Умер ребенок при родах


Истории отцов, чьи дети родились мертвыми

Смерть ребенка после 22-й недели беременности или в течение семи дней после родов называется перинатальной потерей. В 2016 году во всем мире произошло около 2,6 млн мертворождений, однако исследователи утверждают, что цифры могут быть еще выше. Мы записали три откровенные истории отцов, дети которых умерли еще до рождения.

Mail.ru Group и сервис «Добро Mail.ru» вместе с экспертами, фондом «Свет в руках», изучили тему перинатальных потерь и запустили информационную кампанию #надопоговорить. Согласно исследованию, проведенному в рамках этой кампании, ежедневно в России не рождаются 344 младенца.

Несмотря на то что перинатальные потери случаются гораздо чаще, чем кажется (они составляют до 27% для женщин в возрасте от 25 до 29 лет и увеличиваются до 75% у женщин старше 45 лет), в обществе до сих пор не принято говорить об этом. Люди не знают, как помочь в такой ситуации, и думают, что если не поднимать эту тему, то так родителям, которые потеряли ребенка, будет легче справиться с травматичной ситуацией. Но на самом деле замалчивание делает важный опыт невидимым — в России почти две трети людей, столкнувшихся с перинатальной потерей, никуда не обращались за помощью, а каждый десятый переживал горе в одиночестве.

Существует еще одна проблема — в обсуждениях перинатальной потери боль отца практически всегда невидима. Согласно результатам опроса, проведенного Mail.ru, более половины респондентов уверены, что именно женщины испытывают стресс от смерти ребенка, и только 33% опрошенных считают, что партнеры переживают потерю одинаково сильно.

Артем

36 лет, Кострома

Виктор должен был стать третьим ребенком в нашей семье. У нас уже есть старший сын Роман, которому девять лет, и пятилетняя дочь Валерия. Беременность была запланированной, жена очень ответственно к ней подошла: принимала витамины, вела здоровый образ жизни.

Со слов врачей, беременность проходила замечательно, супруга чувствовала себя хорошо, токсикоза не было, она продолжала работать, занималась детьми и исправно ходила в женскую консультацию.

Однажды моя жена Тамара, просматривая результаты анализов, увидела, что один из показателей выделен жирным, было написано «обнаружен титр антител 1:32», хотя в норме его не должно быть вообще. У нас с женой разный резус-фактор — у меня положительный, у нее отрицательный. [Из‑за этого] бывает такое, что когда женщина с отрицательным резус-фактором вынашивает ребенка с положительным, ее организм воспринимает его как что‑то чужеродное, начиная вырабатывать антитела, уничтожая у ребенка эритроциты (клетки крови. — Прим. ред.). Это называется резус-конфликт. А титр — показатель того, что резус-конфликт произошел и началась атака на плод. Чем выше титр, тем больше вырабатывается антител и, соответственно, повышается вероятность развития гемолитический болезни у малыша (разрушение эритроцитов. — Прим. ред.) В нашем случае так и произошло.

В медкарте же было написано, что у жены все в норме, наблюдающий врач даже не обратила на этот анализ внимания, хотя знала, что Тамара находится в группе риска. Мы приехали к ней за консультацией, и она сказала, что лечения от этого нет. Мы чувствовали полную растерянность и тревогу, ведь ребенок был здоров, а организм супруги вырабатывал антитела, чтобы его уничтожить.

Врачи посоветовали съездить в перинатальный центр города Иваново для составления плана ведения беременности. Но там нам лишь сказали наблюдать за ростом титра. Мы вернулись домой, и через какое‑то время показатель пополз вверх. Супругу госпитализировали на 24-й неделе беременности (шестой месяц. — Прим. ред.). Там опять делали УЗИ, брали кровь на антитела, провели доплер (доплерографическое исследование определяет, в норме ли кровоток у плода. — Прим. ред.) — вот и все лечение. Тамару выписали, а через две недели на очередном визите в женской консультации результаты анализов показали титр 1:1024.

Жена позвонила мне из холла поликлиники вся в слезах, а я не знал, как ее успокоить, в тот момент меня самого трясло от того, что я ничего не могу сделать. Врачи приняли решение срочно везти супругу в роддом. Взяли анализ крови, и титр скакнул до 1:8192. Тут началась паника у всех: у врачей, жены, меня. Медики хотели везти Тамару в Иваново, но там ее не приняли, сказали: «Что мы будем с ней делать? Тут нужно только внутреннее переливание крови, а у нас нет ни аппаратуры, ни достаточных знаний, вам поможет только Москва или Питер». На следующий день, после телемоста наших врачей из роддома с врачами из Центра Кулакова, Тамару на 26-й неделе беременности отправили ночью на скорой помощи в Москву.

Там у жены взяли все необходимые анализы и положили под наблюдение. Каждый день ее смотрели лучшие узисты, но гемолитической болезни у малыша не наблюдали. Сначала хотели делать внутриутробное переливание крови ребенку, но потом сказали, что показателей титра для этого недостаточно. Мы с супругой каждый день созванивались по видеосвязи и верили в лучшее. Спустя четыре дня после госпитализации, 8 января 2021 года, Тамара пожаловалась мне, что не чувствует шевелений малыша. Я успокаивал ее, может, ребенок просто спит. Так ответила и медсестра, дежурившая в тот вечер. На следующий день раздался звонок, супруга беспрерывно плакала. «Сердце нашего малыша не бьется», — это все, что она смогла сказать.

Подробности по теме

«Я бы простила врачам все, если бы дочь была жива»: мой ребенок умер из‑за насилия в родах

«Я бы простила врачам все, если бы дочь была жива»: мой ребенок умер из‑за насилия в родах

Причина смерти — гемолитическая болезнь на фоне резус-конфликта и поражение головного мозга, вследствие чего произошла остановка сердца.

Сначала мое сознание отказывалось верить, что малыша больше нет, я надеялся на ошибку врачей или сбой техники, думал, что сейчас все перепроверят, вызовут роды и ребенок будет жив. Потом в голове был только один вопрос: как поступить? Мы знали, что в таких ситуациях многие оставляют умерших детей в роддоме, но сердце подсказывало, что это неправильно. Ведь это член нашей семьи, он все время был с нами — когда мы ели, в поездках по делам, когда мы всей семьей смотрели фильмы, когда мы спали. Мы чувствовали его движения, дети с ним общались, его так ждали.

Я обдумывал, как повезу жену с маленьким гробиком домой, как будет идти похоронная процессия, как у нашего малыша будет отдельное место на кладбище. Весь этот процесс, по моему мнению, нанес бы душевному состоянию супруги такую рану, которая никогда бы не затянулась, и мне очень не хотелось, чтобы она проходила через это. Мы приняли решение кремировать малыша и подхоронить урну с прахом к дедушке жены, тезке нашего ангелочка. Перед похоронами мы попрощались с сыном: поцеловали и обняли нашего богатыря с темными волосами и ярко-красными губами.

Супругу все время поддерживала психолог Лиза из фонда «Свет в руках», она была с нами и на прощании с малышом, очень помогала Тамаре морально, сделала для нас отпечатки ручки и ножки малыша.

Сейчас я понимаю, что после случившегося можно было и больше быть рядом с женой, хотя я старался ее утешить. Мы верующие люди и много говорили о том, что душа нашего сына вернется к нам в следующем ребенке, и мы с ним обязательно встретимся.

Детям рассказали о смерти братика, когда они начали гладить жене живот и говорить с ним. Мы им все объяснили, сказали, что он жив у бога и придет к нам в новом малыше. Они молодцы: сделали сыну подарки, разговаривали с ним, когда касались его ручки и ножки на оттиске. Мы все вместе ходили на кладбище, отнесли ему цветы и конфеты.

Наши отношения с женой стали еще крепче. Нам помогают справляться наши дети, вера в бога, семейные дела и заботы. Тамара до сих пор общается с психологом. Мы живем с мыслью, что детей у нас трое, просто один из них — ангел и живет на небесах.

Конечно, мы планируем завести ребенка. По совету врачей подождем полгода, чтобы организм жены восстановился, и будем пробовать снова. Сейчас думаем, где найти хороших специалистов для грамотного сопровождения беременности и родов.

Максим

42 года, Москва

Мы с моей женой Настей вместе 15 лет и в 2016 году решились на ребенка. Я бросил курить, мы оба проверили состояние здоровья. Беременность протекала очень хорошо, первый скрининг показал мальчика. Мы стали думать, где рожать, поскольку хотели дать ребенку право земли (когда страна дает гражданство детям, рожденным на ее территории. — Прим. ред.). Перебрали много вариантов, но в итоге остановились на Уругвае — у этой страны репутация южноамериканской Швейцарии. Нашли госпиталь, купили билеты. Планировали лететь на три месяца. Мы радовались, что ребенок получит гражданство этой страны, представляли, как будем гулять по солнечному побережью.

На втором скрининге нам сообщили, что у малыша какие‑то дефекты сердца, которые сложно разглядеть. Врач сказал подождать еще и прийти на повторное обследование. Скрининг показал, что все очень плохо: правая часть сердца нашего сына Даниила не развивалась и не работала. Перспективы были такие: если мы дотянули бы до родов, надо было бы сразу после рождения ребенка делать ему операцию. Начались хождения по врачам, которые продолжались два с лишним месяца. Врачи говорили, что шансов на успешные роды крайне мало — и еще меньше вероятность спасти новорожденного сына.

Мы верующие люди, поэтому постоянно вместе молились. Посещали музеи, занимались керамикой, пели Даниилу, ходили на концерты классической музыки. И это, конечно, наша память: короткое время, когда наш сын был на Земле, мы активно чем‑то занимались.

Пришло время очередного обследования: динамика была настолько плохой, что Центр Кулакова, где наблюдали Настю, снял с нас квоту [на бесплатные роды], так как прогноз показывал стопроцентный летальный исход. Представьте, каково это: нас таскают по УЗИ, сбегаются врачи, начинают охать, говорить, что давно такого не видели. А ты сидишь рядом с женой, она живая, и внутри нее наш живой ребенок.

Нам отказали многие медицинские центры, в одном из них вообще говорили: «Что вы паритесь, вырежем — и все, через два месяца будете снова беременеть». А наш сын пинается. Нам сказали считать количество «пинашек» в день — если их будет меньше десяти, нужно бить тревогу. Мы скачали приложение, где отмечали пинашки. Жена, конечно, отказалась от аборта — сказала, что это ее ребенок, и она никому не позволит с ним ничего сделать, будет бороться.

Наступил конец сентября: все медики от нас отказались, а время постепенно подходило к родам. Естественно, лететь уже никуда было нельзя. Я после этого не очень люблю Трубную площадь, где мы покупали билеты в Уругвай. Мы шли туда радостные, с большими надеждами, а потом я вернулся туда один, чтобы сдать билеты. И уже совсем было не до них: ты просто хочешь, чтобы твой ребенок выжил.

Живот у Насти был очень большой, потому что у малыша началась неиммунная водянка на фоне порока сердца. Врачи продолжали говорить, что шансов родить живого малыша нет. Выхода у нас не было, и мы поехали в ближайший роддом — познакомились с врачами, записались на роды. И стали просто жить, общаться с ребенком, пока это возможно.

Пришел момент очередного осмотра в женской консультации. Там послушали сердце Даниила. Сердцебиение было очень редким и слабым. Нас срочно направили в роддом, и Настя отказывалась идти: плакала, говорила, что чувствует, что вернется домой уже без ребенка. Врач сказал, что надо делать кесарево. Мы согласились, так как надеялись, что это спасет малыша. Жена была на седьмом месяце.

Я помчался домой за вещами для роддома, вернулся в больницу, а Настя говорит: «Малыш пинается». Я приложил руку к ее животу и почувствовал четыре пинашки. Это были последние пинашки.

Ее увели наверх. Через какое‑то время ко мне подошел врач и сообщил, что сердце Даниила не бьется. Он предложил: «Хотите, скажу ей», — я отказался, сказал, что это мой сын и я должен сам поговорить с Настей. Жена спустилась в приемную, я опустился перед ней на колени и сказал: «Любимая, Даниил умер». Она не поверила. Мы вместе пошли на УЗИ. Я помню, как это было: я иду по коридору, впереди меня идет жена в какой‑то непонятной ночнушке, мимо проносятся врачи, нянечки, все в полумраке. Я понимаю, что в Насте наш мертвый ребенок, и она сама вся бледная. Это был мой персональный ад.

УЗИ подтвердило, что малыш умер. Кесарево сечение делать было нельзя, потому что это было бы опасно для здоровья Насти. В тот же день к нам пришли мой друг и моя мама, мы уехали домой. Потом позвонили жене и вместе помолились.

