У кого гармонь ребята да она то


| Василий Тёркин | страница 13

листвой.А не носит писем почтаВ край родной смоленский твой.Где девчонки, где вечёрки?Где родимый сельсовет?Знаешь сам, Василий Тёркин,Что туда дороги нет.Нет дороги, нету праваПобывать в родном селе.Страшный бой идёт, кровавый,Смертный бой не ради славы,Ради жизни на земле.По дороге прифронто?вой,Запоясан, как в строю,Шёл боец в шинели новой,Догонял свой полк стрелковый,Роту первую свою.Шёл легко и даже бравоПо причине по такой,Что махал своею правой,Как и левою рукой.Отлежался. Да к тому жеЩёлкал по лесу мороз,Защемлял в пути всё туже,Подгонял, под мышки нёс.Вдруг – сигнал за поворотом,Дверцу выбросил шофёр,Тормозит:– Садись, пехота,Щёки снегом бы натёр.Далёко ль?– На фронт обратно.Руку вылечил.– Понятно.Не герой?– Покамест нет.– Доставай тогда кисет.Курят, едут. Гроб – дорога.Меж сугробами – туннель.Чуть ли что, свернёшь немного,Как свернул – снимай шинель.– Хорошо – как есть лопата.– Хорошо, а то беда.– Хорошо – свои ребята.– Хорошо, да как когда.Грузовик гремит трёхтонный,Вдруг колонна впереди.Будь ты пеший или конный,А с машиной – стой и жди.С толком пользуйся стоянкой.Разговор – не разговор.Наклонился над баранкой, —Смолк шофёр,Заснул шофёр.Сколько суток полусонных,Сколько вёрст в пурге слепойНа дорогах занесённыхОн оставил за гобой…От глухой лесной опушкиДо невидимой реки —Встали танки, кухни, пушки,Тягачи, грузовики,Легковые – криво, косо,В ряд, не вряд, вперёд-назад,Гусеницы и колёсаНа снегу ещё визжат.На просторе ветер резок,Зол мороз вблизи железа,Дует в душу, входит в грудь —Не дотронься как-нибудь.– Вот беда: во всей колоннеЗавалящей нет гармони,А мороз – ни стать, ни сесть…Снял перчатки, трёт ладони,Слышит вдруг:– Гармонь-то есть.Уминая снег зернистый,Впеременку – пляс не пляс —Возле танка два танкистаГреют ноги про запас.– У кого гармонь, ребята?– Да она-то здесь, браток… —Оглянулся виноватоНа водителя стрелок.– Так сыграть бы на дорожку?– Да сыграть – оно не вред.– В чём же дело? Чья гармошка?– Чья была, того, брат, нет…И сказал уже водительВместо друга своего:– Командир наш был любитель…Схоронили мы его.– Так… – С неловкою улыбкойПоглядел боец вокруг,Словно он кого ошибкой,Нехотя обидел вдруг.Поясняет осторожно,Чтоб на том покончить речь:– Я считал, сыграть-то можно,Думал, что ж её беречь.А стрелок:– Вот в этой башнеОн сидел в бою вчерашнем…Трое – были мы друзья.– Да нельзя так уж нельзя.Я ведь

Наши спонсоры:

© Мир поэзии 2009—2011

Размещенные на сайте произведения, публикуются их авторами и другими пользователями, на основе общедоступных электронных версиях книг, предназначенных для личного ознакомления.
Если вы заметили незаконно размещенный контент и являетесь его автором, просьба сообщить администрации проекта. В этом случае, подобное произведение, будет заблокировано.

Наши спонсоры:

Обратная связь
Размещение рекламы

Текст песни Александр Твардовский - Гармонь перевод, слова песни, видео, клип

По дороге прифронтовой,
Запоясан, как в строю,
Шёл боец в шинели новой
Догонял свой полк стрелковый,
Роту первую свою.
Шёл легко и даже браво
По причине по такой,
Что махал своею правой,
Как и левою рукой.
Отлежался. Да к тому же
Щёлкал по лесу мороз,
Защемлял в пути всё туже,
Подгонял, под мышки нёс.
Вдруг – сигнал за поворотом,
Дверцу выбросил шофёр,
Тормозит:
– Садись, пехота,
Щёки снегом бы натёр.
Далёко ль?
– На фронт обратно.
Руку вылечил.
– Понятно.
Не герой?
– Покамест нет.
– Доставай тогда кисет.
Курят, едут. Гроб – дорога.
Меж сугробами – туннель.
Чуть ли что, свернёшь немного,
Как свернул – снимай шинель.
– Хорошо – как есть лопата.
– Хорошо, а то беда.
– Хорошо – свои ребята.
– Хорошо, да как когда.
Грузовик гремит трёхтонный,
Вдруг колонна впереди.
Будь ты пеший или конный,
А с машиной – стой и жди.
С толком пользуйся стоянкой.
Разговор – не разговор.
Наклонился над баранкой, —
Смолк шофёр,
Заснул шофёр.
Сколько суток полусонных,
Сколько вёрст в пурге слепой
На дорогах занесённых
Он оставил за гобой…
От глухой лесной опушки
До невидимой реки —
Встали танки, кухни, пушки,
Тягачи, грузовики,
Легковые – криво, косо,
В ряд, не вряд, вперёд-назад,
Гусеницы и колёса
На снегу ещё визжат.
На просторе ветер резок,
Зол мороз вблизи железа,
Дует в душу, входит в грудь —
Не дотронься как-нибудь.
– Вот беда: во всей колонне
Завалящей нет гармони,
А мороз – ни стать, ни сесть…
Снял перчатки, трёт ладони,
Слышит вдруг:
– Гармонь-то есть.
Уминая снег зернистый,
Впеременку – пляс не пляс —
Возле танка два танкиста
Греют ноги про запас.
– У кого гармонь, ребята?
– Да она-то здесь, браток… —
Оглянулся виновато
На водителя стрелок.
– Так сыграть бы на дорожку?
– Да сыграть – оно не вред.
– В чём же дело? Чья гармошка?
– Чья была, того, брат, нет…
И сказал уже водитель
Вместо друга своего:
– Командир наш был любитель…
Схоронили мы его.
– Так… – С неловкою улыбкой
Поглядел боец вокруг,
Словно он кого ошибкой,
Нехотя обидел вдруг.
Поясняет осторожно,
Чтоб на том покончить речь:
– Я считал, сыграть-то можно,
Думал, что ж её беречь.
А стрелок:
– Вот в этой башне
Он сидел в бою вчерашнем…
Трое – были мы друзья.
– Да нельзя так уж нельзя.
Я ведь сам понять умею,
Я вторую, брат, войну…
И ранение имею,
И контузию одну.
И опять же – посудите —
Может, завтра – с места в бой…
– Знаешь что, – сказал водитель, —
Ну, сыграй ты, шут с тобой.
Только взял боец трёхрядку,
Сразу видно – гармонист.
Для началу, для порядку
Кинул пальцы сверху вниз.
Позабытый деревенский
Вдруг завёл, глаза закрыв,
Стороны родной смоленской
Грустный памятный мотив,
И от той гармошки старой,
Что осталась сиротой,
Как-то вдруг теплее стало
На дороге фронтовой.
А боец зовёт куда-то,
Далеко, легко ведёт.
– Ах, какой вы все, ребята,
Молодой ещё народ.
Я не то ещё сказал бы, —
Про себя поберегу.
Я не так ещё сыграл бы, —
Жаль, что лучше не могу.
Обогреться, потолкаться
К гармонисту все идут.
Обступают.
– Стойте, братцы,
Дайте на руки подуть.
– Отморозил парень пальцы, —
Надо помощь скорую.
– Знаешь, брось ты эти вальсы,
Дай-ка ту, которую…
И опять долой перчатку,
Оглянулся молодцом
И как будто ту трёхрядку
Повернул другим концом.
Плясуны на пару пара
С места кинулися вдруг.
Задышал морозным паром,
Разогрелся тесный круг.
– Веселей кружитесь, дамы!
На носки не наступать!
И бежит шофёр тот самый,
Опасаясь опоздать.
Чей кормилец, чей поилец,
Где пришёлся ко двору?
Крикнул так, что расступились:
– Дайте мне, а то помру!..
И пошёл, пошёл работать,
Наступая и грозя,
Да как выдумает что-то,
Что и высказать нельзя.
Словно в праздник на вечёрке
Половицы гнёт в избе,
Прибаутки, поговорки
Сыплет под ноги себе.
....

On the frontline road,
Belted, as if in the ranks,
There was a fighter in a new greatcoat
Caught up with his rifle regiment,
His first company.
It was easy and even brave
For a reason for this,
That waved his right
As with the left hand.
Dropped off. Yes, besides
Frost clicked through the forest
I got tighter on the road
Customized, carried under the armpits.
Suddenly - a turn signal,
The driver threw the door
Slows down:
- Sit down, infantry,
Cheeks would be rubbed with snow.
Is it far?
- Back to the front.
He cured his hand.
- Clear.
Not a hero?
- For now, no.
- Then get the pouch.
They smoke, they go. The coffin is a road.
There is a tunnel between the snowdrifts.
Slightly roll up a bit
How to turn - take off your greatcoat.
- Good - as there is a shovel.
- Good, otherwise it’s a disaster.
- Good - your guys.
- Well, yes, when.
A three-ton truck rattles
Suddenly the column in front.
Whether you're on foot or horseback
And with the car - stand and wait.
Use the parking lot properly.
A conversation is not a conversation.
Bent over the steering wheel, -
Small driver,
The driver fell asleep.
How many days are half asleep,
How many miles in a snowstorm are blind
On the roads entered
He left for the oboe ...
From the forest edge
To the invisible river -
We got tanks, kitchens, guns,
Tractors, Trucks,
Cars - crooked, askew,
In a row, not unlikely, back and forth,
Caterpillars and wheels
In the snow they still screech.
In the vast wind is harsh
Evil frost near the iron,
Blowing in the soul, enters the chest -
Do not touch it somehow.
- Here's the trouble: in the whole column
There is no harmony overwhelming,
And the frost - neither become nor sit ...
He took off his gloves, rubs his palms,
He hears suddenly:
- There is harmony.
Dying granular snow,
Alternately - dance not dance -
Near the tank are two tankers
Feet warm in reserve.
- Who has the accordion, guys?
- Yes, she’s here, brother ... -
Looked around guilty
On the driver shooter.
- So play on the track?
- Yes, play - it is not harmful.
- What's the matter? Whose accordion?
- Whose was that, brother, no ...
And the driver said already
Instead of his friend:
- Our commander was an amateur ...
We buried him.
- So ... - With an awkward smile
The fighter looked around
Like he’s a mistake
Reluctantly offended suddenly.
Explains carefully
To end the speech:
- I thought it’s possible to play,
I thought what to take care of her.
A shooter:
- Here in this tower
He sat in the battle of yesterday ...
Three - we were friends.
- Yes, it’s impossible, it’s impossible.
I know how to understand
I am the second, brother, war ...
And I have a wound
And one concussion.
And again - judge -
Maybe tomorrow - right off the bat ...
“You know what,” said the driver, “
Well, play you, the jester with you.
Only a three-row fighter took
Immediately obvious - harmonist.
To start, to order
Threw his fingers from top to bottom.
Forgotten rustic
Suddenly started, eyes closed
Hand native Smolensk
Sad memorable motive
And from that accordion of the old,
What remained an orphan
Somehow it suddenly became warmer
On the front-line road.
A fighter is calling somewhere
Far, easy to lead.
- Ah, what are you guys
Young people still.
I would not even say
I’ll save myself.
I wouldn't play like that yet
It’s a pity that I can’t do it better.
Warm up, bump
Everyone goes to the harmonist.
Surround.
- Wait, brothers,
Give a blow in your arms.
- The guy froze his fingers, -
Ambulance is needed.
- You know, throw these waltzes,
Give the one you ...
And again down with the glove
I looked around well done
And as if that three-row
Turned the other end.
Steam dancers
Suddenly rushed from the spot.
Breathed in frosty steam
A tight circle warmed up.
- Have fun spinning, ladies!
Do not step on socks!
And the driver runs the same
Fearing to be late.
Whose breadwinner, whose breadwinner,
Where did you go to the yard?
He shouted so that they parted:
- Give me, or I'll die! ..
And he went, he went to work,
Stepping and threatening
Yes, how will something come up
What can not be expressed.
Like a party in the evening
The floorboards are oppressed in a hut
Jokes, sayings
He pours himself under his feet.
....

А Твардовский. "Василий Теркин"

А.Т. Твардовский. Поэма «Василий Тёркин»

Инсценирование главы «Гармонь».

1. ПО дороге прифронтовой,

Запоясан, как в строю,

Шёл боец в шинели новой,

Догонял свой полк стрелковй,

Роту первую свою.

2. От глухой лесной опушки

До невидимой реки

Встали танки, кухни, пушки,

Тягочи, грузовики,

Легковые – косо, криво,

В ряд, не в ряд, вперёд-назад,

Гусеницы и колёса

На снегу ещё визжат.

  1. На просторе ветер резок,

Зол мороз вблизи железа,

Дует в душу, входит в грудь –

Не дотронься как-нибудь.

Теркин: - Вот беда, во всей колонне

Завалящей нет гармони,

А мороз – ни стать, ни сесть…

  1. Снял перчатки, трёт ладони,

Слышит вдруг:

Танкист – Гармонь-то есть…

Тёркин – У кого гармонь, ребята?

Танкист – Да она-то здесь, браток…-

  1. Оглянулся виновато

На водителя стрелок.

Тёркин – Так сыграть бы на дорожку?

Танкист –Да сыграть – оно не вред.

Тёркин – В чём же дело? Чья

Гармошка?

Танкист – Чья была, того, брат, нет,

4. И сказал уже водитель

Вместо друга своего:

Водитель – Командир наш был любитель…

Схоронили мы его.

Тёркин - Так…

5. С неловкою улыбкой

Поглядел боец вокруг,

Словно он кого ошибкой

Нехотя обидел вдруг.

Поясняет осторожно,

Чтоб на том покончить речь:

Тёркин – Я считал сыграть-то можно,

Что ж её беречь.

Водитель – Вот в этой башне

Он сидел в бою вчерашнем…

Трое были мы друзья.

Тёркин – Да нельзя так уж нельзя.

Я ведь сам понять умею,

Я вторую, брат, войну…

И ранение имею,

И контузию одну.

И опять же – посудите –

Может, завтра – с места в бой.

Водитель – Знаешь, что,-

Ну, сыграй ты, шут с тобой.

6. Только взял боец трёхрядку,

Сразу видно – гармонист.

Для началу, для порядку

Кинул пальцы сверху вниз.

7. Позабытый, деревенский

Вдруг завёл, глаза закрыв,

Стороны родной смоленской

Грустный памятный мотив.

Песня «Одинокая гармонь»

8. И от той гармошки старой,

Что осталась сиротой,

Как-то вдруг теплее стало

На дороге фронтовой.

От машин заиндевелых

Шёл народ, как на огонь.

И кому какое дело,

Кто играет, чья гармонь.

9. Что-то чудится ребятам,

В снежной крутится пыли .

Будто виделись когда-то,

Словно где-то подвезли.

Песня «Вьется в тесной печурке огонь»

10. И, сменивши пальцы быстро,

Он, как будто на заказ,

Здесь повёл о трёх танкистах,

Трёх товарищах рассказ.

11. Не про них ли слово в слово,

Не о том ли песня вся,

И потупились сурово

В шлемах кожаных друзья

Песня «Три танкиста»

12. Обогреться, потолкаться

К гармонисту все идут.

Обступают.

Тёркин – Стойте, братцы,

Дайте на руки подуть.

Водитель – Отморозил парень пальцы.-

Дайте помощь скорую.

2 водитель – Знаешь, брось ты эти

Вальсы,

Дай-ка ту, которую…

13. И опять долой перчатку,

Оглянулся молодцом

И как будто ту трёхрядку

Повернул другим концом.

14. Плясуны на пару пара

С места кинулися вдруг.

Задышал морозным паром ,

Разогрелся тесный круг.

Пляска «Цыганочка».

  1. А гармонь зовёт куда-то

Далеко, легко ведёт,

Нет, какой вы все, ребята,

Удивительный народ.

16. Хоть бы что ребятам этим,

С места - в воду и в огонь.

Всё, что может быть на свете,

Хоть бы что – гудит гармонь.

Выговаривает чисто,

До души доносит звук.

И сказали два танкиста

Гармонисту:

Танкист: Знаешь, друг,…

Не знакомы мы с тобою?

Не тебя ли это, брат,

Что-то помнится, из боя

Доставляли мы в санбат?

Вся в крови была одёжа,

И просил ты пить да пить…

Тёркин: Ну что же,

Очень даже может быть.

Танкист: Нам теперь стоять в ремонте,

У тебя маршрут иной.

Тёркин: Это точно…

Танкист: А гармонь-то,

Знаешь, что, - бери с собой.

Забирай, играй в охоту,

В этом деле ты мастак,

Весели свою пехоту.

Тёркин: Что вы, хлопцы, как же так?...

Танкист: Ничего, - так и будет. Ничего.

Командир наш был любитель,

Это – память про него…

17. И с опушки отдалённой

Из-за тысячи колёс

Из конца в конец колонны:

«По машинам!» - донеслось.

Василий теркин играет на гармошке. Гармонь

По дороге прифронто?вой,
Запоясан, как в строю,
Шёл боец в шинели новой,
Догонял свой полк стрелковый,
Роту первую свою.

Шёл легко и даже браво
По причине по такой,
Что махал своею правой,
Как и левою рукой.

Отлежался. Да к тому же
Щёлкал по лесу мороз,
Защемлял в пути всё туже,
Подгонял, под мышки нёс.

Вдруг — сигнал за поворотом,
Дверцу выбросил шофёр,
Тормозит:
— Садись, пехота,
Щёки снегом бы натёр.

Далёко ль?
— На фронт обратно.
Руку вылечил.
— Понятно.
Не герой?
— Покамест нет.
— Доставай тогда кисет.

Курят, едут. Гроб — дорога.
Меж сугробами — туннель.
Чуть ли что, свернёшь немного,
Как свернул — снимай шинель.

— Хорошо — как есть лопата.
— Хорошо, а то беда.
— Хорошо — свои ребята.
— Хорошо, да как когда.

Грузовик гремит трёхтонный,
Вдруг колонна впереди.
Будь ты пеший или конный,
А с машиной — стой и жди.

С толком пользуйся стоянкой.
Разговор — не разговор.
Наклонился над баранкой, —
Смолк шофёр,
Заснул шофёр.

Сколько суток полусонных,
Сколько вёрст в пурге слепой
На дорогах занесённых
Он оставил за гобой...

От глухой лесной опушки
До невидимой реки —
Встали танки, кухни, пушки,
Тягачи, грузовики,
Легковые — криво, косо,
В ряд, не вряд, вперёд-назад,
Гусеницы и колёса
На снегу ещё визжат.

На просторе ветер резок,
Зол мороз вблизи железа,
Дует в душу, входит в грудь —
Не дотронься как-нибудь.

— Вот беда: во всей колонне
Завалящей нет гармони,
А мороз — ни стать, ни сесть...

Снял перчатки, трёт ладони,
Слышит вдруг:
— Гармонь-то есть.

Уминая снег зернистый,
Впеременку — пляс не пляс —
Возле танка два танкиста
Греют ноги про запас.

— У кого гармонь, ребята?
— Да она-то здесь, браток... —
Оглянулся виновато
На водителя стрелок.

— Так сыграть бы на дорожку?
— Да сыграть — оно не вред.
— В чём же дело? Чья гармошка?
— Чья была, того, брат, нет...

И сказал уже водитель
Вместо друга своего:
— Командир наш был любитель...
Схоронили мы его.

— Так... — С неловкою улыбкой
Поглядел боец вокруг,
Словно он кого ошибкой,
Нехотя обидел вдруг.

Поясняет осторожно,
Чтоб на том покончить речь:
— Я считал, сыграть-то можно,
Думал, что ж её беречь.

А стрелок:
— Вот в этой башне
Он сидел в бою вчерашнем...
Трое — были мы друзья.

— Да нельзя так уж нельзя.
Я ведь сам понять умею,
Я вторую, брат, войну...
И ранение имею,
И контузию одну.
И опять же — посудите —
Может, завтра — с места в бой...

— Знаешь что, — сказал водитель, —
Ну, сыграй ты, шут с тобой.

Только взял боец трёхрядку,
Сразу видно — гармонист.
Для началу, для порядку
Кинул пальцы сверху вниз.

