Выготский орудие и знак в развитии ребенка конспект


основные идеи изложенные в работе

Министерство образования и науки Российской Федерации

ФГБОУ ВО «Чувашский государственный педагогический университет

им. И. Я. Яковлева»

Факультет дошкольной и коррекционной педагогики и психологии

Кафедра возрастной, педагогической и специальной психологии

Реферат на тему:

Л.С. Выготский «Орудие и знак в развитии ребенка»: основные идеи, изложенные в работе

Выполнен студенткой 5 курса

заочного отделения

направления «Психолого-

педагогическое сопровождение

детей с ОВЗ в образовании»

Моисеевой Марией Георгиевной

Проверила: старший преподаватель

Быкова Ольга Николаевна

Чебоксары 2018

Содержание:

Введение……………………………………………………….…..3

  1. Главы из книги «Психология развития человека»….……7

  2. Основные идеи, изложенные в работе «Орудие и знак в развитии ребенка…………………………………………………………8

Заключение……………………………………………………….14

Введение

 Культурно-историческая концепция разрабатывалась Выготским в 20-30 гг. XX в. Нет практически ни одного выдающегося психолога, занимавшегося проблемами общей психологии, который бы одновременно, так или иначе, не занимался бы проблемами развития психики. В этой области работали такие всемирно известные ученые, как В. Штерн, К. Левин, 3. Фрейд, Э. Шпрангер, Ж. Пиаже, С. Л. Рубинштейн, А. Р. Лурия, А. Н. Леонтьев, П. Я. Гальперин, Д. Б. Эльконин и др.

     На протяжении довольно длительного периода в психологии проблема развития высших психических функций была невыясненной. Несмотря на всю важность изучения процессов высших психических функций для понимания личности ребенка, не были очерчены границы этой области, не был определен круг задач и проблем, встающих перед исследователем. Кроме того, само понятие высших психических функций оставалось достаточно расплывчатым и неясным, не до конца разграниченным с другими близкими и родственными понятиями, а содержание не определенным. В психологии существовали две точки зрения на процесс психического развития ребенка - одна точка зрения - изучение высших психических функций со стороны составляющих их натуральных процессов, сведение высших и сложных процессов к элементарным, без рассмотрения специфических особенностей и закономерностей культурного развития поведения. С позиции же идеального подхода человек имеет божественное происхождение, душа человека, его психика, божественна, неизмерима, и не может быть познана. Как замечает Л.С. Выготский - «только в процессе длительных исследований, охвативших десятилетия, психология сумела преодолеть первоначальные представления о том, что процессы психического развития строятся и протекают по ботаническому образцу». 

     Детская психология считала, что развитие ребенка, в сущности, представляет собой лишь более сложный и развитой вариант возникновения и эволюции тех форм поведения, которые мы наблюдаем уже в животном мире. Впоследствии на смену биологическому направлению в детской психологии пришел зоологический подход, большинство направлений искали ответ на вопрос о детском развитии в экспериментах над животными. Эти эксперименты, с незначительными изменениями, переносились на детей, и недаром один из авторитетнейших исследователей в этой области вынужден признать, что важнейшими методическими успехами исследование ребенка обязано зоопсихологическому эксперименту.

     Сближение детской психологии с зоопсихологией дало много для биологического обоснования психологических исследований, привело к установлению многих важных моментов, сближающих поведение ребенка и животного в области низших и элементарных психических процессов. Однако, в последствии, это привело к тому, что развитие высших интеллектуальных процессов, характерных только для человека, стало подразумевать собой продолжение зоологического подхода. Предпринимались попытки разгадать человеческое в психологии ребенка в свете аналогичных форм поведения высших животных, как в учении о практическом интеллекте ребенка, важнейшей функцией которого является употребление орудий. Исследователи либо стремились раскрыть человекоподобность в действиях высших обезьян, либо наоборот стремились показать шимпанзеподобность в действиях ребенка, утверждая, что характерное для 10-месячного ребенка отношение между практическим мышлением и речью - независимость разумного действия от речевого мышления - сохраняется и в позднейшей жизни человека и что развитие речи, следовательно, существенно ничего не изменяет в структуре практической разумной операции ребенка. Данные выводы не были подтверждены дальнейшими экспериментальными исследованиями. В своих опытах Выготский показывает, что характерная для обезьяны независимость практического действия от речи не имеет места в развитии практического интеллекта ребенка, «идущего как раз по противоположному пути - пути тесного сплетения речевого и практического мышления».

     Л.С. Выготский стремился раскрыть, прежде всего, специфически человеческое в поведении ребенка и историю становления этого поведения, его теория требовала изменения традиционного подхода на процесс психического развития ребенка. По его мнению, односторонность и ошибочность традиционного воззрения на факты развития высших психических функций заключается «в неумении взглянуть на эти факты как на факты исторического развития, в одностороннем рассматривании их как натуральных процессов и образований, в смешении и неразличении природного и культурного, естественного и исторического, биологического и социального в психическом развитии ребенка, короче - в неправильном принципиальном понимании природы изучаемых явлений».

     Детская речь, рисунок, овладение чтением и письмом, логика и мировоззрение ребенка, развитие числовых представлений и операций, неоднократно служили предметом исследования. Но все эти процессы и явления, все психические функции и формы поведения, изучались в первую очередь с их природной стороны, исследовались с точки зрения образующих и входящих в их состав натуральных процессов. Высшие психические функции и сложные культурные формы поведения с присущими им специфическими особенностями функционирования и структуры, закономерностями, которым они подчинены, оставались вне поля зрения исследователей того времени. В результате такого подхода к проблемам развития высших психических функций ребенка анализ готовой формы поведения заменял выяснение генезиса этой формы, сам процесс развития сложных и высших форм поведения оставался при таком положении дел невыясненным и методологически не осознанным.

     В детской психологии были написаны только главы, относящиеся к самому раннему возрасту, когда созревают и развиваются преимущественно элементарные функции, а высшие находятся еще в зачаточном состоянии и переживают, в сущности свой, доисторический период. Однако без правильного понимания этого периода в развитии высших психических функций, невозможно прослеживание истории их развития. Л.С. Выготский показал, что человек обладает особым видом психических функций, которые полностью отсутствуют у животных. Эти функции, названные Л.С. Выготским высшими психическими функциями, составляют высший уровень психики человека, обобщенно называемый сознанием. И формируются они в ходе социальных взаимодействий. Высшие психические функции человека, или сознание, имеют социальную природу. Для того чтобы четко обозначить проблему, автор сближает три фундаментальных понятия, ранее рассматривавшихся как раздельные - понятие высшей психической функции, понятие культурного развития поведения и понятие овладения процессами собственного поведения.

     Следуя идее общественно-исторической природы психики, Выготский совершает переход к трактовке социальной среды не как «фактора», а как «источника» развития личности. В развитии ребенка, замечает он, существует как бы две переплетенных линии. Первая следует путем естественного созревания. Вторая состоит в овладении культур, способами поведения и мышления. Вспомогательными средствами организации поведения и мышления, которые человечество создало в процессе своего исторического развития, являются системы знаков-символов.

     Овладение ребенком связью между знаком и значением, использование речи в применении орудий знаменует возникновение новых психологических функций, систем, лежащих в основе высших психических процессов, которые принципиально отличают поведение человека от поведения животного.

     Одной из основ теории Л.С. Выготского является тезис о социальном происхождении психических функций человека. Выдвигая этот тезис, Л.С. Выготский был вынужден примирить его с неоспоримым фактом существования психических функций у новорожденных. Ответом на это противоречие и явилось различение между низшими (натуральными) психическими функциями и высшими психическими функциями.

  1. Главы из книги «Психология развития человека»

9. Орудие и знак в развитии ребенка

Глава первая. Проблема практического интеллекта в психологии животных и психологии ребенка

- Эксперименты по практическому интеллекту ребенка

- Функция речи в употреблении орудия. Проблема практического и вербального интеллекта

- Речь и практическое действие в поведении ребенка

- Развитие высших форм практической деятельности у ребенка

- Путь развития в свете фактов

- Функция социализированной и эгоцентрической речи

- Изменение функции речи в практической деятельности

Глава вторая. Функция знаков в развитии высших психических процессов

- Развитие высших форм восприятия

- Разделение первичного единства сенсомоторных функций

- Перестройка памяти и внимания

- Произвольная структура высших психических функций

Глава третья. Знаковые операции и организация психических процессов

- Проблема знака в формировании высших психических функций

- Социальный генезис высших психических функций

- Основные правила развития высших психических функций

Глава четвертая. Анализ знаковых операций ребенка

- Структура знаковой операции

- Генетический анализ знаковой операции

- Дальнейшее развитие знаковых операций

Глава пятая. Методика изучения высших психических функций

Заключение. Проблема функциональных систем

- Употребление орудий у животного и человека

- Слово и действие

  1. Основные идеи, изложенные в работе «Орудие и знак в развитии ребенка»

Два процесса - применение орудий и использование символов - ранее рассматривались в психологии как изолированные и независимые друг от друга.

На протяжении долгого времени в науке существовало мнение, что практическая интеллектуальная деятельность, связанная с употреблением орудий, не имеет существенного отношения к развитию знаковых, или символических, операций, например, речи. В психологической литературе почти совсем не уделялось внимания вопросу о структурной и генетической связи этих двух функций.

Признание того факта, что начала практического интеллекта могут наблюдаться почти в полной мере в предчеловеческий и предречевой периоды, привело психологов к следующему предположению: употребление орудий, возникая как натуральная операция, остается таким же и у ребенка. Ряд авторов, изучающих практические операции у детей различного возраста, стремились с возможно большей точностью установить время, до которого поведение ребенка во всех отношениях напоминало поведение шимпанзе. Добавление речи у ребенка расценивалось этими авторами как нечто совершенно инородное, вторичное и не связанное с практическими операциями. Тенденция к изолированному изучению употребления орудий и символической активности достаточно укоренилась в работах авторов, занятых изучением естественной истории практического интеллекта; психологи, исследовавшие развитие символических процессов у ребенка, придерживались принципиально той же линии. Происхождение и развитие речи и любой другой символической деятельности рассматривалось как нечто не имеющее связи с практической деятельностью ребенка. Психологи, склонные изучать развитие символической деятельности не столько как естественную, сколько как духовную историю развития ребенка, часто относили возникновение этой формы деятельности за счет спонтанного открытия ребенком отношений между знаками и их значениями. Этот счастливый момент, по известному выражению В. Штерна, есть величайшее открытие в жизни ребенка. Оно происходит, по утверждению многих авторов, на грани 1-го и 2-го года жизни и рассматривается как результат сознательной деятельности ребенка. Проблема развития речи и других форм символической деятельности, таким образом, снималась, и дело представлялось чисто логическим процессом, который проецировался в раннее детство и содержал в себе в завершенной форме все ступени дальнейшего развития. Однако Л.С. Выготский не разделяет утверждения об «открытии» символической деятельности, «символическая деятельность ребенка не изобретается им и не заучивается» - утверждает он. «Знак возникает в процессе сложного развития - в полном смысле этого слова. В начале процесса стоит переходная смешанная форма, соединяющая в себе натуральное и культурное в поведении ребенка».

Функция называния не возникает путем однократного открытия, но также имеет свою естественную историю. То, что возникает к началу образования речи у ребенка, есть не открытие, что каждая вещь имеет свое имя, а новый способ обращения с вещами, а именно- их называние.

Из исследования символических речевых форм деятельности, с одной стороны, и практического интеллекта, с другой, в качестве изолированных явлений вытекало, что генетический анализ этих функций приводил к точке зрения на них как на процессы, имеющие абсолютно различные корни, и участие их в одной и той же деятельности считалось случайным фактом, не имеющим принципиального психологического значения.

Выготский утверждает, что изолированное изучение практического интеллекта и символической деятельности абсолютно неверно, видя в совокупности этих двух систем характерное для сложного поведения человека. В результате этого символическая деятельность начинает играть специфически организующую роль, проникая в процесс употребления орудий и обеспечивая появление принципиально новых форм поведения.

Употребление орудий ребенком напоминает орудийную деятельность обезьян только до тех пор, пока ребенок находится на доречевой стадии развития. Как только речь и применение символических знаков включаются в манипулирование, оно совершенно преобразуется, преодолевая прежние натуральные законы и создавая специфические человеческие формы употребления орудий. С того момента, как ребенок с помощью речи начинает овладевать ситуацией, предварительно овладев собственным поведением, возникает новая организация поведения, а также новые отношения со средой. Л.С. Выготский в своих экспериментах над ребенком, открывает, что ребенок не просто действует, пытаясь достичь цели, но одновременно говорит. Речь, как правило, возникает у ребенка спонтанно и длится почти непрерывно на протяжении всего эксперимента. Она проявляется с большим постоянством и усиливается всякий раз, когда ситуация становится более трудной и цель оказывается не столь легко достижимой. Попытки помешать ей или ни к чему не приводят, или останавливают действие, сковывая все поведение ребенка.

На основе экспериментов Л.С. Выготский выявил следующее, что речь ребенка неотъемлемая и внутренне необходимая часть процесса, она так же важна, как действие, для достижения цели. Чем более сложное действие требуется ситуацией и чем менее прямым становится путь решения, тем более важной становится роль речи в целом процессе. Иногда речь становится так важна, что без нее ребенок не способен завершить задачу.

Ребенок решает практическую задачу не только с помощью глаз и рук, но и с помощью речи. Более того, эгоцентрическая речь у ребенка усиливается в моменты возникновения трудностей, т.е. эгоцентрическая речь ребенка очень рано начинает выполнять функцию примитивного речевого мышления - мышления вслух. Эгоцентрическую речь у ребенка следует рассматривать как переходную форму между внешней и внутренней речью, выполняющую ту функцию, которую в развитом поведении взрослого выполняет внутренняя речь, т. е. интеллектуальную функцию. Речь помогает ему овладеть этим объектом посредством предварительной организации и планирования собственных действий и поведения. Те объекты, которые были вне сферы, доступной для практической деятельности, теперь благодаря речи становятся доступны для практической деятельности ребенка.

Благодаря планирующей функции речи, направленной на собственную деятельность, ребенок создает рядом со стимулами, доходящими до него из среды, другую серию вспомогательных стимулов, стоящих между ним и средой и направляющих его поведение. Созданный с помощью речи второй ряд стимулов поднимет поведение ребенка на более высокий уровень, оно обретает относительную свободу от непосредственно привлекающей ситуации, и импульсивные попытки преобразуются в планируемое, организованное поведение.