Мне до сих пор стыдно, что в ту ночь перед родами я уснул. Видимо, организм пытался блокировать стресс. А Настя не спала. Она была одна, слышала, как в соседних палатах плачут малыши, и лежала так всю ночь, зная, что плач своего ребенка она не услышит. Хорошо, что ей позвонила подруга и полночи с ней говорила. Мне очень тяжело представить, что любимая пережила в тот момент.

Когда мы с тещей были в роддоме, к нам подошла акушерка и сказала, что роды идут очень тяжело. Настя рожала долго, потеряла 80% крови. Спасали ее три бригады врачей. Акушерка спросила, буду ли я прощаться с малышом. Конечно, я согласился. Мне принесли Даниила. Я поговорил с ним, помолился и попрощался.

Две недели Настя восстанавливалась в больнице. Похороны малыша легли на меня. Мне надо было оформить бумаги в МФЦ, женщины-сотрудницы пытались меня как‑то ободрить, рассказывали о вычетах, на которые я имею право. Но мне было все равно: у меня умер сын, и вместо веселого полета в Уругвай я его хороню.

Я вырос в центре Москвы, на улице Павла Андреева. И пока мы проезжали путь от Морозовской больницы, где я забирал Даниила, до кладбища, я гладил гробик своего малыша и рассказывал ему, как я здесь провел детство и вырос. Похороны проходили в тот же день, когда мы должны были лететь в Уругвай, — 12 октября. Администрация кладбища вышла принести мне соболезнования. Я ощущал нереальность происходящего: стояли десять взрослых человек — таких больших, — все в черном, и хоронили маленький белый гробик.

Настю выписали с очень низким гемоглобином и другими проблемами по здоровью. Спасибо фонду «Свет в руках», его сотрудники нас очень поддержали. Первое время мы постоянно ходили на группу поддержки родителей, потерявших детей, я там часто был единственным мужчиной. Нам было очень важно знать, что есть место, где мы можем говорить о нашем сыне, где это не воспринимается как «Опять они об этом, уже забудьте этот ужас и живите дальше». С такой реакцией от друзей и родственников мы сталкивались часто. Смерть ребенка — это настолько страшная ситуация, что даже близкие любящие люди не могут находиться с такой большой раной. У них хватило сил погрузиться в это на два месяца, потом они стали дистанцироваться. Я понимаю, что они не могли быть 24/7 там, где страдания и боль.

Через год после после случившегося друзья признались, что думали, нам будет легче, если они не будут говорить об этом. Да ничего подобного. Ну как может быть плохо, когда говоришь о своем ребенке.

У родителей умерших детей не появляются инфоповоды, чтобы рассказывать о них. Инфоповод всегда один. Поэтому очень важно, чтобы друзья и родственники не боялись об этом говорить и помнили даты.

Годовщина смерти Даниила — 9 октября, и в 2020 году мой шеф позвонил и сказал, что помнит, что он с нами. Это дорогого стоит.

На встречах фонда мы знали, что наш сын здесь существует как личность, что ему не отказывают в праве быть таким же ребенком, как и другие дети. Также мы ходили в неформальную группу поддержки, организованную девушками, пережившими потерю ребенка, где обсуждали цвет глаз наших малышей, количество волосиков, то, как они лежали в животе у мамы. И эти женщины иной раз могли понять Настю лучше, чем я.

Я не могу сказать, что мы справляемся с утратой сына, не уверен, что вообще когда‑нибудь справимся. Когда встречаемся с друзьями, они рассказывают, как их дети пошли в школу, какие они хулиганы, как у них нет сил от их непослушания, а все, что можешь рассказать ты, — какие цветочки вы посадили на могилу, какие камешки выложили вокруг надгробия, как часто вы приходите на кладбище. У нас есть папка, где мы собираем фотографии, связанные с сыном: Настя с животом, наши совместные походы на концерты, в гончарную мастерскую. Но сейчас папка по большей части пополняется только фотографиями с могилки.

За эти годы у меня было только несколько бесед с мужчинами — знакомый психолог, священник и пара друзей. Меня поддерживала арт-терапия — я делаю коллажи, осмысляющие наш опыт. Мы с супругой ходили к психологу — все рассказали, нам стало легче. Я находил силы в Насте. Мы до сих пор говорим о Данииле — конечно, не без слез, иногда у нас происходят очень болезненные разговоры, но они важны для нас обоих. Настя занимается керамикой, лепит из глины, играет на скрипке, поет — творчество помогает ей.

Многие семьи не выдерживают этот груз, ведь в центре ваших отношений — умерший ребенок. Мы не захотим забыть Даниила, каждый день перед сном желаем ему спокойной ночи. Я не хочу, чтобы семья Даниила перестала существовать, а пока мы вместе, она есть. Поэтому мне всегда очень грустно, когда закрываются наши любимые рестораны в Москве, куда мы ходили, когда Настя была беременна, когда расстаются пары, которые поддерживали нас в то время. Мне больно, что мир сына уменьшается. Поэтому наша любовь и наша семья — то пространство, где Даниил больше всего существует.

Все, что происходит с 2017 года, мы называем «Книга Даниила». Когда мы рассказываем о нашем сыне, он еще больше существует с нами. После смерти у него началась новая борьба — быть личностью, а не просто неудачной беременностью.

Подробности по теме

Я потеряла ребенка во время родов, а теперь помогаю пережить это другим семьям

Я потеряла ребенка во время родов, а теперь помогаю пережить это другим семьям

Денис

40 лет, Москва

Все произошло в начале 2004 года, это был наш с женой первый ребенок. Беременность проходила хорошо до 20-й недели, жену ничего не беспокоило. Потом на УЗИ врачи увидели множественные патологии — что‑то было не так с развитием ряда органов. Нам предлагали сделать аборт, но мы отказались: приняли решение, что будем заботиться о ребенке, каким бы ни был диагноз. Но на 26-й неделе произошло мертворождение, так как плод погиб.

Я испытывал чувство вины: сразу начал думать, что, может быть, вел какой‑то неправильный образ жизни. Также у нас появился страх, что мы больше не сможем завести детей.

Первое время Маша, моя жена, хотела быть одна: ходила на спорт, иногда даже на несколько тренировок в день, начала заниматься японским театром кабуки. И ровно в тот момент, когда [горе] ее отпустило, она перестала этим заниматься и больше не возвращалась к театру.

Еще с самого начала наших отношений мы много занимались йогой, разговаривали с нашим духовным учителем — и вместе, и по отдельности. В дальнейшем йога помогла отнестись к произошедшему правильно. Мы поняли, что наш ребенок — душа, которой было не время приходить, и, возможно, она вернется к нам.

Мне кажется, главное в паре — помогать друг другу чувствовать себя максимально комфортно и счастливо. И это не выражается в том, что ты должен все время быть рядом физически. Когда ты чувствуешь и видишь, что партнер хочет побыть один, ты оставляешь его в покое и ощущаешь благодарность за это. Естественно, когда жене нужна была помощь, я был рядом, но все понимал и не задавал лишних вопросов. Мне тоже было больно, но я проживал случившееся скорее в работе.

Когда мы немножко выдохнули и смогли говорить о потере ребенка, то решили разобраться, что произошло, следствие ли это каких‑то непреодолимых причин, в нас ли проблема. Мы сдали генетические тесты, выяснилось, что с нами все хорошо, мы совместимы, просто так случается. Следующую беременность мы хотели пройти осознанно, потому что когда первый ребенок умер, я не очень понимал, как я могу помочь жене. Мы пошли в студию, где будущих родителей готовили к домашним родам, но первые роды мы не планировали проводить дома, поскольку еще опасались. Однако все равно прошли весь курс подготовки, раз в неделю ездили на занятия на несколько часов. Там были теоретические курсы, показывали видео с самих родов, рассказывали, какая роль у каждого из родителей в этом процессе. Позже у нас родился сын Ян, а еще через три с половиной года дочка Рада. Сейчас Яну 13 лет, а Раде 9.

Мы рассказывали детям, что у них не родился старший братик — и что так бывает. Их эта подача информации вполне устроила. Они спрашивали, видели ли мы его на УЗИ и как он выглядел, когда родился. Этот разговор для нас не был травмой, и сейчас и с другими людьми я спокойно об этом говорю. Да, мы пережили этот опыт — значит, он был нам нужен, чтобы что‑то понять про себя и заботу друг о друге.

Поддержать фонд «Свет в руках», который специализируется на помощи родителям, потерявшим детей, можно здесь.

«Выжила чудом, сын умер». В Башкирии женщина обвинила акушеров в халатности | ЗДОРОВЬЕ: Медицина | ЗДОРОВЬЕ

24-летняя Алёна Лаврикова из башкирского города Салавата с нетерпением ждала 5 апреля – в этот день она должна была впервые стать мамой. Ребенок попросился на свет чуть раньше, однако увидеть мир ему так и не удалось. Теперь врачи говорят, что у плода не прослушивалось сердце уже при поступлении женщины в роддом, а та уверяет, что чувствовала, как сынок пинается у нее в животе – так было едва ли не до самого последнего момента. Причину смерти новорожденного еще предстоит установить патологоанатому, а вот обстоятельства уже изучают сотрудники правоохранительных органов. Подробности истории – в материале UFA.AIF.RU.

Молодая мама

Алёна Лаврикова замужем год, в городе Салавате (около 170 км к югу от столицы Башкирии Уфы) у женщины своя студия танца. Узнав о беременности, женщина прекратила преподавание и оставила за собой только решение административных задач. Как рассказала сама Лаврикова, к тому, чтобы стать мамой, она готовилась: пила витамины и до, и во время беременности, следовала советам лечащего врача и не знала проблем все девять месяцев на сносях. По словам Лавриковой, единственный симптом, встревоживший ее – это легкая боль в спине, в районе поясницы, которую она заметила 31 марта – уже на девятом месяце.

По данным открытых источников, на боли в спине во время беременности жалуются более половины женщин. Они, чаще всего, связаны с нагрузкой на позвоночник и усиливаются перед родами.

«Все скрининги показывали, что все хорошо, в том числе и последний – на 36 неделе. 31 марта муж отвез меня к врачу, но осмотр показал, что все в порядке, — вспоминает женщина. — Мне предложили лечь в больницу, потому что срок уже подходил, и роды могли начаться в любой момент, либо ждать дома. Но очевидных показаний для госпитализации не было, ничего не болело, не беспокоило, и я решила подождать в привычной для меня, спокойной домашней обстановке».

3 апреля она, как обычно, проверила, как идут дела в студии, пообщалась с коллегами, а вечер провела дома, с мужем. Схватки начались ближе к полуночи, а в самом начале первого часа в ночь на 4 апреля у нее отошли воды. Дозвониться до скорой быстро не получилось, муж повез Алёну в роддом сам.

Белые халаты

Как рассказывает Лаврикова, в роддом они приехали в 00:13, к тому времени наблюдалось легкое кровотечение. Что происходило далее, полностью записано со слов самой женщины (далее фамилии медработников изменены – прим.ред.).

«Акушерка Мавлютова в приемной покое уточнила, чувствую ли я сердцебиение и шевеление ребёнка, я ответила: "Да, он шевелится хорошо". Меня посадили заполнять документы, вскоре появилась дежурный врач Кондратьева. Акушерка предупредила ее, что у меня кровотечение, и напомнила, что в таких ситуациях, как у меня, осматривать можно, если операционная уже готова, но та все равно велела мне садиться в гинекологическое кресло. Время было 00:20. Во время осмотра Кондратьева использовала инструмент, от которого мне стало ужасно больно, и хлынула кровь. Только после этого запаниковавшая Кондратьева попросила каталку, и меня подняли в операционную, которая оказалась закрытой на ключ…

В операционной все вокруг суетились и чего-то ждали. Я услышала от медсестер, что дежурный анестезиолог Савельев пьян настолько, что не держится на ногах, поэтому вызвали другого. Не было на месте и дежурного врача Фаррахова. Пока мы ждали их появления, никакой помощи мне не оказывали, хотя я уже согласна была на операцию без анестезии, лишь бы спасли ребенка.

Анестезиолог Хазигалеева, вызванная вместо Савельева, прибежала в 00:48, в домашнем халате. Врач Фаррахов появился за несколько минут до нее, и операцию, наконец-то, начали. Поначалу было больно, но потом анестезия начала действовать, я уснула. А когда проснулась, за окном начинался рассвет, было раннее утро. Нижняя половина тела была скрыта от меня ширмой. Во рту все еще была трубка для дыхания, и я не смогла сразу спросить, что с ребенком, шевелиться было трудно. А через какое-то время появился врач, и сообщил: "К сожалению, ребенок погиб. Так бывает"».