Позабытый деревенский
Вдруг завёл, глаза закрыв,
Стороны родной смоленской
Грустный памятный мотив,

И от той гармошки старой,
Что осталась сиротой,
Как-то вдруг теплее стало
На дороге фронтовой.

От машин заиндевелых
Шёл народ, как на огонь.
И кому какое дело,
Кто играет, чья гармонь.

Только двое тех танкистов,
Тот водитель и стрелок,
Все глядят на гармониста —
Словно что-то невдомёк.

Что-то чудится ребятам,
В снежной крутится пыли.
Будто виделись когда-то,
Словно где-то подвезли...

И, сменивши пальцы быстро,
Он, как будто на заказ,
Здесь повёл о трёх танкистах,
Трёх товарищах рассказ.

Не про них ли слово в слово,
Не о том ли песня вся.
И потупились сурово
В шлемах кожаных друзья.

А боец зовёт куда-то,
Далеко, легко ведёт.
— Ах, какой вы все, ребята,
Молодой ещё народ.

Я не то ещё сказал бы, —
Про себя поберегу.
Я не так ещё сыграл бы, —
Жаль, что лучше не могу.

Я забылся на минутку,
Заигрался на ходу,
И давайте я на шутку
Это всё переведу.

Обогреться, потолкаться
К гармонисту все идут.
Обступают.
— Стойте, братцы,
Дайте на руки подуть.

— Отморозил парень пальцы, —
Надо помощь скорую.
— Знаешь, брось ты эти вальсы,
Дай-ка ту, которую...

И опять долой перчатку,
Оглянулся молодцом
И как будто ту трёхрядку
Повернул другим концом.

И забыто — не забыто,
Да не время вспоминать,
Где и кто лежит убитый
И кому ещё лежать.

И кому траву живому
На земле топтать потом,
До жены прийти, до дому, —
Где жена и где тот дом?

Плясуны на пару пара
С места кинулися вдруг.
Задышал морозным паром,
Разогрелся тесный круг.

— Веселей кружитесь, дамы!
На носки не наступать!

И бежит шофёр тот самый,
Опасаясь опоздать.

Чей кормилец, чей поилец,
Где пришёлся ко двору?
Крикнул так, что расступились:
— Дайте мне, а то помру!..

И пошёл, пошёл работать,
Наступая и грозя,
Да как выдумает что-то,
Что и высказать нельзя.

Словно в праздник на вечёрке
Половицы гнёт в избе,
Прибаутки, поговорки
Сыплет под ноги себе.

Подаёт за штукой штуку:
— Эх, жаль, что нету стуку,
Эх, друг,
Кабы стук,
Кабы вдруг —
Мощёный круг!
Кабы валенки отбросить,
Подковаться на каблук,
Припечатать так, чтоб сразу
Каблуку тому — каюк!

А гармонь зовёт куда-то,
Далёко, легко ведёт...

Нет, какой вы все, ребята,
Удивительный народ.

Хоть бы что ребятам этим,
С места — в воду и в огонь.
Всё, что может быть на свете,
Хоть бы что — гудит гармонь.

Выговаривает чисто,
До души доносит звук.
И сказали два танкиста
Гармонисту:
— Знаешь, друг...
Не знакомы ль мы с тобою?
Не тебя ли это, брат,
Что-то помнится, из боя
Доставляли мы в санбат?
Вся в крови была одёжа,
И просил ты пить да пить...

Приглушил гармонь:
— Ну что же,
Очень даже может быть.

— Нам теперь стоять в ремонте.
У тебя маршрут иной.
— Это точно...
— А гармонь-то,
Знаешь что, — бери с собой.

Забирай, играй в охоту,
В этом деле ты мастак,
Весели свою пехоту.
— Что вы, хлопцы, как же так?..

— Ничего, — сказал водитель, —
Так и будет. Ничего.
Командир наш был любитель,
Это — память про него...

И с опушки отдалённой
Из-за тысячи колёс
Из конца в конец колонны:
«По машинам!» — донеслось.

И опять увалы, взгорки,
Снег да ёлки с двух сторон...
Едет дальше Вася Тёркин, —
Это был, конечно, он.

Сценарий к Дню защитников Отечества «Василий Теркин – русский солдат».

Инсценирование.

Звучит «Военный марш» Г.Свиридова. Участники входят на сцену, встают на свои места. В это же время начинается показ презентации «А.Твардовский. Василий Теркин».

Ведущий.

Сегодня праздник – День защитников Отечества. А значит, мы должны поздравить всех ныне живущих воинов и почтить память героев прошлых лет. Любит народ своего воина. О нем сложено много былин и сказок, придумано пословиц и поговорок, написано песен, рассказов, романов.

Сегодня мы покажем инсценировку – отрывок из поэмы Александра Твардовского «Василий Теркин». Глава «Гармонь».

Звучит мелодии песен военных лет, исполняется на гармони.

1-й чтец:

По дороге прифронтовой,

Запоясан, как в строю,

Шел боец в шинели новой,

Догонял свой полк стрелковый,

Роту первую свою.

2-й чтец:

Шел легко и даже браво

По причине по такой,

Что махал своею правой,

Как и левою рукой.

3-й чтец:

Отлежался. Да к тому же

Щелкал по лесу мороз,

Защемлял в пути все туже,

Подгонял, под мышки нес.

4-й чтец:

Вдруг - сигнал за поворотом,

Дверцу выбросил шофер,

Тормозит:

Садись, пехота,

Щеки снегом бы натер.

Далеко ль?

5-й и 4-й чтецы:

На фронт обратно,

Руку вылечил.

Понятно.

Не герой?

Покамест нет.

Доставай тогда кисет.

6-й чтец:

Грузовик гремит трехтонный,

Вдруг колонна впереди.

Будь ты пеший или конный,

А с машиной - стой и жди.

7-й чтец:

От глухой лесной опушки

До невидимой реки -

Встали танки, кухни, пушки,

Тягачи, грузовики,

Легковые - криво, косо.

В ряд, не в ряд, вперед-назад,

Гусеницы и колеса

На снегу еще визжат.

2-й чтец:

Вот беда: во всей колонне

Завалящей нет гармони,

А мороз - ни стать, ни сесть...

Снял перчатки, трет ладони,

Слышит вдруг:

Гармонь-то есть.

3-й чтец:

Уминая снег зернистый,

Впеременку - пляс не пляс -

Возле танка два танкиста

Греют ноги про запас.

4-й чтец:

У кого гармонь, ребята?

Да она-то здесь, браток... -

Оглянулся виновато

На водителя стрелок.

4 –й и 5-й чтецы:

Так сыграть бы на дорожку?

Да сыграть - оно не вред.

В чем же дело? Чья гармошка?

Чья была, того, брат, нет...

Исполняется мелодия песни «Три танкиста»

6-й чтец:

И сказал уже водитель

Вместо друга своего:

Командир наш был любитель...

Схоронили мы его.

7-й чтец:

Так... - С неловкою улыбкой

Поглядел боец вокруг,

Словно он кого ошибкой,

Нехотя обидел вдруг.

1-й чтец:

Поясняет осторожно,

Чтоб на том покончить речь:

Я считал, сыграть-то можно,

Думал, что ж ее беречь.

2-й чтец:

А стрелок:

Вот в этой башне

Он сидел в бою вчерашнем...

Трое - были мы друзья.

3-й чтец:

Да нельзя так уж нельзя.

Я ведь сам понять умею,

Я вторую, брат, войну...

И ранение имею,

И контузию одну.

4-й чтец:

И опять же - посудите -

Может, завтра - с места в бой...

Знаешь что,- сказал водитель,

Ну, сыграй ты, шут с тобой.

5-й чтец:

Только взял боец трехрядку,

Сразу видно - гармонист.

Для началу, для порядку

Кинул пальцы сверху вниз.

Звучит мелодия русской народной песни «Пряха»

6-й чтец:

Позабытый деревенский

Вдруг завел, глаза закрыв,

Стороны родной смоленской

Грустный памятный мотив.

7-й чтец:

И от той гармошки старой,

Что осталась сиротой,

Как-то вдруг теплее стало

На дороге фронтовой.

1-й чтец:

От машин заиндевелых

Шел народ, как на огонь.

И кому какое дело,

Кто играет, чья гармонь.

2-й чтец:

Я не то еще сказал бы,-

Про себя поберегу.

Я не так еще сыграл бы,-

Жаль, что лучше не могу.

3-й чтец:

Обогреться, потолкаться

К гармонисту все идут.

Обступают.

Стойте, братцы,

Дайте на руки подуть.

4-й чтец:

Отморозил парень пальцы,-

Надо помощь скорую.

Знаешь, брось ты эти вальсы,

Дай-ка ту, которую...

Звучит мелодия русской народной песни «Барыня»

5-й чтец:

И опять долой перчатку,

Оглянулся молодцом

И как будто ту трехрядку

Повернул другим концом.

6-й чтец:

И забыто - не забыто,

Да не время вспоминать,

Где и кто лежит убитый

И кому еще лежать.

7-й чтец:

Плясуны на пару пара

С места кинулися вдруг.

Задышал морозным паром,

Разогрелся тесный круг.

1-й чтец:

Чей кормилец, чей поилец,

Где пришелся ко двору?

Крикнул так, что расступились:

Дайте мне, а то помру!..

2-й чтец:

И пошел, пошел работать,

Наступая и грозя,

Да как выдумает что-то,

Что и высказать нельзя.

Подает за штукой штуку:

Эх, жаль, что нету стуку,

Эх, друг,

Кабы стук,

Кабы вдруг -

Мощеный круг!

Кабы валенки отбросить,

Подковаться на каблук,

Припечатать так, чтоб сразу

Каблуку тому - каюк!

Исполняется танец «Яблочко»

3-й чтец:

А гармонь зовет куда-то,

Далеко, легко ведет...

Нет, какой вы все, ребята,

Удивительный народ.

4-й чтец:

Хоть бы что ребятам этим,

С места - в воду и в огонь.

Все, что может быть на свете,

Хоть бы что - гудит гармонь.

1-й чтец:

Выговаривает чисто,

До души доносит звук.

И сказали два танкиста

Гармонисту:

Знаешь, друг...

Не знакомы ль мы с тобою?

Не тебя ли это, брат,

Что-то помнится, из боя

Доставляли мы в санбат?

Вся в крови была одежа,

И просил ты пить да пить...

4-й чтец:

Приглушил гармонь:

Ну что же,

Очень даже может быть.

Нам теперь стоять в ремонте.

У тебя маршрут иной.

Это точно...

А гармонь-то,

Знаешь что,- бери с собой.

5-й чтец:

Забирай, играй в охоту,

В этом деле ты мастак,

Весели свою пехоту.

Что вы, хлопцы, как же так?..

2-й чтец:

Ничего,- сказал водитель,-

Так и будет. Ничего.

Командир наш был любитель,

Это - память про него...

3-й чтец:

И с опушки отдаленной

Из-за тысячи колес

Из конца в конец колонны:

«По машинам!» - донеслось.

7-й чтец:

И опять увалы, взгорки,

Снег да елки с двух сторон...

Это был, конечно, он.

По дороге прифронтовой,
Запоясан, как в строю,
Шёл боец в шинели новой
Догонял свой полк стрелковый,
Роту первую свою.
Шёл легко и даже браво
По причине по такой,
Что махал своею правой,
Как и левою рукой.
Отлежался. Да к тому же
Щёлкал по лесу мороз,
Защемлял в пути всё туже,
Подгонял, под мышки нёс.
Вдруг – сигнал за поворотом,
Дверцу выбросил шофёр,
Тормозит:
– Садись, пехота,
Щёки снегом бы натёр.
Далёко ль?
– На фронт обратно.
Руку вылечил.
– Понятно.
Не герой?
– Покамест нет.
– Доставай тогда кисет.
Курят, едут. Гроб – дорога.
Меж сугробами – туннель.
Чуть ли что, свернёшь немного,
Как свернул – снимай шинель.
– Хорошо – как есть лопата.
– Хорошо, а то беда.
– Хорошо – свои ребята.
– Хорошо, да как когда.
Грузовик гремит трёхтонный,
Вдруг колонна впереди.
Будь ты пеший или конный,
А с машиной – стой и жди.
С толком пользуйся стоянкой.
Разговор – не разговор.
Наклонился над баранкой, -
Смолк шофёр,
Заснул шофёр.
Сколько суток полусонных,
Сколько вёрст в пурге слепой
На дорогах занесённых
Он оставил за гобой…
От глухой лесной опушки
До невидимой реки -
Встали танки, кухни, пушки,
Тягачи, грузовики,
Легковые – криво, косо,
В ряд, не вряд, вперёд-назад,
Гусеницы и колёса
На снегу ещё визжат.
На просторе ветер резок,
Зол мороз вблизи железа,
Дует в душу, входит в грудь -
Не дотронься как-нибудь.
– Вот беда: во всей колонне
Завалящей нет гармони,
А мороз – ни стать, ни сесть…
Снял перчатки, трёт ладони,
Слышит вдруг:
– Гармонь-то есть.
Уминая снег зернистый,
Впеременку – пляс не пляс -
Возле танка два танкиста
Греют ноги про запас.
– У кого гармонь, ребята?
– Да она-то здесь, браток… -
Оглянулся виновато
На водителя стрелок.
– Так сыграть бы на дорожку?
– Да сыграть – оно не вред.
– В чём же дело? Чья гармошка?
– Чья была, того, брат, нет…
И сказал уже водитель
Вместо друга своего:
– Командир наш был любитель…
Схоронили мы его.
– Так… – С неловкою улыбкой
Поглядел боец вокруг,
Словно он кого ошибкой,
Нехотя обидел вдруг.
Поясняет осторожно,
Чтоб на том покончить речь:
– Я считал, сыграть-то можно,
Думал, что ж её беречь.
А стрелок:
– Вот в этой башне
Он сидел в бою вчерашнем…
Трое – были мы друзья.
– Да нельзя так уж нельзя.
Я ведь сам понять умею,
Я вторую, брат, войну…
И ранение имею,
И контузию одну.
И опять же – посудите -
Может, завтра – с места в бой…
– Знаешь что, – сказал водитель, -
Ну, сыграй ты, шут с тобой.
Только взял боец трёхрядку,
Сразу видно – гармонист.
Для началу, для порядку
Кинул пальцы сверху вниз.
Позабытый деревенский
Вдруг завёл, глаза закрыв,
Стороны родной смоленской
Грустный памятный мотив,
И от той гармошки старой,
Что осталась сиротой,
Как-то вдруг теплее стало
На дороге фронтовой.
А боец зовёт куда-то,
Далеко, легко ведёт.
– Ах, какой вы все, ребята,
Молодой ещё народ.
Я не то ещё сказал бы, -
Про себя поберегу.
Я не так ещё сыграл бы, -
Жаль, что лучше не могу.
Обогреться, потолкаться
К гармонисту все идут.
Обступают.
– Стойте, братцы,
Дайте на руки подуть.
– Отморозил парень пальцы, -
Надо помощь скорую.
– Знаешь, брось ты эти вальсы,
Дай-ка ту, которую…
И опять долой перчатку,
Оглянулся молодцом
И как будто ту трёхрядку
Повернул другим концом.
Плясуны на пару пара
С места кинулися вдруг.
Задышал морозным паром,
Разогрелся тесный круг.
– Веселей кружитесь, дамы!
На носки не наступать!
И бежит шофёр тот самый,
Опасаясь опоздать.
Чей кормилец, чей поилец,
Где пришёлся ко двору?
Крикнул так, что расступились:
– Дайте мне, а то помру!..
И пошёл, пошёл работать,
Наступая и грозя,
Да как выдумает что-то,
Что и высказать нельзя.
Словно в праздник на вечёрке
Половицы гнёт в избе,
Прибаутки, поговорки
Сыплет под ноги себе.

По дороге прифронто?вой,
Запоясан, как в строю,
Шёл боец в шинели новой,
Догонял свой полк стрелковый,
Роту первую свою.

Шёл легко и даже браво
По причине по такой,
Что махал своею правой,
Как и левою рукой.

Отлежался. Да к тому же
Щёлкал по лесу мороз,
Защемлял в пути всё туже,
Подгонял, под мышки нёс.

Вдруг – сигнал за поворотом,
Дверцу выбросил шофёр,
Тормозит:
– Садись, пехота,
Щёки снегом бы натёр.

Далёко ль?
– На фронт обратно.
Руку вылечил.
– Понятно.
Не герой?
– Покамест нет.
– Доставай тогда кисет.

Курят, едут. Гроб – дорога.
Меж сугробами – туннель.
Чуть ли что, свернёшь немного,
Как свернул – снимай шинель.

– Хорошо – как есть лопата.
– Хорошо, а то беда.
– Хорошо – свои ребята.
– Хорошо, да как когда.

Грузовик гремит трёхтонный,
Вдруг колонна впереди.
Будь ты пеший или конный,
А с машиной – стой и жди.

С толком пользуйся стоянкой.
Разговор – не разговор.
Наклонился над баранкой, -
Смолк шофёр,
Заснул шофёр.

Сколько суток полусонных,
Сколько вёрст в пурге слепой
На дорогах занесённых
Он оставил за гобой…

От глухой лесной опушки
До невидимой реки -
Встали танки, кухни, пушки,
Тягачи, грузовики,
Легковые – криво, косо,
В ряд, не вряд, вперёд-назад,
Гусеницы и колёса
На снегу ещё визжат.

На просторе ветер резок,
Зол мороз вблизи железа,
Дует в душу, входит в грудь -
Не дотронься как-нибудь.

– Вот беда: во всей колонне
Завалящей нет гармони,
А мороз – ни стать, ни сесть…

Снял перчатки, трёт ладони,
Слышит вдруг:
– Гармонь-то есть.

Уминая снег зернистый,
Впеременку – пляс не пляс -
Возле танка два танкиста
Греют ноги про запас.

– У кого гармонь, ребята?
– Да она-то здесь, браток… -
Оглянулся виновато
На водителя стрелок.

– Так сыграть бы на дорожку?
– Да сыграть – оно не вред.
– В чём же дело? Чья гармошка?
– Чья была, того, брат, нет…

И сказал уже водитель
Вместо друга своего:
– Командир наш был любитель…
Схоронили мы его.

– Так… – С неловкою улыбкой
Поглядел боец вокруг,
Словно он кого ошибкой,
Нехотя обидел вдруг.

Поясняет осторожно,
Чтоб на том покончить речь:
– Я считал, сыграть-то можно,
Думал, что ж её беречь.

А стрелок:
– Вот в этой башне
Он сидел в бою вчерашнем…
Трое – были мы друзья.

– Да нельзя так уж нельзя.
Я ведь сам понять умею,
Я вторую, брат, войну…
И ранение имею,
И контузию одну.
И опять же – посудите -
Может, завтра – с места в бой…

– Знаешь что, – сказал водитель, -
Ну, сыграй ты, шут с тобой.

Только взял боец трёхрядку,
Сразу видно – гармонист.
Для началу, для порядку
Кинул пальцы сверху вниз.

Позабытый деревенский
Вдруг завёл, глаза закрыв,
Стороны родной смоленской
Грустный памятный мотив,

И от той гармошки старой,
Что осталась сиротой,
Как-то вдруг теплее стало
На дороге фронтовой.

От машин заиндевелых
Шёл народ, как на огонь.
И кому какое дело,
Кто играет, чья гармонь.

Только двое тех танкистов,
Тот водитель и стрелок,
Все глядят на гармониста -
Словно что-то невдомёк.

Что-то чудится ребятам,
В снежной крутится пыли.
Будто виделись когда-то,
Словно где-то подвезли…

И, сменивши пальцы быстро,
Он, как будто на заказ,
Здесь повёл о трёх танкистах,
Трёх товарищах рассказ.

Не про них ли слово в слово,
Не о том ли песня вся.
И потупились сурово
В шлемах кожаных друзья.

А боец зовёт куда-то,
Далеко, легко ведёт.
– Ах, какой вы все, ребята,
Молодой ещё народ.

Я не то ещё сказал бы, -
Про себя поберегу.
Я не так ещё сыграл бы, -
Жаль, что лучше не могу.

Я забылся на минутку,
Заигрался на ходу,
И давайте я на шутку
Это всё переведу.

Обогреться, потолкаться
К гармонисту все идут.
Обступают.
– Стойте, братцы,
Дайте на руки подуть.

– Отморозил парень пальцы, -
Надо помощь скорую.
– Знаешь, брось ты эти вальсы,
Дай-ка ту, которую…

И опять долой перчатку,
Оглянулся молодцом
И как будто ту трёхрядку
Повернул другим концом.

И забыто – не забыто,
Да не время вспоминать,
Где и кто лежит убитый
И кому ещё лежать.

И кому траву живому
На земле топтать потом,
До жены прийти, до дому, -
Где жена и где тот дом?