Речь, как вспомогательный стимул, выполняет специфическую функцию организации поведения. Она служит ребенку средством социального контакта с окружающими людьми, а также начинают использоваться как средство воздействия на самого себя, как средство автостимуляции, порождая таким образом новую, более высокую форму поведения. Операция употребления знака, стоящая в начале развития каждой из высших психических функций, по необходимости носит в первое время характер внешней деятельности, т.е. знак вначале - внешний вспомогательный стимул, внешнее средство автостимуляции.

При вращивании, т.е. переходе функции внутрь, происходит сложнейшая трансформация всей ее структуры, ее характеризуют: 1) замещение функций, 2) изменение натуральных функций (элементарных процессов, лежащих в основе высшей функции и входящих в ее состав) 3) возникновение новых психологических функциональных систем (или системных функций), принимающих на себя то назначение в общей структуре поведения, которое ранее выполнялось частными функциями.

Если объединение практических и речевых операций у ребенка знаменует переход от низших форм поведения к низшим, то при распаде единства речи и действия обратное движение - переход человека от высших форм к более низким. Из изложенного следует вывод, что как в поведении ребенка, так и в поведении культурного взрослого человека практическое использование орудий и символические формы деятельности, связанные с речью, не являются двумя параллельными цепями реакций. Они образуют сложное психологическое единство, в котором символическая деятельность направлена на организацию практических операций путем создания стимулов второго порядка и путем планирования собственного поведения субъекта. В противовес высшим животным у человека возникает сложная функциональная связь между речью, употреблением орудий и натуральным зрительным полем.

Формирование сложного единства речи и практических операций есть продукт уходящего далеко вглубь процесса развития, в котором индивидуальная история субъекта тесно связана с его общественной историей.

     Деятельность ребенка, владеющего речью, делится на две последовательные части: в первой проблема решается в речевом плане, с помощью речевого планирования, а во второй - в простой моторной реализации подготовленного решения. Таким образом, прямое манипулирование заменяется сложным психическим процессом, в котором внутренний план и создание намерений, отсроченных во времени, сами стимулируют свое развитие и реализацию.

     По словам Выготского - «роль речи, выделенная нами как особый момент в организации практического поведения ребенка, является решающей для того, чтобы понять не только структуру поведения, но и его генезис: речь стоит в самом начале развития и становится его наиболее важным, решающим фактором.» Ребенок, который говорит по мере решения практической задачи, связанной с употреблением орудия, и объединяет речь и действие в одну структуру, привносит, таким образом, социальный элемент в свое действие и определяет судьбу этого действия и будущий путь развития своего поведения. Этим поведение ребенка впервые переносится в совершенно новый план, оно начинает направляться новыми факторами и приводит к появлению социальных структур в его психической жизни, т.е. социализируется. С первых дней ребенка его приспособление к среде достигается социальными средствами через окружающих его людей. Путь от вещи к ребенку и от ребенка к вещи лежит через другого человека. Переход от биологического пути развития к социальному - кардинальный поворотный пункт истории поведения ребенка, который является главным детерминирующий фактором дальнейшего развития интеллекта. 

Заключение

В данной работе мы рассмотрели культурно-историческую концепцию развития высших писхических функций Л.С. Выготского, которая определила научные пути решения проблемы происхождения психики человека.

В ней можно выделить три составные части. Первую часть можно назвать «Человек и природа». Ее основное содержание можно сформулировать в виде двух тезисов. Первый - тезис о том, что при переходе от животных к человеку произошло кардинальное изменение отношений субъекта со средой. На протяжении всего существования животного мира среда действовала на животное, видоизменяя его и заставляя приспосабливаться к себе. С появлением человека наблюдается противоположный процесс: человек действует на природу и видоизменяет ее. Второй тезис объясняет существование механизмов изменения природы со стороны человека. Этот механизм заключается в создании орудий труда, в развитии материального производства.

Вторая часть концепции Выготского может быть названа «Человек и его собственная психика». Она содержит также два положения. Первое положение заключается в том, что овладение природой не прошло бесследно для человека, он научился овладевать собственной психикой, у него появились высшие психические функции, выражающиеся в формах произвольной деятельности.

Второе положение заключается в том, что человек овладел своим поведением, как и природой, с помощью орудий, но орудий специальных - психологических. Эти психологические орудия он называл знаками.

Знаками Выготский называл искусственные средства, с помощью которых первобытный человек смог овладеть своим поведением, памятью и другими психическими процессами. Знаки были предметны, - «узелок на память» или зарубка на дереве тоже выступают как знак, как средство, с помощью которого овладевают памятью. Сам по себе этот знак не связан с конкретным видом деятельности. «Узелок на память» или зарубка на дереве могут быть содержательно связанными с различными видами трудовых операций. Подобные знаки выступали в качестве дополнительных символов, содержательно связанных с трудовой операций. Однако, для того чтобы выполнить эту трудовую операцию, человеку необходимо было вспомнить о том, что именно он должен сделать. Поэтому знаки-символы являлись пусковыми механизмами высших психических процессов, т.е. выступали в качестве психологических орудий.

Третью часть концепции Выготского можно назвать «Генетические аспекты». Эта часть концепции отвечает на вопрос «Откуда берутся средства-знаки?» Выготский исходил из того, что труд создал человека. В процессе совместного труда происходило общение между его участниками с помощью специальных знаков, определяющих, что надо делать каждому из участников трудового процесса. Вполне вероятно, что первыми словами были слова-приказы, обращенные к участникам трудового процесса. Например, «сделай то», «возьми это», «отнеси туда» и т. д. Эти первые слова-приказы по свой сути были словесными знаками. Человек, услышав определенное сочетание звуков, выполнял ту или иную трудовую операцию. Но позднее, в процессе деятельности человек стал обращать команды не па кого-нибудь, а на себя. В результате из внешнекомандной функции слова родилась его организующая функция. Так человек научился управлять своим поведением. Следовательно, возможность приказывать себе рождалась в процессе культурного развития человека.

Таким образом, в концепции Выготского можно выделить два фундаментальных положения. Во-первых, высшие психические функции имеют опосредованную структуру. Во-вторых, для процесса развития психики человека характерна интериоризация отношений управления и средств-знаков. Главный вывод этой концепции заключается в следующем: человек принципиально отличается от животного тем, что он овладел природой с помощью орудий. Это наложило отпечаток на его психику, - он научился овладевать собственными высшими психическими функциями. Для этого он также использует орудия, но орудия психологические. В качестве таких орудий выступают знаки, или знаковые средства. Они имеют культурное происхождение, причем универсальной и наиболее типичной системой знаков является речь.

Следовательно, высшие психические функции человека отличаются от психических функций животных по своим свойствам, строению и происхождению: они произвольны, опосредованы, социальны.

Теория психического развития Л. С. Выготского

Л.С. Выготский впервые (1927 г.) выдвинул положение о том, что исторический подход должен стать ведущим принципом построения психологии человека. Он дал теоретическую критику биологических, натуралистических концепций человека, противопоставив им свою теорию культурно-исторического развития. Наиболее важным при этом было то, что идею историзма природы человеческой психики, идею преобразования природных механизмов психических процессов в ходе общественно-исторического и онтогенетического развития он ввел в конкретное психологическое исследование. Преобразование это понималось Л. С. Выготским как необходимый результат усвоения человеком продуктов человеческой культуры в процессе его общения с окружающими людьми.

Л.С. Выготский писал, что в ходе онтогенеза все своеобразие перехода от одной системы активности (животной) к другой (человеческой), совершаемого ребенком, заключается в том, что одна система не просто сменяет другую, но обе системы развиваются одновременно и совместно: факт, не имеющий себе подобных ни в истории развития животных, ни в истории развития человечества.

Если в биологическом развитии человека господствует органическая система активности, а в историческом развитии — орудийная система активности, если в филогенезе, следовательно, обе системы представлены порознь и развивались отдельно одна от другой, то в онтогенезе — и одно это, сводя воедино оба плана развития поведения: животный и человеческий, делает совершенно несостоятельной всю теорию биогенетической рекапитуляции — обе системы развиваются одновременно и совместно. Это значит, что в онтогенезе развитие системы активности обнаруживает двойственную обусловленность.

Как известно, Л. С. Выготский положил в основу своих исследований две следующие гипотезы: гипотезу об опосредованном характере психических функций человека и гипотезу о происхождении внутренних умственных процессов из деятельности первоначально внешней и «интерпсихологической».

Согласно гипотезе интериоризации, психическая деятельность первоначально происходит из внешней деятельности путем интериоризации (вращивания вовнутрь) и хранит важнейшие ее черты, к которым относятся орудийность и социальность. «Поиск» этих двух важнейших черт в содержании психической деятельности привел Л. С. Выготского к формулировке указанных гипотез и закона формирования высших психических функций. Высшие психические функции (речь, произвольное внимание, произвольная память, предметное восприятие, понятийное мышление) он называл историческими, произвольными и опосредованными. Произвольность понималась при этом прежде всего как целенаправленность: в процессе онтогенеза ребенок учится управлять своей психической деятельностью, запоминать что-либо или обращать внимание на что-либо мало интересное в соответствии с целью (за­ помнить, обратить внимание).

Но что позволяет ребенку овладеть своей психической деятельностью? Л. С. Выготский говорил о наличии внутреннего орудия или средства овладения, под которым понимал знак, фиксированный прежде всего в слове, значение слова. Речь же Л. С. Выготский рассматривал как универсальную знаковую систему, дающую возможность ребенку овладеть всеми другими познавательными функциями.

Таким образом, согласно первой из гипотез, специфически человеческие особенности психики возникают вследствие того, что прежде непосредственные, «натуральные» процессы превращаются в опосредованные благодаря включению в поведение промежуточного звена («стимула – средства»). Например, при опосредованном запоминании замыкающиеся элементарные связи структурно объединяются посредством мнемотехнического знака. В других случаях эта роль осуществляется словом.

Принципиальное значение имела и вторая гипотеза, одновременно выдвигавшаяся Л. С. Выготским, согласно которой опосредствованная структура психического процесса первоначально формируется в условиях, когда посредующее звено имеет форму внешнего стимула (и, следовательно, когда внешнюю форму имеет также соответствующий процесс). Это положение позволило понять социальное происхождение новой структуры, не возникающей изнутри и не изобретающейся, а необходимо формирующейся при общении, которое у человека всегда является опосредованным.

Л. С. Выготский писал, что все внутреннее в высших формах первоначально было внешним, т. е. было для других тем, чем ныне является для себя. Всякая высшая психическая функция необходимо проходит через внешнюю стадию развития. Сказать о процессе «внешний» — значит сказать «социальный». Всякая высшая психическая функция была внешней потому, что она была социальной раньше, чем стала внутренней, собственно психической функцией, она была прежде социальным отношением двух людей. Л. С. Выготский сформулировал общий генетический закон культурного развития в следующем виде: всякая функция в культурном развитии ребенка появляется на сцену дважды, в двух планах, сперва — социальном, потом — психологическом, сперва между людьми как категория интерпсихическая, затем внутри ребенка как категория интрапсихическая. Это относится одинаково к произвольному вниманию, к логической памяти, к образованию понятий, к развитию воли. За всеми высшими функциями, их отношениями генетически стоят социальные отношения людей.

Сам механизм, лежащий в основе высших психических функций, есть слепок с социального. Все высшие психические функции суть интериоризованные отношения социального порядка, основа социальной структуры личности. Их состав, генетическая структура, способ действия — одним словом, вся их природа социальна; даже превращаясь в психические процессы, она остается квазисоциальной. Человек и наедине с собой сохраняет функцию общения. Таким образом, согласно этому закону, психическая природа человека представляет совокупность общественных отношений, перенесенных внутрь и став­ ших функциями личности и формами ее структуры.

Согласно культурно-историческойконцепции Л. С. Вы­готского, развитой его учениками А. Н. Леонтьевым и А. Р. Лурия, через организацию внешней деятельности можно и должно организовывать деятельность внутреннюю, т. е. собственно саморазвивающиеся психические процессы.

Интериоризация происходит путем «присвоения» психикой структур внешней деятельности, ее овладения в ходе совместнораспределенной работы с «другим» (где «другой» составляет не внешний момент, а важнейшую структурную составляющую данного процесса), при раз­ вивающейся активности личности, ее самодвижении, саморазвитии. Именно это саморазвитие внутренних структур деятельности образует тот реальный психологический фон, на котором ставится воспитание как формирование личности . Так, в соответствии с идеями Л. С. Выготского, развитие психики в онтогенезе можно представить как процесс присвоения ребенком общественно-истори­ческих способов внешней и внутренней деятельности.

В заключение анализа культурно-исторической концепции Л. С. Выготского приведем основные ее положения, тезисно изложенные его учеником и последователем А. Н. Леонтьевым. «Опосредованная структура психических процессов всегда возникает на основе усвоения индивидуальным человеком таких форм поведения, которые первоначально складываются как формы поведения непосредственно социального. При этом индивид овладевает тем звеном («стимулом — средством»), которое опосредствует данный процесс, будь то вещественное средство (орудие), или общественно выработанные словесные понятия, или какие-нибудь другие знаки. Таким образом, в психологию вводилось еще одно капитальное положение — положение о том, что главный механизм психики человека есть механизм усвоения социальных, исторически сложившихся видов и форм деятельности. Так как при этом деятельность может происходить только в ее внешнем выражении, то допускалось, что усвоенные в их внешней форме процессы далее преобразуются в процессы внутренние, умственные»

Культурно-историческаяконцепция помогла Л. С. Выготскому сформулировать ряд законов психического раз вития ребенка. Важнейшим среди них, как уже говорилось, является закон формирования высших психических функций. Напомним, что, согласно этому закону, высшие психические функции возникают первоначально как форма коллективного поведения, как форма сотрудничества с другими людьми, и лишь впоследствии они становятся внутренними индивидуальными (формами) функциями самого ребенка. Отличительные признаки высших психических функций: опосредованность, осознанность, произвольность, системность; они формируются прижизненно; они образуются в результате овладения специальными орудиями, средствами, выработанными в ходе исторического развития общества; развитие внешних психических функций связано с обучением в широком смысле слова, оно не может происходить иначе, как в форме усвоения за­ данных образцов, поэтому это развитие проходит ряд стадий.

Тесно связанным с этим законом и развивающим его содержание является закон неравномерности детского раз­ вития, согласно которому каждая сторона в психике ребенка имеет свой оптимальный период развития. Этот период в психологии развития называется сензитивный период. Возрастная сензитивность — это присущее определенному возрастному периоду оптимальное сочетание условий для развития определенных психических свойств и процессов. Преждевременное или запаздывающее по от­ ношению к сензитивному периоду обучение может оказаться недостаточно эффективным, что неблагоприятно сказывается на развитии психики. Таким образом, в сензитивные периоды ребенок бывает особенно чувствителен к обучению и развитию определенных функций. Почему это происходит? Л. С. Выготский объясняет сущность возрастной сензитивности в своей гипотезе о системном и смысловом строении сознания. Системное строение сознания — структура отдельных психических процессов (восприятия, памяти, мышления и т. д.), при которой на данной стадии развития какой-нибудь процесс занимает определяющее место. На одной стадии такое место занимает восприятие, на следующей — память и т. д.