Проверки и выводы

Алена Лаврикова, потерявшая, по ее словам, полтора литра крови, провела в реанимации два дня, из больницы ее выписали только 10 апреля. К этому времени несостоявшиеся родители уже написали заявление в правоохранительные органы. Они считают, что в гибели ребенка виноваты врачи и их халатное отношение в работе.

«В настоящее время по данному факту проводится доследственная проверка, опрашиваются работники больницы, истребована необходимая медицинская документация, планируется проведение судебно-медицинской экспертизы с целью проверки качества оказанной медицинской помощи, по результатам проверки будет принято процессуальное решение», — прокомментировал пресс-секретарь управления следкома России по Башкирии Евгений Каневский.

А вот внутренняя проверка минздрава уже завершена. Медики настаивают на том, что Лаврикова сама отказалась от госпитализации, когда врач «рекомендовала», но согласны с тем, что когда женщина приехала в роддом, случай был уже «экстренный».

«Вся медицинская документация передана для проведения проверки в следственные органы. Была оказана необходимая медицинская помощь, медицинским персоналом приложены все усилия, чтобы спасти ее и ребёнка, — сообщила руководитель пресс-службы республиканского минздрава Софья Алёшина. — Весь необходимый медицинский персонал был на месте, что подтверждено документально. При поступлении у ребенка не прослушивалось сердцебиение, поэтому ее сразу же отправили в операционный зал. Причина смерти ребенка будет дана в заключении патологоанатома».

Вопросы остались

Отметим, Лаврикова настаивает на том, что прослушивание сердцебиения ребенка при ее поступлении в приемный покой роддома не проводили вовсе. Более того, по словам женщины, в тех документах, которые переданы следователям, время ее поступления в больницу изменено на 00:40, а данные осмотра врачом 31-го марта куда-то пропали из материалов (в минздраве уверяют, что не скрывают никакой информации).

Как удалось выяснить UFA.AIF.RU у собственного источника в салаватском роддоме, анестезиологу Хазигалеевой звонили в 00:38. Медик была выходная после дежурства, начинался ее отпуск. А врач Фаррахов, об отсутствии которого в больнице говорит Лаврикова, и вовсе находился в соседнем городе Ишимбае, и ему пришлось срочно добираться до больницы на такси.

По данным профсоюза работников здравоохранения, в прошлом году в правоохранительные органы Башкирии поступило 156 обращений, связанных с некачественным оказанием медицинской помощи, возбуждено 30 уголовных дел, до суда дошло восемь. В 2019 году подобных обращений было 264, до суда дошло 12 уголовных дел, в 2018 – 173 обращения, из которых до судебных разбирательств дошло восемь случаев. В основном, граждане жалуются на неверную диагностику, некачественное оказание медицинских услуг и отсутствие нужных специалистов. Чаще всего к ответственности привлекаются хирурги и акушеры-гинекологи.

Комментарий

Координатор профсоюза «Действие» в Башкирии Антон Орлов:

«О проблемах родильного дома городской больницы Салавата я, как координатор профсоюза "Действие", знаю не понаслышке. Это одна из самых активных наших ячеек ещё с 2019 года, со времён концессии в рамках государственно-частного партнёрства, согласно которой частный инвестор обязался обновить оборудование и произвести ремонт в роддоме, однако этого исполнено не было и роддом был присоединён к городской больнице. На сегодняшний день в этом роддоме существует серьёзный дефицит врачей. Например, из пяти ставок врачей-анестезиологов на сегодняшний день занято две. Также есть и ряд других врачебных специальностей, по которым есть дефицит. К сожалению, это приводит к повышенным нагрузкам на врачей и к возникновению подобных ситуаций. Мы настаиваем на необходимости комплектования штата, и уже неоднократно члены нашего профсоюза и первичная профсоюзная организация обращались к главному врачу по этому вопросу. К сожалению, такие вопросы невозможно решить сиюминутно, но мы продолжаем следить за ситуацией. Что касается Алёны Лавриковой, мы призываем силовые структуры провести тщательное расследование обстоятельств произошедшего, но не привлекать заведомо невиновных к ответственности».

«Сказала — терпи»: как в российских роддомах губят младенцев

Следственный комитет расследует дело о смерти младенца в Минераловодском роддоме. По данным СК, мальчик родился в удовлетворительном состоянии, однако уже на следующий день резко почувствовал себя хуже и скончался. Родители обвиняют врачей в несвоевременном оказании помощи. С халатным отношением в роддоме сталкиваются женщины по всей стране. Как калечат рожениц и их детей, не оставляя им шанса на выживание — в материале «Газеты.Ru».

Следственный комитет по Ставропольскому краю возбудил уголовное дело по факту смерти новорожденного в Минераловодском родильном доме. По данным следствия, мальчик появился на свет в мае 2019 года в стенах местного роддома. Тогда врачи оценили его состояние как удовлетворительное и поместили под наблюдение в детскую палату.

«Однако на следующий день состояние младенца резко ухудшилось, и в тот же день он скончался. Согласно данным медсправки, смерть мальчика наступила от врожденной двусторонней пневмонии легких», — сообщается на сайте СК.

Однако родители умершего ребенка – Денис и Дарья Ищенко — с версией врачей не согласны. По их словам, когда малышу стало хуже, его передали в руки врача-неонатолога Григория Кокоева, который сразу записал предварительный диагноз: «Транзиторное тахипноэ? ВУИ. Пневмония?». Тогда же он сообщил напуганным родителям, что спасти ребенка можно – нужно только провести искусственную вентиляцию легких и рентгенологическое исследование органов грудной полости.

При этом, если диагноз Кокоев поставил в 9.00, то к рентгену он приступил только около 16.00. За это время состояние ребенка резко ухудшилось, и через несколько часов он умер.

Добиться от врачей внятного объяснения причин смерти ребенка семья Ищенко так и не смогла: они твердили, что малыш родился недоношенным, а также с множеством врожденных болезней. Тем не менее медик, которая принимала роды, заявила, что во время вскрытия тела ребенка болезни, которые приписали ему, зафиксированы не были, указали Ищенко.

«Все органы были чистые, не было ни сепсиса, ничего», — рассказали они телеграм-каналу Mash.

По словам отца ребенка Дениса Ищенко, врач-неонатолог Кокоев лично подошел к нему и сообщил, что разные заболевания появились в истории только для того, чтобы родителям быстрее выдали свидетельство о смерти.

В настоящий момент на основании заявления от родителей скончавшегося новорожденного СУ СК РФ по Минеральным Водам возбудило уголовное дело для установления всех обстоятельств произошедшего.

«Следователи СКР назначили ряд судебных экспертиз для установления точной причины смерти мальчика и обстоятельств оказания медицинской помощи ему и его матери. По делу допрошены потерпевшие, свидетели, изъята медицинская документация», — уточнили в ведомстве. Расследование уголовного дела продолжается.

«Он мертв»

Семья Ищенко оказалась далеко не единственной парой, которая могла пострадать от действий врачей в Минераловодском родильном доме. В феврале 2019 года туда легла Татьяна Ковешникова. Роды ее сына обещали быть тяжелыми — у плода было двойное тугое обвитие пуповины вокруг шеи, при котором настоятельно рекомендуется кесарево сечение. Однако врачи почему-то решили положиться на волю случая и отправили девушку рожать самостоятельно.

Родить живого младенца у Татьяны и правда получилось — так утверждали все врачи, но не неонатолог Григорий Кокоев. Сразу после родов врач перенес младенца в другую комнату со словами: «Он мертв». При этом, как утверждает семья Ковешниковых, он даже не пытался надеть на малыша кислородную маску. В настоящий момент по факту гибели младенца СК Ставропольского края запустил проверку.

Как рассказали «Газете.Ru» в самом Минераловодском родильном доме, врач Григорий Кокоев, к которому у обеих пострадавших семейных пар есть претензии, со своего поста уволился.

«Григорий Кокоев в нашем роддоме больше не работает. Уволился по собственному желанию в мае месяце. Где он работает в настоящее время, неизвестно, так как врачи не предоставляют нам эту информацию, она конфиденциальна», — рассказала секретарь приемной главного врача роддома.

Тем не менее, как утверждает Mash, Кокоев продолжает работать по профессии в ГБУЗ СК «Ессентукская городская клиническая больница» в отделении реанимации. «Обвинения никакого не предъявлено. Давайте дождемся окончания следственных действий. И тогда будем разговаривать более предметно», — заявил Кокоев телеграм-каналу.

«Это конвейер, на нас делают деньги»

На сайтах, где роженицы оставляют отзывы о Минераловодском родильном доме, встречаются в основном положительные комментарии – девушки и женщины хорошо отзываются и о персонале, и о палатах, и о питании. Однако находятся и те, кто больше никогда не переступит порог этого заведения.

«Пришла я в стационар по направлению, так как была угроза прерывания беременности из-за гематомы. Врач посмотрел результат УЗИ, и в очень грубой форме сказал: «Если хотите сюда за тремя таблетками в день ходить — то ходите». Вот такие недоврачи не должны работать. Я расстроилась и разнервничалась, и у меня подскочило давление. Хотя в моем положении нервничать противопоказано. Вот так вот, мы к ним за решением проблемы, а получается – наоборот», — говорится в отзыве пользовательницы портала «Prodoctorov» от января 2019 года.

Тяжелые последствия посещения роддома на себе ощутила и девушка Оксана, которая оставила комментарий на сайте Med-otzyv.ru в июле 2018 года.

«Будь проклят тот день, когда я переступила порог этого заведения, это конвейер, на нас делают деньги. Я пошла за здоровьем, а меня сделали инвалидом в 30 лет, лишили шанса быть мамой

, — написала она. — Не ходите девочки туда — здоровья лишитесь и огромных денег, мошенники, какие это врачи? Спасибо за три года ада, я в климаксе в 30 лет и дороги обратной нет».

Выкачивание денег, жестокое обращение и слезы – вот как запомнила свои роды в сентябре прошлого года Виктория, высказавшаяся на сайте roddoma.ru по поводу врача по фамилии Андриян.

«Мне ее рекомендовали как хорошего специалиста, а оказалось с точностью до наоборот. В 10 часов вечера схватки были невыносимые, позвонила Андриян, она сказала терпи — в 12 ночи она сказала, чтобы мне укололи ношпу, но ничего не помогало. Я вышла в коридор и просто плакала от боли. Звонила ей, а она не брала трубку...Вскоре она спустилась и увидев меня, начала орать, что я хожу ночью по отделению», — вспоминает Виктория. По словам девушки, обращать на нее внимание стали только после того, как она заплатила врачу деньги.

Страдает вся Россия

Случаи халатного отношения врачей к роженицам и младенцам фиксируются по всей стране. Так, 8 августа 2019 года в СМИ появилась информация о новорожденном из Москвы, которому врачи роддома занесли инфекцию, от которой у него развился менингит. В результате ребенок уже третий месяц находится в коме.

Как рассказали Кирилл и Ирина, их сын родился 21 апреля в роддоме при городской клинической больнице (ГКБ) №50 им. С. И. Спасокукоцкого. «На 19-й день после выписки из родильного дома, мы проснулись от того, что наш ребенок стонет», — сообщил отец малыша Mash.

Результаты анализов показали — у ребенка развился менингит, из-за которого он впал в кому. По мнению родителей, младенец подхватил инфекцию при родах из-за неосторожности врачей.

«Я считаю, что врачи недосмотрели у меня возбудителя менингита. Когда я поступила в роддом, со мной не обговорили ни план обследования, ни план ведения родов. Меня как будто поставили на конвейер: родила — иди в палату», — рассказала Ирина.

В самом роддоме «Газете.Ru» отказались давать комментарии по работе медучреждения. «Все вопросы необходимо направить в Департамент здравоохранения Москвы», — сказал представитель медучреждения.

Источник «Газеты.Ru» в следственном управлении СК РФ по Москве сообщил, что по факту происшествия возбуждено уголовное дело по статье УК РФ «Халатность». Сейчас в рамках дела проводятся медэкспертизы — они подтвердят или опровергнут сказанное родителями мальчика. До получения результатов этих исследований ведомство не будет давать официальных комментариев, пояснил собеседник.

Весной 2018 года в Челябинской области также были возбуждены два уголовных дела по факту гибели новорожденных в роддоме №1, расположенном в городе Магнитогорске. По версии следствия, малыши скончались от заражения, которое они получили в медучреждении.

Мама скончавшегося мальчика рассказала порталу «Верстов.Инфо», что после рождения персонал полностью переложил процесс ухода за ребенком на нее.

При этом, когда она пыталась обратить внимание врачей на проблемы с пупком, ей просто говорили: «Лучше мойте, иначе из пупка инфекция пойдет на все внутренние органы». Сразу после выписки состояние ребенка ухудшилось — он перестал набирать вес. Мальчика доставили в реанимацию детской больницы, где он скончался через два дня.