Плясуны на пару пара
С места кинулися вдруг.
Задышал морозным паром,
Разогрелся тесный круг.

– Веселей кружитесь, дамы!
На носки не наступать!

И бежит шофёр тот самый,
Опасаясь опоздать.

Чей кормилец, чей поилец,
Где пришёлся ко двору?
Крикнул так, что расступились:
– Дайте мне, а то помру!..

И пошёл, пошёл работать,
Наступая и грозя,
Да как выдумает что-то,
Что и высказать нельзя.

Словно в праздник на вечёрке
Половицы гнёт в избе,
Прибаутки, поговорки
Сыплет под ноги себе.

Подаёт за штукой штуку:
– Эх, жаль, что нету стуку,
Эх, друг,
Кабы стук,
Кабы вдруг -
Мощёный круг!
Кабы валенки отбросить,
Подковаться на каблук,
Припечатать так, чтоб сразу
Каблуку тому – каюк!

А гармонь зовёт куда-то,
Далёко, легко ведёт…

Нет, какой вы все, ребята,
Удивительный народ.

Хоть бы что ребятам этим,
С места – в воду и в огонь.
Всё, что может быть на свете,
Хоть бы что – гудит гармонь.

Выговаривает чисто,
До души доносит звук.
И сказали два танкиста
Гармонисту:
– Знаешь, друг…
Не знакомы ль мы с тобою?
Не тебя ли это, брат,
Что-то помнится, из боя
Доставляли мы в санбат?
Вся в крови была одёжа,
И просил ты пить да пить…

Приглушил гармонь:
– Ну что же,
Очень даже может быть.

– Нам теперь стоять в ремонте.
У тебя маршрут иной.
– Это точно…
– А гармонь-то,
Знаешь что, – бери с собой.

Забирай, играй в охоту,
В этом деле ты мастак,
Весели свою пехоту.
– Что вы, хлопцы, как же так?..

– Ничего, – сказал водитель, -
Так и будет. Ничего.
Командир наш был любитель,
Это – память про него…

И с опушки отдалённой
Из-за тысячи колёс
Из конца в конец колонны:
«По машинам!» – донеслось.

И опять увалы, взгорки,
Снег да ёлки с двух сторон…
Едет дальше Вася Тёркин, -
Это был, конечно, он.

По дороге прифронто?вой,

Запоясан, как в строю,

Шёл боец в шинели новой,

Догонял свой полк стрелковый,

Роту первую свою.

Шёл легко и даже браво

По причине по такой,

Что махал своею правой,

Как и левою рукой.

Отлежался. Да к тому же

Щёлкал по лесу мороз,

Защемлял в пути всё туже,

Подгонял, под мышки нёс.

Вдруг – сигнал за поворотом,

Дверцу выбросил шофёр,

Тормозит:

– Садись, пехота,

Щёки снегом бы натёр.

Далёко ль?

– На фронт обратно.

Руку вылечил.

– Понятно.

Не герой?

– Покамест нет.

– Доставай тогда кисет.

Курят, едут. Гроб – дорога.

Меж сугробами – туннель.

Чуть ли что, свернёшь немного,

Как свернул – снимай шинель.

– Хорошо – как есть лопата.

– Хорошо, а то беда.

– Хорошо – свои ребята.

– Хорошо, да как когда.

Грузовик гремит трёхтонный,

Вдруг колонна впереди.

Будь ты пеший или конный,

А с машиной – стой и жди.

С толком пользуйся стоянкой.

Разговор – не разговор.

Наклонился над баранкой, -

Смолк шофёр,

Заснул шофёр.

Сколько суток полусонных,

Сколько вёрст в пурге слепой

На дорогах занесённых

Он оставил за гобой…

От глухой лесной опушки

До невидимой реки -

Встали танки, кухни, пушки,

Тягачи, грузовики,

Легковые – криво, косо,

В ряд, не вряд, вперёд-назад,

Гусеницы и колёса

На снегу ещё визжат.

На просторе ветер резок,

Зол мороз вблизи железа,

Дует в душу, входит в грудь -

Не дотронься как-нибудь.

– Вот беда: во всей колонне

Завалящей нет гармони,

А мороз – ни стать, ни сесть…

Снял перчатки, трёт ладони,

Слышит вдруг:

– Гармонь-то есть.

Уминая снег зернистый,

Впеременку – пляс не пляс -

Возле танка два танкиста

Греют ноги про запас.

– У кого гармонь, ребята?

– Да она-то здесь, браток… -

Оглянулся виновато

На водителя стрелок.

– Так сыграть бы на дорожку?

– Да сыграть – оно не вред.

– В чём же дело? Чья гармошка?

– Чья была, того, брат, нет…

И сказал уже водитель

Вместо друга своего:

– Командир наш был любитель…

Схоронили мы его.

– Так… – С неловкою улыбкой

Поглядел боец вокруг,

Словно он кого ошибкой,

Нехотя обидел вдруг.

Поясняет осторожно,

Чтоб на том покончить речь:

– Я считал, сыграть-то можно,

Думал, что ж её беречь.

А стрелок:

– Вот в этой башне

Он сидел в бою вчерашнем…

Трое – были мы друзья.

– Да нельзя так уж нельзя.

Я ведь сам понять умею,

Я вторую, брат, войну…

И ранение имею,

И контузию одну.

И опять же – посудите -

Может, завтра – с места в бой…

– Знаешь что, – сказал водитель, -

Ну, сыграй ты, шут с тобой.

Только взял боец трёхрядку,

Сразу видно – гармонист.

Для началу, для порядку

Кинул пальцы сверху вниз.

Позабытый деревенский

Вдруг завёл, глаза закрыв,

Стороны родной смоленской

Грустный памятный мотив,

И от той гармошки старой,

Что осталась сиротой,

Как-то вдруг теплее стало

На дороге фронтовой.

От машин заиндевелых

Шёл народ, как на огонь.

И кому какое дело,

Кто играет, чья гармонь.

Только двое тех танкистов,

Тот водитель и стрелок,

Все глядят на гармониста -

Словно что-то невдомёк.

Что-то чудится ребятам,

В снежной крутится пыли.

Будто виделись когда-то,

Словно где-то подвезли…

И, сменивши пальцы быстро,

Он, как будто на заказ,

Здесь повёл о трёх танкистах,

Трёх товарищах рассказ.

Не про них ли слово в слово,

Не о том ли песня вся.

И потупились сурово

В шлемах кожаных друзья.

А боец зовёт куда-то,

Далеко, легко ведёт.

– Ах, какой вы все, ребята,

Молодой ещё народ.

Я не то ещё сказал бы, -

Про себя поберегу.

Я не так ещё сыграл бы, -

Жаль, что лучше не могу.

Я забылся на минутку,

Заигрался на ходу,

И давайте я на шутку

Это всё переведу.

Обогреться, потолкаться

К гармонисту все идут.

Обступают.

– Стойте, братцы,

Дайте на руки подуть.

– Отморозил парень пальцы, -

Надо помощь скорую.

– Знаешь, брось ты эти вальсы,

Дай-ка ту, которую…

И опять долой перчатку,

Оглянулся молодцом

И как будто ту трёхрядку

Повернул другим концом.

И забыто – не забыто,

Да не время вспоминать,

Где и кто лежит убитый

И кому ещё лежать.

И кому траву живому

На земле топтать потом,

До жены прийти, до дому, -

Где жена и где тот дом?

Плясуны на пару пара

С места кинулися вдруг.

Задышал морозным паром,

Разогрелся тесный круг.

– Веселей кружитесь, дамы!

На носки не наступать!

И бежит шофёр тот самый,

Опасаясь опоздать.

Чей кормилец, чей поилец,

Где пришёлся ко двору?

Крикнул так, что расступились:

– Дайте мне, а то помру!..

И пошёл, пошёл работать,

Наступая и грозя,

Да как выдумает что-то,

Что и высказать нельзя.

Словно в праздник на вечёрке

Половицы гнёт в избе,

Прибаутки, поговорки

Сыплет под ноги себе.

Подаёт за штукой штуку:

– Эх, жаль, что нету стуку,

Кабы стук,

Кабы вдруг -

Мощёный круг!

Кабы валенки отбросить,

Подковаться на каблук,

Припечатать так, чтоб сразу

Каблуку тому – каюк!

А гармонь зовёт куда-то,

Далёко, легко ведёт…

Нет, какой вы все, ребята,

Удивительный народ.

Хоть бы что ребятам этим,

С места – в воду и в огонь.

Всё, что может быть на свете,

Хоть бы что – гудит гармонь.

Выговаривает чисто,

До души доносит звук.

И сказали два танкиста

Гармонисту:

– Знаешь, друг…

Не знакомы ль мы с тобою?

Не тебя ли это, брат,

Что-то помнится, из боя

Доставляли мы в санбат?

Вся в крови была одёжа,

И просил ты пить да пить…

Приглушил гармонь:

– Ну что же,

Очень даже может быть.

– Нам теперь стоять в ремонте.

У тебя маршрут иной.

– Это точно…

– А гармонь-то,

Знаешь что, – бери с собой.

Забирай, играй в охоту,

В этом деле ты мастак,

Весели свою пехоту.

– Что вы, хлопцы, как же так?..

– Ничего, – сказал водитель, -

Так и будет. Ничего.

Командир наш был любитель,

Это – память про него…

И с опушки отдалённой

Из-за тысячи колёс

Из конца в конец колонны:

«По машинам!» – донеслось.

И опять увалы, взгорки,

Это был, конечно, он.


| |

#Твардовский Instagram posts - Gramhir.com

Василий Теркин ( #Гармонь) По дороге прифронтовой, Запоясан, как в строю, Шел боец в шинели новой, Догонял свой полк стрелковый, Роту первую свою. Шел легко и даже браво По причине по такой, Что махал своею правой, Как и левою рукой. Отлежался. Да к тому же Щелкал по лесу мороз, Защемлял в пути все туже, Подгонял, под мышки нес. Вдруг — сигнал за поворотом, Дверцу выбросил шофер, Тормозит: — Садись, пехота, Щеки снегом бы натер. Далеко ль? — На фронт обратно, Руку вылечил. — Понятно. Не герой? — Покамест нет. — Доставай тогда кисет. Курят, едут. Гроб — дорога. Меж сугробами — туннель. Чуть ли что, свернешь немного, Как свернул — снимай шинель. — Хорошо — как есть лопата. — Хорошо, а то беда. — Хорошо — свои ребята. — Хорошо, да как когда. Грузовик гремит трехтонный, Вдруг колонна впереди. Будь ты пеший или конный, А с машиной — стой и жди. С толком пользуйся стоянкой. Разговор — не разговор. Наклонился над баранкой,— Смолк шофер, Заснул шофер. Сколько суток полусонных, Сколько верст в пурге слепой На дорогах занесенных Он оставил за собой... От глухой лесной опушки До невидимой реки — Встали танки, кухни, пушки, Тягачи, грузовики, Легковые — криво, косо. В ряд, не в ряд, вперед-назад, Гусеницы и колеса На снегу еще визжат. На просторе ветер резок, Зол мороз вблизи железа, Дует в душу, входит в грудь — Не дотронься как-нибудь. — Вот беда: во всей колонне Завалящей нет гармони, А мороз — ни стать, ни сесть... Снял перчатки, трет ладони, Слышит вдруг: — Гармонь-то есть. Уминая снег зернистый, Впеременку — пляс не пляс — Возле танка два танкиста Греют ноги про запас. — У кого гармонь, ребята? — Да она-то здесь, браток... — Оглянулся виновато На водителя стрелок. — Так сыграть бы на дорожку? — Да сыграть — оно не вред. — В чем же дело? Чья гармошка? — Чья была, того, брат, нет... И сказал уже водитель Вместо друга своего: — Командир наш был любитель... Схоронили мы его. — Так... — С неловкою улыбкой Поглядел боец вокруг, Словно он кого ошибкой, Нехотя обидел вдруг. Поясняет осторожно, Чтоб на том покончить речь: — Я считал, сыграть-то можно, Думал, что ж ее беречь. #василийтеркин #дорогифронтовые #твардовский

"The Accordion" from "Vasili Tyorkin" by Aleksandr Tvardovsky

ГАРМОНЬ
По дороге прифронтовой,
Запоясан, как в строю,
Шел боец в шинели новой,
Догонял свой полк стрелковый,
Роту первую свою.

Шел легко и даже браво
По причине по такой,
Что махал своею правой,
Как и левою рукой.

Отлежался. Да к тому же
Щелкал по лесу мороз,
Защемлял в пути все туже,
Подгонял, под мышки нес.

Вдруг--сигнал за поворотом,
Дверцу выбросил шофер,
Тормозит:
-- Садись, пехота,
Щеки снегом бы натер.

THE ACCORDION
Down a road, in brand-new greatcoat,
Somewhere near the front-line zone,
As if for inspection belted,
Goes a lad to join his unit,
Rifle Company Number One.

Goes he cheerly, goes he blithely,
And the reason is quite plain:
Healed, his right arm swings as freely
As his left arm once again.

And, what's more, the frost is crackling
In the trees beside the road,
Stinging harder and yet harder,
Spurring onward like a goad.

Suddenly, a toot behind him.
Leaning out, the driver brakes;
Holds the door:
"Quick, hop in, soldier.
Get some snow and rub your cheeks.

Далеко ль?
-- На фронт обратно.
Руку вылечил.
-- Понятно.
Не герой?
-- Покамест нет.
-- Доставай тогда кисет.

Курят, едут. Гроб--дорога.
Меж сугробами--туннель.
Чуть ли что, свернешь немного,
Как свернул--снимай шинель.

-- Хорошо--как есть лопата.
-- Хорошо, а то беда.
-- Хорошо--свои ребята.
-- Хорошо, да как когда.

Грузовик гремит трехтонный,
Вдруг колонна впереди.
Будь ты пеший или конный,
А с машиной--стой и жди.

С толком пользуйся стоянкой.
Разговор--не разговор.
Наклонился над баранкой,--
Смолк шофер,
Заснул шофер.

Сколько суток полусонных,
Сколько верст в пурге слепой
На дорогах занесенных
Он оставил за собой...

От глухой лесной опушки
До невидимой реки--
Встали танки, кухни, пушки,
Тягачи, грузовики,
Легковые--криво, косо,
В ряд, не и ряд, вперед-назад,
Гусеницы и колеса
На снегу еще визжат.

"Going far?"
"Back to my unit
At the front. Arm hit."
"I get it.
Hero, are you?"
"No, not yet."
"Then give us a cigarette."

Smoke and drive. The road's blue murder,
Just a cutting through the snow.
Swerve a fraction and you're in it:
Greatcoats off and here we go!

"Just as well you've got a shovel."
"Just as well. It would be hell."
"Just as well there's those'll help you."
"Some folks do. It's just as well."

Onward roars the three-ton lorry,
Till a convoy comes in view.
Horse and infantry can skirt it,
Lorries have to join the queue.

Take advantage of the hold-up.
Chat a bit ... well, hardly chat.
Slumped across the wheel, the driver's
Passed out flat,
Just like that.

For how many hours, half-dozing,
Never resting, on the go,
Has the driver put behind him
In all weathers through the snow....

From the outskirts of the forest
To the unseen river, stand
Ordnance, tanks, field kitchens, trailers,
Tractors, lorries, cars--all jammed
Higgledy-piggledy, this way, that way,
Back to front and front to back,
While the tortured snow screams under
Wheel and caterpillar track.

На просторе ветер резок,
Зол мороз вблизи железа,
Дует в душу, входит в грудь--
Не дотронься как-нибудь.

-- Вот беда: во всей колонне
Завалящей нет гармони,
А мороз--ни стать, ни сесть...

Снял перчатки, трет ладони,
Слышит вдруг:
-- Гармонь-то есть.

Уминая снег зернистый,
Впеременку--пляс не пляс--
Возле танка два танкиста
Греют ноги про запас.

-- У кого гармонь, ребята?
-- Да она-то здесь, браток...--
Оглянулся виновато
На водителя стрелок.

-- Так сыграть бы на дорожку?
-- Да сыграть--оно не вред.
-- В чем же дело? Чья гармошка?
-- Чья была, того, брат, нет.

И сказал уже водитель
Вместо друга своего:
-- Командир наш был любитель...
Схоронили, мы его.

-- Так...--С неловкою улыбкой
Поглядел боец вокруг,
Словно он кого ошибкой,
Нехотя обидел вдруг.

Поясняет осторожно,
Чтоб на том покончить речь:
-- Я считал, сыграть-то можно,
Думал, что ж ее беречь.

And out here the wind's pernicious,
Close to iron, the frost is vicious.
It can cut your chest in two;
I'd stand back if I were you!

"All this pile-up--nothing doing,
And no spare accordion going.
We'll get frozen, waiting here...."

Peels his gloves off and starts blowing.
"We've got one,"
says someone near.

Stamping down the powdery snowdust
In a kind of hopping dance,
By their tank, two shivering crewmen
Warm their feet up in advance.

"Well, who's got the squeege-box, fellers?"
"Why, we've got it here, inside...."
And the gunner glanced round, shamefaced,
At his driver by his side.

"Shall I play one for the road, then?"
"Play?... No harm in that, I'm sure...."
"What's the matter, then? Whose is it?"
"He's not with us any more...."

Then the driver interrupted.
"Our commander," ventured he,
"He was very fond of playing.
We've just buried him, you see...."

"Oh..." The soldier glanced around him,
Smiled in his embarrassment,
As if guilty of a blunder
Where no real offence was meant.

And, to smooth the matter over,
He explained himself with care:
"Thought it might be better played on,
Than just lying idle there."

А стрелок:
-- Вот в этой башне
Он сидел в бою вчерашнем...
Трое--были мы друзья.

-- Да нельзя так уж нельзя.
Я ведь сам понять умею,
Я вторую, брат, воину...
И ранение имею,
И контузию одну.
И опять же--посудите--
Может, завтра--с места в бой...

-- Знаешь что,--сказал водитель,-
Ну, сыграй ты, шут с тобой.

Только взял боец трехрядку,
Сразу видно--гармонист.
Для началу, для порядку
Кинул пальцы сверху вниз.

Позабытый деревенский
Вдруг завел, глаза закрыв,
Стороны родной смоленской
Грустный памятный мотив,

И от той гармошки старой,
Что осталась сиротой,
Как-то вдруг теплее стало
На дороге фронтовой.

От машин заиндевелых
Шел народ, как на огонь.
И кому какое дело,
Кто играет, чья гармонь.

Только двое тех танкистов,
Тот водитель и стрелок,
Все глядят на гармониста--
Словно что-то невдомек.

Что-то чудится ребятам,
В снежной крутится пыли.
Будто виделись когда-то,
Словно где-то подвезли...

Then the gunner:
"He sat through it
Yesterday up in that turret.
We were all great friends, you know."

"Well, of course, then, it's no go.
I can guess just how you're feeling;
This one is my second war.
I've been wounded once in action,
And I've been concussed, what's more,
And, who knows, tomorrow maybe
I'll be in it once again...."

"Oh, well, blow you," said the driver,
"Go ahead and play it, then."

When our soldier took the accordion,
It was clear he knew his stuff,
As he ran his nimble fingers
Down the studs to start things off.

Eyes half closed, he played a haunting
Melody, sad and forlorn,
From somewhere around the country
Near Smolensk, where he was born.

And the ancient squeege-box, lonely
For its master dead and gone,
Warmed things up along the highway
Somewhere near the front-line zone.

From their lorries, white with hoarfrost,
Soldiers poured, as to a fire.
Who was playing whose accordion
They could neither know nor care.

Only two of them, the driver
And the gunner, standing by,
Stared and stared at the musician
In a puzzled kind of way,

As if they were seeing phantoms
In the mists of whirling snow,
As if they had met the player
Somewhere not so long ago.

И, сменивши пальцы быстро,
Он, как будто на заказ,
Здесь повел о трех танкистах,
Трех товарищах рассказ.

Не про них ли слово в слово,
Не о том ли песня вся.
И потупились сурово
В шлемах кожаных друзья.

А боец зовет куда-то,
Далеко, легко ведет.
-- Ах, какой вы все, ребята,
Молодой еще народ.

Я не то еще сказал бы,--
Про себя поберегу.
Я не так еще сыграл бы,--
Æаль, что лучше не могу.

Я забылся на минутку,
Заигрался на ходу,
И давайте я на шутку
Это все переведу.

Обогреться, потолкаться
К гармонисту все идут.
Обступают.
-- Стойте, братцы,
Дайте на руки подуть.

-- Отморозил парень пальцы,--
Надо помощь скорую.
-- Знаешь, брось ты эти вальсы,
Дай-ка ту, которую...