Подобные качественные изменения в сознании неотрывны от изменений в его смысловом строении, под которым Л. С. Выготский понимал характерную для каждой стадии развития структуру обобщения. Благодаря такому пониманию психического развития Л. С. Выготский превратил в теорию тезис: ребенок не есть маленький взрослый .

Концепция сензитивных возрастов и гипотеза о системном строении сознаний имели огромное значение для понимания закономерности психического развития ребенка и роли обучения в этом процессе. Оказалось, что ни одна функция не развивается изолированно: сроки и характер развития каждой функции зависят от того, какое место в общей структуре функций она занимает. Каждая психическая функция в сензитивный для себя период образует центр этой системы, и все остальные психические процессы развиваются в каждый период под влиянием этой формирующей в сознании функции. По мнению Л. С. Выготского, процесс психического развития состоит в перестройке системной структуры сознания, которая обусловлена изменениями его смысловой структуры.

Так, первый значимый этап развития — с года до трех — сензитивен для развития речи. Овладевая речью, ребенок получает систему средств овладения другими функциями, которые Л. С. Выготский называл историческими, произвольными, осмысленными. Этот процесс осуществляется только в процессе обучения. Если ребенок в этом возрасте воспитывается в обедненной речевой среде, это приводит к заметному отставанию в речевом развитии, а в дальнейшем и в других познавательных функциях. С двух до четырех лет — сензитивный период для развития предметного восприятия, старший дошкольный возраст – сензитивный период для развития произвольной памяти, младший школьный возраст — для развития понятийного мышления. Что же касается произвольного внимания, то Л. С. Выготский считает его сензитивным периодом развития дошкольный возраст, но многочисленные экспериментальные исследования показывают, что эта функция в укачанном возрасте начинает формироваться не ранее пяти лет.

Анализ законов психического развития, сформулированный Л. С. Выготским, позволяет раскрыть сущность едва ли не самой главной проблемы в отечественной возрастной и педагогической психологии — проблемы обучения и развития.

Одна из фундаментальных идей Л. С. Выготского — о том, что в развитии поведения ребенка надо различать две сплетенные линии. Одна — естественное «созревание». Другая — культурное совершенствование, овладение культурными способами поведения и мышления.

Культурное развитие заключается в овладении такими вспомогательными средствами поведения, которые человечество создало в процессе своего исторического развития и какими являются язык, письмо, система счисления и др.; культурное развитие связано с усвоением таких приемов поведения, которые основываются на использовании знаков в качестве средств для осуществления той или иной психологической операции. Культура видоизменяет природу сообразно целям человека: изменяется способ действия, структура приема, весь строй психологических операций наподобие того, как включение орудия перестраивает весь строй трудовой операции. Внешняя деятельность ребенка может переходить во внутреннюю деятельность, внешний прием как бы вращивается и становится внутренним (интериоризироваться).

Л. С. Выготскому принадлежат два важных понятия, определяющих каждый этап возрастного развития — понятие социальной ситуации развития и понятие новообразования.

Под социальной ситуацией развития Л. С. Выготский имел в виду складывающееся к началу каждого нового этапа своеобразное, специфическое для данного возраста, исключительное, единственное и неповторимое отношение между человеком и окружающей его действительностью, прежде всего социальной. Социальная ситуация развития представляет собой исходный момент для всех изменений, возможных в данный период, и определяет путь, следуя которому человек приобретает качественные образования развития.

Новообразование Л. С. Выготский определял как качественно новый тип личности и взаимодействия человека с действительностью, отсутствующий как целое на предыдущих этапах его развития.

Л. С. Выготский установил, что ребенок в овладении собой (своим поведением) идет тем же путем, что и в овладении внешней природой, т.е. извне. Он овладевает собой как одной из сил природы, при помощи особой культурной техники знаков. Ребенок, изменивший строение личности, есть уже другой ребенок, социальное бытие которого не может не отличаться существенным образом от бытия ребенка более раннего возраста.

К скачку в развитии (изменению социальной ситуации развития) и возникновению новообразований приводят фундаментальные противоречия развития, складывающиеся к концу каждого отрезка жизни и «толкающие» развитие, вперед (к примеру, между максимальной открытостью к общению и отсутствием средства общения — речи в младенчестве; между нарастанием предметных умений и невозможностью реализовать их во «взрослой» деятельности в дошкольном возрасте и т.п.).

Соответственно, возраст Л. С. Выготский определял как объективную категорию для обозначения трех моментов:

В своей периодизации развития он предлагает чередовать стабильные и критические возрасты. В стабильных периодах (младенчество, раннее детство, дошкольный возраст, младший школьный возраст, подростковый возраст и т.д.) происходит медленное и неуклонное накопление мельчайших количественных изменений развития, а в критические периоды (кризис новорожденное™, кризис первого года жизни, кризис трех лет, кризис семи лет, пубертатный кризис, кризис 17 лет и т.д.) эти изменения обнаруживаются в виде скачкообразно возникших необратимых новообразований.

На каждой ступени развития всегда есть центральное новообразование, как бы ведущее для всего процесса развития и характеризующее перестройку всей личности ребенка в целом на новой основе. Вокруг основного (центрального) новообразования данного возраста располагаются и группируются все остальные частичные новообразования, относящиеся к отдельным сторонам личности ребенка, и процессы развития, связанные с новообразованиями предшествующих возрастов.

Те процессы развития, которые более или менее непосредственно связаны с основным новообразованием, Л. С. Выготский называет центральными линиями развития в данном возрасте, а все другие частичные процессы, изменения, совершающиеся в данном возрасте, называет побочными линиями развития. Само собой разумеется, что процессы, являвшиеся центральными линиями развития в данном возрасте, становятся побочными линиями в следующем, и обратно — побочные линии предыдущего возраста выдвигаются на первый план и становятся центральными линиями в новом, так как меняется их значение и удельный вес в общей структуре развития, меняется их отношение к центральному новообразованию. Следовательно, при переходе от одной ступени к другой перестраивается вся структура возраста. Каждый возраст обладает специфической для него, единственной и неповторимой структурой.

Понимая развитие как непрерывный процесс самодвижения, непрестанного возникновения и образования нового, он считал, что новообразования «критических» периодов в последующем не сохраняются в том виде, в каком возникают в критический период, и не входят в качестве необходимого слагаемого в интегральную структуру будущей личности. Они отмирают, поглощаясь новообразованиями следующего (стабильного) возраста, включаясь в их состав, растворяясь и трансформируясь в них.

Огромная многосторонняя работа привела Л. С. Выготского к построению концепции связи обучения и развития, одно из фундаментальных понятий которой — зона ближайшего развития.

Мы определяем тестами или другими способами уровень психического развития ребенка. Но при этом совершенно недостаточно учитывать, что ребенок может и умеет сегодня и сейчас, важно, что он сможет и сумеет завтра, какие процессы, пусть сегодня не завершившиеся, уже «зреют». Иногда ребенок нуждается для решения задачи в наводящем вопросе, в указании на способ решения и т.д. Тогда возникает подражание, как все то, что ребенок не может выполнить самостоятельно, но чему он может обучиться или что может выполнить под руководством или в сотрудничестве с другим, более взрослым или более знающим человеком. Но то, что сегодня ребенок умеет делать в сотрудничестве и под руководством, завтра он становится способен выполнять самостоятельно. Исследуя, что ребенок способен выполнить самостоятельно, мы исследуем развитие вчерашнего дня. Исследуя, что ребенок способен выполнить в сотрудничестве, мы определяем развитие завтрашнего дня — зону ближайшего развития.

Л. С. Выготский критикует позицию исследователей, считающих, что ребенок должен достичь определенного уровня развития, его функции должны созреть, прежде чем можно будет приступить к обучению. Получается, считал он, что обучение «плетется в хвосте» у развития, развитие всегда идет впереди обучения, обучение просто надстраивается над развитием, ничего не меняя в нем по существу.

Л. С. Выготский предложил совершенно противоположную позицию: только то обучение является хорошим, которое опережает развитие, создавая зону ближайшего развития. Обучение — это не развитие, но внутренне необходимый и всеобщий момент в процессе развития у ребенка не природных, но культурно-исторических особенностей человека. В обучении создаются предпосылки будущих новообразований, и, чтобы создать зону ближайшего развития, т.е. породить ряд процессов внутреннего развития, нужны правильно построенные процессы обучения.

 

 

Как развиваются высшие психические функции

Известный психолог Л.С.Выготский рассматривал развитие психики не как внутренний процесс, а как взаимодействие с обществом. В ходе этого взаимодействия ребенок присваивает выработанные на протяжении исторического развития и находящиеся в социуме формы психической деятельности. Идет не просто социализация, усвоение социальных обязательств, система общественных отношений именно присваивается ребенком. Ребенок рождается как социальное существо, взрослый организует ситуацию, способствующую развитию. При проживании социальной ситуации развития у ребенка формируются высшие психические функции.

Свойства высших психических функций

Два главных свойства присущи ВПФ: произвольность и осознанность. Высшие психические функции могут быть сформированы только в процессе овладения средствами психической деятельности. Средствами являются знаки.

Определение 1

Знак — это орудие, которое организует поведенческую линию человека. Существует две стороны знака: материальная оболочка и значение.

Общий ход развития заключается в следующем: знак помещается взрослым в поле взаимодействия ребенка с миром. Знак является элементом этого поля. Логика оперирования знаком не естественна, ненатуральна, как само поле. Знак определяет взаимодействие по законам культуры, в итоге психические функции ребенка обретают произвольность и осознанность. Наиболее важный знак по мнению Л.С.Выготского — слово.

Стадии развития психики при использовании знаков

Развитие психики, опираясь на знаки, проходит разные стадии. Первая стадия называется примитивной. Ребенок воспринимает знак натурально. Если рассматривать развитие речи, то здесь можно говорить только о доинтеллектуальном развитии речи и о доречевом мышлении. Вторая стадия называется «стадией наивной психологии». Ребенок использует знак, но неадекватно. В речевом развитии это проявляется, как использование форм придаточных предложений, но освоение логических операций, которые соответствуют этим формам произойдет значительно позднее. Третья стадия носит название «стадии внешнего знака» и примечательна тем, что ребенок использует знак внешне: счет на пальцах, эгоцентрическая речь, когда ребенок разговаривает сам с собой, тем самым планируя свое поведение. Четвертая стадия называется «стадией вращивания», когда внешние операции приобретают внутренний характер: счет в уме, логическая память, внутренняя речь.

Замечание 1

Развитие высших психических функций у человека определяет развитие сознания. На каждом возрастном этапе определенная психическая функция становится лидирующей и организует смысловую систему всего сознания ребенка, особенности значений слов очень хорошо демонстрируют это.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Принципы Л.С.Выготского

Подход Выготского — это не только преобразование теории ассоциаций, но и расширение пространства психологического знания за счет объединенных подходов социологического и психологического. Принцип дискретности, который характерен для ассоциативной психологии, проявляется при анализе слова и образа.

Сама проблема исследования мышления и речи присуща ассоциативной психологии, и Выготским заимствуется. Ученый утверждает, что психика и есть сознание, которое определено системой высших психологических функций, в этом выражается принцип сознательности.

На основе объединения социологии и ассоциативной психологии Л.С.Выготский формулирует новые принципы. Прежде всего, это принцип структурности, противоположный принципу дискретности. Принцип опосредования, то есть представления развития психики при помощи знаков. Этот принцип позволил выдвинуть идею интериоризации — развитие по типу присвоения культурных средств. Принцип опосредования рождает такие понятия как социальная ситуация развития и зона ближайшего развития.

Определение 2

Развитие — это саморазвитие и внешне обусловленное развитие.

Исходя из подхода Л.С.Выготского все теории детского развития можно разделить на две группы: натуралистические теории и теории опосредованного развития. Во втором случае взрослый является организатором социальной ситуации, ведет развитие формой которого является обучение.

Подход Выготского более выигрышный в сравнении с натуралистическим подходом. Взрослый находится в новой позиции, он не наблюдатель, а организатор детского развития. Используя подход Выготского, можно разрабатывать эффективные образовательные системы.

Перечислим еще раз ключевые понятия, связанные с теорией Л.С.Выготского.

Определение 3

Высшая психическая функция — обладает произвольностью и осознанностью, вырабатывается при освоении ребенком психических средств.

Определение 4

Закон детского развития — в каждом возрастном периоде доминирует конкретная психическая функция.

Определение 5

Закон ближайшего развития — психические процессы, которые формируются. Когда ребенок способен решить задачу при помощи взрослого.

Определение 6

Кризис развития — несоответствие психических возможностей социальной ситуации развития.

Определение 7

Новообразование — новое в психическом личностном строении, впервые возникшее на данном возрастном этапе.

Определение 8

Психическое средство — орудие для овладения собственным поведением. Орудием являются знаки.

Определение 9

Системное строение сознания — все психические функции подчиняются доминирующей на конкретном этапе развития.

Определение 10

Социальная ситуация развития — отношения между ребенком и окружающим миром, характерные для данного периода развития.

Автор: Анна Коврова

Преподаватель факультета психологии кафедры общей психологии. Кандидат психологических наук

Выготский 3 том краткое содержание. Лев Выготский: очень краткое введение

Экология познания. Психология: Знаменитый российский психолог и один из основателей нейрофизиологии Александр Лурия неоднократно признавал, что «всему хорошему в развитии русской психологии мы обязаны Выготскому».

Знаменитый российский психолог и один из основателей нейрофизиологии Александр Лурия неоднократно признавал, что «всему хорошему в развитии русской психологии мы обязаны Выготскому ».

Лев Выготский - действительно знаковая фигура уже для нескольких поколений психологов и гуманитариев, и не только отечественных.

После того, как в 1962 году на английском языке была опубликована его работа «Мышление и речь», идеи Выготского широко распространились в США, Европе, а затем и в других странах. Когда одному из американских последователей культурно-исторической школы Ури Бронфенбреннеру из Корнелльского университета удалось приехать в СССР, он с порога смутил дочь Выготского Гиту Львовну вопросом: «Надеюсь, вы знаете, что ваш отец для нас Бог?»