«Позже патологоанатом вынес заключение о смерти с диагнозом «сепсис новорожденного, обусловленный кишечной палочкой». Он сказал, что это было занесено в роддоме. Это точно не внутриутробная инфекция, так как все мои анализы были в норме», — заявила Ирина.

Она также уточнила, что гибель ее сына по причине халатности врачей стала одной из многих. «В том году умер ребенок с таким же диагнозом. После нас умерла девочка с таким же диагнозом», — пояснила она.

После происшествий прошлого года роддом был закрыт до выяснения обстоятельств произошедшего. Росздравнадзор запустил собственную проверку. Однако, по состоянию на конец 2018 года, медучреждение вновь открыло свои двери для рожениц.

Статья 20. Государственная регистрация рождения ребенка, родившегося мертвым или умершего на первой неделе жизни / КонсультантПлюс

Статья 20. Государственная регистрация рождения ребенка, родившегося мертвым или умершего на первой неделе жизни

1. Государственная регистрация рождения ребенка, родившегося мертвым, производится на основании документа о перинатальной смерти, выданного медицинской организацией или индивидуальным предпринимателем, осуществляющим медицинскую деятельность, по форме и в порядке, которые установлены федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения.

(в ред. Федерального закона от 25.11.2013 N 317-ФЗ)

Свидетельство о рождении ребенка, родившегося мертвым, не выдается. По просьбе родителей (одного из родителей) выдается документ, подтверждающий факт государственной регистрации рождения мертвого ребенка.

Государственная регистрация смерти ребенка, родившегося мертвым, не производится.

2. В случае, если ребенок умер на первой неделе жизни, производится государственная регистрация его рождения и смерти.

Государственная регистрация рождения и смерти ребенка, умершего на первой неделе жизни, производится на основании документов установленной формы о рождении и о перинатальной смерти, выданных медицинской организацией или индивидуальным предпринимателем, осуществляющим медицинскую деятельность.

(в ред. Федерального закона от 25.11.2013 N 317-ФЗ)

Абзац утратил силу. - Федеральный закон от 28.07.2010 N 241-ФЗ.

3. Обязанность заявить в орган записи актов гражданского состояния о рождении мертвого ребенка или о рождении и смерти ребенка, умершего на первой неделе жизни, возлагается на:

руководителя медицинской организации, в которой происходили роды или в которой ребенок умер;

руководителя медицинской организации, врач которой установил факт рождения мертвого ребенка или факт смерти ребенка, умершего на первой неделе жизни, либо на индивидуального предпринимателя, осуществляющего медицинскую деятельность, - при родах вне медицинской организации.

(в ред. Федерального закона от 25.11.2013 N 317-ФЗ)

4. Заявление о рождении мертвого ребенка или о рождении и смерти ребенка, умершего на первой неделе жизни, должно быть сделано не позднее чем через три дня со дня установления факта рождения мертвого ребенка или факта смерти ребенка, умершего на первой неделе жизни.

Открыть полный текст документа

В тверском роддоме здоровая девочка умерла из-за затянувшихся родов

26 июля в тверском роддоме ребенок умер из-за затянувшихся родов. Об этом мать девочки рассказала в своей социальной сети.

По словам женщины, в медицинское учреждение она поступила в пятницу 23 июля. Ее доставили на «скорой» с ложными схватками. В роддоме роженицу убедили, что все хорошо, роды еще не начались, после чего ее оставили на сохранение.

- На тот день мой срок составлял 39 недель и 2 дня. В субботу также ныл живот, раскрытие матки было 2 пальца, но ребёнок также шевелился. Врачи сказали, что все хорошо. Но с субботы на воскресенье у меня началась самая ужасная ночь, - пишет она.

Мать рассказала, что с 03:30 у нее начались схватки, а потом ребенок перестал шевелиться. В это время сотрудники роддома убеждали ее, что все в порядке, она еще не рожает, а про ощущения и вовсе выдумывает. Чтобы облегчить самочувствие женщины ей несколько раз ставили уколы. История завершилась 26 июля, когда в 10:00 женщину повели рожать.

- В 11:00 я уже знала, что буду рожать мертвого ребенка и делать это буду сама. В 19:30 на свет появилась абсолютно здоровая девочка, без патологий, не обвитая пуповиной, весом 3,3 килограмма и ростом 52 сантиметра. Мертвая, - заканчивает рассказ женщина.

Также роженица написала, что принимавший роды врач отметил, что коллеги неправильно сняли сердцебиение у ребёнка, а также должны были срочно проколоть пузырь, чтобы отошли воды и начались роды, либо экстренно делать кесарево сечение, чтобы спасти ребенка.

В комментариях к рассказу женщины жители Твери посочувствовали ей и пожелали сил. Некоторые рассказали свои аналогичные истории, произошедшие с ними в других регионах. Позже она удалила пост. В новой публикации она написала о сборе документов, необходимых для разбирательства. Мать поблагодарила тверитян за поддержку, но отказалась назвать имена медиков, находившихся рядом с ней в те дни. 

«Наш сын умер через сутки после рождения. Но мы нашли силы жить дальше и родить еще двоих детей» | Громадское телевидение

Виктория Слобода, Олеся Бида

Ирина — мама троих детей. Младшему Максиму — год, Наде — пять. Старшему Андрею было бы шесть. Но он умер на следующий день после рождения.

Утрата

«Мы его видели, когда он родился, и когда его уже вывозили из реанимации. Затем Сергей ходил на опознание и видел его мертвым. Я его мертвым не видела — гроб мы не открывали».

Ирине — двадцать пять, она недавно вышла замуж. С мужем Сергеем познакомилась на работе. Через три месяца после свадьбы Ирина забеременела. Осложнений не было. Лишь на седьмой неделе ей пришлось принимать уколы из-за угрозы прерывания беременности.

Пара купила для будущего ребенка коляску, одеяло, одежду, кроватку. В квартире закончили ремонт.

Рожать Ирина и Сергей решили в современном областном перинатальном центре в Житомире. В Буче в Киевской области, где они живут, роддома нет. А в Житомире успешно родили детей две пары их друзей.

«Никто не рассказывал о проблемах — да, заплатили 4000 гривен ($144) в кассу, да, палата была супер. Все истории были положительными», — говорит Ирина.

Заблаговременно о родах с конкретным врачом Ирина и Сергей не договаривались. На 41-й неделе беременности, когда начались схватки, они поехали в Житомир, где Ирину положили в отделение патологии. Но роды никто не принимал. В три ночи она больше не могла терпеть и позвала Сергея, который ночевал в гостинице неподалеку.

Ирину отправили в предродовой зал. Поскольку схватки были не сильными, ей ввели гормональный препарат, окситоцин, для стимуляции сокращения матки. «Если ад существует, то это схватки на искусственном окситоцине», — вспоминает Ирина.

Схватки продолжались и утром, а когда ребенок начал выходить, она поняла — что-то идет не так. Кесарево сечение делать не предлагают. Ребенка выдавливают восемь врачей.

В конце-концов, малыш рождается. Его кладут Ирине на живот. Он делает вдох, но не плачет. Малыша реанимируют. Делают искусственную вентиляцию легких.

Родителям не сообщают, что их сын в критическом состоянии. Ирине ставят диагноз — клинически узкий таз.

В 5 вечера следующего дня в легких малыша происходит кровотечение.

«Мы заходим в реанимацию, а оттуда вывозят пустой аппарат, к которому был подключен Андрей. Идем к врачу. Медсестра, пившая чай в кабинете, подскакивает и выходит. Смотрим на врача. Она говорит: “Ну вы же поняли все, да?”».

Позже врач, принимавшая роды, зайдя в палату Ирины, спросила, не отбила ли она случайно у кого-то своего мужа:

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Запрет на аборты, насилие и принудительное замужество: как улучшить права женщин в мире

«Она считала, что это моя карма. Эта врач так старательно искала себе оправдание, что позволила себе прийти к женщине, которая только что пережила смерть младенца, чтобы задать ей такой вопрос».

В справке, с которой Ирину выписывают из роддома, фамилию врача указывают неразборчиво, «там просто какая-то загогулина», говорит Ирина.

Андрея хоронят в Буче. Свидетельство о смерти оформляет та же сотрудница ЗАГСа, что женила Ирину и Сергея.

Виктория Слобода / Громадское

Надежда

«Я два месяца лежала на кровати и не могла даже встать. У меня был низкий гемоглобин, кружилась голова, все болело. Было трудно. И психологически — тоже».

Ирина и Сергей решают обратиться к психологу, который сам пережил потерю ребенка. Пара постепенно учится правильно воспринимать смерть сына и понимать друг друга.

Ирина находит в интернете закрытое сообщество мам, где те делятся своими подобными историями. Наталкивается и на максимально похожую. В том же Житомирском перинатальном центре врачи стимулировали роды еще одной женщине. Ее ребенок выжил, но получил ДЦП.

Спустя три месяца после смерти Андрея, Ирина решается написать о своем случае. Показывает историю близким подругам.

Сергей заблаговременно готовит коллектив, чтобы Ирина могла вернуться к работе. Правда, порой происходят недоразумения с клиентами. В компании, где работает пара, занимаются изготовлением и установкой детских площадок.

«Был случай, когда позвонила клиентка, чтобы заказать качели для детей. Я ей объяснила, что именно такой у нас нет. На что она отвечала: “У меня детям по три года. У вас вообще есть дети?”. Я не могла ответить, что есть. Но и сказать, что нет, было трудно».

Через восемь месяцев Ирина снова забеременела. Надеждой. На этот раз она встала на учет в женской консультации в Киеве и предварительно согласилась на кесарево сечение по совету врача. Роды прошли без неожиданностей.

«Для нас это была большая надежда на то, что мы можем стать родителями. И действительно так произошло — у нас родился нормальный, спокойный ребенок».

Виктория Слобода / Громадское

Виктория Слобода / Громадское

Возвращение

«Если Надя смотрит какие-то фотографии и спрашивает, она ли это в животе, я говорю, что нет, это еще Андрюша был. Она знает. Иногда, когда у нее сентиментальное настроение, и ей хочется поплакать, говорит: “Как жаль, что Андрюша погиб”. Или может спросить: “А Андрюша там на небесах нас видит?”. Я говорю, что видит. И мы ходим вместе в храм, ставим свечи за него, ездим на кладбище».

Когда Ирина сидела в декрете с Надеждой, то  интересовалась темой перинатальных потерь, анализировала много историй. После смерти Андрея она перестала полностью доверять врачам и старается избегать визитов в больницу.

«Я поняла, что смерть Андрея — это не случайность, и причина не в моем “узком тазе”, такого диагноза вообще не существует. Любой таз подстраивается под роды. А мне врачи изначально прокололи пузырь, вкололи окситоцин, выжимали плод, вакуум срывался, меня не поддержали, не создали условия для нормальных естественных родов».

Диагноза «клинически узкий таз» нет в международном классификаторе болезней, говорит гинеколог Валентина Квашенко. Но его могут ставить во время родов, если появляется отклонения от их нормального протекания родов.

Главный врач Житомирского перинатального центра Юрий Вайсберг отмечает, что деталей родов разглашать он не имеет права. Впрочем, согласно заключению врачебно-экспертной комиссии, рассматривавшей случай Ирины, вины врачей заведения в смерти Андрея нет. Также он заверил, что в центре — показатели детской смертности одни из самых низких в Украине.

Когда через три года после рождения Нади Ирина забеременела еще раз, то решила не делать даже УЗИ — только самые важные — на 10-м и 38-й неделе, перед родами. И предупредила врача, что хочет рожать естественным путем, без вмешательств.

На роды Ирина все равно поехала с мыслью о том, что нужно будет отстаивать свои права, требовать. Но когда рассказала врачу план родов, она согласилась.

Большую часть схваток Ирина находилась дома. Когда стало невозможно терпеть, в 5 вечера пара выехала в больницу. В этих родах Ирине помогла доула (человек, физически, морально и информационно поддерживающий женщину перед, во время и после родов). Присутствовал и Сергей.

«Доула на родах как будто читала мои мысли. Когда у меня были схватки, она просто положила мне холодную мокрую тряпку на лоб. Это было так приятно, просто идеально».

Чуть меньше, чем за два часа, у Ирины и Сергея снова родился мальчик.

«Пять дней мы думали над именем. Я даже думала назвать его Андреем, хорошее имя. Но Надя выбрала — Максим».

Виктория Слобода / Громадское

#ятожемама

«Если у тебя умер родитель, ты не перестаешь быть дочерью. А здесь у тебя умер ребенок, а мамой тебя не считают — это несправедливо», — говорит Ирина.

