО БОСТОН расписался на клепанном виадуке перед въездом в Мысловице.Граффити с мышкой — это классика, автору которой пришлось объехать всю страну и разместить мышку на различных, постиндустриальных поверхностях. Мыша в Гданьске, Мыша в Варшаве-Охоте, Мыша в Силезии. Например, в Свентохловицах Мыша размером с фреску призывает путешественников: «Оставьте повозки, потому что они уже святые». Лучшей, однако, была декларация о здании трансформатора в деревне Лучице, на въезде в Краков с севера: ЛУЧИЦЕ - ГОРОД СЕКСА И БИЗНЕСА . В последние годы больше не видел, возможно, снесли трансформатор при ремонте линии из Кракова в сторону Тоннеля.


Примечание: в колонке не освещались легендарные - исторические и текущие - ремонты , удлинившие время в пути на некоторых маршрутах до абсурда (7ч Гданьск-Варшава при ремонте под Пендо с опрокидывающимся ящиком, который так и не был заказан в конце концов, или таскать как перенасыщение с носа ремонт Варшава - Познань с перспективой сохранения максимальной скорости 160 км/ч после 6 лет копания и объездов через Иновроцлав). Он не охватывает отношения между 20-летней поломкой линии Краков-Катовице и интересами компании Stalexport , которая управляет платным участком автомагистрали A4, построенной за Гереком, и не включает дань завсегдатаям форума. и комментаторы портала Market-Rail.номер . Здесь хорошо бы справился кто-то более компетентный, например, Кароль Траммер.

Еще Веславец в пути. БОЛЬШЕ

.

ТРЕККИНГ

пишет: Петр Войтковски
июль 2013

НАЧАЛО ...


Мы познакомились с Грайнк и Войтеком в Интернете. На самом деле они обратились сами. Через наш сайт. Грайна связалась с нами, отправив электронное письмо, и поэтому тема развилась ...

Тема "разработана", материалы отправлены, предупреждения вынесены. Я не говорил и не писал, что будет светло. Они не испугались.

Даже, когда мы встретились с Грайнк (она проезжала через Варшаву), я попытался напугать ее, рассказав о "vipera septentrionalis" (пасс полночь), у которой поблизости были горячие источники.К сожалению, госпожа Эла начала пинать меня под столом, что было замечено, и таким образом тема канула в лету.

РЕЙКЬЯВИК - ЛАНДМАНАЛАУГАР

Мы летим в Рейкьявик на самолете, ВАУ. Дешевая линия. Ничего не давать пить, и нечего мечтать о еде. Так как мы выдержали эти четыре часа и после приземления в аэропорту Кефлавика, сразу же идем к Fly-bus, на котором добираемся до кемпинга.

Ставим палатку, это минутка. Для меня.Наши товарищи дома плохо справились и немного шарят. Я даже хотел помочь, но когда я подумал, что когда будет плохая погода, я буду надеяться на помощь, я буду "кафо"... Пусть учится на своих ошибках. Как он говаривал, мой друг выложил на стол очередные пол-литра - тренируется идеально!

Сначала идем на разведку. Г-жа Эла платит за ночь (1800 крон на человека), покупает билеты в Ландманналаугар (60 долларов на человека) и ищет информацию о ближайших магазинах.В «Бонус» мы больше попасть не сможем – только до 18 часов, но рядом есть круглосуточный магазин, где можно купить хлеб. Наши товарищи разобрались с палаткой, так что идем за покупками вместе.

После покупок идем километра два до ближайшего паба. Пиво Viking (750 крон), дорого, но оно того стоит, а пива завтра уже не будет...

Сегодня я через многое прошел. Я ложусь спать в пачке, только штаны переодеваю. Поймите, что я еще недостаточно привык к душе.Госпожа Эла лишь слегка протестует - одинаково устала...

Ночью выяснилось, что мы ставим палатки в неудачном месте. и люди и переезжают машины. Просыпаюсь с каждым движением, но в 5 утра я бодр. Это наверное климат, воздух...