И опять долой перчатку,
Оглянулся молодцом
И как будто ту трехрядку
Повернул другим концом.

He, with swift and nimble fingers,
Started, as if by request,
Playing of the three brave tankmen,
Friends and comrades of the best.

Yes, the song was all about them:
Every detail, every word.
Stern, those two in leather helmets
Bowed their heads at what they heard.

And the soldier worked his magic,
Took them far away somewhere.
"Oh, how young you are, you people,
All you soldier boys out there!

"I would say a lot more, really,
But I'll keep it hid from you.
I would play much better, truly--
It's the best that I can do.

"I forgot myself completely.
Guess the tune went to my head.
That's enough of being serious,
Let's have something gay instead."

All come running to the player
For a warm and chat. They stand
In a circle round him.
"Hold it!
Let me blow upon my hand!"

"Diddums get himself frostbitten?
Better call the ambulance!"
"Listen, never mind those waltzes,
How about a Russian dance?"

Once again he peels his glove off,
Glances challengingly round,
Then he seems to turn that squeege-box
Inside out and upside down.

И забыто--не забыто,
Да не время вспоминать,
Где и кто лежит убитый
И кому еще лежать.

И кому траву живому
На земле топтать потом,
До жены прийти, до дому,--
Где жена и где тот дом?

Плясуны на пару пара
С места кину лися вдруг.
Задышал морозным паром,
Разогрелся тесный круг.

-- Веселей кружитесь, дамы!
На носки не наступать!

И бежит шофер тот самый,
Опасаясь опоздать.

Чей кормилец, чей поилец,
Где пришелся ко двору?
Крикнул так, что расступились:
-- Дайте мне, а то помру!..

И пошел, пошел работать,
Наступая и грозя,
Да как выдумает что-то,
Что и высказать нельзя.

Словно в праздник на вечерке
Половицы гнет в избе,
Прибаутки, поговорки
Сыплет под ноги себе.

Подает за штукой штуку:
-- Эх, жаль, что нету стуку,
Эх, друг,
Кабы стук,
Кабы вдруг--
Мощеный круг!

Yes, forget--It's not the moment
To remember anyway--
Who's been killed and where he's buried,
Or whose turn will come next day.

Who will live to tread the grasses
On this Earth .in time to come,
Go home to his wife and family--
Where's his wife, and where's his home?

And the dancers leave their places,
Coming forward, pair by pair.
Things warm up inside that circle,
Breath steams in the frosty air.

"Come on, ladies, spin more lively!
Mind their toes, gents, as you go!"

Look, here runs the lorry driver,
Desperate not to miss the show.

Who's this father of a family,
like a bolt come from the blue,
life and soul of all the party,
Shouting, "Quickly, let me through!"

In he goes to lead the dancing,
Wags his head from side to side,
Improvising steps and movements
Quite impossible to describe,

As if clumping round the dance-floor
On a village holiday,
Letting oft a stream of wisecracks,
Gags and patter on the way.

One crack follows on another:
"What we need is floor-boards, brothers!
Damn! Damn!
Just can't slam
With a wham--
Bam-bam-bam!

Кабы валенки отбросить,
Подковаться на каблук,
Припечатать так, чтоб сразу
Каблуку тому--каюк!

А гармонь зовет куда-то,
Далеко, легко ведет...

Нет, какой вы все, ребята,
Удивительный народ.

Хоть бы что ребятам этим,
С места--в воду и в огонь.
Все, что может быть на свете,
Хоть бы что--гудит гармонь.

Выговаривает чисто,
До души доносит звук.
И сказали два танкиста
Гармонисту:
-- Знаешь, друг...
Не знакомы ль мы с тобою?
Не тебя ли это, брат,
Что-то помнится, из боя
Доставляли мы в санбат?

Вся в крови была одежа,
И просил ты пить да пить...

Приглушил гармонь:
-- Ну что же,
Очень даже может быть.

-- Нам теперь стоять в ремонте.
У тебя маршрут иной.
-- Это точно...
-- А гармонь-то,
Знаешь что,--бери с собой.

Забирай, играй в охоту,
В этом деле ты мастак,
Весели свою пехоту.
-- Что вы, хлопцы, как же так?..

"What we want is heels of metal
Nailed on each and every boot!
Then we'd stamp in fine old fettle
Till our heels were all kaput!"

And the music works its magic,
Takes them far away somewhere.

"Oh, you are such marvelous people,
All you soldier boys out there!

Send them all through fire and water,
Yet, wherever they may be,
You will hear an old accordion
Wheezing out some melody.

And its voice is pure and simple,
And your heart thrills to the sound.
Then the gunner and the driver
To the player:
"Listen, friend,
Don't we sort of seem to know you?
Was it you, as we recall,
That we drove away from battle
To the Army hospital?

"Yes, your uniform was bloody,
You were thirsty as can be...."

Sudden silence. "Now you say so,
There's a chance that it was me...."

"We'll be held up on repair work,
You'll be pushing on, of course."
"True enough."
"Then here you are, mate,
You can take that box. It's yours.

"Play it when the fancy takes you.
You're an expert, anyway.
Keep your comrades in good spirits."
"Boys, you can't mean what you say!"

-- Ничего,-- сказал водитель,--
Так и будет. Ничего.
Командир наш был любитель,
Это--память про него...

И с опушки отдаленной
Из-за тысячи колес
Из конца в конец колонны:
"По машинам!"--донеслось.

И опять увалы, взгорки,
Снег да елки с двух сторон...
Едет дальше Вася Теркин,--
Это был, конечно, он.

"Not to worry," said the driver.
"We've made up our minds, you see.
Our commander loved his music;
Keep that in his memory...."

From the fringes of the forest,
As a thousand engines roared,
Echoing up and down the convoy
Came the order, "All aboard!"

Hills and vales again, and snowdrifts,
And the highway flanked with firs.
On he rides, Vasili Tyorkin--
Him and no one else, of course!

Дайте в руки мне гармонь!Ансамбли «Русь» и «Играй,гармонь»

В  СЦКИ с аншлагом прошел концерт «Дайте в руки мне гармонь!».

Главной героиней праздничной музыкальной встречи, подаренной севастопольцам народными ансамблями «Русь» и «Играй, гармонь», стала собственно гармонь, под которую в этот день прозвучали не только незаслуженно забытые русские народные песни, собиравшиеся руководителем обоих коллективов, Петром Савченковым, по глубинкам России на протяжении десятилетий, но и романсы, песни военных лет, стихи и даже классика. Некоторые знакомые многим песни прозвучали в оригинальной аранжировке, написанной Петром Савченковым специально для ансамблей.

«Гармонь моя», «Звёздам навстречу», «Старый клён». Зрители становились непосредственными участниками концерта: подпевали, пританцовывали и привставали с мест, провожая обратно на сцену то и дело спускавшихся в зал исполнителей под бурные аплодисменты.

Петр Савченков, заслуженный работник культуры Украины, заслуженный гармонист России: «На этом концерте мы не хотели отделяться рампой от зрителя. Это даже не концерт, а некое действо. Мы должны были быть генератором. Идея собрать воедино многое наработанное в уникальную программу зрела давно. И, наконец, идею удалось воплотить. Нам хотелось петь песни, в которых говорится о чистых чувствах. Это не только любовь. Чистое чувство может быть к Родине, к природе, к детям, к матери, к мироощущению, к миропониманию. И гармонь всюду здесь солирует. Все это – в ее честь».

Заводные и «хулиганские», как любит говорить Петр Тимофеевич, номера сменяли лирические композиции и проникавшие в самое сердце слушателей стихи Пахмутовой, Есенина, Твардовского.


У кого гармонь, ребята?
— Да она-то здесь, браток… –
Оглянулся виновато
На водителя стрелок.

– Так сыграть бы на дорожку?
– Да сыграть — оно не вред.
– В чем же дело? Чья гармошка?
– Чья была, того, брат, нет…

Отрывок-новелла “Гармонь” из поэмы «Василий Теркин» заставила зал затихнуть на несколько долгих минут для того, чтобы взрорваться овациями на последних строках новеллы, звучавшей под тихо журчавшее пение гармони, обнажая самую душу гармониста.

В этот день на концерт любимых исполнителей пришли друзья и коллеги, музыканты и педагоги, пенсионеры и молодые пары с детьми.

Поблагодарить артистов за труд, неугасающий энтузиазм и популяризацию русской народной песни пришла представитель Главного управления культуры города Севастополя, Татьяна Андреева.

Татьяна Андреева: «Я была и раньше на ваших концертах, видела отдельные ваши выступления, но сегодня вы для меня – открытие! Я видела и слушала много музыкантов, я сама музыкант. Вы знаете, вы просто сегодня меня сразили. Вас можно слушать, как вы поете, играете, как дирижируете вместе со своим баяном. Но как поет ваша душа – я только сегодня увидела и поняла, какой вы гениальный музыкант. Я уже не говорю о костюмах: это целая коллекция, здесь все области, все губернии наши – Вятские, Сибирские, Поволжье. Это просто удивительно. Дорогие мои, спасибо вам!»

Подготовила Анна ПЕТРОВА, фото автора

90 000 1М. Минор, то есть первые ноты. - Гуомовиско

1М. ля минор, то есть первые ноты.

У всего есть начало.

Первым известным мне проигрывателем "своей" и даже самодельной музыки был барабан Grundig. Вы, кому звуки сегодня дарят тоны, клетки и мини-башни, - представьте себе трехдорожечное чудовище цвета стали. Чуть меньше, чем удобный чемодан Райана Эйра, и весит несколько килограммов. Первые звуки, которые я, кажется, узнаю, исходят от этой катушки.

Мой отец стал счастливым обладателем этого монстра. Вытаскивали только по особым случаям - мой папа затеял, когда головы собрались на 36 квадратных метрах квартиры в имении Ржаная водка уже гудела Костюшковским, а музыка была необходима для продолжения игры, знакомой, как деревенская колбаса.

Веселье чаще пелось, чем плясало, потому что маленький М. М не позволял наполнить балет с большой буквы до потолка записями обручальных колец, в которых лидировал аккордеон, поддерживаемый трубой, или саксофон и перкуссия.Но всего этого бы не было, если бы не тексты. Настоящая вишенка на свадебном и музыкальном торте. Тексты обычно были слегка грязными, либо описывали реальные жизненные ситуации, либо перетирались друг с другом. Серость жизни и распутство служили мягко. Например, вот так:

Теперь это будет номер один, и меня зовут Эдек.
Трахни меня этим клевером.

Трахни меня этим клевером,
Трахни меня этим клевером
Еще раз.

Теперь это будет номер два, сделай это в ритме буги-вуги
Трахни меня этим клевером...

(автор неизвестен)

И так в том клевере это продолжалось снова и снова и снова. Он может состоять из десятков строф. Достаточно того, что нашелся человек с таким умением рифмовать арабские числительные с непристойностями - и так до бесконечности. Даже текло.

Тексты в музыке считаю важными и по сей день, но отработка их, будучи ребенком, давалась мне нелегко.Я провел большую часть своего детства в деревне, так что я хотя бы знал, что такое клевер. Но — думал я иногда по ночам — зачем кому-то кого-то трахать? А почему в клевер?

Это было начало 1980-х годов. Кто из нас тогда не мечтал о инструменте? И приобрести возможность играть на нем! Мы мечтали о гитаре, стыдливо о барабанах, может быть, о клавишных... Но, блин, аккордеон? Матерь Божья Гармония, я не знал таких людей в имении!

Но я начну не с ля для аккордеона, а с ля для акустики.Гитара. Итак, из ГИС. Потому что гитара была первой.

Это был первый инструмент, появившийся под нашей крышей. Очень бессистемно, но случаи приходилось эксплуатировать безжалостно. Папа пошел в магазин, чтобы забрать ЧТО-ТО - вероятно, какой-то друг подсказал ему, что Крыська из третьего услышала от Елены из дюжины, что ЧТО-ТО будет ЧТО-ТО. Вот как это было в сумасшедшие восьмидесятые. Время кризиса и распада коммуны.

Я это прекрасно знал. Однажды меня отправили за туалетной бумагой в ближайший магазин игрушек по имени, но бумага закончилась посреди моей очереди.Были кубики Рубика, которые кинули на продажу, когда закончилась бумага - о чем я узнал ближе к прилавку - так что не думая взял три. Даже тогда у меня не было иллюзий: лодыжки не предназначались для того, чтобы что-то натирать. Скорее я подозревал, что они должны были отвлекать нас от слишком частого пользования туалетом, потому что бумага была редкостью. Они также могут быть взаимозаменяемым продуктом.

Но вернемся к Гису.

Папа прошел, понюхал, высунулся и победил. Он вернулся с коробкой. То есть: с гитарой.Я имею в виду: с коробкой, в которой жила гитара. Ибо я отлично помнил картонку, в которой прибыл инструмент и в которой, как вскоре выяснилось, был весь восьми- или девятилетний ребенок. Картон получил форму гроба и стал нашим, то есть моим и моим младшим братом, другом. Брат был на два года моложе и на два года моложе. Мы поочередно накрывались картонной крышкой и ложились в нее вовремя. Веселье с идеями посмертных переживаний длилось в лучшем случае несколько дней, а потом выяснилось, что ящик-гроб занимает слишком много места в крохотной комнате и ушел на помойку.

Знакомство с гробом было более длительным и насыщенным, чем с гитарой, потому что мы с братом распрощались с этим через 30 минут знакомства, потому что она раскрыла одно из самых главных своих качеств: она не хотела играть за аккорд один. В качестве наказания она приземлилась за шкафом. Сегодня лежит. На чулане, для Просвещения. Треснувший, но он есть. Он не знает, для чего.

Еще одним инструментом, посетившим нас, был аккордеон. Виновником всей неразберихи, которая должна была исполнить возложенные на потомство юношеские мечты, был мой отец.

Тогдашнее бедное село под Новы-Сончем, где вырос мой дорогой отец Войцех, было построено на вершине горы, и я никогда не знал, почему Мокра Весь, как ее называли, должно было быть влажным в таком месте.

Я думаю, что в 1950-х и 1960-х годах аккордеон в руках местного мальчика должен был быть чем-то волшебным, даже совершенным. Держатель аккордеона, привыкший извлекать из него звуки, был эквивалентом современного гитариста.Как сегодня любимые мальчики из Happysad или мой любимый Tense, тогда аккордеонист правил и делил человеческие души. Души с грудью лучше всего познавали жизнь.

Папа так и не осуществил свои мечты об игре на гармони. Правда, у него был баян, который ему купил старший брат, но, к сожалению, папу не у кого было научить играть. Аккордеон был продан, чтобы раскрутить деньги, но мой отец имел в виду план. План оказался семейным, и первыми его начали реализовывать Юзеф, старший брат моего отца и мой дядя.

Юзеф поселился недалеко от Новой Гуты и именно там начал культивировать рабочие и крестьянские традиции. Конгломерат Ленина находился километрах в пятнадцати от его дома — так что работа была, поля росли, носок увеличивался. У дяди было два сына, и однажды он купил им аккордеон. В деревне, как в деревне, городское дерьмо тебя не беспокоит, и мальчики научились играть. Так дорога была обозначена, и я должен был стать ее важным элементом.

В усадьбе Костюшко был бетонный блок.В нем размещались не только различные магазины и жилищный кооператив, но и что-то вроде общинного дома культуры. Вы можете научиться танцевать, говорить на иностранном языке или играть на музыкальном инструменте. Среди прочего - на аккордеоне.

Его отец в юности хотел стать аккордеонистом. Должно быть, он имел в виду этот план с того момента, как увидел первого аккордеониста. А поскольку, как я уже писал выше, получилось так, как получилось, то есть не получилось, план был отложен во времени. Потому что так бывает, что когда нам, старым выродкам, не удается осуществить свои мечты, то мы делаем клон и понимаем, что мы не справились в своей жизни.То, чего не осознавал отец, передавалось первенцу. И первенцем был я.

Чтобы приблизиться ко мне и убедить меня в гармонике, были рассказаны сказки странного содержания о том, как прекрасен этот инструмент. Я воспринимал их противоречиво, потому что мне было 12 лет, так что это правда, что я разговаривал вокруг своего зада, но я слушал своего отца (и слушаю по сей день). С одной стороны, аккордеон не фигурировал как инструмент в той музыке, которую я начинал слушать, но начинал действовать аргумент, что как инженер «на сталелитейном заводе» или какой-нибудь Карвовский на стройке я заработаю вторая зарплата, по субботам после работы, игра на свадьбах.

Одним прекрасным июньским вечером наш отец повел нас в гости к другому своему брату, Владиславу. Двадцатиминутный пеший маршрут до усадьбы Страся пролегал рядом с «нашим» Домом культуры, а на обратном пути мы совершенно случайно подошли к его порогам. Выяснилось, что заявка на подмастерья-аккордеониста находится в стадии рассмотрения.

Из-под огромных густых усов господин Яцек, преподаватель и руководитель музыкальной секции, пригласил меня в фортепианную комнату. Здесь и должна была состояться моя первая музыкальная проверка - буду ли я "есть слух" и смогу ли я выучиться на аккордеониста.Из-под пальцев учителя вылетела шкала, а из-под усов - команда:

- Повторяй то, что я играю.

Послушал что играет и плавно вылетело в ответ:

- Слива, слива, слива, слива, слива...

Мистер Яцек был немного ошеломлен и сказал:

- Просто используйте ля, ля, ля, ля.

После теста произошел мужской разговор между Войцехом и Васом, т.е. папой и его учителем. Что я не глухой, - слышал отец, - что семя можно посеять и что из него вырастет пион знает.И что кто не сеет, тот баян к этому не придет.

- Купите ему 60 басов, чтобы мальчик сохранил и яйца не разбились, ха-ха. А с сентября я приглашаю вас на занятия, - добавил Wąs.

- Куплю, у брата два мальчика и они тоже играют на гармони, куплю у них. Отец ответил, и так все и началось.

На Британских островах панк умирал, в Польше он процветал, и прекрасным июньским вечером я начал свое приключение с музыкой. Приключение, которое безвозвратно разрушило мою жизнь, причем в лучшем смысле этого слова УБИЛО.

Я никогда не мечтал стать аккордеонистом, но в самом начале своего приключения меня это не волновало. Любопытство победило, потому что она сказала мне смиренно идти в класс. Я была маленькая и худенькая, поэтому самой большой проблемой было носить одежду в гармонии с собой. Обязанности носильщика легли на папу. И где они падали, папа был в восторге. Однажды, что его мечта сбывается, что кто-то из его ближайшего окружения дернет мехи. Второе: он следил за мной. Так мой папа стал техником, а моя библия: "Аккордеонная школа".

Вот и курили мы под уроки аккордеона в тандеме отец-сын. С сентября, будучи шестиклассницей, я присоединилась к группе надежды польской школы ция.

В начале библии клавиши пишутся отдельно, кнопки баса пишутся отдельно. Потом словом, запиской, рисунком и фотографией представлялась техника шевеления пальчиками и прочие чудеса, достаточно было ее понять и можно было идти полным ходом: "Котенок перелез через забор" или в «Кирпичный погреб». Вышеупомянутые "хиты" были уже из типичных нотных сборников типа "Мелодии для аккордеона", "Мелодии мира" и черт его знает чего еще.Пьесы с нотами, написанные для «моего» инструмента. К сожалению, тут началась серьезная проблема: подбор песен для исполнения.

Все, что можно было найти в музыкальных книгах, было об условиях, которые меня не очень устраивали. Кроме того, тщательно отрепетированные колядки не убедили меня в том, что аккордеон может приблизить меня к игре любых мелодий, известных по радио или телевидению. Вдобавок ко всему вокруг был смех-шичи, что я приучаю себя играть гармонию.

Чтобы бросить школу, я был слишком мягок и не хотел разочаровывать папу.Чтобы добиться серьезного прогресса, ведь я чему-то там учился, у меня было слишком мало самоотречения. К сожалению, вместо того, чтобы ежедневно пилить инструмент, пальцы и слух, я спускался на тренировочный уровень в пять-двенадцать, тренировался за час до урока. Такое отношение явно говорило об отсутствии прочных чувств к инструменту и ограничивало мое развитие как аккордеониста до минимума.

Мне уже было тяжело играть во всю эту игру, но у папы еще была надежда. И эта надежда уменьшалась с расстоянием между ним и мной, когда мы ходили учиться по четвергам после обеда.Так как мне было очень стыдно за всю эту гармошку, я вышел из дома первым и отойдя на безопасное расстояние не менее пятидесяти метров, у меня появилось спокойствие и уверенность, что даже если меня кто-то заметит, я не пропущу, где и зачем я так торопился.. В итоге я просто гулял. Казалось бы, наедине с собой, но подавленный тяжестью неприязни, столь же великой, как и гармония.