Уже находясь в декретном отпуске с Максимом, Ирина узнала об общественной организации «Природні Права Україна». Одним из направлений ее деятельности является и мониторинг уровня удовлетворенности женщин системой медицинской помощи во время родов. Как оказалось, проблема Ирины — не исключение.

Активистки организации предложили мамам, которые рожали после 2009 года, принять участие в анкетировании. Анкеты заполнили более 3500 украинок. Четверть из них указали, что недовольны опытом родов. 18% женщин отметили неуважение со стороны врачей, почти столько же указали на непрофессионализм врачей и акушерок. 28% женщин сказали, что им давили на живот во время родов.

Они отмечали вмешательство, о котором врачи их не предупреждали и не запрашивали согласия — рассекали околоплодный пузырь, промежность; заставляли женщину рожать в удобной для них, а не для нее, позе, запрещали рожать в сопровождении родных.

В Facebook Ирина также познакомилась с другой мамой, которая потеряла ребенка во время беременности. Вместе они организовали бесплатные встречи для женщин, консультации с психологом в Киеве. Со временем появились запросы на такие мероприятия и в других городах Украины.

«Некоторым женщинам не хватает денег на психологов и психотерапевтов. Некоторым — понимания от родных и близких. Мамы и свекрови могут не воспринимать такие истории и советовать забыть, как будто ничего не было. А женщинам нужно говорить об этом ребенке», — говорит Ирина.

Женщины могут приходить на встречи с мужьями, но не с детьми. Их появление на таких встречах может причинить боль другим мамам, которые потеряли ребенка и еще не родили следующего.

«Когда я прихожу, стараюсь показать — можно жить дальше. После смерти моего сына прошло шесть лет. А к нам часто приходят матери, недавно потерявшие ребенка».

У женщин, переживающих острую стадию горя, бывает много неочевидных раздражителей. Например, раньше встречи для них проводили на выходных в школе, но из-за детских рисунков на стенах от этого помещения пришлось отказаться.

Раздражителем является и праздник, с которым женщин обычно поздравляют — День матери. Прошлой весной запустили флешмоб с хэштегом #ятожемама — нечто вроде #янебоюсьсказать или #metoo. Они едва ли не впервые публично описывали свои истории в Facebook.

«Раньше свою историю я рассказывала только в закрытых сообществах, а когда увидела, как мамы создают специальные профили для своих детей, то тоже начала рассказывать ее и в социальных сетях. Да, об этом не нужно кричать на каждом шагу, но и не надо скрывать. Такие мамы — тоже мамы. Они родили. Да, их ребенок не с ними и не у них на руках, но он в их сердце».

Ирина и Светлана хотят, чтобы женщины знали свои права: если они потеряли ребенка, то могут забрать тело и похоронить. В больницах же тело могут ликвидировать как биоматериал.

«Мама может быть в шоковом состоянии. Но нужно собраться с силами и похоронить своего ребенка. Эта история должна быть завершена, как бы больно женщине не было».

Виктория Слобода / Громадское

Этот материал также доступен на украинском языке. 

Подписывайтесь на наш телеграм-канал.

Родители винят московского врача в инвалидности детей: ее арестовали

https://ria.ru/20191210/1562182560.html

Родители винят московского врача в инвалидности детей: ее арестовали

Родители винят московского врача в инвалидности детей: ее арестовали - РИА Новости, 10.01.2020

Родители винят московского врача в инвалидности детей: ее арестовали

В Москве арестовали бывшего главврача роддома № 27 Марину Сармосян: медика обвиняют в халатности, повлекшей тяжкий вред здоровью, а также смерть человека... РИА Новости, 10.01.2020

2019-12-10T08:00

2019-12-10T08:00

2020-01-10T11:41

общество

москва

федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения (росздравнадзор)

врачи

марина сармосян

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/156218/10/1562181090_0:160:3072:1888_1920x0_80_0_0_f4122de03d2f91103fc20f48306c84c6.jpg

МОСКВА, 10 дек — РИА Новости, Мария Семенова. В Москве арестовали бывшего главврача роддома № 27 Марину Сармосян: медика обвиняют в халатности, повлекшей тяжкий вред здоровью, а также смерть человека. Родители пострадавших детей настаивают: они могли бы появиться на свет здоровыми, но стали инвалидами по вине заведующей и других сотрудников учреждения. В свою очередь, близкие задержанной парируют: Сармосян буквально жила работой, никаких весомых доказательств ее вины нет. Они подчеркивают: медэкспертиза не проведена, отправлять врача за решетку, руководствуясь лишь жалобами родителей, — несправедливо. Корреспондент РИА Новости выслушала обе стороны конфликта. Суд да делоМарину Сармосян, экс-заведующую роддомом № 27, входящим в состав больницы имени Спасокукоцкого, отправили в СИЗО на два месяца — так 6 декабря решил Савеловский суд.В тот же день в столичном департаменте здравоохранения заявили: руководство медучреждения полностью заменят в связи с многочисленными жалобами пациентов.Против Сармосян возбуждено четыре уголовных дела, объединенных в одно производство. Ее подозревают в халатности, повлекшей тяжелый вред здоровью или смерть человека, а также оказание услуг ненадлежащего качества.Потерпевшие — четыре московские семьи. Три роженицы утверждают, что их дети появились на свет путем выдавливания, в результате чего один умер, а двое остались инвалидами. Еще одна семья сообщила, что их ребенка выписали из роддома, хотя у него был диагноз, требовавший медицинского наблюдения, — мальчик сейчас в коме."У нас и не такие рожали"Татьяна Бенграф поступила в роддом № 27 в ноябре прошлого года — для этого семья заключила контракт с медучреждением. Ее муж Роман рассказывает: все скрининги были в норме, беременность считалась благополучной, угрозы здоровью матери и ребенка не имелось. В женской консультации, где наблюдалась Татьяна, ей пророчили легкие роды. Но желанная дочь появилась на свет глубоким инвалидом — сейчас ей второй год, она не может даже самостоятельно глотать и требует круглосуточного внимания. Супруги Бенграф уверены: это полностью вина врачей. "У жены были зеленые околоплодные воды — это значит, что ребенок уже начинает задыхаться. Мы знали, что подобное считается показанием для кесарева сечения, но нам говорили: "У нас и не такие рожали". Жену заставили согласиться на эпидуральную анестезию, врач ввела в заблуждение и сказала, что если сейчас этого не сделать, ребенок задохнется. После анестезии родовая деятельность, которая поначалу была хорошей, остановилась. Ребенок неправильно зашел в родовые пути — еще одно показание для кесарева. Как только поняли, что он не двигается, наш врач Сусанна Паносян позвала заведующую, Марину Сармосян, та стала командовать процессом выдавливания. Они просто расплющили моему ребенку голову, мозг пострадал. Дочь не смогли вытащить, использовали вакуум-экстракцию. У нее вся голова была синяя, она не закричала, а захрипела. Ее положили супруге на живот, и дочка перестала дышать. В этот момент ей пересекли пуповину, лишив тем самым последних остатков кислорода, и отдали в руки реанимационной бригаде, которая уже полчаса дежурила под дверью", — вспоминает Роман Бенграф.Произошедшее он объясняет стремлением Сармосян улучшить данные по естественным родам.По его словам, после осложнений в родах медики заверили семью, что это исключение, первый случай в их практике. "Врач сказала: у нее такой стресс, что она в отпуск пойдет на месяцок — пережить случившееся. А мы уже год тянем на себе тяжелого ребенка-инвалида безо всякого отпуска. Мы поначалу поверили, что наш случай — первый в роддоме, но потом нашли в социальных сетях Милену П., у которой месяцем раньше умер ребенок при аналогичных обстоятельствах. Сотрудники знали об этом, но не сделали никаких выводов и продолжили политику естественных родов"."Документы переписаны"Потерпевшие также обвиняют врача в фальсификации документов, поэтому ходатайствовали, чтобы на время разбирательств Сармосян находилась под стражей. "Надо помешать ей уничтожать улики и давить на свидетелей. Мы с этим столкнулись. Улики по нашему делу — медицинские документы — были полностью переписаны, к счастью, у нас сохранился оригинал, выданный при выписке. Мы знаем о фактах давления на людей, которые давали показания в нашу пользу либо просто выражали поддержку и сочувствие, — утверждает Роман. — Когда в женской консультации, где наблюдалась моя жена, узнали о произошедшем, — все были в ужасе. До Сармосян дошла информация об этом, она позвонила этим врачам, стала кричать, что они нарушают профессиональную этику".Родственники Марины Сармосян говорят, что она не присутствовала лично на родах тех детей, в смерти или инвалидизации которых ее обвиняют. Однако Роман им возражает."Основной аргумент защиты: она не присутствовала на родах. Но она там была, это подтвердила Паносян на очной ставке с моей женой. И все забывают о том, что переписывались медкарты, а это — тоже преступление", — заключает он. "Счастливые поехали домой"Сын Юдиных родился 21 апреля этого года в 27-м роддоме. "Мы начитались хвалебных отзывов, решили, что это лучшее место для нас", — вздыхает отец мальчика Кирилл.Ничто не предвещало беды. "Медики оценили его состояние на "девять" по шкале Апгар, но поставили диагноз "лейкоцитоз", о чем я узнал уже потом. На вторые сутки его выписали из роддома. Мы счастливые поехали домой, а через несколько дней ребенок стал стонать, запрокидывать голову. Мы сразу вызвали скорую, оказались в больнице, где нам сообщили, что у сына менингит: бактериальная инфекция долго развивалась, начался сепсис в крови, отек мозга, стали отказывать органы, сын впал в кому. У нас возник вопрос, почему так произошло. Мы попросили нашу страховую провести экспертизу качества услуг роддома и сейчас можем с уверенностью говорить, что ребенка с лейкоцитозом нельзя было выписывать. Должна была быть назначена антибактериальная терапия, анализ крови, спинномозговая пункция и так далее", — объясняет Кирилл. Он, как и Роман, обвиняет врачей роддома в фальсификации документов."Когда ребенок попал в реанимацию с менингитом, в тот же день жене позвонили из роддома, стали спрашивать, что с ним. Супруга случайно перепутала возбудитель менингита и назвала не стрептококк, а стафилококк, она не сильна в терминологии. Позже мы увидели в медицинских документах анализ, которого не было: якобы обнаружен стафилококк. Роддом не признал ошибки, не принес извинений. Нам говорили, что мальчик был выписан по нашему требованию, что не соответствует действительности", — излагает свою версию Юдин. Он также подчеркивает: медики изменили рекомендации, которые якобы давали семье при выписке из роддома. "Когда выписывали ребенка, нам велели только сдать мочу и проконсультироваться в Филатовской. Когда мы забрали копии документов из больницы, увидели в рекомендательной части, что мы должны были сдать кровь. Видно, что это приписано позднее: другой почерк и чернила", — аргументирует он.Сын Юдиных и по сей день в коме. "Арестовали без всяких показаний"Адвокаты и родственники экс-заведующей уверены в ее невиновности. Сестра Сармосян Карина вспоминает: Марина позвонила и сообщила, что ее просят дать свидетельские показания. Поначалу никто не понимал, насколько серьезно дело. "В пятницу я ждала звонка и вечером узнала от Марининой дочери, что ее арестовали, в субботу — суд. Я живу в Санкт-Петербурге, но тут же приехала в Москву. У здания суда было человек 50-70, мамы с детьми, которые у нее родились, весь ее коллектив. Врачи рассказали: утром их заставили написать заявление об уходе, иначе "поставьте крест на врачебной карьере". Они были в шоке", — говорит Карина.Она уверена: сестра любила свою работу и никогда бы не причинила вреда детям."Когда она пришла в роддом, я ей твердила: "Марин, от тебя ничего не останется, если ты будешь так работать". А она отвечала: "Я не могу по-другому". Ночью ей звонят, она приезжает, утром — уже там. Она в этом роддоме жила. Я в шоке от того, как ее поливают грязью. Читаю и чуть с ума не схожу. Говорят, что она убивает детей, — разве такое можно писать и даже думать? Почему не спрашивают тех матерей, у которых все хорошо? И сейчас ее взяли под стражу. Когда она выходила из зала суда, ее дочь упала в обморок", — переживает родственница.Он считает несправедливой меру пресечения, выбранную для экс-заведующей. "Для такой меры пресечения суду должны быть представлены конкретные и подтвержденные материалами факты, свидетельствующие о намерении скрыться от следствия, препятствовать производству по делу, угрожать свидетелям и так далее. Ничего подобного не было, только голословные утверждения. Мы предлагали выбрать любую иную меру пресечения — домашний арест, залог, запрет совершения определенных действий, но суд нас не услышал. Мы все понимаем состояние родителей, у которых дети страдают, сочувствуем им. Но невозможно, основываясь только на их мнении, безосновательно и бездоказательно заключать под стражу врача, которая, ко всему прочему, не участвовала непосредственно в родах этих женщин. В любом медучреждении бывают осложнения у пациентов в процессе или после лечения, но необходима объективная проверка причин и их связи с негативными последствиями. Иначе всех врачей и их руководителей, на кого будут писать жалобы, можно отправлять в СИЗО", — подытоживает адвокат.Сейчас руководителем медучреждения назначена Семейкина Елена Юрьевна, до этого возглавлявшая родильный дом ГКБ имени С. П. Боткина. Назначаются и новые заведующие отделениями взамен уволенных. Как сообщает департамент здравоохранения, медицинскую помощь в 27-м роддоме продолжат оказывать в полном объеме.