Буковые колбаски кабанос к завтраку. Быстрый завтрак, т.к. автобус (бесплатный! - какая радость!!!) до автовокзала в 7.15. Оттуда следующий автобус идет в Ландманналаугар, куда мы прибываем по адресу 13.

.

Прекрасная погода! Солнечно и тепло.Тепло, как в Исландии, около 15 градусов, а солнце наверное даже 20,

Грайнка хотела искупаться в реке с теплым полом, но мы объяснили, что это пустая трата времени. Мы бы потеряли день, и это не окупилось бы. Впереди 12 километров дороги. Километры, которые превращаются примерно в 6-7 часов ходьбы. Это пустая трата времени, вы должны воспользоваться погодой!

Делаем короткую остановку, чтобы перекусить, и отправляемся в путь.

ТРЕККИНГ

1 день (20.07.2013)

Сидим и едим, а собственно кусаем, потому что мы уже там, так что надо и, не есть, посмотреть на наш первый подход.Это не плохо! Чуть-чуть вверх, и тогда пойдёт...

Наконец, в 14:10 наши товарищи по добру и злу готовы. Пойдем!

Подъем не сложный, но немного болезненный из-за рюкзаков. У нас есть все, что нам нужно для шести дней с нами. И еще немного, потому что на осмотр достопримечательностей будет несколько дней. Все вместе весит около 20 килограммов. Прогулка обещает быть интересной...

Рюкзак придавлен к земле, но он удерживает мои ноги там, где они должны быть.Следите за своими ногами. В любом случае, потом станет лучше... Последний взгляд на приют и кемпинг в Ландманналаугаре, и мы на довольно ровной дороге.

Wysiek компенсирует просмотры. Погода хорошая, мало облаков, но больше солнца, а разноцветные склоны гор приобретают более интенсивный цвет. Воображение работает. Я чувствую, будто перенесся на несколько миллионов лет назад, когда формировалась Земля. Путь ведет между скалами свежей магмы, которые чернеют на солнце.Они такие черные, они темно-синие. Между ними зеленый мох, и все под сине-бело-сероватым небом. Иногда мы проходим мимо зелено-голубых озер, образовавшихся в каменных впадинах из растаявшего снега, а иногда – пятна нерастаявшего снега, которые выглядят так, будто кто-то покрыл склон горы кусками грязного мрамора… Красиво…

Все идет хорошо. Иногда есть только незначительные подходы. Мы должны набрать высоту. Меня утешает мысль, что когда попадаешь, обычно приходится быть плохим, а потом будет лучше.Это было довольно хорошо до сих пор. Тепло. Скажу больше - очень тепло.

Я медленно раздеваюсь. Я имею в виду, я расстегиваю, потому что, чтобы раздеться, ей пришлось бы остановиться, снять с меня рюкзак и пристегнуть к нему мою одежду. Мне не очень хочется это делать, потому что если вы думаете, что я должен снова накинуть на себя 20-килограммовый рюкзак, мне так хочется. Жду удобное место. Наконец найти. Мы в долине, где вы можете услышать несколько горячих источников цветов из окружающих скал. Останавливаемся в ожидании попутчиков (минут 10 - 15 - просто отдышаться).

Наконец-то мы медленно входим в игру. Пейзаж меняется. Как и погода. Он начинается серый. И грязно-белый. Серые с сотообразными скалами — остатками пухлого вулкана, грязно-белые — еще не растаявший снег с пятнами вулканического пепла.

Вверх и вниз. И снова вверх-вниз... Мы идем, как верблюды, по пустыне, только вместо горбов у нас рюкзаки, а вместо жары и надоедливого солнца легкий ветерок, который приятно шевелит лица.

Украшение снова изменилось.Начинаются холмы. Неприятные, но более интересные виды. Любуемся крутыми склонами разноцветных скал, покрытых мхом и зеленью, местами покрытых еще не ставшим снегом. Кое-где семейство, крепко привязанное к земле (потому что не к земле!), любуемся пучками пурпурно-розовых цветов на зеленом фоне. Иногда можно увидеть белесую струйку на дне тележки. Это красиво!