Неразбериха длилась два с лишним года. Самое странное, что я помню, это то, что чем больше я слушал музыки, тем больше аккордеон причинял мне боль.Никто не пытался мне сказать, что важно не то, какой инструмент у тебя в руках, а то, какие навыки ты приобрел, чтобы получить от него то, что хочешь. Видимо, всего в жизни не бывает, но мне жаль, что я так легко сдался...

.

Театр Харача

Беата Шади, Работа в театре или талант во время чумы

Им нравятся амбары, чтобы прославлять искусство и копаться в истории. Крестьянская сценография, но никак не сельский театр. Кажется идиллическим, но тема сложная. Эва и Роберт Василевски решили создать театр идентичности - через искусство они рассказывают о прошлом Мазурии и задают вопрос: кто ты?

Сарай
Хохул. Именно здесь летом 2017 года впервые были возведены Ворота на досках сарая.Это второй спектакль, поставленный Василевскими в этом месте, и четвертый по их выходу. Сарай является остатком Хохульского лесничества недалеко от мазурского города Свентайно. Раньше это был приют для лошадей, работающих в лесу. Рядом находился домик лесника, сгоревший в 1980-х годах. Сарай уцелел. Здание имеет двести тридцать квадратных метров, фахверковую конструкцию (система деревянных колонн и балок, образующих регулярную ферму, пространство которой заполнено кирпичом), двое больших деревянных ворот, черепица и требует капитального ремонта.Несмотря на свое состояние в 21 веке, сарай получил новую жизнь. Сегодня это концертный зал, художественная галерея и, прежде всего, театр.

Ворота
Роберт Василевски придумал два важных предложения для пьесы Ворота. Первый: «Мечты, к сожалению, сбываются». Второй: «Талант во время чумы». «Ворота» — это история двух бедных молодых мазурских талантов, самородившихся художественных гениев во время Второй мировой войны. Мишель — мультиинструменталист — он играет все, к чему прикасается, но больше всего любит скрипку.Эмма, его сестра, художница - фантастическая, выходящая за рамки. Их таланты привлекают внимание немецких повятовых властей, которые выделяют их братьям и сестрам специальную стипендию для обучения в художественных колледжах Кенигсберга. Экзамены сдаются отлично. Проблема в том, что через мгновение — 26 августа 1944 года — начнется бомбардировка города. Большой мир молодых художников, в который они едва вошли, рушится на голову и на шею и перестает существовать. Вешать! Это то, что часто случается с талантами во время чумы.
Василевский был вдохновлен остатками реальной истории мазурского мальчика из Еленюва (художник - вымышленный персонаж). Это ему рассказала Грета Ясеновская - соседка Бурдинских, женщина, которой сегодня почти сто лет, с необычайной трезвостью ума. Театральный Мишель – ее брат.
- Один эпизод из их жизни засел у меня в голове, - говорит Роберт. - Как они вместе стояли перед огромными воротами Высшей музыкальной школы в Кенигсберге - единственного подобного университета во всей Восточной Пруссии. Ворота были монументальными, для них невообразимо изысканными, стильными, большими.Грета Ясеновска сильно это подчеркнула. Моя работа заключалась в том, чтобы представить, как они попали в этот великий мир. И что он для них.

Брат
И я слышу от Греты Ясеновской историю ее брата.
- Играет с детства. Гармошку в школу взял, на перемене играл, вокруг него все дети играли, - говорит он, просматривая семейный альбом. - Папа купил ему аккордеон, но скрипка была лучше всех. Когда у него были экзамены в Кенигсберге, он должен был играть на скрипке после нот.У него были экзамены в тысяча девятьсот сорок третьем году. В то время я ушел из дома, чтобы работать в Крулевце. Я был близок, поэтому пошел с ним на экзамены. Он прошел лучше всех. За школу нужно было заплатить сто десять марок. Говорю учительнице из комиссии, что наш папа в лесу зарабатывает девяносто, где взять денег на школу? Он сказал, что мне не о чем беспокоиться, он все устроит. Мой брат получил стипендию. Пятьдесят марок заплатил староста, тридцать марок - Союз молодежи.Восемьдесят марок — это что-то! Только взамен папа должен был подписать заявление о том, что после школы его брат вернется в родной город и будет преподавать в музыкальной школе в Щитно.
Во время бомбардировки Крулевца моему брату удается бежать в Германию. Он не вернется в Еленюв навсегда. В Германии он будет обычным чернорабочим и будет играть на инструментах только дома и в гостях у друзей. Он редко посещает родную деревню.
- Кто сюда пришел, он плакал. Там ему пришлось работать на стройке, а здесь он будет учителем музыки.Такая несправедливость судьбы, - заключает Ясеновская.

Die Schule
Кобылоча. Туристический поселок на Мазурах, также известный как Кобылоча. В официальных документах фигурирует под прежним названием. Среди местной, особенно старшей, общины последнее более распространено. Видимо, какой-то клерк сделал орфографическую ошибку, и так оно и осталось. Здесь живут Василевские – основатели театра.
Терраса на переднем плане, дом и лес на заднем плане. Роберт — маленький, седой, часто с тюбетейкой на голове — сидит за столом.Ева - в широком платье, с короткими волосами и в очках - носится с клубникой. (...)
Это был 2012 год. Их первое выступление. Раньше на перекрестке возле их дома была школа. Основанный в 1906 году, он сгорел сорок лет спустя. Они часто ходили гулять по этому месту. В голове Роберта зародилась мысль.
- Идея была сделать шоу вместе с жителями Кобылочи. Мы хотели построить эту школу заново, но не построить, а вспомнить историю, оживить воспоминания, посеять брожение.Мы мечтали населить этот театр реальными персонажами, связанными с этим объектом.
Они обратились в Министерство культуры и национального наследия. В нем они написали, что пригласили местное сообщество к сотрудничеству. Они получили грант. Они начали действовать.
Ewa:
- Однако оказалось, что жители Кобылочи совсем не рвутся. Наша идея была… я не знаю, какая именно. Утопия? В любом случае деревня не показалась мне интересной. И да, у нас было много людей, которые вместе создавали это шоу, представляли эту школу, но в основном это были люди из Щитно.Так что я относился к Die Schule как к провалу. Но теперь, когда мы все делаем правильно, есть ощущение счастья и успеха, мысли о неудачах ушли. Я забыл об этом уже.

Дикое яблоко
После Die Schule началась лавина. Каждый год Роберт Василевский пишет новый сценарий, а Ева — очередную заявку на софинансирование спектакля (поэтому до сих пор вход всегда был бесплатным). Кроме того, они проводят мастер-классы по актерскому мастерству и сценографии. Для создания театра приглашают как непрофессионалов, так и профессиональных актеров и режиссера.Это концепция театра Василевского – любители играют с профессионалами. Вся семья заботится о музыкальном оформлении. Роберт играет на тарелках, альте и пастушьих флейтах, Эва и его старшая дочь Ига - на скрипке, младшая Кайя - на кларнете. Вместе они образуют Семейный оркестр Василевских.
Второй спектакль семьи Василевских - "Дикая яблоня" - был показан в маленьком амбаре в Ерутках на Мазурах, который принадлежит фонду Kreolia - Kraina Kreatywności. Его президент, Иоанна Гавришевска – очень энергичная, полная страсти кексик, отличный общественный деятель, чрезвычайно полезная женщина – делает все, чтобы возродить маленькую деревню Ерутки.Именно поэтому она переняла у коммуны амбар, а позже и здание школы. В последнем сейчас находится Социальный кооператив «Бульвар», где подают обеды, в бывшем хозяйственном корпусе — детский сад, а амбар — Сцена под крылом.
Ерутки — место моей первой встречи с Василевскими. Михал Щербич – сценарист «Ружи», режиссер «Праведника», продюсер – рассказывает мне о них и дает нам представление о них. Господа хорошо знают друг друга - Василевский написал музыку к своему фильму.
О Диком Яблоке я могу прочитать в "Дзеннике Театральном":

История, глубоко уходящая корнями в народную традицию Мазур, не лишена сложных моментов в истории местного населения.Искорененный, униженный, дикий. Почему дикари? Каждый из этих людей хотел создать что-то новое, что в результате заставило местных жителей задуматься о том, кто они и по сей день. Германия? пруссаки? Переселенцы из Курпеи и Мазовии, а может из-за Буга? Ответы на эти вопросы мы ищем в спектакле.

Мне уже нравится.

Клобук
Сейчас я стою перед амбаром в Ерутках. Ждем сигнала, что можно заходить внутрь. Из динамиков капает мазурская речь.Женщина объясняет нам, что такое узел. Это хорошее введение в спектакль, особенно для тех, кто мало знаком с историей и культурой этих мест.
Клобук, также известный как летун, хоболд, плохой, с одной стороны, он был на службе у дьявола, а с другой стороны, он присматривал за фермой, если ее владельцы заботились о ней (например, они положили омлет и бекон на пороге). Как пишет Эдвард Сайфус, он чаще всего принимал облик мокрой черной курицы. Он не стремился к душе человека. Все, что ему было нужно для его службы, это любовная забота.У некоторых крестьян он смог украсть все — зерно, свиной жир, деньги, золотые вещи, полотно — и доставить своим хозяевам. Отношения с Клобуком всегда были ужасными, ведь расстаться по-хорошему было невозможно. Счастлив был тот, кто никогда не имел с ним ничего общего.
Наконец-то мы можем войти в сарай. Не так много места. Темно. Таинственно. Интригующе. Кое-где только разноцветные огоньки. Катажина Сергей начинает: «Не плюйте на меня здесь! Что ж!". Полный фокус. Матеуш Витчук играет роль клобука.В то время они оба были актерами Драматического театра в Белостоке (а режиссером спектакля является Яцек Малиновский, директор Белостокского театра кукол). Любители скорее выступают в групповых сценах. Однако, когда я смотрю на молодого Адама Боцианяка, я не знаю, к какой группе актеров его отнести: к дилетантам или к профессионалам. Когда он гремит со сцены: «Я думаю, что иначе ничего бы не случилось, и однажды я вам это докажу!», он так же убедителен, как Дорота Суминьская, защищающая животных. И протыкает трубку так, как будто у него пятидесятилетний опыт.Привлекает внимание и маленькая рыжеволосая Марта Шишко, ныне жена Ботяняка. Он прыгает, машет ногами, прикидывается клоуном, потому что это ее роль. В «Диком яблоке» она не проявляла своих способностей. У нее будет возможность в последующих пьесах.

Актеры
Когда два года спустя я спрашиваю Аистов, что театр Василевского сделал с их жизнями, Адам уже учится в Театральной академии Александра Зельверовича в Белостоке. Марта постоянно пытается попасть внутрь. Тематика выступлений Василевского была для них новой.
Марта:
- Дома я не спрашивала об истории края, потому что бабушка и дедушка быстро умерли. Я тоже не слышал об этом в школе. Например, на уроке истории нет регионального контента.
Это подтверждает исследование историка Изабелы Левандовской, собранное в книге «Историческое региональное сознание». Из исследования старшеклассников Варминско-Мазурского воеводства. Однако, несмотря на небольшой объем регионального содержания, реализуемого в школах, «наибольшую информацию о культуре и истории края учащиеся получают от учителя на уроках».Так что если и есть какие-то упоминания об истории этих местностей, то скорее не дома, а в школе.
Адам признается:
- Мы с друзьями никогда не задавались вопросом, кто такие эти мазурцы, как это было раньше. Пока Василевские не затронули ее в спектакле, эта тема была мне чужда. Я даже не знала, что такое щетина.
Согласно публикациям Левандовской, старшеклассники не знают истории края, а также культуры и экономики края, не знают местных жителей. Что касается областей истории, которые больше всего интересуют студентов, то разница между всеобщей историей и польской историей невелика (шестьсот семьдесят шесть указаний против шестисот трех), только история региона выбирается гораздо реже. (триста пятьдесят восемь).Исследования Левандовской относятся к началу 21 века. Янина Мазур проводила аналогичную операцию в 1970-х и 1980-х годах. Они показывают, что интерес к региональной истории был еще ниже. Гораздо ниже: в 1970-е годы — 8,5 процента, в 1981 году — 4,2 процента.
Только благодаря театру Марта и Адам узнали об истории этих земель (именно тогда Марта начала расспрашивать мать о прошлом ее семьи). Они не все понимали в своих выступлениях. Тогда на помощь пришел Роберт.
- Он был для нас ходячей энциклопедией, - признаются Аисты.
Зрителям уже не так хорошо. Искусство не всем понятно. База, предыстория и основная информация отсутствуют. И именно это Левандовская хотела бы изменить как специалист в области регионального образования. Она хотела бы, чтобы на школьных уроках больше преподавали историю региона.
- Осведомленность региона растет? - спрашиваю историка.
- Нет. Скорее, уменьшается, потому что уезжают люди, помнящие довоенные времена.Нет живой истории, нет людей, которые могли бы ее рассказать. Студенты сегодня - третье поколение, родившееся здесь. Для них Вторая мировая война или переселение — глубокая история.
Тем важнее деятельность семьи Василевских. Недавно они впервые в своей истории организовали показ спектакля только для школьников из области, ранее они ездили по школам с вводными лекциями. Таким образом, они взяли на себя роль учителей.

Ein Volk
Для меня спектакль «Дикая яблоня» — это столкновение двух миров.Богдан и София живут в известной мазурской деревне, полной традиций, верований и суеверий. Они молоды, влюблены, планируют совместное будущее. Смерть Богдана знаменует конец старого мира. Потом возвращается - комок - и сеет брожение. Он приносит новое: цивилизацию, технологии, но и идеологию, которая гремит по радио, что было современным для тех времен. Идеология Гитлера здесь на слуху. Именно в Восточной Пруссии Гитлер в 1930-х годах имел наибольшую поддержку. Неудивительно, ведь именно при его правлении деньги здесь текут широким потоком.Мазурцы довольны - они впервые стали ближе к миру. Как будто болота перестали существовать. Мужчина из нового мира говорит Софии: «Я буду жить с тобой. Мы будем жить, как никто другой здесь. Больше никаких вещей с этой вонючей рыбой […]. Мы созданы для великих дел. Небо упадет, и мы зажжем новые солнца».
Однако соблазнить Мазурию непросто. По крайней мере, это то, что показывает производительность. В какой-то момент их желания и убеждения всплывают из их нутра. Они хранят традиции в своем сердце.Софья, собирающая клюкву, не может, согласно поверью, перекинуть туфлю через левое плечо, потому что она босиком. Как обычно, дедушка читает «Путеводитель счастливых дней». Мазурцы боятся всего нового. По поводу железной дороги спрашивают: "А глаза твои будут слепы, поедешь ты по железной дороге или нет?" Это вопросы, страхи и традиции, которые у них есть. Они здесь.
И человек из другого мира, пришедший сюда с новой идеологией, восклицает: «Мазурская тарабарщина! Все вы здесь не заслуживаете нашей помощи. Вы роетесь в своих болотах и ​​песках и вытаскиваете никчемные истории.И я ем все! Что за дерьмо! Иде се! Вы можете сделать только это. Холота! […] Мы сожжем эту мазурскую мразь. Иди в корень!». И это прогоняет Мазури, потому что они не подходят под лозунг "Ein Volk, ein Vaterland!" (Один народ, одна родина). Вот и мазурцы бегают туда-сюда с чемоданами и недоумевают, кто они такие.
Не удалось выжечь корни. По крайней мере, в исполнении. Древо жизни — дикая яблоня — не отпускает старый мир. А следующее поколение Мазурии читает «Путеводитель по счастливым дням».

Регионализм
Комментарии после спектаклей разнятся. «Это своего рода урок истории, потому что даже отсюда не знают прошлого этих земель», «Этот театр не только познает, но и снимает эмоции. В этом и цель спектакля — облегчить привычки», «Надеюсь, что эти спектакли позволят нам легче перестроить свою идентичность», «Меня тревожит в этих спектаклях настроение мазурской идиллии», «Что такое это все о? Какой лоп?"
Ева Василевская:
- До сих пор никто не делал здесь театры по этой формуле.У людей это ассоциируется с каким-то театром, а это серьезные вопросы. Даже если вы этого не понимаете, все эти декорации, музыка и атмосфера вызывают эмоции. Достаточно.
Роберт Василевски:
- Я не знаю, в каком моменте истории мы сейчас находимся. Я думаю это хорошо. Это восходящая кривая. Мы это видим не только в театре, но и, скажем образно, после того, как мы, живущие здесь, вдруг захлебнулись местничеством. Мы делаем это уже давно. Могу сказать, что до определенного момента мы были одиноки.Людей, которые пытались рыться в исторической ткани, было очень мало. Теперь я вижу, что многие люди позаботились об этом. С одной стороны, я вижу это явление, а с другой стороны, я до сих пор считаю, что такой интеграции в регионе нет.
Люди приходят за осколками. Разные. Вот, например, немцы, которые в отпуске. Пробуждает их прошлое. Они начинают вспоминать. Они становятся сентиментальными. Говорят, это нужные вещи. Приходят и молодые, и они не могут сказать, что они пережили.
- Вчера ко мне подошел парень лет сорок и говорит: «Мне нужно было уйти во время.Что-то сломалось», — говорит Роберт. - Он заревел, как бобр. Я с ним.

Кто ты?
Василевские тоже устраивают для себя театр идентичности. Благодаря ему они хотят глубже закопаться в эту землю.
Ева:
- Мне нужно идентифицировать себя с этой областью.
Роберт:
- Открывая местные истории, мы пытаемся понять, где мы находимся.
Роберт родом из Варшавы, хотя вырос в атмосфере гор (поэтому и говорит, что он ужас). Ева отсюда. Его история довольно типична для этой местности.Она родилась на Мазурах как первое поколение в семье, но ее корни в Вильнюсе и Курповском районе.
- Моя мама из Вильнюсской области. В 1955 году она приехала сюда с семьей прямо из Сибири. Ей было тринадцать. Они поселились в Щитно. Мой отец приехал из северной Мазовии. Так что от бедности. Здесь они встретились. И хотя я родился здесь, я четко чувствую, что я очень родом из Вильнюсского края, о котором постоянно говорили мои бабушка и дедушка и моя мама. Мужик, у меня нет чувства этой земли... И, думаю, никогда не будет.

Дискуссия
Уже стало традицией, что после каждого выступления Василевских проходит встреча творцов и зрителей. Желающих принять в них участие становится все больше. Это не милые разговоры, а реальный обмен мыслями. После премьеры Gate более часа длилась ожесточенная дискуссия.
Первый голос:
- Еду на Мазуры отдохнуть, а здесь нельзя. Такая тяжелая тема. То, что вы делаете в искусстве, хорошо известно нам, Мазурам, может быть, я сказал им неправильно - людям, выросшим на Мазурах, потому что Мазур де-факто больше не существует, а вармины - хорошо известны.
Второй голос:
- Мой дед приехал сюда, когда сюда пришла Польша. В детстве я только слышал, что кто-то приехал сюда жить после войны. Все друзья моего деда откуда-то пришли. Говорили, что дома пустовали, люди искали рабочих, вот и пришли люди. Но никто не сказал, кто жил в этих домах раньше. Только недавно я начал изучать эти знания. Важно говорить о том, что было раньше.
Разговор становится четким.
Третий голос:
- Спектакль сосредоточен на Мазурии.Во всех трех спектаклях, которые я видел, этот внешний мир очень и очень однозначно плох, как будто нарисован толстой линией.
Четвертый голос:
- Самое главное, и это Роберту: что меня беспокоит в этих пьесах, так это то, что Мазуры - такая идиллия, что здесь живут только хорошие люди, жизнь течет, приходят чужие и разрушают. Я люблю эту мазурскую идиллию, я очарован ею, я исследую ее так же, как и Роберт, мы ищем сходные вещи, но нельзя отрицать, что то, что происходит здесь в 1949 году, также является виной людей, которые здесь живут.И неважно, польские ли у них фамилии или они приехали сюда триста или четыреста лет назад.
Роберт:
- Для меня несомненно, что судьбы обычных людей просты. Я хотел бы, чтобы это звучало и звучало: что правда, то правда, что зло, то зло, что грязно, то грязно. Соседские разговоры важны, так как они стабилизируют нормальность жизни. Это разговоры о женах, о геморрое, о неудавшемся самогонном аппарате, о том, что когда корова Копковой подняла хвост в пятницу, то упала в воскресенье.Это такая простая жизнь, которая не деформируется глубже, пока нет внешней силы. Для меня это простой механизм: есть две стороны — я и мой сосед — и у нас все будет хорошо. Но когда третья начинает нам мешать, подстрекать, судить, искажать реальность, мы чувствуем себя как на войне. Я намеренно перерисовываю это вовне, чтобы показать, что все зло этого мира для меня и есть та сила, которая пытается разрушить, которая пытается фальсифицировать нормальные человеческие отношения.
Пятый голос:
- Я так понимаю, что речь идет о стереотипах.Вот какими я вижу этих героев - они стереотипны. Этот стереотип тоже не возникает на пустом месте. Кажется, он вездесущ. Я говорю о таком стереотипе, как русек, немец, еврей. Вопрос возражения — это вопрос нашей ответственности: насколько мы, повторяя эти стереотипы, укрепляем их?
Шестой голос:
- Такая роль зрителя показать возможные показания. Мне кажется, что здесь происходит не только театрализованное представление. Это не столько реконструкция идентичности, сколько создание ее заново. Но почему мы строим эту идентичность на антигерманщине или антирусскости? Я понимаю, что с точки зрения всего искусства это полные маргиналы, эта антинемецкость и антирусскость, но они, особенно нарисованные такой жирной линией, показывают, что мы прекрасно себя чувствуем, пока этот внешний мир не связаться с нами.
Седьмой голос:
- То, что Роберт пытался показать, по крайней мере, так я это воспринимаю, это вырезка. Он будет несовершенным, потому что зависит от того, кто на него смотрит, какие у него исторические знания, каков их подход к тем или иным темам. Немец, конечно, представил бы это по-другому, я в этом не сомневаюсь. Но это не документальный фильм, а спектакль, за который хочется выразить искреннюю благодарность.
Роберт:
- И позвольте мне сказать следующее: пожилые люди нуждаются в переутомлении. Розы Войцеха Смажовского недостаточно для применения такой терапии.Мы должны поговорить об этом. Именно здесь возникает семя идентичности. Мы ничего не построим, если оставим это позади, и оно вонзится, как заноза в сердце.