https://ria.ru/20191206/1562050035.html

https://ria.ru/20190828/1557965157.html

https://ria.ru/20191119/1561091199.html

https://ria.ru/20191129/1561721081.html

https://ria.ru/20190719/1556611616.html

https://ria.ru/20191110/1560735575.html

москва

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/156218/10/1562181090_171:0:2902:2048_1920x0_80_0_0_6a77ec37ce59c5012affc990b3005f9c.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, москва, федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения (росздравнадзор), врачи, марина сармосян

МОСКВА, 10 дек — РИА Новости, Мария Семенова. В Москве арестовали бывшего главврача роддома № 27 Марину Сармосян: медика обвиняют в халатности, повлекшей тяжкий вред здоровью, а также смерть человека. Родители пострадавших детей настаивают: они могли бы появиться на свет здоровыми, но стали инвалидами по вине заведующей и других сотрудников учреждения. В свою очередь, близкие задержанной парируют: Сармосян буквально жила работой, никаких весомых доказательств ее вины нет. Они подчеркивают: медэкспертиза не проведена, отправлять врача за решетку, руководствуясь лишь жалобами родителей, — несправедливо. Корреспондент РИА Новости выслушала обе стороны конфликта.

Суд да дело

Марину Сармосян, экс-заведующую роддомом № 27, входящим в состав больницы имени Спасокукоцкого, отправили в СИЗО на два месяца — так 6 декабря решил Савеловский суд.

В тот же день в столичном департаменте здравоохранения заявили: руководство медучреждения полностью заменят в связи с многочисленными жалобами пациентов.

Против Сармосян возбуждено четыре уголовных дела, объединенных в одно производство. Ее подозревают в халатности, повлекшей тяжелый вред здоровью или смерть человека, а также оказание услуг ненадлежащего качества.

6 декабря 2019, 12:21

В Москве уволили руководство роддома № 27 после жалоб пациентов

Потерпевшие — четыре московские семьи. Три роженицы утверждают, что их дети появились на свет путем выдавливания, в результате чего один умер, а двое остались инвалидами. Еще одна семья сообщила, что их ребенка выписали из роддома, хотя у него был диагноз, требовавший медицинского наблюдения, — мальчик сейчас в коме.

"У нас и не такие рожали"

Татьяна Бенграф поступила в роддом № 27 в ноябре прошлого года — для этого семья заключила контракт с медучреждением. Ее муж Роман рассказывает: все скрининги были в норме, беременность считалась благополучной, угрозы здоровью матери и ребенка не имелось. В женской консультации, где наблюдалась Татьяна, ей пророчили легкие роды. Но желанная дочь появилась на свет глубоким инвалидом — сейчас ей второй год, она не может даже самостоятельно глотать и требует круглосуточного внимания. Супруги Бенграф уверены: это полностью вина врачей.

"У жены были зеленые околоплодные воды — это значит, что ребенок уже начинает задыхаться. Мы знали, что подобное считается показанием для кесарева сечения, но нам говорили: "У нас и не такие рожали". Жену заставили согласиться на эпидуральную анестезию, врач ввела в заблуждение и сказала, что если сейчас этого не сделать, ребенок задохнется. После анестезии родовая деятельность, которая поначалу была хорошей, остановилась. Ребенок неправильно зашел в родовые пути — еще одно показание для кесарева. Как только поняли, что он не двигается, наш врач Сусанна Паносян позвала заведующую, Марину Сармосян, та стала командовать процессом выдавливания. Они просто расплющили моему ребенку голову, мозг пострадал. Дочь не смогли вытащить, использовали вакуум-экстракцию. У нее вся голова была синяя, она не закричала, а захрипела. Ее положили супруге на живот, и дочка перестала дышать. В этот момент ей пересекли пуповину, лишив тем самым последних остатков кислорода, и отдали в руки реанимационной бригаде, которая уже полчаса дежурила под дверью", — вспоминает Роман Бенграф.

28 августа 2019, 08:00

Врача из поликлиники хотят судить за отказ оперировать ребенка с некрозом

Произошедшее он объясняет стремлением Сармосян улучшить данные по естественным родам.

"Заведующая очень гордится этими показателями. Больница № 50, филиалом которой является роддом, приводила статистику, что у них доля кесарева сечения — 13%, а в целом по Москве — 26%. Но цена этому — жизни детей. У меня ребенок, слава Богу, жив, хотя и глубокий инвалид с паллиативным статусом. А те, кто лежит в коме, умершие дети?" — возмущается Роман.

По его словам, после осложнений в родах медики заверили семью, что это исключение, первый случай в их практике. "Врач сказала: у нее такой стресс, что она в отпуск пойдет на месяцок — пережить случившееся. А мы уже год тянем на себе тяжелого ребенка-инвалида безо всякого отпуска. Мы поначалу поверили, что наш случай — первый в роддоме, но потом нашли в социальных сетях Милену П., у которой месяцем раньше умер ребенок при аналогичных обстоятельствах. Сотрудники знали об этом, но не сделали никаких выводов и продолжили политику естественных родов".

"Документы переписаны"

Потерпевшие также обвиняют врача в фальсификации документов, поэтому ходатайствовали, чтобы на время разбирательств Сармосян находилась под стражей. "Надо помешать ей уничтожать улики и давить на свидетелей. Мы с этим столкнулись. Улики по нашему делу — медицинские документы — были полностью переписаны, к счастью, у нас сохранился оригинал, выданный при выписке. Мы знаем о фактах давления на людей, которые давали показания в нашу пользу либо просто выражали поддержку и сочувствие, — утверждает Роман. — Когда в женской консультации, где наблюдалась моя жена, узнали о произошедшем, — все были в ужасе. До Сармосян дошла информация об этом, она позвонила этим врачам, стала кричать, что они нарушают профессиональную этику".

19 ноября 2019, 08:00

На Урале погиб ребенок — мать винит персонал детсада и врачей

Родственники Марины Сармосян говорят, что она не присутствовала лично на родах тех детей, в смерти или инвалидизации которых ее обвиняют. Однако Роман им возражает.

"Основной аргумент защиты: она не присутствовала на родах. Но она там была, это подтвердила Паносян на очной ставке с моей женой. И все забывают о том, что переписывались медкарты, а это — тоже преступление", — заключает он.

"Счастливые поехали домой"

Сын Юдиных родился 21 апреля этого года в 27-м роддоме. "Мы начитались хвалебных отзывов, решили, что это лучшее место для нас", — вздыхает отец мальчика Кирилл.

Ничто не предвещало беды. "Медики оценили его состояние на "девять" по шкале Апгар, но поставили диагноз "лейкоцитоз", о чем я узнал уже потом. На вторые сутки его выписали из роддома. Мы счастливые поехали домой, а через несколько дней ребенок стал стонать, запрокидывать голову. Мы сразу вызвали скорую, оказались в больнице, где нам сообщили, что у сына менингит: бактериальная инфекция долго развивалась, начался сепсис в крови, отек мозга, стали отказывать органы, сын впал в кому. У нас возник вопрос, почему так произошло. Мы попросили нашу страховую провести экспертизу качества услуг роддома и сейчас можем с уверенностью говорить, что ребенка с лейкоцитозом нельзя было выписывать. Должна была быть назначена антибактериальная терапия, анализ крови, спинномозговая пункция и так далее", — объясняет Кирилл.

29 ноября 2019, 08:00

В Иркутске медсестра жестко обошлась с инвалидом — вину не признает

Он, как и Роман, обвиняет врачей роддома в фальсификации документов.

"Когда ребенок попал в реанимацию с менингитом, в тот же день жене позвонили из роддома, стали спрашивать, что с ним. Супруга случайно перепутала возбудитель менингита и назвала не стрептококк, а стафилококк, она не сильна в терминологии. Позже мы увидели в медицинских документах анализ, которого не было: якобы обнаружен стафилококк. Роддом не признал ошибки, не принес извинений. Нам говорили, что мальчик был выписан по нашему требованию, что не соответствует действительности", — излагает свою версию Юдин.

Он также подчеркивает: медики изменили рекомендации, которые якобы давали семье при выписке из роддома. "Когда выписывали ребенка, нам велели только сдать мочу и проконсультироваться в Филатовской. Когда мы забрали копии документов из больницы, увидели в рекомендательной части, что мы должны были сдать кровь. Видно, что это приписано позднее: другой почерк и чернила", — аргументирует он.

Сын Юдиных и по сей день в коме.

"Арестовали без всяких показаний"

Адвокаты и родственники экс-заведующей уверены в ее невиновности. Сестра Сармосян Карина вспоминает: Марина позвонила и сообщила, что ее просят дать свидетельские показания. Поначалу никто не понимал, насколько серьезно дело.

"В пятницу я ждала звонка и вечером узнала от Марининой дочери, что ее арестовали, в субботу — суд. Я живу в Санкт-Петербурге, но тут же приехала в Москву. У здания суда было человек 50-70, мамы с детьми, которые у нее родились, весь ее коллектив. Врачи рассказали: утром их заставили написать заявление об уходе, иначе "поставьте крест на врачебной карьере". Они были в шоке", — говорит Карина.

Она уверена: сестра любила свою работу и никогда бы не причинила вреда детям.

19 июля 2019, 08:00Специальный репортажКак из врачей делают убийц младенцев

"Когда она пришла в роддом, я ей твердила: "Марин, от тебя ничего не останется, если ты будешь так работать". А она отвечала: "Я не могу по-другому". Ночью ей звонят, она приезжает, утром — уже там. Она в этом роддоме жила. Я в шоке от того, как ее поливают грязью. Читаю и чуть с ума не схожу. Говорят, что она убивает детей, — разве такое можно писать и даже думать? Почему не спрашивают тех матерей, у которых все хорошо? И сейчас ее взяли под стражу. Когда она выходила из зала суда, ее дочь упала в обморок", — переживает родственница.

"Показания потерпевших, которые высказывают свое мнение, не будучи специалистами, не могут считаться достаточными для подтверждения как самих дефектов медицинской помощи, так и их прямой связи с наступившими осложнениями. По одному из случаев был представлен акт проверки Росздравнадзора, но и в нем также содержится мнение специалиста о том, что медперсоналом не допущено врачебных ошибок, которые могли иметь прямую связь с заболеванием у новорожденного. Судебно-медицинские экспертизы по делу ни по одному из случаев еще не проведены", — прокомментировал РИА Новости адвокат Марины Сармосян Геворг Дангян.

Он считает несправедливой меру пресечения, выбранную для экс-заведующей.

"Для такой меры пресечения суду должны быть представлены конкретные и подтвержденные материалами факты, свидетельствующие о намерении скрыться от следствия, препятствовать производству по делу, угрожать свидетелям и так далее. Ничего подобного не было, только голословные утверждения. Мы предлагали выбрать любую иную меру пресечения — домашний арест, залог, запрет совершения определенных действий, но суд нас не услышал. Мы все понимаем состояние родителей, у которых дети страдают, сочувствуем им. Но невозможно, основываясь только на их мнении, безосновательно и бездоказательно заключать под стражу врача, которая, ко всему прочему, не участвовала непосредственно в родах этих женщин. В любом медучреждении бывают осложнения у пациентов в процессе или после лечения, но необходима объективная проверка причин и их связи с негативными последствиями. Иначе всех врачей и их руководителей, на кого будут писать жалобы, можно отправлять в СИЗО", — подытоживает адвокат.

10 ноября 2019, 08:00

Больная из Богородицка судится с региональным Минздравом из-за препарата

Сейчас руководителем медучреждения назначена Семейкина Елена Юрьевна, до этого возглавлявшая родильный дом ГКБ имени С. П. Боткина. Назначаются и новые заведующие отделениями взамен уволенных. Как сообщает департамент здравоохранения, медицинскую помощь в 27-м роддоме продолжат оказывать в полном объеме.

Смерть ребенка при родах и перинатальная врачебная ошибка

Смерть ребенка при родах и врачебная ошибка в перинатальной области. Что ты можешь сделать?