Мы уже зашли довольно высоко. Теперь для разнообразия начинаем спускаться вниз.

Мне это не нравится.Мне не нравится погода. Куда ведет тропа. Мга. Ветер. На самом деле это не туман, а облако, которое переносится с места на место. От того места, где мы были, туда, куда мы идем, потом оно поворачивает назад и снова с нами. И этот ветер. Ревуны, крики, нытье... 9000 8

Джу мне не жарко. Начнется холодно. И мокрый. Снимаю рюкзак, надеваю флис и куртку. Лучше.

Видимость становится настолько плохой, что вам приходится внимательно присматриваться, чтобы найти кол, обозначающий тропу.Наконец, делаем перерыв у насыпи камней. Вы должны дождаться Грайнка и Войтека. В таких условиях надо и вместе. Это не так уж и плохо. У нас было два часа хорошей погоды. Мы прошли примерно 1/3 пути до убежища. Еще несколько часов, и мы будем в тихом, теплом и сухом месте. Вы сможете отдохнуть...

Остальная часть нашей группы идет. Вместе мы идем в облаке, которое конденсируется на наших лицах, куртках, штанах. У меня нет чехла на рюкзаке, но говорят, что он непромокаемый.Я пока не проверяю. Впрочем, зачем? Я все равно ничего не мог сделать. Трудоемко переставляем ноги, медленно продвигаясь вперед. Облако иногда становится настолько густым, что трудно определить следующий столб, чтобы обозначить тропу.

Мы все время идем по хребту, поэтому нас обдувает сильный ветер, который гудит и свистит в ушах, рвет на нас одежду и пытается опрокинуть нас. Я рад, что у меня есть хорошо отрегулированный поясной ремень, который уменьшает мой центр тяжести и, следовательно, затрудняет перекатывание.

Мимо нас проходит группа чехов.Молодые парни. Сильный. И хорошо. Лучше глаза, больше ловкости. Пусть проложит тропу и укажет путь...

Хорошо, что они пошли первыми, потому что начинаются ледяные поля. На самом деле он не столько ледяной, сколько неаккуратный. Морозный, пропитанный водой снег, вытоптанный идущими впереди туристами. Вы должны быть осторожны с тем, как вы поднимаете ноги. И ходить налегке, что нормально, когда на спине лишних 20 кг.

Стараюсь и легко, как балерина, что у меня иногда и получается. Только дважды я проваливаюсь по щиколотку в неводяную жижу.Я закрепил свою обувь перед отъездом, поэтому надеюсь, что она не промокнет. Гринке не так повезло, как мне. Он падает по колено в слякоть. Одна нога. Ей повезло! В неудаче.

Он также дает вам то, что вы не можете видеть свет, а только слышите меняющийся шум и свист ветра. Если бы это не касалось меня лично, мне было бы даже интересно послушать этот свист. Он любит наблюдать за людьми через окно. Но только через окно! Не в натуре!!!

По мере продвижения вперед.По правде говоря, что еще мы можем сделать? Все время думаю в теплом укрытии. Я уже представляю, как мы будем делать галки или чаи, пить, согреваться, отдыхать... Чтобы было приятнее, я начинаю интересоваться, что вы предпочитаете: кофе или чай. Конечно жарко. Чай был бы настолько лучше, что мне не пришлось бы покидать приют, а с другой стороны, чашка кофе и сигарета, это было бы прекрасно!

Наконец мы подходим к приюту, время около 8 вечера. Ситуация разрешится сама собой - как сказал инспектор Жак Клузо.

Майское здание. Внутри и снаружи забиты туристами. Даже сесть негде. Кто положил рюкзак на скамейку и ушел. Я сбиваю свой рюкзак, справедливо думая, что мужчина важнее вещи. Я посадил миссис Эл на скамейку. Всегда, за стенами немного тише. Грайнка и Войтек тоже на мгновение прижались к стене. Бросаю рюкзак на площадке, сажусь на него спиной к ветру и перебираю сигарету, думаю, что делать дальше...