Роза
Многие темы еще не проработаны.
В Розе 2011 есть более одной сцены изнасилования. И коллективные, и индивидуальные (в основном в жутко пустом доме главного героя). Роза, чтобы уберечь дочь от этих непристойностей, прячет ее на чердаке. Сама она погибает в результате изнасилования.
Когда Михал Щербич готовился к написанию сценария для этого фильма, он хотел поговорить с местными женщинами об изнасилованиях. Оно отскочило от стены. В одном из интервью он говорит: «Это такой сильный вывих от осознания того, что было, что об этом не хотят не только говорить, но даже вспоминать. Единственное, что я слышал, так это то, что не о чем говорить».
Восточная Пруссия стала первой немецкой территорией, на которую вступила Красная Армия. Правда, солдаты с такой же интенсивностью насиловали и в других регионах, направляясь в Берлин, независимо от национальности женщин, но именно здесь они впервые смогли опозорить немецкий народ изнасилованием.Так что сила этого возмездия была велика.
Герберт Рейносс в книге «Нет пути назад». В воспоминаниях высланных пишут о том, что внутрь обмундирования русских солдат были вложены листовки, гласившие: «Убей, убей, убей. Что живо и что еще не родилось. Сломить гордость германских женщин изнасилованием. Пусть они будут твоей праведной добычей». По словам Рейносса, это был посыл Ильи Эренбурга, русского писателя и публициста, хотя сам он отрицает, что призывал русских солдат убивать, насиловать, «сокрушить расовую гордость немецких женщин и обращаться с ними как с военными трофеями».Сталин же в интервью Миловану Джиласу пытается приуменьшить значение проблемы изнасилования, называя это «солдатским удовольствием».
Профессор Хуберт Орловский рассказывает мне об изнасилованиях:
- Моя мать не была изнасилована, но годы спустя я узнал, что это сделала моя крестная. Однако это было настолько неловко, что об этом не было сказано. Возможно, в городских сообществах эта смелость или порог чувствительности были другими, или было другое понимание, что мне причинили вред. В деревне думали так: если это случилось со мной, то я должен быть в этом как-то причастен, в чем-то виноват, так что лучше об этом не говорить.
Грета Ясеновска из Еленюва тоже говорит об изнасилованиях. В 1945 году ей было двадцать два года. Ее красноармейцы не насиловали, и, может быть, только поэтому у нее хватило смелости поднять эту тему.
- Мы жили на окраине села, в лесу, но и там нас нашли. Мама спрятала меня в подвале. Не моя старшая сестра, потому что у нее был маленький ребенок и если бы она начала плакать в подвале, тайник показался бы. Я все слышал, — говорит он тихим голосом.
Никогда прежде женщины не выглядели такими старыми и уродливыми.Они подвергались опасности на каждом шагу. Их постоянно искали. Они заглянули во все тайники в сараях и конюшнях. Странно, что в доме Греты не было заглянуть в подвал или достаточно было спрятать мать Ади Бурдински за шкафом. Ночью стучали в двери и окна. "Фрау, комм!" - эта фраза стала поговоркой даже в играх детей, которым часто приходилось наблюдать за актом изнасилования. Поэтому это травма не только для женщин, но и для них самих.
Как пишет Рейносс, драма изнасилования тем более важна, что в те дни существовали другие моральные и сексуальные принципы.Замужняя женщина, изнасилованная незнакомцем и солдатом вражеской армии, чувствовала себя оскверненной в буквальном смысле этого слова. Хотя она не была виновата сама, это был позор для нее. Это единственный способ объяснить многочисленные самоубийства, произошедшие после изнасилования. Также случаи, когда мужья пытались защитить своих жен, обычно заканчивались смертью мужей и были причиной того, что женщины лишали себя жизни.

Орловский в тексте Неполный алфавит памяти.Восточная Пруссия пишет в немецкой послевоенной литературе: «Следует согласиться с интерпретацией журналистки Фрейи Клиер, которая рассматривает изнасилование как уникальный признак лишения, вытекающий из широко распространенного понимания изнасилования как клейма стыда». Это состояние, при котором жертва изнасилования не может удовлетворить жизненную психологическую или биологическую потребность.

Фрейя Клиер, диссидентка из ГДР, попыталась достучаться до глубины травматической памяти тех женщин, которые были изнасилованы, часто депортированы в концлагеря и десятилетиями не хотели или не могли озвучить это публично.Она пришла к выводу, что изнасилование сильнее всего нарушает приватную сферу человека, самые интимные слои его личности, пишет Орловски.

Вот почему Михал Щербич не смог извлечь подобных историй из мазурских женщин.

Потому что я отсюда
В 2014 году Гжегож Линковски снимает документальный фильм «Потому что я здесь» при особом участии журналиста Кшиштофа Земца. Комментируют это и коренные женщины Вармии и Мазур, изнасилованные красноармейцами.Они говорят по-польски или по-немецки (большинство из них уехало в Германию), медленно, но верно произносят слова. Все они соглашаются показать свое лицо перед камерой и подписаться своими именами и фамилиями. Все они рассказывают о самом акте изнасилования, но не упоминают о позоре, унижении или осквернении.
Мария Анельска, жительница Ольштына, говорит:

Это как документальный фильм. Я могу повторить все в том порядке, в котором я испытал тогда. Они выхватили меня из рук моей матери. Я закричала, меня повели в другую комнату.Моя сестра тоже. И целая куча, по одному. Я был так потрясен, так полубессознателен. Я не мог... И когда это было ночью в течение следующих двух недель... Так всегда бывает, так не бывает... И ты спрашиваешь себя: как ты можешь это делать?

Элизабет Водничак из Гельзенкирхена говорит так:

Это были такие банды. Сначала все снесли, а потом стали делать плохие вещи. Они отвели маму в подвал. Меня тоже завели в комнату. Раньше у меня не было сексуального опыта.Я так долго лежал на кровати. И что он там делал, я не помню. Я не думаю, что вы можете вообще думать о чем-либо в этот момент.

Эдвард Сайфус (он же один из его героев) помогал в работе над фильмом. Мария Анельска из Ольштына — его подруга. Именно он просит ее рассказать о травме перед камерой. Через некоторое время после фильма женщина говорит ему: «Я не ела и не спала месяц. Спасибо, потому что камень упал с моего сердца, но давайте больше никогда не будем возвращаться к этой теме».

Дети, рожденные в результате изнасилования
Еще меньше работы проводится с детьми, рожденными в результате изнасилования.В фильме «Потому что я здесь» говорит Ольга из Ольштына. Он не называет имени и не показывает своего лица. И он не изнасилованный ребенок. Она рассказывает семейную историю, о которой узнала случайно:

Мою бабушку изнасиловали русские солдаты, а отец был зачат. Папа скрытный человек и он носит в себе это страдание, он чувствует себя неполноценным. Возможно, он даже чувствует, что не принадлежит семье на сто процентов. У него проблемы с межличностными отношениями и проявлением привязанности. Он слышал, что был изнасилован ребенком от сестры своей бабушки, также изнасилованной во время войны.У нее тоже есть сильная боль внутри. Может быть, сказав ему, что она пыталась помочь себе. Когда дедушка узнал об этом ребенке, он пропал на несколько дней. Его семья посоветовала ему попытаться принять эту ситуацию. В конце концов он принял этого ребенка и воспитал его как своего собственного. Эти страдания и тот факт, что этот ребенок на самом деле является ребенком врага, также были для него бременем.

Кшиштоф Земиец спрашивает, имеет ли вся эта ситуация большое значение для девушки. Ольга отвечает: «Он такой клеймо. Но это кровь моего отца, а я люблю и уважаю своего отца.Это важно для меня, и это менее важно».
Работая над книгой, я узнаю изнасилованного ребенка. По крайней мере, так говорит мой информатор.
- Все в деревне знают, что он изнасилованный ребенок, но об этом не упоминают. Это тайны типа убийства в Едвабне - все знают, но есть заговор молчания. Неудобный предмет. Такие вещи часто выходят за рюмкой на пьяных вечеринках.
К ребенку изнасилования, пожилому мужчине сегодня я прихожу с улицы. Я говорю, что пишу книгу и ищу старые истории.Мы говорим обо всем, кроме изнасилования. У нас хороший чат. Изнасилованный ребенок открыт и общителен. После нескольких встреч я спрашиваю, не изнасилована ли она ребенком, как говорят в деревне. Он все отрицает.

Фрагмент «Вечного начала», премьерной книги Беаты Шады о Вармии и Мазурах. Автор — участник репортажа в театре Ярача в Ольштыне.
https://czarne.com.pl/katalog/ksiazki/wieczny-poczatek

Беата Шади - журналист и преподаватель.Автор книги «Улица зовет меня. Резюме Лимы. Публиковалась в журналах «Дужи Формат», «Политика», «Тыгодник Повшехны» и «Письмо». Участник репортажа в театре Ярача в Ольштыне.

В настоящее время в Колумбии я собираю материал для своей следующей книги. Вот что она прислала нам несколько дней назад.
Коронавирус поражает меня в Картахена-де-Индиас на побережье Карибского моря. Здесь я слышу о первых случаях в Колумбии. Вместе с колумбийцами нам интересно, как отреагирует правительство – приуменьшит ли дело или начнет усиленно работать.Колумбийцы делают ставку на первый сценарий. Они говорят, что экономика - самое главное для правительства. Он не отпустит ее по уши из-за какого-то вируса. Говорим о четверге, 12 марта. Международный кинофестиваль только что начался в городе и, как ожидается, продлится до понедельника. Первый показ состоится в пятницу тринадцатого в полдень. Однако до 15:00 фестиваль закрывается. С одной стороны, жаль - столько хороших фильмов смотреть (в том числе и польский "Корпус-Кристи"), с другой - это признак того, что правительство работает.Он просто запретил собрания более 50 человек.
Правительство Колумбии приятно удивляет. Вы видите, что он не хочет повторения европейского сценария. Он гораздо более осторожен в некоторых вопросах, чем в Польше. Например, он приказал поместить колумбийских студентов, привлеченных из Китая, на месяц в карантин в закрытом учреждении. В Польше достаточно 14 дней.
Картахена-де-Индиас быстро закрывает порт, что важно для этого региона. Именно сюда несколькими днями ранее пришвартовался огромный пассажирский теплоход, доставивший в город первый случай заражения коронавирусом.Конечно из Европы.
Во времена чумы люди ходят по улицам так, как шли. Единственным признаком того, что что-то витает в воздухе, являются маски на лицах некоторых прохожих. Кроме того, это нормально. Люди ходят на работу, отправляют своих детей в школу, тусуются с друзьями. Они посещают обедню, но священник дает им облатку на руку, а не в рот, как раньше. Торговые центры и магазины открыты, но перед входом в супермаркет необходимо продезинфицировать руки. Полки полны, народ не закупается, но продавцы в масках, водители такси и автобусов тоже.Однако довольно много университетов приостановили свою деятельность. Театры, кинотеатры, музеи и библиотеки были закрыты. Футбольные концерты и матчи лиги были отменены. Страна медленно умирает. Но паники на улицах нет. Улица живая. И он улыбается.
Пятьдесят четыре. Именно такое количество случаев заболевания коронавирусом было зарегистрировано в Колумбии до 16 марта 2020 года. Без смертельных исходов.

Беата Сади, Колумбия

.

Rapwatch # 26 (14.07-20.07) - CGM.pl

Событием недели, вероятно, является совместный номер VNM, Wena и индустрии уличной одежды. Песня «Лимоны» покорила не всех американским битом, американской намоткой и польским продакт-плейсментом. Выражения большинства зрителей остались кислыми. "Вена снова выигрывает жизнь", "ВЕНА на пропси, жаль, что Мезо не сыграл, это был бы классический фейерверк для вечеринки в Мельно, браво, ребята, так держать" ирония в комментариях под клипсу.Одни проявляют аналитический смысл ( "Ньюскул, ньюскул, но говорить про бренды на футболках, а кружка красная, а напиток в ней желтый, это не значит, что это хороший ньюскул" ), другие дайте совет ( "Вы могли бы воздержаться сделать его еще длиннее и перечислить в нем всех его спонсоров. Турбоколор хахаха, рэпер, который говорит, что он настоящий, и он хочет гимбов, чтобы получить деньги от старых, потому что ни один взрослый не будет попасться на "").Есть даже резюме: «Это настоящий польский рэп! Пьем с Гимбуски в шапочках у бассейна xD Взрослые мальчики: D "

источник: RapBeka

" (...) мы хотели показать польскому слушателю новый звук, пытаемся "открыть головы" много людей. Делаем это с переменным успехом, но в целом довольны собой. Так было и с проектами, которые вышли из нашей руки. Mixtape — отличный состав, как с точки зрения рэпа, так и с точки зрения производства.Это лучшее доказательство того, что ничто не мешает делать хорошую музыку и отдавать ее слушателю бесплатно» - говорят представители издательства SWAG как пиздец . Дать слушателю бесплатно? Думаю, на голове. Трахни его так, чтобы он открылся. Потому что после строк из песни Бяласа, Солары и Томбы - "Мы снимаем клип, ты знаешь, что хочешь заработать / и ты сделаешь это для нас, хочешь?", "Сделай это аккуратно, с провода будет капать" держи рот на замке.

Glamrap в восторге от нового альбома Lukasyno присудил ему 5 баллов, похвалив, среди прочего: круг потенциальных адресатов», «прославление семейных ценностей и уважения к женщине». Стоило бы получить Нобелевскую премию, желательно за литературу и за мир одновременно, потому что и здесь толерантность. Наконец, как пишет автор: «Белосток представлен как гнездо нетерпимости и под давлением критики настоящие (правые) жители прижаты к стене.Концепцию подтверждает аннотация, в которой Рэпер критически смотрит на прославление противоправных взглядов». Он добавляет: «Я вижу уничижительные эмоции художника в его отношениях с бывшими сотрудниками УБ и его евроскептицизм. Это подарок для поклонников политического рэпа». Как говорят классики, "милая", мне просто любопытно, осознает ли рецензент, что слово "уничижительный" произошло не от Атаки трущоб.

Шимон Игоронько подготовил для Vice колонку , в которую включен отчет о выполнении "иконы для правых" (т.е. прижатых к стене в Белостоке): "Гвяздор не разочаровал наших ожидания, он заполнил клуб до краев и оказался очень хорошим парнем.Однако после концерта он долго не мог прийти в себя. - Ты это слышал? Что они пели? Несмотря на то, что это были риторические вопросы, мы как бы хором ответили Кое-что о том, что: <когда-то серпом, иногда и молотом, красный сброд> и что <крутить педали запрещено> . Я взглянул на него и увидел очень возбужденного человека, с одной стороны, сбитого с толку таким влиянием на толпу, а с другой, отвергающего взгляды, представляемые полчищами, размещенными под сценой. Я просто интересуюсь историей и иногда буду вставлять что-то в текст.Но, похоже, как назвала ее история, она тоже интересовалась им. И у него много солдат, которые с гордостью представляют его в настоящем». Мне просто интересно, этих воинов уже можно назвать проклятыми, или они все же не правы?

"Кто-нибудь из вас еще помнит об этом альбоме? Если вы ответите молчанием, то знайте, что это лучшая рецензия на этот альбом, которую можно сделать" - написал в поп-киллере альбом WhiteHouse "Кодекс 5" Петр Здзярстек.Просматривать рэп-записи в тишине — хорошая идея. Во-первых, минуты во многих случаях было бы достаточно. Во-вторых, это было бы облегчением для многих людей, ценящих польский язык. Пока преобладает письменный обзор. И, несмотря ни на что, Здзиарстеку нравится кое-что в новом «Кодексе». Особенно Кенка и Тау : "В порыве эмоций хочется потянуться к телефону и позвонить в Amnesty International, потому что то, как эти господа убивают большинство гостей, просто бесчеловечно" .Зачем звонить. Первый кавалер зарифмовал «Терпимость?! Это изобретение Сатаны, что вы должны сидеть и целовать Господа на детских площадках!» и второй "Смерть незнакомца - это не грех, это благословение" . В Amnesty International их уже должны знать.

"Клоун, измученный жизнью, отдает в руку свое сердце, и за твое сердце, слушатель, он ловит" - Читал на Popkiller. Нет, это не рецензия на аудиокнигу "Пиноккио" (хотя такие тексты наверняка набрали бы больше кликов, чем новый сингл какого-нибудь немодного Deleted Peoples), а альбом "Какой пажак" пажак .Jacek Baliński написал: "Ищите сегодня в польском рэпе - разве что в Радоме" - заключает он. И правильно, говорят, что малышки там хитрые, а мальчики берут сердце. Как раньше Кано.

Матеуш Осяк, пожалуй, лучший христианин среди рэп-блогеров, но он не дал HST шанса на искупление. Хотя эта тень сомнения дает католикам... yyy, пардон, тень надежды на рэпера из Катовице. Хватит резюмировать, цитирую обзор : "Цитата многое говорит об этом альбоме: <Десять лет в спячке, сегодня спустя много лет делаю обзор / Я не знаю этих рэперов, 2/3 точно/ Одни делают хорошее дерьмо, другие предпочитают тушу/ Наша музыка подобна хорошо укоренившемуся дереву>, то есть: Я вернулся на сцену, хоть и не знаю, что на ней происходит, но я все равно кто-то важный.Я так не думаю. Эй, почему так неприятно, в конце концов, как св. Тау "Вера - это не психиатрия, она позволяет отвернуться от болота."

«Когда я был ребенком и играл в футбол, у нас в клубе был друг, который мало что получал. Он косил траву, потому что какой-то хороший человек дал ему работу. Простой, физический. Иногда я вижу, как он теперь подметает тротуары. Конечно, когда они были щенками, мы над ним смеялись, его обзывали какими-то оскорблениями и т. д. Но когда он косил ту траву, мы обычно говорили «ладно, хватит» и всегда кто-нибудь помогал ему скосить ее.Потому что мы знали, что ему все равно нелегко. И теперь всегда найдется какой-нибудь цимбал, который должен лечить свое эго, цинично мучая таких людей. И оставлять такие ситуации без ответа из-за того, что «а что вы ожидали, это интернет?», так же цинично и глупо. На дворе 2014 год, легко заблудиться, но неважно, есть ли у тебя силы найти себя. Давайте будем хорошими людьми. Хотя это чертовски сложно» - называли на полном серьезе Куба Кнап .Слова эхом отозвались, когда излилась доброта. RapBeka перевела на BGC Bonus 1,49 злотых, а Nowe Wielkie Joł (но если старый ничего не сохранил) - 4,90. Не знаю, поздравлять ли школьников лайками или посочувствовать с чувством юмора.