Смерть ребенка при родах - огромная травма для семьи. К сожалению, несмотря на значительные успехи в медицине, статистика показывает, что более 1500 младенцев все еще умирают в первый год после родов. Более половины из них умирают вскоре после родов - в первый месяц или первую неделю после родов.Что могут сделать родители в этой драматической ситуации, особенно если они подозревают, что их ребенок умер в результате врачебной ошибки? Существуют ли какие-либо юридические меры, которые помогут получить справедливую компенсацию в случае смерти новорожденного рождения? С чего нужно начать? Мы объясним эти проблемы в сегодняшней статье.

→ горячие клавиши: Если вам нужна консультация в связи со смертью ребенка при родах - звоните сейчас 536 007 001 или напишите нам: kancelaria @ lazer-hudziak.пл

Смерть ребенка после родов и врачебная ошибка. Почему умирают дети?

Почему при нынешних достижениях медицины и терминологии младенцы все еще умирают? Центральное статистическое управление указывает, что наиболее частой причиной являются заболевания, которые развиваются у ребенка во время беременности - даже в первые шесть дней жизни. На такой ранней стадии даже современная медицина не всегда позволяет вовремя вмешаться. Врожденные дефекты также являются частой причиной - они влияют на более 30% всех смертей новорожденных.Также частыми причинами являются сильные инфекции и перинатальных травм.

К счастью, статистика вызывает все меньше и меньше беспокойства. Смертность новорожденных с каждым годом снижается. К сожалению, в Польше их по-прежнему больше, чем в странах Западной Европы. Это указывает на то, что в Польше уровень младенческой смертности составляет почти четыре промилле.

Смерть ребенка после родов - что делать? Вскрытие и врачебная ошибка.

Смерть новорожденного - всегда травматический опыт.Мы понимаем, что сложно думать прямо, но родители должны в первую очередь позаботиться о вскрытии.

Вскрытие (вскрытие) очень важно при судебном разбирательстве по поводу медицинской ошибки. К счастью, в последнее время растет осведомленность пациентов, и секции выполняются все чаще и чаще. Патологоанатомическое исследование тела ребенка часто является единственным способом узнать реальную версию событий, особенно когда по делу имеется несколько гипотез.

Примечание: без вскрытия ребенка, умершего при родах , доказать ответственность больницы в судебном процессе будет очень сложно, а во многих случаях даже невозможно! Протокол вскрытия - одно из самых важных доказательств в судебном процессе.Это также подчеркнул Верховный суд. В решении от 4 ноября 2016 г. (номер дела I CSK 739/15) он постановил, что больница-ответчик не может нести негативные последствия непроведения вскрытия ребенка, когда каждая из доказываемых гипотез отягощена значительными сомнениями. .

Прокуратура или административный участок?

Если перинатальная смерть ребенка наступила в результате врачебной халатности, прокуратура должна быть уведомлена о предполагаемом преступлении и запросить быстрое «прокурорское» (судебно-медицинское) вскрытие.Он отличается от административного (или анатомопатологического) патологоанатомического обследования, которое обычно проводится врачами, нанятыми или друзьями больницы, где могла произойти ошибка. По понятным причинам раздел «судебное преследование» обычно будет более объективным и безопасным для семьи ребенка, умершего в результате перинатальной ошибки.

Помните, что вскрытие всегда будет обязательным, если есть подозрение, что смерть при родах была результатом преступления.Раздел будет обязательным и в некоторых других случаях. Подробнее о вскрытии мы писали в статье, посвященной исключительно этой теме.

Смерть ребенка при родах - медицинская карта родов. Медицинская документация и врачебная халатность

Медицинская документация хранится у врача. Право доступа к медицинской документации - одно из основных прав пациентов. Об этом обязательно стоит помнить - в случае судебного разбирательства по поводу перинатальной врачебной ошибки медицинская документация о родах является очень важным доказательством.Если оно проводится прилежно и отражает реальный ход событий и лечение, у пациента не должно быть причин для беспокойства. Однако, как нетрудно догадаться, в случае врачебной халатности ситуация редко бывает такой похожей на книгу. Есть даже случая фальсификации медицинских карт в пользу больницы.

Медицинская документация о родах включает данные пациентки, описание ее состояния здоровья или предоставленных медицинских услуг. В случае естественных родов он также содержит данные собеседования, результаты текущих тестов, описание медицинского осмотра и карту наблюдения за рождением.Как видите, эта информация абсолютно необходима суду, чтобы определить, имело ли место упущение в конкретной ситуации. По этой причине тщательное ведение медицинских записей является важным элементом победы в процессе смерти ребенка при родах .

Медицинской документации и ее роли в судебном процессе мы посвятили отдельную статью . Прочтите, если хотите узнать больше.

Дело о смерти ребенка после родов - с адвокатом или без?

Вскрытие и медицинская карта - два очень важных «элемента» в борьбе за справедливость в суде.Другой - хороший юрист, специализирующийся на медицинском праве. В таком непростом деле родители, потерявшие близких, точно не должны действовать в одиночку. Ведь в таких драматических обстоятельствах сложно выключить эмоции и мыслить рационально.

Случаи врачебной халатности, включая те, которые привели к смертельным исходам при родах , очень сложны. Уголовные или гражданские дела могут длиться годами, если они ведутся независимо, без помощи квалифицированного, преданного делу юриста - прочтите нашу статью о , как долго может длиться дело о медицинской ошибке .Проведение такого рода разбирательств требует не только юридических знаний, но и ориентации в медицинских вопросах. Хороший юрист не только посоветует родителям, что им делать в конкретной ситуации, но и позаботится обо всех формальностях. Он оформит все письма и документы, позаботится о сроках, а также подготовит и подаст свидетельские заявления. При необходимости он также проверит документы, которые семья ребенка уже подала. Юрист также профессионально представит клиента в суде и надежно выслушает свидетелей.Хороший юрист просто позаботится обо всех интересах родителей, чей ребенок умер.

Нет смысла рисковать в одиночку. На карту поставлено слишком многое. В случаях перинатальной врачебной ошибки, в результате которой умер ребенок, требуется помощь специализированного медицинского юридического бюро. Прочтите эту статью и узнайте, почему.

Смерть ребенка после родов - что делать? Прежде всего, не откладывайте визит к адвокату

Почему не стоит ждать возбуждения дела о врачебной халатности, когда ребенок умер при родах ? Прежде всего потому, что со временем оправдать свои финансовые требования и убедить в них суд становится все труднее.Речь идет о таких прозаических вопросах, как результаты анализов (которые со временем тускнеют) или медицинские документы и счета (которые мы обычно годами тщательно не храним). Неписаное правило гласит, что чем свежее дело, тем легче выиграть суд. В этой статье мы писали о том, от чего зависит размер компенсации, которую родители могут получить в связи со смертью ребенка, а также примерные суммы.

Другой вопрос, конечно, истечение срока давности.Срок исковой давности по претензиям в связи с медицинской ошибкой составляет 3 года с даты, когда пациент узнал о повреждении и о лице, обязанном его устранить. Так что откладывать нет смысла. Три года - это много только на первый взгляд.

Наша юридическая фирма также поможет в вашем случае. У нас есть многочисленных успешных случая в случаях врачебной халатности при родах, включая случаи, когда смерть ребенка стала драматическим результатом. Не ждите - звоните или пишите. Мы профессионально проанализируем ваше дело и объясним, что мы можем для вас сделать.

Нужна консультация и юридическая помощь по любому из вышеперечисленных вопросов? Позвоните или отправьте заявку

.90,000 Наш ребенок умер из-за ошибки врача во время родов, и больница выплатила нам только один миллион злотых в качестве компенсации

Это предложение начинается с заявления родителей ребенка после победы в процессе о компенсации за перинатальную ошибку. Далее родители говорят, что никакие деньги не возместят им вред и вред, нанесенный их ребенку. Однако необходимо вернуться в основную ветку и ответить на вопрос, откуда взялась сумма в миллион злотых. Эта запись является продолжением истории мистера и миссис Б., который признал окончательным в Верховном суде, в деле № № I CSK 389/10. Напомню, что в данном случае суд должен был присудить компенсацию родителям ребенка, а не ребенку, который был истцом по делу, потому что мальчик умер во время судебного разбирательства (здесь я имею в виду запись, озаглавленную «Наш ребенок умер во время суда) что дальше с судебным делом », в котором я разъяснил вопрос о наследовании иска о компенсации).

Почему суд присудил 1 миллион злотых за вред, причиненный Камилю Б.кто из-за ошибки врачей при родах родился без признаков жизни и прожил в итоге всего 14 месяцев?

При этом специалисты однозначно констатировали, что Камиль Б. родился без признаков жизни по ошибке врача. Напомню, что мальчик прожил всего 14 месяцев и все время поддерживался искусственно. Он перенес много операций.

Суд, оценивая размер компенсации, постановил, что ребенок:

- пострадал сверх человеческих мер

- не мог знать, слышать, видеть и чувствовать своих родителей, лишен радости детства, возможности познать мир, испытать любовь родителей;

- в течение своей жизни он постоянно подвергался медицинским процедурам, вызывая страдания

По этим причинам Суд постановил, что миллион злотых - это объективно высокая сумма, но это также соответствующая мера компенсации.

Случаи перинатальных ошибок, то есть случаи, когда я подаю в суд на больницы и выдвигаю тезис о том, что, если бы врач не ошибся, ребенок родился бы полностью здоровым, они особенно противоречивы из-за присужденной суммы судами. Все аргументы, приведенные Судом в деле г-на и г-жи Б., оправдывающие, почему один миллион злотых компенсирует вред их ребенку, верны. Суд принял во внимание физическую и моральную боль, причиненную Камилем Б.с момента рождения, а также описал потерянную жизнь - то есть нормальное детство, юность и т. д. На примере этого дела прекрасно видно, что на размер компенсации в этих вопросах влияет не только настоящее страдание ребенка, но также и утраченные перспективы на будущее. Хотя в обязанности адвоката не входит спрашивать, на что родители планируют потратить деньги, выигранные в ходе судебного разбирательства, на практике я знаю, что благодаря этим деньгам дети получают лучшую реабилитацию, лечение и безопасность в будущем.

Один миллион злотых - это большая сумма за ошибку врача при родах?

Не скажу, на мой взгляд большая это сумма или маленькая. Скажу лишь, что победа в таких судебных процессах не нравится ни моим родителям, ни мне как адвокату, потому что ребенок нескольких месяцев или нескольких лет никогда не должен быть моим клиентом, т.е. поводом для дела.

.90 000 компенсация за смерть ребенка при родах

Часто в медицинских исследованиях, связанных с вредом, причиненным ребенку в результате неправильных родов, трудно выявить одну конкретную ошибку врача / акушерки. Необходимо помнить, что в родах участвует бригада людей: врачи, акушерки и медсестры. Случай с Кубушем, описанный ниже, показывает, что вся команда врачей, медсестер и акушерок, которые приняли его роды, способствовала его смерти.В случае с Кубушем, среди прочих не было надлежащего обмена информацией между акушерскими и неонатальными бригадами. Следовательно, после рождения Кубы неонатолог не был готов к реанимации сразу после его рождения. Прошло несколько минут, прежде чем была предпринята реанимация. Это длилось несколько минут слишком долго. Кубуш жил через 2,5 месяца после своего рождения.

Это история Кубуся - ребенка, который умер в результате многочисленных халатных действий врачей, акушерок и медсестер во время его родов.

Как и планировалось, Кубуш должен был родиться в конце апреля 2011 года.Он должен был быть первым ребенком миссис Джоанна и мистера Матеуша. Во время беременности Джоанна дважды попадала в больницу из-за риска преждевременных родов. Во время беременности у нее также диагностировали гипертонию и отравление при беременности. К тому же беременность протекала хорошо. 2 мая 2011 г. г-жа Джоанна ок. В 10.00 она была госпитализирована в связи с началом родов. После помещения пациентки в палату медперсоналом проведено собеседование и гинекологический осмотр.В тот же день в 11.00 утра Джоанна была доставлена ​​в родильную палату в первом периоде родов. Второй период родов начался около 17:00. У госпожи Джоанны как в первом, так и во втором периоде родов были обнаружены околоплодные воды зеленого цвета. В заключительной фазе первого периода родов, ок. В 16:00 госпожа Джоанна попросила врача сделать кесарево сечение. Однако врач не увидел показаний к кесареву сечению. Г-же Джоанне по-прежнему вводили капельницы с окситоцином.Прибл. В 18.30 в связи с затяжным вторым периодом родов и отсутствием прогресса в родах врач решил сделать кесарево сечение. В ходе подготовки к кесареву сечению голова ребенка оказалась в родовых путях до 19 часов, поэтому медперсонал продолжил работу силы природы. Ребенок родился 19.05. Кубуш после рождения весил 3130 граммов. Сразу после рождения он не плакал и не дышал самостоятельно.Он был вялым, без неонатальных рефлексов, с периферическим цианозом, и его пульс был медленным. По шкале В. Апгара его оценивали последовательно через 1, 3 и 5 минут по 1, 2, 3 баллам соответственно. Ребенок родился в состоянии тяжелой асфиксии с признаками тяжелой гипоксии. После рождения его реанимировали и интубировали. Вентиляция осуществлялась самооткрывающимся мешком. После улучшения жизненно важных функций было решено перевезти новорожденного в медицинское учреждение с повышенным уровнем референции.В этой больнице ребенок находился до 14 июля 2014 года. Во время пребывания в больнице у него остановилось сердце. После реанимации жизненные функции ребенка восстановились. В связи с прогрессирующими неврологическими расстройствами и стойким прогрессирующим поражением головного мозга было принято решение перевести ребенка в хоспис. Родители решили забрать ребенка домой, где он умер через две недели.