Слишком много вариантов, не существует. На самом деле альтернативы нет.Ничего нельзя сделать. Даже кипяток, потому что внутри нет места, а тут даю, чтобы горелка поскорее погасла, сдуваемая порывом ветра. Я вижу, как он счастливо сидит за столом, борется с печкой и делает вывод, что он тут ни при чем. Все места в приюте, где можно было поставить палатку - заняты. Такие места и места... Рваные палатки с брезентом, добавляя этот звук к свисту и шуму ветра.

Короткий разговор и решение - идем дальше. Судя по всему, рядом есть река, значит, есть каньон, а когда есть каньон, то тихо.Вы сможете укрыться от холода и ветра.

Грайнка достала носок и через некоторое время готова идти дальше. Мы идем.

тропа видна, она еще не свернула, так что мы можем видеть, где у нас и Проходим кемпинг под укрытием. Это не то место, куда я хотел бы пойти по ночам. Вы можете видеть, как поставленные палатки мужественно борются с ветром, который, вероятно, сделает для себя делом чести оторвать их от земли. В таких условиях об отдыхе не может быть и речи.

Минут через 30 минуем небольшую речку, текущую в овраге.Хорошо бы там, только река течет по ледяному полю. Нет шансов разбиться там. То есть шансы есть, но я все время думаю, рванул ли я к реке со снегом или нет. Проходим мимо вагона, спускаемся по нему. еще даю! Мы идем по снегу над ручьем. К счастью, снег еще твердый и выдерживает наш вес. Я начинаю нервничать. Невозможно найти тихое место. Везде одинаково дует.

Через сколько часов из приюта у меня дозировки. Ничего не выглядит лучше.Твои силы на исходе, а палатку еще надо поставить. Мы немного спускаемся с хребта и (Джэни Пани и я) решаем заночевать в этом месте. Шансов на что-то лучшее нет, а мне и так хватает.

Снимаю рюкзак, расстегиваю палатку и начинаю ставить. Я остановил два рюкзака, так что стало холодно. Телепиши мне, но я постараюсь приколоть наш дом как можно быстрее. Внутри не будет ветра. Через пять минут он стоит. Я бросаю маты внутрь, достаю сумку. Телефон. В этой гуши есть сотовый телефон! Я собираю.Этот ребенок.

- Привет пап! Как вы себя чувствуете? - мой сын очень интересный. Что я должен сказать? Если я начну рассказывать ему, что я чувствую, что болит, а что нет, это займет больше получаса.

- Я устал и холодно. Он дует. - Я лаю зубами и на самом деле хочу сказать, не сказать. Счастливчик. Он сидит в теплом доме, где в Лондоне, довольный, сытый, счастливый...

- Дао выстрелит? - снова спрашивает он.

- Сынок! Дао, но мы поговорим с тобой завтра, потому что сейчас меня нет в живых! - закончить разговор.

Тем не менее - приятно. Ребенок волнуется.

За это время миссис Эла засосало в палатку. Я ставлю свои рюкзаки перед входом, чтобы защитить себя от ветра и тоже проскальзываю внутрь. Я все еще смотрю на другую пару, пока они дерутся, ставя свою палатку.

В пакете они лезут в подвал. Я медленно разогреваюсь. Очень медленно. Миссис Эла тоже. Это помогает только тогда, когда мы обнимаем друг друга. Тогда теплее.

Просыпаться несколько раз за ночь. Не от шума ветра, который отказывается успокоиться, а от обычного человеческого неудобства.Пи. Я хочу в туалет. Очень. Но не бросай. Пока не бросайте. Это как больной зуб. Больно, пока не доберешься до кабинета стоматолога. Боль стихает перед дверью. Да и сейчас. Я хочу, пока не начну выяснять, как выбраться. Тогда я перестаю хотеть. Так я проспал до утра пьющего.

.

Смотрите также