Эта левая социальная чувствительность Кубы Кнапа могла бы многих обеспокоить, но спокойно он умеет обращаться с правыми, что он педантично отметил в Двутигоднике, рецензируя дебют рэпера Яцека Собчиньского: "<Лечу, миг, падаю> это 100% перегонка из соуса польской безысходности.Если для других право является синонимом надежды или идейного пыла, то в случае Кнапа право есть та часть тела, которая касается спящей рядом девушки, к тому же в неопознанной квартире».

"В мое время накручивание фрагмента чужой строфы называлось <доработка> или даже <отдача уважения>, сейчас это называется <кражи строк> и платишь штраф 100000$ и отдаешь роялти». Хип-хоп, который должен, как никакая другая музыка, охранять возможность бесплатной обработки, лоббировать в этой теме и даже пытаться изменить закон, чертовски плохая шлюха.Можете ли вы представить себе абсурдность того, что Корас судится со мной за то, что я цитирую его тексты в своих, или ребята из HiFi Gang судятся со мной за то, что я использую их слова в нарезках на куски? Это по-прежнему хип-хоп или гребаные судебные процессы с кучей адвокатов?» - спрашивает Sokół в своем профиле Facebook. И это правильно. И я сразу засыпаю, зная, что его тексты могут быть полны афоризмов Кораса и нарезок из Диокса. Потому что важно уметь радоваться мелочам.

"Рэп блогосфера выбрала". Что? Лучшие альбомы последних лет. И это красиво. Вы сможете не только наверстать упущенное, но и многое узнать, ведь организатор кампании Мацей Блаткевич добавил комментарии от себя, оценив оценщиков или просто приправив подборку перцем за свои слов. В случае с "Black White Magic" Сокола и Марыси Старосты мы узнаем, что отражение саморазрушительного характера приходит после прослушивания альбома в правильном тоне. "Альбом горько-мрачный - не то что Bonson или Huczu - так что до глубины души депрессия и суицидальные мысли абсолютно сразу после его прослушивания" - признает Блаткевич. Это важно, потому что хотя мы и знаем, какие книги читать (спасибо рэперам), как есть безе (не благодаря рэперам), очень много полезных знаний в стиле информации о том, что потом убить, не хватало. Ничего, идем дальше. Комментатор смотрит «Четыре с половиной» Лоны и Уэббера. "Лона последовательно идет по выбранному пути, не доставляя больших хитов и глотка свежего воздуха - отсюда недооценка и только четвертое место". Ну, у Лоны только что был самый электронный студийный альбом в его карьере, потом он добавил концертный, где он делит сцену с группой или приглашает аккордеониста. За «Четыре с половиной» он получил Золотую пластинку, а промо-альбом «To Nothing Means» набрал 3,7 миллиона просмотров на YouTube. Желаю Мацею, всем сердцем черным, как тыква, таким черствым и недооцененным. И увидимся через неделю.

.90 000 Евровидение 2021. Рафал Бжозовский выбыл из Евровидения. Комментарии

Черные сценарии перед полуфиналом сбылись.Рафал Бжозовский не появится в субботу в финале 65-го конкурса песни «Евровидение» в Роттердаме. Тысячи комментариев появились в социальных сетях и на официальном YouTube-канале Евровидения. К сожалению, преобладают критические мнения.

- пишет пользователь интернета на YouTube.

"Рафал везет нас в удивительную поездку... домой".

- добавляет другой, имея в виду выступление группы "Ich Troje", подвергшееся критике много лет назад.

Есть более теплые слова о Рафале Бжозовском от иностранных интернет-пользователей:

"Абсолютная мелодия !!! Большая любовь из Ирландии!"

"12 баллов из Украины".

Положительное, прежде всего, об участнике хора Бжозовского

В комментариях на первый план вышел Павел Скиба, член хора Рафала Бжозовского.Как оказалось, он собирает лучшие мнения и комментарии. Павел Скиба — певец и аккордеонист, член группы GooseBumps и Studio Accantus.

Интернет-пользователи указывают конкретные секунды песни, в которых выделяется звучание голоса Павла Скибы и не оставляют «сухой ниточки» о Бжозовском:

"Павел Скиба с участием.RAFAŁ — The Ride», — пишут недобросовестные интернет-пользователи.

Евровидение 2021. Рафал Бжозовский или Алисия Шемплиньска

Рафал Бжозовский с самого начала своего приключения на Евровидении должен был отражать нападки критиков.Поклонники Алисии Шемплинской надеялись, что она будет представлять Польшу на конкурсе. Перспективный победитель музыкальных программ («Хит, хит, ура!», «Голос Польши») был выбран в прошлом году, чтобы представлять Польшу на 65-м конкурсе песни «Евровидение», но конкурс был отменен из-за пандемии.

Рафал Бжозовский участвовал в 1-м.издание «Голос Польши». На его счету множество хитов, в т.ч. «Так близко», «У меня ничего нет». С 2017 года он связан с ТВП, сначала как ведущий «Коло Фортуны», а в настоящее время программы «Яка в мелодию?» и «Голос старший». Он победитель двух Суперъединок и Телекамеры.

Авторами песни Евровидения "The Ride" являются Томас Карлссон, Клара Рубенссон, Йохан Маурицсон и Йоаким Оврениус из Швеции.Агустин Эгуррола отвечал за хореографию танцоров.

.

Павел Чахор - "Аккордеон" - фрагменты

Францишек Маслущак

Я обнаружил свое внешнее сходство с дедушкой в ​​возрасте пяти или шести лет. Один из двоюродных братьев моей матери, дядя Здишек, сшил для Крыськи - дочери тети Хани, а для моей двоюродной сестры - шубу из нутрии. Крыська была подростком. Мать работала на фабриках, где производились материалы, у нее было много связей, она закупала для женщин из сельской местности красивые ткани для платьев. Крыська воспользовалась этим; время от времени она шила новое платье.Кто-то прислал драку из Америки, где было столько красивых дам в платьях, и она выбирала себе эти платья, а соседка швеи всегда шила ей что-то подобное. Когда Крыська собиралась на свадьбу, она могла сшить себе даже четыре платья. Она то и дело сбегала домой, переодевалась и дарила на свадьбе все новые наряды.

Тогда в моде были шубы из нутрии. У моей тети нутрий разводили, убивали, а шкуры дублили и сушили на чердаке под крышей.Крыська хотела такой мех, это дядя Здисек приехал специально из Силезии и сшил его для нее.

Закрепил станок Лучник в большой комнате на столе, за ним сидел его дядя в очках в роговой оправе, в которых у него были глаза размером с волка в Красной Шапочке, и он шил. Он нажал ногой на педаль, рукой привел в движение маховик, и машина загрохотала. На кровати, на стульях лежали бумажные формы и кусочки кожи, вырезанные для сшивания, и еще один кусок меха, который нужно было прикрепить друг к другу.Крыська, возвращаясь по вечерам из школы, быстро бросала сумку, бросалась в комнату и тут же хотела примерить мех. Она прижалась плотью к большому зеркалу в углу комнаты и взбесилась

- Здесь слишком широко!

- Где? Спросил дядя.

- Сюда! Несоответствие!

- Рейвенкло! Здишек нервничал. - Мы должны быть разорваны!

- Здесь слишком тесно, не настаиваю! Крыска пожаловалась.

- Где?

- Сюда!

- Круказеки! Придется снова рвать!

- Моя рука не очень хорошо сюда попадает!

- Где? — спросил дядя все более раздраженным голосом.Он слегка наклонил голову в сторону Крыськи, глаза его в этих смешных очках становились все больше и больше, а Крыська продолжала удивляться.

- Он не войдет, дядя! Слишком узкий, рука не войдет!

- Как попасть? Потому что на ней толстый свитер!

- Что я должен был надеть? Мне с коротким рукавом под шубу не залезть! К морозам надо, а не к лету, а зимы сейчас такие суровые!

- Но не надо лезть под такую ​​толстую шубу. Ведь он может вас согреть! Просто наденьте что-нибудь легкое, и все будет!

- А дядя, - помягче спросила Крыська, - шапку из этого меха сшьешь? Кожи на шапку еще не хватило?

- Хватит, чего бы не хватило, только дитя мое любимое, сначала я должен доделать для тебя этот мех, а потом над суппозиторием подумаю.

Дядя Здишек приехал из нашего села, но в молодости путешествовал по Польше. Ему нравилось пить водку, драться после игр, но больше всего он любил работу. Он был настоящим трудоголиком. Он был в Гданьске, поднимал Варшаву из руин, в Щецине работал на верфи, где, как говорят, носил свой образ профсоюзного лидера на первомайском марше, но никогда не был партийным лидером. Все, что он делал, он делал из любви к работе. Позже он поселился в Силезии, перевез туда свою невесту из деревни, они поженились
и создали семью.

Дядя все умел. Помимо меха нутрии, он мог построить дом, изразцовую печь для отопления в комнате, печь с брадрурой и поднос для приготовления пищи на кухне. Он мог починить все, использовать все и все же найти время для компании. Вместе с женой, тетей Ханей и другими людьми они тусовались по ночам, пили водку и играли в карты. «Малышка всегда должна быть со мной», — говорил он. Он не был алкоголиком, не напивался, но любил смотреть в свой стакан.Он не переносил покупной водки, чистой водки из магазина и не слишком много других спиртных напитков. Больше всего ему понравилось жаркое - покупной спирт, майонез и жженый сахар. Эта водка понравилась ему больше всего. Он безжалостно ругался на это, но без агрессии, это была просто его языковая предрасположенность.

Странно, что через много лет, когда я уже учился в колледже, дядя Здишек сделал могилу дедушке Леону. Дзядзиу был похоронен в соседнем селе, потому что на момент его смерти еще не существовало нашего прихода и кладбища.Бабушка Марыся уже была с нами, в первом ряду кладбища, ее похоронили. Памятника у дедушки давно не было, только обычный глиняный конус, в который воткнули деревянный, а потом металлический крест. В конце концов за дело взялась тетя Ханя и попросила дядю Здзиско сделать могилу для ее деда.

Этот уродливый, несчастный памятник моему деду мы отвезли в могилу на телеге. Мы с дядей Здзиско стояли на платформе трейлера и следили за тем, чтобы памятник не скатился с подставленных под него круглых деревянных свай, чтобы пьедестал можно было лучше опустить на землю.Дядя был тогда уже стар и некоторые вещи он делал довольно неряшливо, но он этого не видел. Он считал, что все сделано как надо. Если ему оказывали хоть какое-то незаметное внимание, он тут же нервничал, фыркал и говорил: «Ты бригадир, действуй! Джо, здесь никого нет. Джо вот я студент, ты разнорабочий. Как вешать, как делать, скажи, а я сделаю, как ты сорвешь. Ты мастер на все руки, я здесь никто — все дерьмо!»

Когда несколькими днями ранее я увидел в амбаре на гумне провода, немного песка, цемента и щебня, я не мог поверить, что мой дядя сделает из этого могилу.И когда он оказался рядом со мной, я честно и с некоторым смущением спросила его:

- Как ты, дядя, собираешься сделать из него могилу?

- Еще как! — сказал он с нетерпением. - И нормально! Вот где хрень, вот где это, один тут и хреново! - и громкий смех сорвался с его губ.

Таковы были разговоры с моим дядей, который не любил, когда на него обращали внимание, а также никому не открывал секреты своей мастерской.

Мы стояли теперь вдвоем на двухколесном велосипеде, весело прыгали по кочкам, а мой дядя, уже глухой в том возрасте, ехал впереди меня, пел себе под нос, разговаривал со мной, дурачился вокруг, размахивая руками, и я ничего не понял.Я просто смотрел на этот безобразный памятник цвета, как будто вчера кто-то ел красную свеклу с щебнем, а сегодня выгнал. Мне было интересно, что скажет дедушка Лев на его могилу, и это меня немного волновало, но потом я узнала для себя: «Он всю жизнь не заботился о материальных вещах. Он никогда не был бедным, но и не богатым, потому что ему это было не нужно. Он любил людей и компанию; он любил взять чашку и пошутить, устроить беспорядок. Его звали на все свадьбы в деревне, потому что он хорошо пел и умел сочинить на глазах у публики даже с десяток куплетов.Наверное, теперь, если он где-то и есть, то тоже ведет легкую жизнь, полную грубых песен, так что, наверное, такая могила его не побеспокоит. Я даже подумал, что дедушка со своей привычкой придумает для этого случая песенку, а так как я немного знал его стиль, то наспех сочинил такую ​​строфу, в дедушкином стиле:

Мне построили могилу,
похожую на труп.
На моем трупе могила,
И жо мама вся в заднице.

Моя мама много раз рассказывала мне, что у моего дедушки был конь Сивек, которым все восхищались и которого хотели иметь в качестве украшения на свадьбах. Сивек, животное белого цвета, когда к его голове был прилеплен бумажный плюмаж, был запряжен в тележку-лестницу, на которой возил свадебных гостей в церковь, а когда играла музыка, шествовал в ритме, как дрессированное животное.

-Он только слышал марш, - сказала мама, - и он поднимал ноги и шел в ритме музыки. Народ радовался, а дедушка держал вожжи и пел про себя грязные песни.

Пожилые деревенские барыни, друзья дедушки, глядя на меня, говорили, что я весь Леон. А одна соседка, Зоська, которая покачала головой и поэтому назвала ее «Зоськой тжесионкой», как-то сказала мне, что на одной свадьбе она была свашкой:

- Я был тогда молод, застенчив и стыдлив. Толпа на свадьбе. Я стояла посреди комнаты с букетом цветов, и на мне было такое голубое платье в белый горошек, и я закрывала лицо этим букетом, потому что мне было ужасно стыдно.Тогда твой дед быстро вошел в комнату и пропел

И наш милый, мое белое тело, мое белое тело.

Просто джи под пимпэк, что-то дымное, немного копоти.

- Меня так смутило, проспонсировало, что я бросила этот букет и побежала в поле. Мне было стыдно и страшно идти в гости. Таков был бездельник Леон.

- И замер! — закричал дядя Здисек. - И хватайте ребят! Ну что ты такой слабенький? Ты крут, не так ли? Ты не ужинал? И урод!

Приходилось прислушиваться к дяде, который часто выполнял тяжелую работу.Нас было пятеро: он, я, мой отец, двоюродный брат Михал - брат Крыски и сосед Бронек с противоположной стороны. Мы немного помучились с этой хренью и свекольным памятником, но в итоге справились. Мы поставили статую моего дяди на специально подготовленную для этого бетонную платформу, и все, кроме Здзиска, сделали хорошую мину при плохой игре. Надгробие было сантиметров на сорок короче. Кроме того, он как будто не был уверен в своей форме, кое-где его берега были слегка волнистыми. Гравий, использовавшийся как бы для украшения, осыпался, отчего создавалось впечатление, что цоколь все еще завален мусором.Когда мой дядя увидел, что статуя короче лестничной площадки, он немного удивился.

- О, ублюдок! Но я сделал это! Ха! Ха! Ха! Но это ничего, вы будете строить Świcki в конце. Здесь будут столы из крезантемы, а там Świcki в одной куче. Будет современно! Нет?

Что мы должны были сказать. Мы все неловко кивнули, никто больше не хотел критиковать моего дядю.

Я взял кусок меха нутрии, отрезанный дядей Здзиском от большего куска, и внимательно его рассмотрел.Это был небольшой квадрат, примерно два сантиметра на два. Щетинки немного жгли, а кожа приятно пахла. Не знаю, что меня соблазнило, я руководствовался какой-то интуицией; Я подошел к зеркалу, стоявшему в углу комнаты, перед которым Крыська так любила плотиться, и наложил кожу на верхнюю губу, под нос. Я приподняла губу, чтобы она держалась получше, и посмотрела в зеркало.

- Смотри, дядя, у меня есть усы! - Дядя выглянул поверх огромных очков.

- Красивые усы, как у настоящего пастушка.

Потом я как-то инстинктивно посмотрел через зеркало на шкаф, где стояла маленькая фотография моего дедушки в стеклянной рамке. Дедушка был одет в военную форму. Я заметил, что у меня прямые светлые волосы, как у него. На фото глаза дедушки казались яркими, наверное, голубыми; мои тоже были голубые. Я взяла с полки расческу и, как могла, сделала прическу по образу деда. Волосы как будто не слушались меня, пружинили, не хотели успокаиваться. У дедушки был пробор на левую сторону, а остальные волосы были зачесаны на правую сторону.Наконец-то я смогла сделать похожую прическу. У меня под носом была имитация дедушкиных усов.

- Дядя, посмотри, как я похож на дедушку на этом фото. У меня такие же усы, как у него.

Дядя снова посмотрел на меня сквозь свои забавные очки и сказал:

- Действительно ребенок, весь дедушка Леон ты. Иди солги ему, он обязательно будет счастлив.

- Е, скорее всего нет. Дедушка стар и у него все еще плохое настроение. Если я хочу ему что-то сказать, он снимает кепку с головы и хочет ударить меня ею.Тогда, возможно, я не пойду к нему.

- И не приходи, если не хочешь, - ответил дядя.

Я еще немного посмотрел на себя. Я наклонил голову то вправо, то влево, внимательно рассматривая свое лицо, и заметил, что, кроме прически нутрии и усов, у меня есть еще рот, нос, брови и даже левое ухо. «Так что это правда, когда друзья моего дедушки говорят мне, что я весь Леон Мазурек. Я похож на него». - Я думал. Так я обнаружил сходство с дедом по маминой линии.

⃰ ⃰ ⃰

За несколько дней до 11 ноября шел снег и мороз. Снаружи было красиво, и у меня была большая проблема. У отца не было машины, возить меня на выставку было некому. Автобусы в этот день не ходили, никто из соседей не хотел меня забирать, и мне пришлось рано вставать, несмотря на выходной, и есть почти весь день, потому что во время представления угощение было организовано только для знатных, и пройти по заснеженным полям около четырех километров.Это было трудное путешествие для меня; Мало того, что шел густой снег, так еще и дул сильный ветер. Я шел по грунтовой дороге, без домов, без деревьев и кустов, которые могли бы защитить меня от ветра. Толстая зимняя куртка с капюшоном закрывала лицо и голову, но мерзли ноги, и, что хуже всего, мерзли пальцы. Мне было очень трудно идти. Я сильно вспотел под курткой, капюшоном и шарфом. Я беспокоился о белой рубашке, которую я должен был носить, которая была мокрой от пота, но больше всего меня беспокоили мои пальцы.В какой-то момент, очень нервничая, я стянул с головы капюшон; Я снял перчатки и заметил, что мои руки были синими и жесткими. Снег и ветер как будто нарочно прилипали ко мне, резко вонзая меня в открытые части тела, как злые булавки. Я был в ужасе, что не смогу такими пальцами нажимать на клавиши, не смогу управлять аккордеоном и ошибусь. Я хотел преуспеть, потому что выступал перед элитой всего сообщества. Если я ошибаюсь, гнев всех организаторов академии сосредоточится на мне.Я был испуган. Я начал нервно тереть пальцы, и они как будто еще больше застыли и порозовели. Мои нервы сдали. Я присела и начала судорожно плакать. В тот момент я был очень несчастлив. Гнев, ужас и отчаяние заставляли меня чувствовать, что я один, совсем один среди этих чудовищных заснеженных полей, которые хотят меня поглотить и уничтожить. Я не понимал мир и жизнь. Я чувствовал себя виноватым и обошлись очень несправедливо. Я не мог понять, почему меня встретила такая жестокая судьба.Остальные мальчики сидят в своих домах, смотрят телевизор и не должны торчать на морозе, а мне приходится ходить по крытой площадке, чтобы дать концерт на дурацком инструменте, который я ненавижу.

Мне казалось, что даже Бог оставил меня с этой ужасной погодой. В какой-то момент, все время потирая руки, я поднял глаза и с выражением боли, гнева и страдания на лице закричал:

- Кууурвааа!!! -

Кажется, прибыли

Силы.Я надел перчатки на руки, решил так просто не сдаваться и пошел дальше. Я продвигался вперед тяжелыми размашистыми шагами, что требовало много энергии. В какой-то момент, не увидев заснеженной дороги, я по незнанию спустился на вспаханное поле. Я споткнулся о окаменевшие от мороза борозды в земле и упал лицом вниз. Я почувствовал мучительную боль в колене. Я знал, что если бы не толстые штаны, то, наверное, порезал бы кожу на ноге, и ужаснулся, когда посмотрел на штаны, заметив царапину от торчащей из-под снега красной земли.Я снова начал плакать. Нервничая, я ударил кулаками по снегу. Я думал, что уже не встану и не замерзну здесь, но мороз, все больше щипавший пальцы рук и ног, как-то мобилизовал меня.