Как оценивали дело эксперты и суд?

Суд, чтобы выяснить, были ли соблюдены в случае г-жи Иоанны все процедуры, необходимые для надлежащего родоразрешения, и каковы были последствия отсутствия решения о проведении кесарева сечения, судом были приняты доказательства экспертного заключения в области медицины - гинекологии и акушерства.Эксперт отметил, что в связи с тем, что ребенок развивается в течение 9 месяцев, факторы, которые могли вызвать гипоксию, могли иметь хронический характер. Медицинская документация, в т.ч. В карточке протекания беременности указано, что процесс гипоксии начался уже во время беременности, симптомами которого были отравление при беременности и гипертония, возникшие задолго до родов и по поводу которых Джоанна была госпитализирована. Это могло быть причиной хронической плацентарной недостаточности и, как следствие, гипоксии плода.Больница-ответчик не смогла провести полную диагностику, поэтому необходимо было перевести истца в отделение с более высоким уровнем референции. Роды принял врач без специализации, что было организационной ошибкой в ​​больнице. В больнице плаценту не обследовали и не фиксировали. Из такого исследования можно было сделать вывод, был ли процесс гипоксии затяжным или внезапным. В ходе судебного заседания представитель родителей ребенка также заявил, что неонатальная помощь в больнице ответчика была проведена неправильно.Судебно-медицинский эксперт в области неонатологии указал, что неясно, действительно ли задержка СЛР была отсрочена и какова была отсрочка. Не было надлежащего обмена информацией между акушерскими и неонатальными бригадами, что позволило бы подготовиться к реанимации новорожденного сразу после рождения.

Суд четко указал, что во время родов ребенка Джоанны имел место ряд процессуальных нарушений, в результате которых родился ребенок с гипоксией и асфиксией, которые, как следствие, привели к его смерти.Свою позицию по данному вопросу суд основывал на заключениях судебных экспертов. Суд посчитал, что в обстоятельствах рассматриваемого дела требование родителей ребенка о компенсации причиненного вреда было обоснованным. Потеря новорожденного ребенка повлияла и продолжает влиять на их психическое состояние. Родители Кубы до сих пор болезненно переживают его смерть и не могут смириться с потерей ребенка.

Суд присудил Кубы родителям - ребенку, погибшему в результате неоднократной халатности медперсонала как при родах, так и при уходе за новорожденными в первые часы жизни после 50 лет.000 злотых на каждого родителя в качестве компенсации причиненного вреда.

Решение по этому делу было вынесено в Апелляционном суде Катовице 19 февраля 2015 г., исх. № I ACa 912/14.

.90 000 Трагических родов в Великой Польше. Известно, почему умер ребенок - o2

Трагедия произошла 22 апреля в коммуне Жгув Конинского повята. 23-летняя девушка родила ребенка в домашней ванной. С родами ей никто не помогал. Молодую женщину с ребенком нашла свекровь и вызвала скорую помощь. На теле ребенка были видимые травмы.

К сожалению, спасти новорожденного не удалось. Ребенок умер в больнице Конина. Вскрытие показало, что прямой причиной смерти новорожденного были массивные черепно-мозговые травмы.Во время родов ребенок должен был удариться головой о поверхность детского бассейна.

По данным "Głos Wielkopolski", 23-летняя мать ребенка еще не допрошена. Также неизвестно, услышит ли он обвинения. Заказаны дополнительные исследования.

Мы назначили врача-специалиста для выяснения обстоятельств родов и смерти новорожденного. Заключение по этому поводу будет опубликовано через несколько недель, - цитирует слова представителя районной прокуратуры Конина Эва Возняк.от "Głos Wielkopolski".

Семья 23-летнего мужчины сообщила, что не знала о беременности женщины. Также неизвестно, обращалась ли она к врачу, вероятно, нет, - добавляет Эва Возняк.

По заключению эксперта, мать не била ребенка и не наносила преднамеренное повреждение. «Судебное разбирательство будет широкомасштабным, в том числе с точки зрения непредумышленного убийства или подвергания ребенка риску потери жизни и здоровья», - сказала Эва Возняк в интервью «Głos Wielkopolski».

У 23-летней девушки еще трое детей: двое от ее нынешнего партнера и один от предыдущих отношений.

См. Также: архиепископ Глодзь, мэр. Реакция жителей. «Человек с хорошим характером»

.90,000 Кто будет виноват в смерти ребенка? Споры вокруг больницы в Шайбе Информационные новости из Померании Nadmorski24.pl

Обеспокоенные туристы решили отвезти своего 17-месячного сына в больницу в Пуцке, потому что у малыша проблемы с дыханием. Никто не ожидал, что ребенок вскоре перестанет дышать ... Родители винят в этом больницу в Пуцке. Его руководство ждет результатов вскрытия тела умершего пациента. Делом заинтересовалась и прокуратура.


ОБНОВЛЕНИЕ 18 августа

Расследование убийства врача из больницы Пуцка было возбуждено районной прокуратурой в Ланьцуте. Затем он был передан в районную прокуратуру в Жешуве.

- 12 августа началось расследование. Материалы по этому делу были отправлены нам для передачи в областную прокуратуру в Гданьске - Прокурор Павел Круль , объяснил в беседе с нами пресс-секретарь районной прокуратуры в Жешуве.


«Наш ребенок, наверное, был убит обычным распорядком, бездарностью, пренебрежением врачами к своим обязанностям, что уже повлекло за собой множество трагедий в этой стране» - это слова родителей мальчика, которые несколькими днями ранее приехали с ним. в больницу в Пуцке с симптомами одышки.

Испуганные родители ждали поступления в реанимацию. Как они сами комментируют, они не смогли никуда дозвониться, отсюда и визит прямо на объект. Туристы рассказывают, что дежурный врач в клинике Night and Christmas Healthcare Clinic после беглого осмотра ребенка только констатировал, что катар течет по гортани, отсюда и тяжелое дыхание.Она порекомендовала домашний метод: ингаляции и горшок с водой.

- Мы, должно быть, были еще одним излишне чувствительным родителем для нее, которая паниковала и зря тратила время в больнице с ребенком, больным простудой , описывают родители.

К сожалению, вернувшись домой, ребенок перестал дышать. Родители винят в этой трагедии больницу. Однако ее руководство следит за тем, чтобы персонал действовал должным образом, в соответствии со всеми директивами и ... своей совестью.

- После разговора со мной врач заверил меня, что он осмотрел маленького пациента должным образом, выполнив все обязанности. - говорит Вероника Новара , президент госпиталя Пуцк.- Он опытный работник, часто занимается с маленькими детьми.

Почти 50-летний врач проработал в учреждении в Пуцке менее двух лет, но руководство больницы после разговора с женщиной следит за тем, чтобы осмотр ребенка был проведен правильно.

- Жалко родителей, ждем результатов патологоанатомического исследования, которые дадут уверенность в том, что произошло. - добавляет президент.

Старост шайбы, курирующий работу районного учреждения, не скрывает своих симпатий.

- Это ужасная трагедия для родителей, мне их жаль, я только надеюсь, что в этом случае не виноват врач.

Родители 17-месячного ребенка подчеркивают, что в настоящее время ведется расследование непосредственной опасности его жизни или серьезного повреждения здоровья дежурным врачом в клинике Night and Christmas Healthcare Clinic больницы в Пуцке. как непредумышленное убийство.Заместитель районного прокурора Пуцкой прокуратуры подтверждает, что знает дело ... но не от родителей.

- В настоящее время мы не расследуем это дело. - подчеркивает Джоанна Пшигода , заместитель районного прокурора районной прокуратуры Пуцка. - По этому поводу мы связались с командиром полиции Пуцка и направили письмо в администрацию больницы с просьбой прояснить ситуацию.

Отец ребенка ясно дает понять: «Я не хочу мести, я просто хочу предупредить всех, кто обращается за помощью в этой больнице, особенно родителей с маленькими детьми.(...) Хватит игнорировать обязанности врачей, поклявшихся помогать, достаточно ненужных смертей в больницах ». .90 000 Швеции изучали «перенесенные» беременности. Шесть ребенка умерли

Исследование было остановлено год назад после того, как пять участвовавших в исследовании женщин родили мертворожденных детей, а один ребенок умер вскоре после родов. Во всех этих случаях роды не были начаты до 43 недель беременности.

«На наш взгляд, было бы этически неправильно продолжать исследования», - заявили ответственные за это исследователи.

В настоящее время - как сообщает «Гардиан» - не существует единого глобального подхода к тому, как сохранить здоровую беременность продолжительностью более 40 недель.Существует мнение, что беременность продолжительностью более 41 недели может негативно повлиять на мать и ребенка.

В исследовании, проведенном шведскими учеными, должны были принять участие 10 000 человек. женщины из 14 больниц. Все участники исследования приняли участие в нем добровольно.

Женщины, участвовавшие в исследованиях, были случайным образом разделены на две группы: одна была искусственно вызвана на 42 неделе беременности, другая - на 43 неделе беременности, если она не была естественной.

До октября 2018 года, когда исследование было внезапно прекращено, прибл.2500 женщин. Однако был сделан вывод, что шесть детских смертей ясно указывают на то, что беременность, «перенесенная» к 43 неделе, связана с повышенным риском.

В группе искусственных родов на 42 неделе беременности ни один ребенок не умер.

Они не хотели раскрывать результаты исследования общественности до тех пор, пока об эксперименте не будет подробно сообщено в отраслевом медицинском журнале. Случай обнаружился, когда упоминание об исследовании появилось в докторской степени одного из вовлеченных ученых - работа была недавно опубликована на веб-сайте Гетеборгского университета.

Авторы исследования подчеркивают, что его эффект может заключаться в «изменении руководящих принципов для больниц, рекомендующих им стимулировать роды не позднее 41 недели беременности».

Три больницы, где проводилось исследование, уже изменили или объявили об изменении правил поведения в случае «перенесенных» беременностей.

.90 000 Ребенок умер, мать искалечена. Обвинение медиков в суде - Новости

В суд было предъявлено обвинение в отношении врача и двух акушерок одной из больниц Кракова. Медики будут привлечены к ответственности за свои неправильные решения, в результате которых новорожденный умер, а мать серьезно пострадала.

Прокуратура обвинила дежурного врача акушерско-гинекологического отделения в том, что он не решился на экстренное кесарево сечение.В результате это нанесло серьезный ущерб здоровью женщины.

Также читайте

Детские травмы также были классифицированы как тяжелые нарушения здоровья. Младенец умер через два месяца после родов.В прокуратуре подчеркивают, что действия врача были непреднамеренными, но при этом нарушили принципы медицинских знаний и практики.

Исследователи также обнаружили, что две акушерки, которые ухаживали за беременной, знали, что необходимо сделать операцию. В конце концов, они никому об этом не рассказали.

- Не информировали начальство дежурного врача, а также своего начальника о том, что около 11 часов дежурный врач не предпринимал никаких действий, направленных на проведение кесарева сечения пострадавшему, информирует Областная прокуратура в Кракове.

Неоспоримо мнение специалистов в области гинекологии и акушерства, неонатологии и судебной медицины, что если бы кесарево сечение было выполнено в нужное время, мать и ребенок были бы здоровы.

Обработки по ... документации

В обвинительном заключении также упоминается фальсификация медицинских карт. - После рождения ребенка дежурный врач неоднократно менял и переделывал содержание записей в электронной истории болезни пострадавшего с целью скрыть фактическое время начала родов и смоделировать оказание медицинской помощи в в соответствии с принципами современных медицинских знаний, - утверждают следователи.

Обвиняемым грозит лишение свободы.

.

Смотрите также