Ученики Выготского, впрочем, считали его гением ещё при жизни. Как вспоминает тот же Лурия, в конце 20-х годов «вся наша группа посвящала почти весь день нашему грандиозному плану перестройки психологии. Л.С. Выготский был для нас кумиром. Когда он уезжал куда-нибудь, студенты писали стихи в честь его путешествия».

Лев Выготский с дочерью Гитой, 1934 год.

В тяжелейших условиях послереволюционной России, не дожив и до 38 лет, он предложил множество решений в психологической теории и педагогике, которые остаются свежими и сегодня.

Уже в 1926 году Выготский констатировал: не только отечественная, но и мировая психология находится в кризисе. Необходима полная перестройка её теоретических оснований. Все противоборствующие школы, развитие которых бурно происходит в первой четверти XX века, можно разделить на две части - естественнонаучную и идеалистическую.

Первая изучает рефлексы и реакции на стимулы, а позицию последней наиболее отчётливо выразил Вильгельм Дильтей, утверждавший, что «природу мы объясняем, а душевную жизнь понимаем».

Преодолеть это противопоставление и этот кризис можно только через создание общей психологии - через систематизацию и упорядочение отдельных данных о человеческой психике и поведении. Необходимо было совместить объяснение и понимание в едином и целостном подходе к анализу человеческой психики.

Что же наиболее общего у всех явлений, изучаемых психологией, что делает психологическими фактами самые разнообразные явления - от выделения слюны у собаки и до наслаждения трагедией, что есть общего в бреде сумасшедшего и строжайших выкладках математика?

- Лев Выготскийиз работы «Исторический смысл психологического кризиса»

Человека принципиально отличает то, что он пользуется сознанием и знаками - а именно это психология до тех пор игнорировала (бихевиоризм и рефлексология), рассматривала в отрыве от социальной практики (феноменология) или подменяла бессознательными процессами (психоанализ). Путь выхода из кризиса Выготский видел в диалектическом материализме - хотя и скептически относился к попыткам напрямую приспособить марксистскую диалектику к психологии.

У Маркса были принципиально важны положения об определяющей роли общественных отношений, орудийной и знаковой деятельности в формировании психики:

Паук совершает операции, напоминающие операции ткача, и пчела постройкой своих восковых ячеек посрамляет некоторых людей-архитекторов. Но и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что, прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил её в своей голове.

- Карл Маркс«Капитал», Глава 5. Процесс труда и процесс увеличения стоимости

Общей психологии, преодолевающей разногласия разных школ и подходов, при жизни Выготского не появилось - нет её и теперь. Но в эти революционные по всем параметрам годы многим казалось, что это вполне возможно: общая психологическая теория где-то рядом, «мы теперь держим у себя в руках нить от неё» - пишет он в 1926 году в заметках, которые позднее были переработаны и опубликованы под названием «Исторический смысл психологического кризиса». В это время Выготский лежит в больнице «Захарьино», куда он был срочно госпиталирован в связи обострением туберкулёза.

Лурия поздее рассказывал: «Врачи говорили, что ему осталось 3-4 месяца жизни, его поместили в санаторий… И тут он начал судорожно писать, чтобы оставить после себя какой-то основной труд ».

Классическая схема бихевиоризма «стимул - реакция» у Выготского превращается в схему «стимул - знак (средство) - реакция». Именно в это время начинает формироваться то, что позднее будет названо «культурно-исторической теорией».

В 1927 году Выготский выписывается из больницы и вместе со своими коллегами начинает проводить исследования высших психических функций, которые принесут ему мировую известность. Он изучает речевую и знаковую деятельность, генетические механизмы формирования психики в процессе развития детского мышления.

Промежуточный элемент преобразует всю сцену мышления, изменяет все его функции. То, что было естественной реакцией, становится сознательным и социально обусловленным культурным поведением.

3 тезиса психологии Выготского

«...Всякая функция в культурном развитии ребёнка появляется на сцену дважды, в двух планах, сперва социальном, потом - психологическом, сперва между людьми как категория интерпсихическая, затем внутри ребёнка как категория интрапсихическая. Это относится одинаково к произвольному вниманию, к логической памяти, к образованию понятий, к развитию воли ».

Сходные идеи в своё время высказывал французский психолог и философ Пьер Жане: те формы поведения, которые другие первоначально применяли по отношению к ребёнку («вымой руки», «не болтай за столом»), он затем переносит на самого себя.

Так выглядит знаменитая формулировка «общего генетического закона культурного развития» , которую Выготский предложил в «Мышлении и речи». Речь здесь идёт о социальном происхождении сознания - но интерпретировать эту формулу можно совершенно различным образом.

Выготский вовсе не утверждает, что социальные факторы целиком и полностью определяют развитие психики. Также как и не говорит, что сознание возникает из естественных, врождённых механизмов приспособления к окружающей среде.

«Развитие есть непрерывный самообусловленный процесс, а не марионетка, направляемая дёрганием двух ниточек ». Ребёнок возникает как отдельная личность только через взаимодействие, активное участие в жизни других.

Как показали эксперименты Лурии, проведённые в Узбекистане в начале 30-х гг., логические операции, которые мы считаем естественными, возникают только в контексте формального обучения. Если вам не расскажут в школе, что такое круг, идея круга самого по себе не спустится к вам из платоновского мира идей.

Для неграмотного треугольник - это подставка для чая или амулет, закрашенный кружок - это монета, незаконченная окружность - это месяц, и ничего общего между ними нет.

Допустим, вам предложили следующий силлогизм:

1. На Крайнем Севере, где всегда лежит снег, все медведи белые.

2. Новая Земля расположена на Крайнем Севере.

3. Какого цвета там медведи?

Если вас не учили рассуждать в абстрактных понятиях и решать отвлечённые задачки, то вы ответите что-то вроде «я никогда не был на Севере и не видел медведей» или «вы должны спросить людей, которые бывали там и видели».

Пионеры идут по майдану с барабанами. Узбекистан, 1928 год.

Выготский и Лурия показали, что многие механизмы мышления, которые кажутся универсальными, на самом деле обусловлены культурой, историей и определёнными психологическими инструментами, которые не возникают спонтанно, а усваиваются в ходе обучения.

«Человек вводит искусственные стимулы, сигнифицирует поведение и при помощи знаков создает, воздействуя извне, новые связи в мозгу»; «в высшей структуре функциональным определяющим целым или фокусом всего процесса является знак и способ его употребления» .

Выготский подчёркивает, что все формы поведения, характерные для человека, имеют знаковую природу. Знаки используются в качестве психологических инструментов: простейший пример - это узелок, завязанный на память.

Посмотрим, как дети играют с кубиками. Это может быть спонтанная игра, в которой фигуры нагромождаются одна на другую: этот кубик становится машиной, следующий - собакой. Значение фигур постоянно меняется, и ребёнок не приходит к какому-то устойчивому решению. Ребёнку это нравится - сам процесс приносит ему удовольствие, а результат не имеет значения.

Педагог, который считает такое занятие бесцельным, может предложить ребёнку выстроить определённую фигуру по нарисованной модели. Здесь есть чёткая цель - ребёнок видит, на каком месте должен стоять каждый кубик. Но такая игра ему неинтересна. Можно предложить и третий вариант: пусть ребёнок попробует собрать из кубиков модель, которая обозначена лишь приблизительно. Её нельзя скопировать - нужно найти своё решение.

В первой версии игры знаки не определяют поведение ребёнка - им движет спонтанное течение фантазии. Во второй версии знак (нарисованная модель) выступает в качестве предзаданного образца, который нужно просто скопировать, но ребёнок при этом утрачивает собственную активность. Наконец, в третьей версии игра приобретает цель, но допускает множество решений.

Именно такую форму имеет человеческое поведение, опосредованное знаками, которые задают ему цель и смысл, не отнимая свободу выбора.

«...Включаясь в поведение, психологический инструмент изменяет всё течение и структуру психических функций. Он достигает этого, задавая структуру нового инструментального акта, подобно тому как техническое орудие изменяет процесс естественной адаптации, определяя вид трудовых операций ». Но действие знака, в отличие от орудия, направлено не вовне, а внутрь. Он не только передаёт сообщение, но и выступает как средство самоопределения.

Снятие памятника Александру III в Москве, 1918 год.

«Незрелость функций к моменту начала обучения является общим и основным законом»; «Педагогика должна ориентироваться не на вчерашний, а на завтрашний день детского развития. Только тогда она сумеет вызвать в процессе обучения к жизни те процессы развития, которые сейчас лежат в зоне ближайшего развития».

Понятие «зоны ближайшего развития» - один из самых известных вкладов Выготского в педагогическую теорию. Самостоятельно ребёнок может выполнить определённый спектр задач. С помощью наводящих вопросов и подсказок педагога он может сделать значительно больше. Промежуток между этими двумя состояниями и называется зоной ближайшего развития. Именно через неё всегда осуществляется любое обучение.

Чтобы объяснить это понятие, Выготский вводит метафору о садовнике, которому нужно следить не только за вызревшими, но и за созревающими плодами. Образование должно ориентироваться именно на будущее - то, чего ребёнок пока не умеет, но может научиться. Важно оставаться в рамках этой зоны - не останавливаться на усвоенном, но и не пытаться перепрыгнуть далеко вперёд.

Человек не может существовать отдельно от других - любое развитие всегда происходит в коллективе . Современная наука многого достигла не только потому, что стоит на плечах гигантов - не менее важна целая масса людей, которая для большинства остаётся анонимной. Подлинные таланты возникают не вопреки, а благодаря окружающим условиям, которые подталкивают и направляют их развитие.

И здесь педагогика Выготского выходит за пределы классных кабинетов: чтобы обеспечить всестороннее развитие человека, должно измениться всё общество.

Многие идеи и концепции Выготского остались неоформленными. Экспериментальную работу по проверке его смелых гипотез в основном проводил не он сам, а его последователи и ученики (поэтому большая часть конкретных примеров в этой статье взята из работ Лурии). Выготский умер в 1934 году - непризнанным, поруганным и на долгие годы забытым всеми, кроме узкого круга единомышленников. Интерес к его теории возродился только в 50-60-е годы на волне «семиотического поворота» в гуманитарных исследованиях.

​Знаменитая «восьмёрка» учеников Выготского. Стоят: А.В. Запорожец, Н.Г. Морозова, и Д.Б. Эльконин, сидят: А.Н. Леонтьев, Р.Е. Левина, Л.И. Божович, Л.С. Славина, А.Р. Лурия.

Сегодня на его работы опираются как отечественные представители культурно-исторической теории, так и зарубежные социокультурные психологи, когнитивисты, антропологи и лингвисты. Идеи Выготского вошли в обязательный багаж педагогов по всему миру.

Это Вам будет интересно:

Как бы вы определили, кто вы такие, если бы не лавина культурных клише, которыми нас ежедневно бомбардируют другие? Как бы вы узнали, что большая и меньшая посылка категорического силлогизма приводят к совершенно определённому выводу? Чему бы вы научились, если бы не учителя, тетрадные конспекты, одноклассники, классные журналы и отметки?

Причина продолжающегося влияния Выготского в том, что он показывает важность всех этих элементов, которые так легко ускользают от нашего внимания. опубликовано

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-1.jpg" alt=">Выготский Лев Семенович СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ, том 3 ">

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-2.jpg" alt="> Третий том Собрания сочинений Л. С. Выготского включает основные теоретические исследования по"> Третий том Собрания сочинений Л. С. Выготского включает основные теоретические исследования по общим проблемам развития высших психических функций в детском возрасте. Выготский рассматривает развитие конкретных психических функций и форм поведения как драматический процесс превращения их естественных (натуральных) форм в культурные, развивающиеся при общении ребенка со взрослым на основе знакового опосредования этого процесса речью. Центральной проблемой является формулирование предмета исследования высших психических функций.

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-3.jpg" alt="> Определение предмета исследования требует изменения традиционного взгляда на процесс психического развития ребенка."> Определение предмета исследования требует изменения традиционного взгляда на процесс психического развития ребенка. Трудность «заключается не столько в неразработанности и новизне входящих в ее состав вопросов, сколько в односторонней и ложной постановке этих вопросов, подчинявшей весь накопившийся десятилетиями фактический материал инерции ложного толкования. . . » . Такова принципиальная и острая постановка проблемы развития высших психических функций ребенка Л. С. Выготским. Выготский ставит общую проблему психического развития ребенка в контекст соотношения биологического и социального, естественного и исторического, природного и культурного, т. е. в тот контекст, в котором и до настоящего времени многие проблемы остаются решенными не до конца.

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-4.jpg" alt="> Выготский видит в такой постановке не особый аспект исследования проблем развития психики"> Выготский видит в такой постановке не особый аспект исследования проблем развития психики ребенка, но общий предмет исследования-изучение высших психических функций. Соответственно можно сказать, что: ü к низшим психическим функциям и процессам относятся процессы натуральные, природные, естественные, биологические, ü к высшим-культурные, исторические, социальные.

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-5.jpg" alt="> Для Выготского было важно разделить и даже противопоставить описываемые процессы и явления"> Для Выготского было важно разделить и даже противопоставить описываемые процессы и явления как различные по природе, как противоположные другу. Такая постановка проблемы обеспечивала ее полемичность, резкость. Иногда она выступала как позиция, направленная против природного, естественного, биологического, натурального в психическом развитии человека. Детская речь и рисунок, чтение и письмо, развитие математических операций и логическое мышление, образование понятий и мировоззрение ребенка-вот далеко не полный перечень психических функций, которые относятся к высшим и которые до исследований Выгодского рассматривались в работах психологов как усложненные натуральные.

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-6.jpg" alt="> Выготский отмечает как недостаток стремление свести более сложные явления к более простым"> Выготский отмечает как недостаток стремление свести более сложные явления к более простым и элементарным. «Сложные образования и процессы разлагались. . . на составные элементы и переставали существовать как целые, как структуры. Они сводились к процессам более элементарного порядка, занимающим подчиненное положение и выполняющим определенную функцию по отношению к целому, в состав которого они входят» . При таком подходе, как считает Выготский, с необходимостью происходит сведение сложного к простому, неизбежная утрата специфики психологических целостных образований, их собственных закономерностей. Нужно иметь в виду, что именно в период работы над рукописью происходило интенсивное самоопределение" психологии как науки, ее отделение от смежных наук, самоопределение материалистической психологии в ряду различных психологических школ.

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-7.jpg" alt="> Очень важно понять, что имеет в виду Выготский, когда противопоставляет низшие и"> Очень важно понять, что имеет в виду Выготский, когда противопоставляет низшие и высшие формы поведения, ищет соотношения и переходы между ними в психическом развитии ребенка. «. . . Детской психологии чуждо само понятие развития высших психических функций. . . она по необходимости ограничивает понятие психического развития ребенка одним биологическим развитием элементарных функций, протекающим в прямой зависимости от созревания мозга как функции органического созревания ребенка»

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-8.jpg" alt="> Он отмечает, что в объективной психологии (т. е. в бихевиоризме и в"> Он отмечает, что в объективной психологии (т. е. в бихевиоризме и в рефлексологии) существует лишь одно различение низших и высших форм поведения: как врожденных и как приобретенных реакций. Последние рассматриваются в качестве навыков. Эмпирическая психология представила каждую психическую функцию как включающую «два этажа» . «Наряду с механической памятью, как высшая ее форма, различалась логическая память; над непроизвольным вниманием надстраивалось произвольное; над воспроизводящим воображением возвышалось творческое; над образным мышлением возносилось, как второй этаж, мышление в понятиях; низшие чувствования симметрично дополнялись высшими, импульсивная воля- предвидящей»

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-9.jpg" alt="> Выготский сближает три фундаментальных понятия, ранее рассматривавшихся как раздельные, -понятие высшей психической"> Выготский сближает три фундаментальных понятия, ранее рассматривавшихся как раздельные, -понятие высшей психической функции, понятие культурного развития поведения и понятие овладения процессами собственного поведения. Таким образом, Выготский ставит не только новую проблему, но одновременно предлагает путь ее решения, включающий анализ культурного развития поведения как исторического на основе овладения процессами собственного поведения.

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-10.jpg" alt="> «Предельного выражения дуализм низшего и высшего, метафизическое разделение психологии на два этажа достигает"> «Предельного выражения дуализм низшего и высшего, метафизическое разделение психологии на два этажа достигает в идее разделения психологии на две отдельные и самостоятельные науки: на физиологическую, естественнонаучную, объяснительную, или каузальную, психологию, с одной стороны, и понимающую, описательную, или телеологическую, психологию духа как основу всех гуманитарных наук-с другой» . Выготский отчетливо осознавал отмеченный дуализм и наличие противоположных тенденций в науке, искал пути к их преодолению, но не смог этого сделать на основе данных современной ему науки. Сложившееся к тому времени положение в психологии, выступившее в форме противопоставления указанных тенденций, Выготский рассматривал как психологический кризис, из которого идеалистическая" философия и основывающаяся на ней психология сделали ряд ошибочных выводов.

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-11.jpg" alt="> На основе теоретического анализа Выготский четко формулирует собственный подход к исследованию высших"> На основе теоретического анализа Выготский четко формулирует собственный подход к исследованию высших психических функций как исторический, задача которого заключается в том, чтобы показать происхождение и развитие этих функций. В общее понятие «развитие высших психических функций» Выготский включает две группы явлений. «Это, во-первых, процессы овладения внешними средствами культурного развития и мышления-языком, письмом, счетом, рисованием; во-вторых, процессы развития специальных высших психических функций, не отграниченных и не определенных сколько-нибудь точно и называемых в традиционной психологии произвольным вниманием, логической памятью, образованием понятий и т. д. Те и другие, взятые вместе, и образуют то, что мы условно называем процессом развития высших форм поведения ребенка» . Выделенные две основные части высших психических функций, составляющих, с точки зрения Выготского, высшие формы поведения, имеют как общие, так и специальные особенности развития. Это необходимое различение двух групп явлений проводится далеко не всегда. Чаще всего развитие высших психических функций рассматривается как осуществляющееся по единому общему пути, характерному прежде всего для первой группы явлений, включающих письмо, счет и т. п. Отсутствие такого различения может приводить к ошибкам в понимании научных взглядов Выготского.

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-12.jpg" alt="> Общий смысл сопоставления биологического (эволюционного) и исторического (культурного) развития как двух исторических"> Общий смысл сопоставления биологического (эволюционного) и исторического (культурного) развития как двух исторических этапов Выготский видит в том, чтобы различить и своеобразно противопоставить их как два типа развития и в онтогенезе. В то же время Выготский отчетливо осознает, что в условиях онтогенетического развития обе линии находятся в сложном взаимодействии. Все своеобразие, вся трудность проблемы развития высших психических функций ребенка заключается в том, что обе эти линии в онтогенезе слиты, реально образуют единый, хотя и сложный процесс.

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-13.jpg" alt="> «Процесс культурного развития поведения ребенка в целом и развитие каждой отдельной психической функции"> «Процесс культурного развития поведения ребенка в целом и развитие каждой отдельной психической функции обнаруживают полную аналогию с приведенным примером в том отношении, что каждая психическая функция в свое время переходит за пределы органической системы активности, свойственной ей, и начинает свое культурное развитие в пределах совершенно иной системы активности, но обе системы развиваются совместно и слитно, образуя сплетение двух различных по существу генетических процессов»

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-14.jpg" alt="> Первая и самая общая особенность высших психических функций в том, что они"> Первая и самая общая особенность высших психических функций в том, что они представляют собой другой класс активности субъекта, характерный только для человека. Этот класс активности отличается, по Выготскому, тем, что предполагает опосредованное взаимодействие между человеком и природой и включает истинную активность, не вызываемую только стимулом. Наиболее убедительная модель такого типа активности, характеризующая проявление и реализацию высших психических функций, - «ситуация буриданова осла» . Эта описываемая Выготским ситуация является классической во многих отношениях. Во-первых, она позволяет четко противопоставить простую «двухстимульную» ситуацию, определяющую какой-либо акт поведения, другой, собственно интеллектуальной ситуации, которую теперь психологи характеризуют как ситуацию неопределенности или как проблемную ситуацию. Во-вторых, эта ситуация Предполагает возможность интеллектуального поведения, включающего такое ее Преобразование, при котором она становится решенной ситуацией, обеспечивающей адекватное поведение. Выготского в этой ситуации интересует прежде всего система средств, которые позволяют преобразовать (решить) возникшую ситуацию. Средство, с помощью которого человек преобразует (решает) данную ситуацию, составляет, по Выготскому, жребий.

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-15.jpg" alt="> Искусственно созданные стимулы-средства, используемые человеком для управления своим поведением, принципиально отличаются от"> Искусственно созданные стимулы-средства, используемые человеком для управления своим поведением, принципиально отличаются от всех других типов стимулов, непосредственно вызывающих и определяющих поведение. Они отличаются от других стимулов и по происхождению, и по функции. Для более точного определения Выготский называет их знаками. Так стимулы-средства приобретают не только новое словесное обозначение, но и новую психологическую характеристику. «Согласно нашему определению, всякий искусственно созданный человеком условный стимул, являющийся средством овладения поведением-чужим или собственным, -есть знак. Два момента, таким образом, существенны для понятия знака: его происхождение и функция» .

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-16.jpg" alt="> Внутренними формами психических процессов. Вынесение процесса вовне значит осуществление этого процесса с"> Внутренними формами психических процессов. Вынесение процесса вовне значит осуществление этого процесса с помощью других средств-вспомогательных стимулов- средств, знаков, опосредующих процесс запоминания и последующего воспроизведения. Внешняя форма осуществления процесса-это осуществление того же самого процесса с помощью вспомогательных средств. Таким образом, внешнее и внутреннее осуществление того или иного процесса различается средствами его осуществления, а не наличием или отсутствием этого процесса как психического. Процесс, осуществляемый вовне, представляет собой тот же психический процесс (памяти, мышления и т. п.), но осуществляемый с помощью дополнительных, вспомогательных средств.

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-17.jpg" alt="> Формулируя принципы исследования высших психических функций, Выготский одновременно формулирует принципы научного анализа"> Формулируя принципы исследования высших психических функций, Выготский одновременно формулирует принципы научного анализа психологических фактов. Тем самым намечается подход к разработке проблемы научного психологического мышления. Три основных принципа характеризуют и составляют важнейшие требования к научному психологическому мышлению: анализ психологического как процесса; объяснительный (каузально-динамический), а не описательный анализ; генетический анализ, позволяющий восстанавливать какую-либо сложившуюся форму поведения или функцию. Эти принципы вместе составляют единый подход к исследованию и интерпретации высших психических функций. Одновременно они выступают как принципы генетического и экспериментального изучения высших психических процессов. Каждый из указанных принципов как бы переходит в другой, обеспечивая таким образом возможности генетического, процессуального и каузально-динамического анализа высших психических функций. Необходимость формулировать специальные принципы анализа, высших психических функций определялась тем, что по отношению к ним либо необоснованно применялись способы анализа и исследования более простых психических процессов, либо научный анализ ограничивался описанием этих высших процессов, фактически приводя к отрицанию понимания психического как процесса и к отказу от исследования причинной обусловленности высших психических процессов и функций.

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-18.jpg" alt="> По отношению к анализу психического развития ребенка Выготский формулирует положения о том,"> По отношению к анализу психического развития ребенка Выготский формулирует положения о том, что процесс этого развития осуществляется как переход внешнего (социального) во внутреннее (психическое), средства общения выступают как средства поведения, структура высших психических функций соответствует структуре отношений между людьми, «словесное мышление представляет перенесение речи внутрь» , «размышление есть перенесение спора внутрь» . Общим психологическим «механизмом» формирования и развития высших психических функций является подражание, обеспечивающее усвоение раздельных функций между людьми. Рассматривая подробно этот аспект социальной детерминации и строения высших психических функций. Выготский формулирует высказанные положения как закон культурного развития высших психических -функций: «Всякая функция в культурном развитии ребенка появляется на сцену дважды, в двух планах, сперва-социальном, потом- психологическом, сперва между людьми как категория интерпсихическая, затем внутри ребенка как категория интрапсихическая»

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-19.jpg" alt="> Развитие высших психических функций не только социально детерминировано, но высшие психические функции по"> Развитие высших психических функций не только социально детерминировано, но высшие психические функции по своему содержанию социальны, индивидуальное-это усвоенное социальное. Конкретно, по отношению к индивидуальному детскому психическому развитию, это означает, что психология должна исследовать не индивидуальное развитие ребенка в коллективе, а преобразование коллективных отношений в индивидуальные личностные характеристики ребенка. «Обычно спрашивают, как тот или иной ребенок ведет себя в коллективе. Мы спрашиваем, как коллектив создает у того или иного ребенка высшие психические функции» .

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-20.jpg" alt="> Выготский представляет тот же процесс развития высших психических функций как процесс овладения"> Выготский представляет тот же процесс развития высших психических функций как процесс овладения собственным поведением. В рассматриваемом случае этот процесс выступает не только как усвоение «внешних» форм поведения, но и как овладение собственными процессами и формами поведения. «. . . На высшей стадии развития человек приходит к овладению собственным поведением, подчиняет своей власти собственные реакции. Подобно тому как он подчиняет себе действия внешних сил природы, он подчиняет себе и собственные, процессы поведения на основе естественных законов этого поведения» .

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-21.jpg" alt="> Таким образом, в исследовании структуры и развития высших психических функций Выготский сформулировал"> Таким образом, в исследовании структуры и развития высших психических функций Выготский сформулировал два основных принципа: 1) высшие психические функции возникают в результате их интериоризации; 2) они развиваются как овладение натуральными, природными процессами и формами поведения в соответствии с их собственными закономерностями.

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-22.jpg" alt="> Развитие письменной речи в еще большей степени представляет процесс усвоения, осуществляемый"> Развитие письменной речи в еще большей степени представляет процесс усвоения, осуществляемый в условиях и с помощью специального обучения. Наибольшей трудностью и главнейшим недостатком в обучении письменной речи является сведение этого процесса к тренировке, при которой сама письменная речь рассматривается лишь как сложный моторный навык. «. . . Развитие письменной речи, -считает Выготский, - принадлежит первой, наиболее явной линии культурного развития потому, что оно связано с овладением внешней системой средств, выработанных и созданных в процессе культурного развития человечества» . Именно поэтому Выготский с самого начала рассматривает овладение письменной речью как процесс овладения социальной формой поведения, выработанной в истории человечества. С этой целью Выготский тщательно прослеживает связи письменной речи с предшествующими ей другими родственными средствами. К их числу относится жест ребенка.

Src="https://present5.com/presentation/3/38526027_184608394.pdf-img/38526027_184608394.pdf-23.jpg" alt="> Для Выготского наиболее важным в анализе психологических процессов развития является проблема последовательных"> Для Выготского наиболее важным в анализе психологических процессов развития является проблема последовательных переходов от одних типов памяти к другим. Они составляют четыре основных этапа в развитии памяти, характеризующих общую генетическую схему развития высших психических функций. В соответствии с этой схемой «в начале развития памяти стоит чисто механическое запоминание, соответствующее в нашей схеме примитивной стадии в развитии какой-либо функции. . . Затем следует стадия наивной психологии в применении памяти. . . Далее следует стадия внешнего мнемотехнического запоминания, которая сменяется стадией вращивания, или логической памятью» . Анализируя общие этапы развития памяти, Выготский рассматривает их не как простое возрастное изменение, а как процесс, включенный в общее психическое и интеллектуальное развитие человека и осуществляющийся в условиях обучения и воспитания. Следует также отметить, что, изучая указанные изменения, составляющие этапы развития памяти, Выготский впервые предлагает теоретическую схему анализа и объяснение различных и достаточно популярных в то время мнемотехнических средств запоминания. В этих чрезвычайно различных, эмпирически разрабатывавшихся, мнемотехнических приемах и средствах Выготский видит одно из звеньев культурного развития памяти, а также средство управления памятью взрослого человека.

Главный редактор А. В. ЗАПОРОЖЕЦ

Члены редакционной коллегии:

Т. А.ВЛАСОВА Г. Л. ВЫГОДСКАЯ В. В. ДАВЫДОВ А.Н.ЛЕОНТЬЕВ А. Р.ЛУРИЯ А, В. ПЕТРОВСКИЙ А. А. СМИРНОВ В. С. ХЕЛЕМЕНДИК Д. Б. ЭЛЬКОНИН М. Г. ЯРОШЕВСКИЙ

Секретарь редакционной коллегии Л. А. РАДЗИХОВСКИЙ

МОСКВА "ПЕДАГОГИКА"

АКАДЕМИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК СССР

Л.С.ВЫГОТСКИЙ

СОБРАНИЕ

СОЧИНЕНИЙ

ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ПСИХИКИ

Под редакцией А. М. МАТЮШКИНА

МОСКВА «ПЕДАГОГИКА*

Печатается по решению Президиума Академии педагогических наук СССР

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ

ПСИХИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ

Рецензенты:

доктор психологических наук, профессор М. И. Лисина, доктор психологических наук А. В. Брушлинский

Составитель кандидат психологических наук Г. Л. Выгодская

Выготский Л. С.

В92 Собрание сочинений: В б-ти т. Т.З. Проблемы развития психики/Под ред. А. М. Матюшкина.-М.:

Педагогика, 1983.-368 с., ил.-(Акад. пед. наук

Пер. 1 р. 50 к.

Третий том включает основное Теоретическое исследование Л. С. Выготского по Проблемам развития высших психических функций. Том составили как ранее публиковавшиеся, так И новые материалы. Автор рассматривает развитие высших психических функций (внимания, памяти, мышления, речи, арифметических операций, высших форм волевого поведения; личности и мировоззрения ребенка) как переход «естественных» функций в «культурные», который происходит в ходе общения ребенка со взрослым на основе опосредования этих функций речью и другими знаковыми структурами.

Для психологов, педагогов, философов.

4303000000-056 005(01)-83

Подписное

О Издательство «Педагогика». 1983 г.

Вечные законы природы также превращаются все более и более в исторические законы.

Ф. Энгельс*

Глава первая

Проблема развития высших психических функций1

История развития высших психических функций представляет совершенно неисследованную область психологии. Несмотря на огромную важность изучения процессов развития высших психических функций для правильного понимания и уяснения решительно всех сторон личности ребенка, до сих пор не очерчены сколько-нибудь отчетливо границы этой области, не осознаны методологически ни постановка основных проблем, ни задачи, встающие перед исследователем, не разработан соответствующий метод исследования, не намечены и не развиты начатки теории или по меньшей мере рабочей гипотезы, которая помогла бы исследователю осмыслить и предположительно объяснить добываемые им в процессе работы факты и наблюдаемые закономерности.

Читать "Возрастная психология: конспект лекций" - Хилько Марина, Ткачева Мария - Страница 9

Благодаря ассимиляции, аккомодации и равновесию происходит когнитивное развитие, продолжающееся на протяжении всей жизни человека.

На основании теории развития, в которой основным законом служит стремление субъекта к равновесию с реальностью, Пиаже выдвинул гипотезу о существовании стадий интеллектуального развития. Это следующее (после эгоцентризма) крупное достижение Пиаже в области детской психологии. По Пиаже, существует четыре такие стадии: сенсомоторная, дооперационная, стадия конкретных операций, стадия формальных операций.

Сенсомоторная стадия по длительности протекает от рождения до 18–24 месяцев. В этот период ребенок становится способным к элементарным символическим действиям. Происходит психологическое отделение себя от внешнего мира, познание себя как субъекта действия, начинает осуществляться волевое управление своим поведением, появляется понимание устойчивости и постоянства внешних объектов, осознание того, что предметы продолжают существовать и находиться на своих местах и тогда, когда не воспринимаются через органы чувств.

Дооперационная стадия охватывает период от 18–24 месяцев до 7 лет. Дети этого возраста начинают пользоваться символами и речью, могут представить предметы и образы словами, описать их. В основном ребенок использует эти предметы и образы в игре, в процессе подражания. Ему трудно представить, как другие воспринимают то, что наблюдает и видит он сам. В этом выражается эгоцентризм мышления, т. е. ребенку трудно встать на позицию другого человека, увидеть явления и вещи его глазами. В этом возрасте дети могут классифицировать объекты по отдельным признакам, справляются с решением конкретных проблем, связанных с реальными отношениями людей, – трудность заключается лишь в том, что им трудно выражать все это в словесной форме.

Стадия конкретных операций проходит с 7 до 12 лет. Этот возраст называется так потому, что ребенок, пользуясь понятиями, связывает их с конкретными объектами.

Данная стадия характеризуется тем, что дети могут выполнять гибкие и обратимые операции, совершаемые в соответствии с логическими правилами, логически объяснять выполненные действия, рассматривать разные точки зрения, они становятся более объективными в своих оценках, приходят к интуитивному пониманию следующих логических принципов: если А = В и В = С, то А = С; А + В = В + А. В 6 лет усваиваются представления о сохранении числа, в 7 лет – массы, около 9 лет – веса предметов. Дети начинают классифицировать объекты по отдельным существенным признакам, выделять из них подклассы.

Рассмотрим освоение ребенком сериации на следующем примере. Детям предлагают разложить палочки по размеру, начиная от самой короткой и кончая самой длинной. У детей эта операция формируется постепенно, проходя ряд этапов. На начальном этапе дети утверждают, что все палочки одинаковые. Затем они делят их на две категории – большие и маленькие, без дальнейшего упорядочивания. Потом дети отмечают, что среди палочек есть большие, маленькие и средние. Дальше ребенок методом проб и ошибок пытается упорядочить палочки, опираясь на свой опыт, но снова неверно. И только на последней стадии он прибегает к методу сериации: сначала выбирает самую большую палочку и кладет ее на стол, затем ищет самую большую из оставшихся и т. д., правильно выстраивая серию.

В этом возрасте дети могут упорядочивать объекты по различным признакам (высоте или весу), представлять в уме и называть серию выполняемых, выполненных действий или тех, которые еще надо выполнить. Семилетний ребенок может запомнить сложный путь, но графически способен воспроизвести его только в 8 лет.

Стадия формальных операций начинается после 12 лет и продолжается в течение всей жизни человека. На данной стадии становится более гибким мышление, осознается обратимость умственных операций и рассуждений, появляется способность рассуждать, используя абстрактные понятия; развивается способность к системному поиску способов решения задач с просмотром многих вариантов решения и оценкой эффективности каждого из них.

Пиаже считал, что на развитие интеллекта ребенка влияют созревание, опыт и действительное социальное окружение (обучение, воспитание). Он полагал, что биологическое созревание организма играет определенную роль в интеллектуальном развитии, а сам эффект созревания заключается в открытии новых возможностей организма для развития.

Пиаже полагал также, что успех обучения зависит от уровня интеллектуального развития, уже достигнутого ребенком.

2.8. Культурно-историческая концепция

Разработкой этой концепции занимался Л.С. Выготский с группой ученых – таких, как А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия, Л.И. Божович, А.В. Запорожец и др. Их экспериментальные исследования легли в основу культурно-исторической теории, согласно которой развитие психических функций (внимания, памяти, мышления и других) имеет социальное, культурное, прижизненное происхождение и опосредовано особыми средствами – знаками, возникающими в ходе человеческой истории. По мнению Л.С. Выготского, знак является для человека социальным средством, «психологическим орудием». Он писал: «…знак, находящийся вне организма, как и орудие, отдален от личности и служит, по существу, общественным органом или социальным средством». (Здесь и далее в 2.8 цит. по: Солодилова О.П., 2004).

На начальном этапе создания этой теории Л.С. Выготский считал, что «элементарные функции» ребенка имеют природно-наследственный характер, т. е. еще не опосредованы культурными средствами – знаками, но позднее сделал такой вывод: «…Функции, обычно считавшиеся наиболее элементарными, подчиняются у ребенка совсем другим законам, чем на более ранних ступенях филогенетического развития, и характеризуются той же опосредованной психологической структурой… Детальный анализ структуры отдельных психических процессов. дает возможность убедиться в этом и показывает, что даже учение о структуре отдельных элементарных процессов детского поведения нуждается в коренном пересмотре».

Л.С. Выготский сформулировал генетический закон существования любой психической функции человека, любого психологического механизма его поведения или деятельности: «.Всякая функция в культурном развитии ребенка появляется на сцену дважды, в двух планах: сперва – социальном, потом – психологическом, сперва между людьми. потом внутри ребенка. Функции сперва складываются в коллективе в виде отношений детей, затем становятся психическими функциями личности».

Выготский считал, что существует два типа психического развития: биологическое и историческое (культурное). Он полагал, что эти типы реально существуют в слитом виде и образуют единый процесс в онтогенезе. В этом ученый видел величайшее и основное своеобразие психического развития ребенка. Он писал: «Врастание нормального ребенка в цивилизацию представляет обычно единый сплав с процессами его органического созревания».

По Выготскому, идея созревания лежит в основе особых периодов повышенного реагирования – сензитивных периодов. Сензитивным периодом развития называется период, когда разумнее всего начинать и вести обучение и воспитание детей, так как именно в это время будут наилучшим образом формироваться психологические и поведенческие свойства – развитие памяти, мышления, внимания, волевых качеств и др. Например, интенсивное развитие речи идет в возрасте от одного года до восьми лет, причем интонационный и грамматический строй речи хорошо развивается в возрасте от 1,5 до 3 лет, а фонетический слух – в возрасте 5 лет.

Положение Выготского об образовании высших психических функций благодаря речевому общению людей опровергало представление классической психологии о внутренней природе психической деятельности. Положение о «врастании извне внутрь» высших психических функций, наметило новый путь их объективного изучения и привело к созданию нового метода – экспериментально-генетического. Его применял Л.С. Выготский при исследовании происхождения и развития произвольного внимания, развития понятий.

Высшие психические функции

Высшие психические функции

1. Понятие высших психических функций. Значение знака в развитии ВПФ

Понятие «высшие психические функции» - центральное для нейропсихологии - было введено в общую психологию и в нейропсихологию Л.С. Выготским, а затем подробно разработано А.Р. Лурия и другими авторами.

В нейропсихологии, как и в общей психологии, под высшими психическими функциями понимаются сложные формы сознательной психической деятельности, осуществляемые на основе соответствующих мотивов, регулируемые соответствующими целями и программами и подчиняющиеся всем закономерностям психической деятельности.

Фундаментальная теория происхождения и развития высших психических функций была разработана Львом Семеновичем Выготским (1896-1934). Опираясь на идеи сравнительной психологии, Л.С. Выготский начал свое исследование там, где сравнительная психология остановилась перед неразрешимым для нее вопросами: она не смогла объяснить феномен сознания человека. Фундаментальная идея Выготского - о социальном опосредовании психической деятельности человека. Орудием этого опосредования является, по мнению Выготского, знак (слово).

Первый вариант своих теоретических обобщений, касающихся закономерностей развития психики в онтогенезе, Выготский изложил в работе «Развитие ВПФ». В этой работе была представлена схема формирования человеческой психики в процессе использования знаков как средств регуляции психической деятельности.

В механизмах мозговой деятельности Л.С. Выготский усматривал динамические функциональные комплексы.

Высшие психические функции возникли при помощи знака. Знак - это орудие психической деятельности. Это искусственно созданный человеком стимул, средство для управления своим поведением и поведением других.

История развития человечества - это история развития знака. Чем более мощное развитие знаков в поколениях, тем более развита ВПФ. Знаком можно назвать жесты, речь, ноты, живопись. Слово, как устная и письменная речь - тоже знак. Маленькие дети уже начинают осваивать знаки, которые выражены рисунком.

Выгодский считал, что у человека есть 2 линии развития:

) натуральная;

) культурная (историческая).

Натуральная линия развития - это физическое, естественное развитие ребенка с момента рождения. При появлении общения с окружающим миром возникает культурная линия развития.

В соответствии с этим он выделял психические функции - натуральные - это ощущения, восприятие, детское мышление, непроизвольная память и высшие психические функции - культурные - абстрактное мышление, речь, произвольная память, произвольное внимание, воображение.

Применение знака, слова как специфически человеческого психического регулятора перестраивает все высшие психические функции человека. Механическая память становится логической, ассоциативное течение представлений - продуктивным мышлением и творческим воображением, импульсивные действия - действиями произвольными.

Объяснительные принципы теории Л.С. Выготского дают ответы на ряд теоретических вопросов:

. В чем заключается отличительная особенность развития психики человека от развития психики животных. Между человеком и миром стоит социальная (культурная) среда, через которую преломляются все внешние взаимодействия человека с миром и все формы организации его поведения. В онтогенетическом формировании психики человека биологическое созревание и культурное развитие составляют единство. Культурное развитие человека представляет собой формирование и развитие в совместной деятельности и общении высших психических функций.

ВПФ формируются по мере овладения субъектом культурно-историческим опытом путем включения в организацию естественных психических функций орудийных и знаково-символических средств. ВПФ обеспечивают произвольные, рефлексивные и осознаваемые формы организации субъектом поведения и психики.

. Каков основной источник формирования и развития высших психических функций. Источник развития человеческой психики находится во внешней «идеальной форме» - в фиксированных в человеческой культуре средствах и способах деятельности и общения, которыми необходимо овладеть. Формирование ВПФ выделяет человека из животного мира и заключается в присвоении культурно-исторического опыта человечества, что обеспечивает изменение структуры деятельности и психики человека. Развитие человеческой психики необходимо предполагает:

овладение способами использования предметов человеческой культуры.

овладение приемами использования и изготовления орудий, которые увеличивает возможности естественных органов, и выступают средствами преобразования предметного мира.

овладение способами активного использования языковых (знаково-символических) средств, которые увеличивают возможности естественных психических функций и обеспечивают организацию сознания и произвольное управление психическими процессами.

овладение способами произвольной организации собственного поведения и психических процессов на основе использования орудийных и знаково-символических средств.

овладения средствами и способами реализации межличностных и социальных отношений.

. Как у человека формируются и развиваются высшие психические функции. Исходно новые психические функции человека формируются во внешнем мире, а не внутри мозга или организма. Поэтому психическое развитие человека определяется внешними условиями взаимодействий с людьми и предметным миром. И чем богаче и насыщеннее разнообразными формами общения, поведения, действий условия развития ребенка, тем более интенсивно и всесторонне будет протекать его индивидуальное психическое развитие.

При этом особое значение в развитии человеческой психики имеет овладение способами и средствами использования знаково-символических средств: сначала это овладение жестами, позднее способами использования языка, и еще позднее - разнообразными искусственными знаково-символическими системами и способами их применения для решения самых разнообразных задач.

. Как в организацию высших психических функций включаются языковые и другие знаково-символические средства. Знаки языка (а также другие знаки и символы) по мере овладения ими субъектом приобретают две важнейшие характеристики: а) предметную отнесенность - обозначают и замещают объективно существующие предметы и явления; б) значение - актуализируют фиксированные в психике людей сходные представления, обобщения, понятия. Значения исходно существуют вне субъекта - в предметах, вовлеченных человечеством в сферу своей деятельности.

Знак напоминает человеку о необходимости выполнить определенную систему операций, в которых могут в определенном сочетании участвовать все психические функции.

Верное использование языковых и других знаково-символических средств выступает необходимым условием для формирования и развития познавательных психических функций человека, а также для овладения современными научными знаниями. Именно различные способы использования языка, знаков, символов обеспечивают человеку возможности произвольно и преднамеренно фиксировать в умственном плане различные представления и понятия, выполнять над ними всевозможные преобразования и фиксировать получаемые результаты.

2. Свойства высших психических функций

Высшие психические функции - сложные системные образования, качественно отличные от других психических явлений. Они представляют собой «психологические системы», которые создаются «путем надстройки новых образований над старыми, с сохранением старых образований в виде подчиненных слоев внутри нового целого». Основные характеристики высших психических функций:

сложность;

социальность;

опосредованность;

произвольность.

Данные основные характеристики представляют собой системные качества, характеризующие высшие психические функции как «психологические системы».

Рассмотрим их подробнее.

Сложность проявляется в том, что высшие психические функции многообразны по особенностям формирования и развития, по структуре и составу условно выделенных частей и связей между ними. Кроме того, сложность определяется спецификой отношений некоторых результатов филогенетического развития человека (сохраняющихся в современной культуре) с результатами онтогенетического развития на уровне психических процессов. За время исторического развития человеком созданы уникальные знаковые системы, позволяющие осмыслить, интерпретировать и постигать сущность явлений окружающего мира. Эти системы продолжают развиваться и совершенствоваться. Их изменение определенным образом сказывается и на динамике самих психических процессов человека. Таким образом, осуществляется диалектика психических процессов, знаковых систем, явлений окружающего мира.

Социальность высших психических функций определяется их происхождением. Они могут развиваться только в процессе взаимодействия людей друг с другом. Основной источник возникновения - интериоризация, т.е. перенос («вращивание») социальных форм поведения во внутренний план. Интериоризация осуществляется при формировании и развитии внешних и внутренних отношений личности. Здесь ВПФ проходят две стадии развития. Сначала как форма взаимодействия между людьми (интерпсихическая стадия). Затем как внутреннее явление (интрапсихическая стадия). Обучение ребенка говорить и мыслить - яркий пример процесса интериоризации.

Опосредованность высших психических функций видна в способах их функционирования. Развитие способности к символической деятельности и овладение знаком является основным компонентом опосредованности. Слово, образ, число и другие возможные опознавательные приметы явления (например, иероглиф как единство слова и образа) определяют смысловую перспективу постижения сущности на уровне единства абстрагирования и конкретизации. В этом смысле мышление как оперирование символами, за которыми стоят представления и понятия, или творческое воображение как оперирование образами, представляют собой соответствующие примеры функционирования ВПФ. В процессе функционирования ВПФ рождаются познавательные и эмоционально-волевые компоненты осознания: значения и смыслы.

Произвольными высшие психические функции являются по способу осуществления. Благодаря опосредованности, человек способен осознавать свои функции и осуществлять деятельность в определенном направлении, предвосхищая возможный результат, анализируя свой опыт, корректируя поведение и деятельность. Произвольность ВПФ определяется и тем, что индивид способен действовать целенаправленно, преодолевая препятствия и прилагая соответствующие усилия. Осознаваемое стремление к цели и приложение усилий обусловливает сознательную регуляцию деятельности и поведения. Можно сказать, что идея ВПФ исходит из представления о формировании и развитии волевых механизмов в человеке.

Высшие психические функции развиваются только в процессе воспитания и социализации. Они не могут возникнуть у ферального человека (феральные люди, по определению К Линнея, - это индивидуумы, выросшие в изоляции от людей и воспитанные в сообществе животных). У таких людей отсутствуют основные качества ВПФ: сложность, социальность, опосредованность и произвольность. Конечно, некоторые элементы данных качеств мы можем найти и в поведении животных. Например, обусловленность действий дрессированной собаки можно соотнести с качеством опосредованности функций.

Однако, высшие психические функции развиваются только в связи с формированием интериоризированных знаковых систем, а не на уровне рефлекторной деятельности, даже если она приобретает обусловленный характер. Таким образом, одним из важнейших качеств ВПФ является опосредованность, связанная с общим интеллектуальным развитием человека и владением многочисленными знаковыми системами.

3.Основные составляющие высших психических функций

К высшим психическим функциям относятся: память, мышление, восприятие, речь. Они социальны по своему происхождению, опосредованы по строению и произвольны по характеру регуляции.

Рассмотрим их подробнее.

) Восприятие. Восприятием называют психический процесс отражения предметов и явлений действительности в совокупности их различных свойств и частей при непосредственном воздействии их на органы чувств. Восприятие - это отражение комплексного раздражителя.

Восприятие включает в себя четыре как бы четыре этапа: обнаружение, различение или собственно восприятие, идентификация, опознание.

В зависимости от того, в какой степени целенаправленна будет деятельность личности, восприятие разделяют на: непреднамеренное (непроизвольное) и преднамеренное (произвольное).

Непреднамеренное восприятие может быть вызвано как особенностями окружающих предметов (их яркостью, необычностью), так и соответствием этих предметов интересам личности.

Преднамеренное восприятие с самого начала регулируется задачей - воспринимать тот или иной предмет или явление, ознакомиться с ним. Так, например, преднамеренным восприятием будет рассматривание электрической схемы изучаемой машины, слушание доклада, просмотр тематической выставки и т.д.

Различают следующие виды восприятия: восприятие предметов, времени, восприятие отношений, движений, пространства, восприятие человека.

Различные виды восприятия имеют специфические закономерности.

Это во-первых целостность, т.е. восприятие есть всегда целостный образ предмета, во-вторых, константность восприятия - благодаря ей мы воспринимаем окружающие предметы как относительно постоянные по форме, цвету, величине и т.п. В-третьих, структурность восприятия - восприятие не является простой суммой ощущений. Мы воспринимаем фактически абстрагированную из этих ощущений обобщенную структуру. В-четвертых, осмысленность восприятия - восприятие тесно связано с мышлением, с пониманием сущности предметов. И в-пятых, избирательность восприятия - проявляется в преимущественном выделении одних объектов по сравнению с другими. В-шестых, это апперцепция-то есть зависимость восприятия от опыта, знаний, интересов и установок личности.

) Мышление. В процессе ощущения и восприятия человек познает определенные свойства окружающего мира в результате непосредственного чувственного отражения этих свойств. Однако сущность вещей не может отразится в сознании непосредственно, мир всегда отражается опосредованно: путем сопоставления фактов. Таким образом первый признак мышления состоит в том, что оно является процессом опосредованного сопоставительного отражения действительности. Мышление - это опосредованное выявление устойчивых существенных связей и отношений между вещами.

Другой существенный признаку мышления заключается в том, что оно является обобщенным познанием действительности. Таким образом, мышление - это психический процесс опосредованного и обобщенного отражения устойчивых, закономерных связей действительности, существенных для решения проблемных задач.

В современной психологии выделяют в основном три вида мышления: 1) наглядно-действенное; 2) наглядно-образное; 3) отвлеченное (теоретическое) мышление.

Наглядно-действенное (предметное) мышление проявляется в практической жизни человека. Оно сопутствует ему на всех ступенях развития: человек как бы физически «руками» анализирует и синтезирует объекты своей деятельности, свое поведение.

Наглядно-образное мышление выступает в ситуациях, когда человек начинает мыслить наглядными образами, возникшими раньше.

Отвлеченное (теоретическое) мышление выступает наиболее ярко там, где для совершения мысленных операций требуется использовать абстрактные понятия, теоретические знания. Такое мышление осуществляется главным образом на основе логических рассуждений.

) Память. Память - одна из психических функций и видов умственной деятельности, предназначенная сохранять, накапливать и воспроизводить информацию. Способности длительно хранить информацию о событиях внешнего мира и реакциях организма и многократно использовать её в сфере сознания для организации последующей деятельности.

Память один из важнейших компонентов психических процессов, он тесно связан со всем комплексом психических процессов человека и особенно с восприятием и мышлением.

Различаются формы памяти: произвольная и непроизвольная. Произвольная память - характеризуется обязательным наличием специальной цели при запоминании. А непроизвольная память - это запоминание и воспроизведение, при котором отсутствует специальная цель на запоминание.

Виды памяти подразделяются на:

образную - память на представления; запоминание, сохранение и воспроизведение образов ранее воспринимавшихся предметов и явлений действительности.

эмоциональную - это память на различные эмоции и чувства, ее содержанием является эмоциональные состояния, которые пережил человек в прошлом.

словесно-логическую память - подлинно человеческий вид памяти. Это память на мысли, выраженные в понятиях. Именно благодаря словесно-логической памяти знания становятся достоянием человека, тем, что им не просто заучено, а глубоко продумано, принято.

двигательную память - память на движения. Она составляет основу овладения двигательными действиями в любом виде деятельности.

) Речь. Речь занимает ключевое место в системе высших психических функций и является основным механизмом мышления, сознательной деятельности человека. Вне речи невозможно формирование личности. Из сказанного следует, что речь не только сама является высшей психической функцией, но и способствует переходу в эту категорию других психических функций.

Заслуга определения специфики речи как высшей психической функции принадлежит Л.С. Выготскому. «Вклад Выготского в… последующий прогресс был обусловлен обращением к особому непсихологическому объекту - слову. Сквозь призму преобразованного и в силу этого запечатлевшего более высокий уровень постижения психической реальности категориального аппарата Л.С. Выготский смог прозреть в не психологическом объекте - слове - глубинные слои душевной жизни личности, ее незримую динамику».

Речь, чтение, письмо, счет, рисование входят, по Л.С. Выготскому, в систему внешних высших психических функций наравне со всеми другими высшими психическими процессами. Практический интеллект, восприятие, память относятся к их внутренней «линии», представляя собой следствия культурно-исторического развития.

Заключение

Таким образом, изучив понятие и сущность высших психических функций можно сделать следующие выводы:

. Высшие психические функции - это сложные, прижизненно формирующиеся системные психические процессы, социальные по своему происхождению.

. Высшие психические функции, по Выготскому, противопоставлялись низшим, или натуральным (природным), психическим функциям, которые есть у животных и которые человек имеет с рождения. Высшие психические функции он приобретает в процессе жизни в результате обучения и воспитания.

. В роли психологического орудия выступает знак. Знаком можно назвать жесты, речь, ноты, живопись. Слово, как устная и письменная речь - тоже знак. Применение знака, слова как специфически человеческого психического регулятора перестраивает все высшие психические функции человека.

. Высшие психические функции обладают четырьмя основными характеристиками: сложность, социальность, опосредованность, произвольность. Данные основные характеристики представляют собой системные качества, характеризующие высшие психические функции как «психологические системы».

. К основным высшим психическим функциям относятся: память, восприятие, мышление и речь - они являются важнейшими компонентами любой человеческой деятельности. Без участия психических процессов человеческая деятельность невозможна, они выступают как ее неотъемлемые внутренние моменты.

Литература

психический животное человек высший

1. Введение в психологию. Учебник / под ред. петровского А.В. - М.: НОРМА, ИНФРА - М, 1996. - 496 с.

. Гамезо М.В. Общая психология. Учебное пособие. - М.: Гардарики, 2008. - 352 с.

. Дубровина И.В. Психология. Учебник для вузов. - М.: Кнорус, 2003. - 464 с.

. Дмитриева Н.Ю. Общая психология. Конспект лекций. - М.: ТК Велби, 2008. - 285 с.

. Калягин В.А. Логопсихология. Учебное пособие для студентов вузов. - М.: Академия. 2006. - 655 с.

. Лукацкий М.А. Остренкова М.Е. Психология. Учебник. - М.: Эксмо, 2007. - 416 с.

. Маклаков А.Г. Общая психология. Учебник. - М.: ЮНИТИ - ДАНА, 2001. - 592 с.

. Немов Р.С. Общие основы психологии. Учебник для вузов. - М.: Норма, 2008. - 455 с.

. Общая психология. Учебник / под ред. Тугушева Р.Х. - М.: КНОРУС, 2006. - 560 с.

. Психология. Учебник / под ред. В.Н. Дружинина - М.: ЮНИТИ, 2009. - 656 с.

. Сорокун П.А. Основы психологии. Учебник. - М.: Спарк, 2005. - 312 с.

. Столяренко Л.Д. Психология. Учебник для вузов. - СПб.: Питер, 2004. - 592 с.

. Ярошевский М.Г. История психологии. Учебник. - М.: Гардарики, 1996. - 611 с.


Теги: Высшие психические функции  Контрольная работа  Психология
Просмотров: 38723
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Высшие психические функции

Теория Выготского - ЛЕВ ВЫГОТСКИЙ И ЕГО Лев Семёнович Выготский представитель исторического направления

ЛЕВ ВЫГОТСКИЙ И ЕГО ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ

Лев Семёнович Выготский - представитель историко-культурного направления в психологии развития

. Создатель теории развития ребенка в обществе и культуре. Занимался проблемами

врожденных и приобретенных способностей, проблемами орудий ума:

- знаки - означающий элемент, который носит социальный характер, используется социальной группой,

не только индивидом.Персонаж заменяет предмет в его отсутствие.

- символы - элемент, обозначающий заменитель, символ, представляющий понятие, деятельность,

объект. Основанием для использования символов индивидуумом является открытие отношения между элементом

означаемого и означаемого (младенческий возраст). Умение пользоваться знаками и символами

интенсивно развивается у дошкольников и выражается, например, в форме

символических игр.Дети используют символы на основе перцептивного или функционального сходства.

Символ заменяет объект в его отсутствие, ему свойственна субъективность и

индивидуализация, он зависит от предыдущего опыта индивидуума с данным объектом.

- числа

- образы

- язык

и связь между мышлением и языком. Его называют Моцартом психологии. По

Выготскому, в психике человека и ее развитии можно выделить элементарные, природные процессы,

сформировавшиеся в филогенезе, развитие которых в онтогенезе связано с процессами биологического созревания

, и высшие психические функции, которые возникли в ходе исторического развития и формируются в онтогенезе благодаря усвоению культуры.По его мнению, онтогенетическое развитие

умственной деятельности включает в себя процессы овладения внешними культурными средствами (язык,

письмо, счет, рисование) и развитие высших психических функций (смысловое восприятие,

логическое мышление, словесное и логическое объем памяти). Их уровень и особенности определяются типом и состоянием экономики и общественной жизни, т. е. факторами социокультурного и логического характера.

Выготский считал культуру главной детерминантой индивидуального развития ребенка.

Он утверждал, что межличностные отношения являются не только источником высших психических функций, но и

источником теорий, объясняющих их. Находясь среди людей, дети приобретают знания невольно, даже в

. Культура определяет то, как дети думают и воспринимают мир.

Таким образом, культура является «инструментом интеллектуальной адаптации». Находясь в обществе, ребенок учится

также справляться с проблемами, решая их вместе с родителями, коллегами,

учителями.

По Выготскому, интеллектуальное развитие заключается в формировании познавательных навыков и

использовании психологических средств, позволяющих приобрести необходимые знания. Наиболее важными для

когнитивного развития являются те функции, которые еще не полностью развиты. Если ребенок

выполняет задания, которые он может решить без проблем или которые не представляют для него трудности,

закрепляет только уже приобретенные навыки (текущая зона развития).Только задачи, которые становятся вызовом

, являются фактором, который вызывает у ребенка творческое мышление и мотивацию к обучению.

Такие задания требуют помощи взрослых, которые укажут правильный путь решения задачи.

Эти задачи определяют сферу ближайшего развития, которая определяет уровень развития потенциала ребенка

.

Развитие, по Выготскому, состоит в возникновении внутренних психических процессов из

преимущественно внешней, межличностной деятельности через ее интериоризацию.Он составляет основной

принцип умственного развития. Развитие человека занимает промежуточное положение. Посредничество 9000 3.

Зона ближайшего развития - применение теории для стимуляции развития маленького ребенка

название: Ближайшая зона развития - применение теории для стимуляции развития ребенка раннего возраста
альтернативное название:

Зона ближайшего развития - теория применения для стимуляции развития маленького ребенка

автор: Хаберка Черника
рецензент: Sikorska Iwona, Пиотровски-Пшемыслав
советник: Сикорска Ивона
дата подачи : 18.10.2017
язык: польский
реферат на польском языке: Целью данного исследования было исследование возможности стимуляции развития маленького ребенка и исследование, в основу которого было положено теоретическое положение о возможностях развития ребенка, выраженное Львом Выготским в концепции зоны ближайшего развития.Несоответствие между текущим и потенциальным уровнем развития использовалось для стимулирования нескольких конкретных направлений. Для сравнения для исследования был выбран второй мальчик, условия жизни и профиль развития которого были аналогичны таковым у стимулированного мальчика. Обзор литературы по развитию ребенка в постмладенческий период, а также изучение объема отдельных аспектов развития личности мальчиков путем исследования перед началом занятий помогли выяснить область текущее развитие.Работа состоит из трех частей. В первой представлены теоретические предпосылки, иллюстрирующие психологический портрет ребенка 20-месячного возраста, который состоит из таких зон развития, как двигательная, познавательная, языковая, эмоциональная, личностная, социальная и нравственная. В этом разделе представлена ​​теоретическая основа диссертации, которой является концепция Льва Выготского о зоне ближайшего развития, и она указана в начале теоретической части. Вторая часть касается методологии собственных исследований, представляет их цели и исследовательские вопросы, а также характеризует исследовательскую группу и используемые инструменты.Третья часть содержит анализ полученного эмпирического материала и обсуждение результатов.Исследование, проведенное для целей настоящего исследования, было качественным и длилось 3 месяца - с мая по август 2017 г. Двое мальчиков, которым в возрасте 20 мес. начала исследования, участвовал в исследовании. Отбор респондентов был целенаправленным по месяцу рождения, полу, личным данным родителей, составу семьи и условиям жизни обеих семей. План измерений был основан на модели предварительного тестирования, которая была выполнена в мае этого года, и модели после тестирования, которая была выполнена в августе этого года.Зависимыми переменными были навыки ребенка и его словарь. Напротив, независимой переменной являются стимулирующие упражнения. В исследовании использовалась Шкала развития детей Анны Матчак, Александры Яворовской, Анны Цеханович, Дианы Феценец, Иоанны Станьчак и Евы Залевской, Инвентаризация развития речи и общения - слова и предложения, под редакцией Магдалены Смочыньской, Гжегожа Краевского, Магдалены Луневской, Евы Булковски. и Магдалены Кочанской, а также анкету, подготовленную автором работы.Полученные результаты свидетельствуют об увеличении объема общеразвивающих навыков и активного словарного запаса у мальчика, с которым проводились стимулирующие упражнения. Дополнительным объяснением поступательного развития, помимо стимулирующего эффекта, могут быть различия в особенностях темперамента мальчиков.
резюме на английском языке: Целью данного исследования было изучение возможностей стимуляции развития маленького ребенка и изучение теоретической основы теории Лью Выготского о зоне ближайшего развития.Несоответствие между текущим и потенциальным уровнем развития ребенка использовалось для стимуляции ряда специфических сфер. Для сравнения к обследованию был отобран еще один мальчик, условия жизни которого были аналогичны стимулированному мальчику. Исследование было качественным и длилось 3 месяца - с мая по август 2017 года. В исследовании приняли участие два мальчика, которым на момент исследования исполнилось 20 месяцев. Выбор испытуемых был целенаправленным по месяцу рождения, полу, личным данным родителей, составу семьи и условиям жизни обеих семей.План измерений был основан на модели предварительного тестирования, проведенного в мае этого года, и посттестирования, проведенного в августе этого года. Переменной зависимостью были умения ребенка и его словарный запас. Независимой переменной было стимулирующее упражнение. Результаты показали увеличение общего развития навыков и активного словарного запаса у мальчика, с которым выполнялись стимулирующие упражнения. Дополнительным объяснением прогресса в развитии, помимо стимулирующих эффектов, могут быть различия в чертах темперамента мальчиков.
ключевых слов на польском языке: зона ближайшего развития, стимуляция, упражнения и игры для детей от 2 лет, качественное исследование, шкала детского развития, инвентаризация развития речи и общения
ключевых слов на английском языке: зона ближайшего развития, стимулирующие развитие, упражнения и игры для детей, качественное исследование, шкала детского развития, инвентаризация речевого и коммуникативного развития
принадлежность: Факультет менеджмента и социальных коммуникаций
тип: мастерская работа
.

анализ как средство стимулирования развития рефлексии учителя и рефлексии школьной повседневности

Андресон Л. (2014), Аналитическая автоэтнография. «Обзор качественной социологии», том X, номер 3.

Бергер П.Л., Лукманн Т. (2010), Социальное создание реальности. Варшава, Польское научное издательство PWN.

Бернер Х. (2006), Современные педагогические направления. В: Б. Сливерский (ред.), Педагогика.Основы педагогических наук. Том 1. Гданьск, Гданьское педагогическое издательство.

Блумер Х. (2007), Символический интеракционизм. Краков, издательство НОМОС.

Брунер Дж. (2006), Культура образования. Краков, Общество авторов и издателей научных статей UNIVERSITAS.

Кларк С. М., Росситер М. (2008), Нарративное обучение во взрослом возрасте. «Новые направления для взрослых и непрерывного образования», 119.

Дензин Н.К., Линкольн Ю.С. (2009), Введение. Область и практика качественных исследований. В: Н.К. Дензин, Ю.С. Линкольн (ред.), Качественные методы исследования. Том 1. Варшава, Польское научное издательство PWN.

Дьюи Дж. (1988), Что мы думаем? Варшава, «Книга и знание».

Дружка В. (2012), Дилеммы качества учителя перед лицом изменчивости культурного и социального контекста его работы. В: Б.Д. Голембняк, Х. Квятковская (ред.), Учителя. Программа (в) подготовке. Вроцлав, Научное издательство Нижнесилезского университета.

Филипяк Э. (2012), Развитие способностей к обучению. На заднем плане Выгостки и Брунер. Сопот, Гданьское психологическое издательство.

Филипяк Э. (2011), На заднем плане Выготский и Брунер: Словарь ключевых терминов. Быдгощ, Издательство Университета Казимира Великого.

Филипиак Э. (2008), Обучение в школьном классе с социокультурной точки зрения. В: Э. Филипяк (ред.), Развитие способностей к обучению. Отдельные контексты и проблемы.Быдгощ, Издательство Университета Казимира Великого.

Филипяк Э. (2002), Контексты развития языковой деятельности у детей младшего школьного возраста. Быдгощ, Издательство Быдгощской академии Казимир Великий.

Герген К.Дж. (2009), Насыщенное Я. Дилеммы идентичности в современной жизни. Варшава, Польское научное издательство PWN.

Гидденс А. (2003), Создание общества. Познань, Издательство Zysk i S-ka.

Гудман Н.(1997), Как мы создаем мир. Варшава, Фонд Алетейя.

Гоффман Э. (2012), Интерактивный ритуал. Варшава, Польское научное издательство PWN.

Гоффман Э. (2008), Человек в театре повседневности. Варшава, издательство Aletheia.

Хейницкая-Безвинская Т. (2008), Общая педагогика. Варшава, академические и профессиональные издательства.

Гуссерль Э. (1990), Идея феноменологии. Пять лекций. Варшава, Государственное научное издательство.

Козелецкий Дж. (1995), Психологические концепции человека. Варшава, издательство "Жак".

Лангер Э.Дж. (1993), Проблемы осведомленности. Последствия рефлексивности и бездумности. В: Т. Марушевский (ред.), Познань. Оказывать воздействие. Поведение. Варшава, Польское научное издательство PWN.

Леманска-Левандовска Э. (2013), Учителя и дисциплина в школьном классе. Убеждения - Стратегии - Направления изменений. Быдгощ, Издательство Университета Казимира Великого.

Maciuszek J. (2013), Автоматизмы и легкомыслие в контексте социального воздействия. Варшава, Польское научное издательство PWN.

Мизерек Х. (2015), Доказательная практика в образовании: предпосылки, дилеммы, перспективы. «Образовательный форум», 27 (2).

Шютц А. (2008), О множественности миров. Краков, издательство НОМОС.

Шэнк М.Дж. (2006), Рассказывание историй учителем: средство для создания и обучения в совместном пространстве.«Педагогическое и педагогическое образование», 22.

Шимчак Дж. (2017c), Что происходит в сознании учителей, когда они думают о работе со студентами. «Настоящее-Человек-Образование», 3 (79).

Шимчак Ю. (2017b), Типология размышлений учителя о работе со студентами. «Проблемы раннего воспитания», 3 (38).

Шимчак Ю. (2017a), Размышления педагогов дошкольного образования о работе со школьниками (в перспективе реконструктивных исследований).Теоретическое и методологическое исследование. Быдгощ, Издательство Университета Казимира Великого.

Шимчак Дж. (2015a), Модель развития рефлексивности у (будущих) учителей дошкольного образования - предположения, сущность, мотивы построения и придания ей практического измерения. «Проблемы раннего воспитания», 1 (28).

Шимчак Дж. (2015b), (Со) быть / (со) стать рефлексивным учителем и учеником. Портфолио и обратная связь как стратегии действия к рефлексии.В: Э. Филипиак (ред.), Развивающее обучение в дошкольном образовании по Лью С. Выготски. От теории к изменениям на практике (стр. 181–202). Быдгощ, Рекламно-издательское агентство ArtStudio.

Трипп Д. (1996), Критические события в обучении. Формирование профессионального суждения. Варшава, Школьно-педагогические издательства.

Зибертович А. (1995), Насилие и познание. Исследование неклассической социологии знания. Торунь, Университет Николая Коперника.

.90 000 Дудл в детском творчестве — область, которая до сих пор недооценена 90 001

Арнхейм Р. (1978), Изобразительное искусство и восприятие. Психология творческого глаза. Варшава, WAIF.

Борзим И. (1968), Об эстетическом воспитании и рисовальном творчестве детей. В: Л. Волошинова (ред.), Развивающая, педагогическая и социальная психология. Серия 2. Т. 3. Варшава, ПВН.

Брунер Дж.С. (1978), Помимо предоставленной информации. Варшава, PWN.

Камбье А. (1993), Генетические и культурные аспекты В: Ph. Валлон, А. Камбье, Д. Энгельхарт, Детский рисунок. Варшава, WSiP.

Цыбульска-Пискорек Ю. (1976), Художественное творчество дошкольников. Варшава, WSiP.

Дебесс М. (1988), Творческие способности и деятельность по развитию самовыражения. В: М. Дебесс, Г. Миаларет (ред.), Статьи по образованию. Философские, психологические и социологические аспекты образования.Т. 1. Варшава, PWN.

Келлог Р. (1969), Анализ детского искусства, Калифорния, National Press Books.

Келлог Р., О'Делл С. (1967), Психология детского искусства, Калифорния, Дель Мар.

Килар-Турска М. (1992), Как помочь ребенку познать мир. Варшава, WSiP.

Ловенфельд В., Бриттен В.Л. (1977), Творчество и психическое развитие ребенка. Варшава, PWN.

Лукашевич Р.(2000), Ребенок остается символом будущего. В: К. Лексицка, Дети в лабиринте мира. Вроцлав, Фонд свободных образовательных инициатив.

Махон А. (2013), Детские рисунки. Генезис и природа графического изображения - исследование развития. Мадрид, издательство Fibulas.

Мейерс Х. (1957), Die Welt der Kindlichen Bildnerei. Виттен, Лютер-Верлаг.

Мейерс Х. (1971), Die Welt der Kindlichen Bildnerei. Равенсбург, Auflage Otto Maier-Verlag.

Парновская-Квятовская М. (1960), Дудл и рисунок ребенка. Варшава, Северная Каролина.

Пиаже Дж. (1966), Исследования по детской психологии. Варшава, PWN.

Пиаже Дж. (1992), Речь и мышление ребенка. Варшава, PWN.

Рид Х. (1976), Образование через искусство. Вроцлав-Варшава-Краков-Гданьск, Национальный институт Оссолинский.

Рихтер Х.-Г. (1997), Die Kinderzeichnung: Entwicklung · Интерпретация · Эстетика.Берлин, Cornelsen Verlag.

Стерн А. (1959), Compréhension de l'art enfantin. Невшатель, Издание Делашо-Нистле.

Шуман С. (1927), Искусство ребенка. Психология рисуночного творчества. Варшава, библиотека «Атлас».

Шуман С. (1955), Роль действия в психическом развитии маленького ребенка. Вроцлав, Национальный институт им. Оссолинский.

Шуман С. (1985а), Генезис предмета. В: С. Шуман, Избранные произведения.Т. 1: Исследования психического развития ребенка. Подбор и составление М. Пшетачникова, Г. Макиело-Яржа. Варшава, WSiP.

Szuman S. (1985b), Наблюдения за так называемым синкретическим восприятием у ребенка. В: С. Шуман, Избранные произведения. Т. 1: Исследования психического развития ребенка. Подбор и составление М. Пшетачникова, Г. Макиело-Яржа. Варшава, WSiP.

Шуман С. (1990), Искусство ребенка. Психология рисуночного творчества. Варшава, WSiP.

Шучик Ю.(2006), Словесный знак и зрительный знак в развитии художественного творчества ребенка. Катовице, Издательство Силезского университета.

Шучик Ю. (2019), Дудл в развитии детского художественного творчества. Катовице, Издательство Силезского университета.

Трояновская А. (1983), Ребенок и искусство. Варшава, WSiP.

Трояновская-Качмарская А. (1971), Ребенок и творчество. Вроцлав, Национальный институт им. Оссолинских, издательство ПАН.

Выготский Л.С. (1978), Инструмент и знак в развитии ребенка. Варшава, PWN.

Выготский Л.С. (1989), Мышление и речь. Варшава, PWN.

.

Смотрите также