Я встал и немного зачерпнул снега. Я хотел использовать его, чтобы счистить грязь со штанов, которые я измазал еще больше. Плаксивый и нервный, я бросил все это и пошел дальше. Я пришла в школу измученная, мокрая от слез, вспотевшая и ужасно злая. Лихорадочные участники академии бегали по коридорам.Я видел, как входили знатные люди: мэр, сельский управитель, какие-то два священника, с почетом встреченные руководством школы, и видел, как странно все смотрели на меня. Когда я почувствовал на себе взгляд Стары, я чуть не присел от страха. Я чувствовала себя сиротой или какой-то Золушкой на балу, полном враждебно настроенных людей.
В какой-то момент ко мне подлетел друг из класса аккордеона и рассмеялся мне в лицо:

- Мужик, что ты так странно выглядишь? Ты катался по снегу или ты пьян? За это у вас вся штанина вся в грязи.Я тебя!

- Знаю, после... - попытался ответить я, но тут, словно из земли, передо мной вырос Сорняк.

- Мальчик, как ты выглядишь! Где ты так испачкался, как небесное существо? Как вы хотите выступить перед такой аудиторией? Иди, дитя, в туалет как-нибудь. И почисти эти штаны, потому что таким грязным в комнату не войдешь.

- Я просто... - Я еле проговорил - Я хотел тебя кое о чем спросить.

- Что ты имеешь в виду, мальчик?

- Потому что я... шел по полям и у меня ужасно замёрзли пальцы.Хотел спросить...

- Иди в ванную, малыш, и опусти руки под воду, - прервал меня Виид. - Только не жарко, иначе они будут дряблыми. Слишком холодно тоже быть не может. Отпустите тепленькую, скорее прохладную воду, и подержите руки под струей некоторое время, она должна пройти. Травка отошла, было видно, что она не хочет меня слушать. «Какой негодяй». - Я слышал, как он все еще говорил себе под нос и с дружелюбной улыбкой обращался к другим ученикам, в том числе и к Мариушу, который смотрел на меня с выражением торжества в глазах.

Во всей этой неприятной ситуации я действительно почувствовал себя сиротой: никому ненужной, всеми покинутой, а также выставленной на посмешище. Я пошел в ванную, набрал чуть теплой воды из-под крана и сунул под нее пальцы. У меня все еще стояли слезинки на глазах, и я с гневом и грустью кусал губы, чтобы подавить эти чудовищные чувства. Как только мои руки пришли в себя, я очистил штаны от красной земли и, вполне довольный, вышел из ванной.

- О, Марцин! Как дела? - Меня восторженно приветствовал Люр, который, одетый в элегантный черный костюм, белую рубашку и темно-бордовый галстук-бабочку, быстрым шагом шел в сторону спортзала, размахивая большими руками.

- Ладно-с, только... - Хотел пожаловаться хотя бы ему.

- Ну, ты плохо выглядишь, - вмешался директор. - У тебя такое красное лицо и глаза блестят. Ты болеешь? У тебя температура?

- Нет, я просто гулял здесь по полям и немного замерз.

- Что ж, погода сегодня ужасная. Ветрено и морозно, но ты нахальный мальчик. Не подведи меня сегодня. Я надеюсь, что вы и группа устроите для вас отличный концерт. - И пошел.

Томек, мой сосед, со своей мамой Вандой стояли перед дверью, ведущей в спортзал. Они были спокойны и улыбались.

- Привет, Марчин, - спросил Том.

- Доброе утро, тетя, - обратился я к маме моего друга. - Привет, Том, как дела?

- Хорошо, а ты? Вы боитесь?

- Некоторые. Мне было ужасно холодно.

- Так как ты сюда попал? — спросила тетя Ванда.

- Наткнулся на поля.

- В такой мороз? Детка, тебя никто не подвез?

- Никто. Папа не дал мне никакого транспорта.

— Эй, твой папа, — вздохнула тетка. - Он мог бы ужиться с нами. И мы пришли сюда с дядей Йозеком. Он мог подойти к нам вчера и спросить; в машине было место, мы могли бы даже взять вас двоих.

- Мог бы, но не сделал. Что я могу для него сделать?

— Ничего, — снова вздохнула тетка. - Неуклюжий, этот твой отец и только то, что он не заботится о тебе так.

- Да ладно, все, - грустно ответил я.

Мы сидели у края сцены, а позади нас были участники детского хора «Вабика». За сценой на стене висел большой темно-бордовый велюровый холст, на котором были приколоты: очертание карты Польши после восстановления независимости, в центре изображение Ченстоховской Богоматери, а рядом — патриотическая надпись, содержание которой не помню. Впереди сцены, по ее углам, стояли большие вазы с красиво расставленными цветами.

Академию открыл старший хор Вабика: мужчины и женщины, одетые в одинаковые мундиры, медленно и гордо вышли на сцену. Они выстроились в три ряда: первый стоял на сцене, второй на нижней скамье, а третий на верхней скамье. Все были счастливы и уверены в себе. В руках они держали темно-бордовые тетрадки, в которых были ноты и тексты песен, которые они исполняли. На мгновение воцарилось гордое, жалкое молчание. Затем торжествующий Вабик, почти подпрыгивая, вышел на сцену возвышенно.Он поклонился публике. Раздались громкие аплодисменты. Маэстро повернулся к хору и воздел руки вверх, закрыв глаза и величественно опустив голову. Снова воцарилась тишина, из комнаты доносилось несколько нервных всхлипов. Приманка, как бог, который ждет абсолютного покоя, чтобы создать что-то ошеломляющее в вечной и творческой тишине, постоял немного, потом опустил руки, обхватил ими верхние икры, резко дернул конечностями вверх, поднял голову. , он открыл глаза и придал губам форму, как будто хотел извлечь из них первое древнее слово, являющееся началом всех вещей.Поднятые вверх руки словно черпали из эфира какую-то магическую силу, чтобы образовать в грядущем громе первые сущности Вселенной. Она как бы стягивает эллипсы планет, расставляет небесные светила по своим местам: одним движением руки вверх создает свет, а вторым движением руки вниз создает тьму; сбрасывает в бездну потухшие звезды; Он возносит в небеса ангельские хоры и в то же время гонит своенравных и мятежных духов в бездну ада. Бог Отец - Стань! - он выглядел как могущественный демиург, перекраивающий свой собственный мир.

Хор издал гром "Богородицы". На мгновение я потерял дар речи. Я смотрел на это помпезное зрелище с открытым ртом. Приманка меня впечатлила. Я завидовал его этому положению, этой силе и возможностям. Я слушал слова песни, меня очень тронула ее мелодия; Я не могла отдышаться от этого чувства, у меня стояли слезы восторга и беспомощности на глазах.

Зачарованная, одурманенная «Богородицей», я забыла обо всем мире. Перед глазами я мог видеть только тьму как фон: внутри, как эпицентр - левитирующий Приманка, которая движениями рук, странными заклинаниями рук и тихими словами, исходящими из уст, составляет мир по его планы.В начале было слово, и движение, и слово было с ним, и прежде было слово. Слово и движение были им.
И он сказал, он указал рукой, и это было сделано. Затем последовал день, а затем ночь и все небесные тела нашли свое место. Все, что было на Земле, обрело свои формы. Вода превратилась в океаны, а земля в сушу и горы. Вот так прошел первый день - бог вывел мир из хаоса.

Зал потерял дар речи - участники академии были очарованы. После того, как песня закончилась, вся публика вскочила на ноги и устроила артистам громкие аплодисменты.Приманка гордо плюнула, как черный король-солнце. Цвет его костюма, глаз, волос, хотя и все в темных тонах, лилово-черный, казалось, переливался золотыми лучами.

Когда все аплодисменты стихли, хор запел патриотические песни. Пафос немного ослаб. Это было слишком много эмоций, чтобы поддерживать их на такой высокой частоте в течение длительного времени. Даже мне казалось, что воздуха больше нет. Став несколько серьезным, я начал внутренне смеяться. Я наблюдал за участниками хора, за их позами и выражениями лиц, которые для некоторых казались мне слишком преувеличенными, натянутыми и артистичными.Особенно те, кто, казалось бы, не был уверен в своей хоровой грамотности, хотя и должен был иметь адекватные голоса, чтобы попасть в группу «Вабик», пытались компенсировать это напыщенными лицами. Это произвело гротескный эффект, который меня очень позабавил. Я смотрел на публику и тоже смеялся про себя. Может быть, поэтому я хотел снять некоторое напряжение: боязнь сцены, стресс перед выступлением, воспоминания о том, как много я должен был отдать, чтобы быть здесь, на этом великом событии.

Из примерно полутысячи человек, находившихся в зале, лишь немногие, казалось, понимали всю серьезность ситуации, и их лица были достойными и адекватными.Остальные выглядели как полуголовы, брошенные сюда, чтобы послушать культуру. Меня рассмешил один местный политик, который показал, что он фермер. Его руки были изборождены черными морщинами, вероятно, старый костюм и доэпохальный галстук. Он тупо смотрел в сторону хора, его нижняя губа по-идиотски отвисла, обнажая пожелтевшие лошадиные зубы. Епископ и его заместитель, которые, вероятно, занимали сразу два табурета, были такими толстыми и вялыми. Жир лился с их лиц, а глаза были странно сонные и тусклые, как будто они только и ждали окончания литургии Люра и садятся за долгожданные закуски.Банкет после академии был роскошным. Из-за количества подаваемой водки умер не один сельский вождь, не один священнослужитель, сам бог - Вабик, которого, как сообщается, нашли в унитазе стоящим на коленях перед унитазом, спящим, положив голову на сиденье унитаза. и с невинным лицом, как у ребенка.

После выступления хора пришло время учеников этой школы. Сначала самые младшие, с бело-красными бантиками в руках, до слез веселящие своих родителей и бабушек и дедушек. Позже старшие классы, с дикторшей Агнешкой, которая гордо держала на груди горжет с гербом страны, висели на заимствованной у меня цепочке, принадлежавшей кукушке из русских часов, покоящейся теперь в могиле - на чердаке. моего дома.Я подумал тогда, что пафоса и преувеличения было слишком много. Конечно, мог быть хор, «Богородица» и патриотические песни, могли быть дети со своими стихами, но тут всего уж слишком. Я подумал, что этот столь важный для всего народа день можно было бы провести по-другому, дома, в кругу семьи и за общим ужином.

Потом пришла наша очередь, и в конце - как вишенка на торте - выступил самый молодой хор Вабика. Мы тоже получили бурные аплодисменты, потому что выступление получилось очень хорошим.Я, играя первый голос, совершенно не чувствовала страха перед сценой и была права. Может быть, потому, что передо мной были ноты и это придавало мне уверенности, а кроме того, я как-то лучше играла в группе, увереннее, радостнее и без такой негативной эмоциональной основы, которая все разрушала и насылала на меня парализующий страх. Chwast был полон радости, и в этот раз он выступил с нами в группе. Позже Прюдери радостно кланялась публике, все время указывая на нас и говоря, что это в основном наш вклад.

⃰ ⃰ ⃰

- Сегодня у нас что-то особенное, - сказал Войтек, когда мы вошли в наше убежище. - Вот увидишь, тебе понравится. У тебя есть фонарик? — спросил он Мирека, стоящего позади меня.

- есть. Мы просто должны быть осторожны. Я шлепнул ее пяткой по стене над кроватью. Он использует его, когда мочится ночью. Я должен быть осторожен, чтобы не дать сесть батарейкам, потому что позже будет скандал.

Мирек достал плоский зеленый эмалированный фонарик с большим круглым светящимся полем.Сзади изделия вверху имелся металлический треугольник, на который фонарик подвешивался. Однако бабушке Мирека этого было мало, она завязала ручку широкой розовой резинкой от трусиков. Мы расхохотались.

- Зачем твоей бабушке эта растянутая жвачка от каких-то реформ? — иронически спросил Войтек.

- Эй, давай, прекрати, - ответил Мирек. «Я знаю, это выглядит глупо, но я не мог снять жвачку». Когда бабушка ночью идет в туалет, она боится, что упадет, и обматывает руку таким образом, чтобы не потерять фонарик, если он случайно вспыхнет.

Мы вошли внутрь. Все заняли свои места, а Войтек достал из специального тайника несколько цветных газет. Изначально я думал, что сегодня мы будем курить более благородный вид «табака», и тут увидел на обложке голую блондинку с огромной грудью.

- Смотри к черту, у нас голые бабушки, - засмеялся друг и дал каждой по газете. Было темновато - фонарик не очень хорошо выполнял свою функцию. Войтек достал из тайника еще две зажженные свечи.Он сказал Миреку держать их, зажег фитили и дал мне одну свечу, другую взял себе, а у Мирека был фонарик. Неудобно было держать в одной руке свечу, из которой через некоторое время, когда я ее случайно опрокинул, на пальцы стал капать воск.

- Откуда ты это взял?

- О, чувак, - сказал Войтек. - У тебя есть старшие друзья. Смотри и учись. Если все пойдет хорошо, мы сможем посмотреть порно на моем сайте на следующей неделе. У меня уже есть предварительные договоренности о заимствовании патронов.Нам остается только дождаться, пока стариков и сестер не будет дома.

Я листал газеты, чувствуя тревогу и желание одновременно. Я знал, что мы занимаемся еще одним запретным делом, которое строго запрещалось в моем доме, называемым грязью и развратом.

Я боялся порнографии и в то же время тянулся к ней. Однако странный страх и спазмы в животе пересилили огромное волнение и чувство свободы. С этого момента я часто думал об эротике, искал тайны алькова для освобождения и выхода эмоций.

- Ты стоишь? — вдруг выпалил Войтек.

- Что? - робко спросил Мирек. Было видно, что он смущен, и я тоже.

- Ну блять, я спрашиваю стоишь ли ты, потому что я стою!

- Он стоит, стоит, - небрежно ответил Мирек. Я онемел. Мне казалось, что я провалился в какую-то приятную бездну, соединенную со страхом. Я не знал, что сказать. Я хотел мастурбировать, но некуда. Мое возбуждение усилилось, когда я увидела голого мужчину на нескольких фотографиях: он был высокий, красивый темноволосый, очень волосатый, с большим членом и яичками.В нем было что-то такое захватывающее и такое пугающее, что мне было трудно понять.

- Вот дерьмо! - Я закричал. - Вот тут парень палкой стучит! - Мальчики сели и жадно разглядывали картинки в газете, которую я держал в руках. Я чувствовал, как они громко задыхались от сильного возбуждения.

- Трахни меня, но действуй! Но он трахает ее! Вы можете видеть, что это красотка любит это! Смотрите, он потеет, - прокомментировал Войтек. - Привет, ребята! У меня есть хорошая идея! Покажем друг другу петухов!

- Что? — смущенно воскликнул Мирек.- Ну давай же!

- Да ладно что? Чего нам стыдиться? Давайте вытащим наши клубы и посмотрим, у кого из них самый большой. Ведь это нормально. Разве вы не читали в этой книге то, что нам когда-то говорили на биологии: "Про мальчиков для мальчиков"? В конце концов, там говорилось, что мальчики в подростковом возрасте - а мы это чувствуем - испытывают такой сильный интерес к своему телу и гениталиям, что часто показывают свои члены и даже щупают друг друга.

- О, там! Прекрати это! — ответил Мирек.- Что, по-вашему, я какой-то пидор? Я точно не покажу тебе свой член! - Что-то внутри меня дрогнуло, ноги и руки начали трястись.

- Какие педики, чувак! Я говорю вам, что это нормально! Мужик, он даже в книжках пишет, так чего тут стыдиться? Чувак, у нас просто урок биологии, анатомии и взаимного открытия и принятия нашей мужественности, нашего тела! Мы должны получить пять за это в школе! Даже шестерки! Не у всех хватает смелости на такие эксперименты.Радуйтесь, что мы такие прилежные и знающие ученики! И до сих пор мне там бросают вызов, что я вонючий ленивый, когда таким образом содействую вашему развитию.

В какой-то момент наш друг отложил газету, встал перед нами на колени - лицо Мирека исказилось от страха, глаза сверкнули ужасом, удивлением и любопытством - и снял штаны. Мы потеряли дар речи, когда увидели его член в действии.

- Давай! - подбадривал он. - Теперь ваша очередь! - Мирек не хотел, я пошел по стопам Войтека; в конце концов последний был убежден.Мы молча стояли на коленях лицом друг к другу и смотрели на свои конечности. Мой и Войтек были одного размера, толще и немного длиннее, чем Миркови, чей пенис был тоньше и краснее. У моего друга не было полной эрекции: его член стыдился самого себя, он не стремился гордо вверх, как у нас, а робко свисал вниз.

- А у меня внизу родинка, - вдруг выпалил Войтек, поразивший нас своей смелостью и искренностью, - и задрал член вверх. Под ним, ровно по центру, на коже было довольно большое родимое пятно.Мы начали смеяться, и мой друг, гордый своим трофеем, все больше и больше выказывал нам свою гордость, все больше и больше отклоняясь назад и прикусывая язык, который служил ему рулем для удержания равновесия.

- Ладно, ребята! — предложил Войтек. - Теперь каждый хватается за чужой член свободной рукой!

- О, там! Уйди нахуй! - Мирек немного разозлился. - Я же сказал тебе, что я не педик. - Я снова почувствовал себя странно, меня снова начало трясти.

- Какая педаль? О чем ты говоришь! Мы только учимся познавать свое тело!

- Ну, мы их уже встречали! - все время угнетал Мирек.

- Мы познакомились со своими, - терпеливо объяснил Войтек, - а теперь пора познакомиться с кем-то еще. Вы должны быть всесторонне образованы, не так ли?

- Я же говорил, что я не пидор!

- Какая педаль? О чем ты говоришь? Сколько раз я должен говорить вам, что мы только учимся познавать свое тело. Так сказано в проклятой книге.Педиков трахают в жопу, а мы признаем только собственную мужественность. Затем он взял мою свободную левую руку и указал ею на свой пенис. Каким-то образом бессознательно моя рука расширилась в воздухе, а затем нежно обхватила член моего друга. Я чувствовала бархатистость кожи и тепло. Через некоторое время Войтек схватил член Мирека, он закрыл глаза - было видно, что он боролся сам с собой и дрожал, чтобы наконец нерешительно схватить мой член. Меня слегка трясло, потому что моя рука была холодной. Мы встали на колени лицом друг к другу на мгновение; наши глаза были закрыты, и мы тяжело дышали.Впервые я заметил в воздухе не только свой, но и чужие мальчишеские запахи: характерный юношеский пот из области промежности, слегка едкий запах мочи и немытой слизи из-под крайней плоти. Мой пенис дернулся, и Войтек тоже. Мы поменялись руками. Теперь Войтек держал мой член, а Мирека я поймала. Это было по-другому. Член моего друга был тоньше, его пенис был более твердым, более ощутимым, и он был обернут тонкими венами. В них можно было почувствовать пульсацию крови. Мне казалось, что характер моего друга отражал состояние его духа: он был неуверен, пристыжен, напуган.В отличие от предыдущего, мне не понравилось его держать. Я не мог этого вынести. — выпалил я.

- Бля, чувак! — крикнул Мирек. Мы отпускаем наших участников. Войтек схватился за него, вдруг начал шевелить крайнюю плоть, время от времени он мог видеть торчащий из-под кожи красный желудь; он сжал губы, стал задыхаться и тоже сплюнул. Мирек расстроился, потому что немного спермы попало ему на штаны. Он начал нервно гладить ее руками.

- Какого хрена вы тут делаете! Он крикнул.- Я все еще болею СПИДом! - Мы покатились со смеху с Войтеком.

- Так СПИДом не заразишься, идиот! - Мирка засмеялась подруга. Как бы мы заразились?

- не знаю. В брошюрах, которые раздавали в школе, говорилось, что СПИД можно заразиться половым путем. Что, если ты заразишь меня?

- Глупец! - объяснил ему Войтек. «Мы должны были бы заразиться от кого-то, а не от того, что вы думаете».

- Откуда вы знаете, что в вас его нет? - Мирек не был убежден.

- Но как? Ты просто сошел с ума и все! Не принимайте близко к сердцу!

Мы уже надели штаны. Мы с Войтеком приятно устали, Мирек как будто смутился. Было видно, что эта игра его не устраивала. В воздухе пахло свежими семенами и воском.

- Ты уже эякулировал? — спросил Войтек Мирка.

- Что? — спросил испуганный, пригнувшись, словно ожидая нападения.

- Ты уже эякулировал? — повторил Войтек.

- не знаю. Вероятно, еще нет. - Вы могли видеть, что мой друг расстроен и пристыжен. - Я ничего не знаю об этом, как ты. У меня нет как и где. В моем доме я всегда сплю с братом и у меня нет возможности. - Друг опустил голову; мы молчали.

В доме Мире было шестеро братьев и сестер, а также прабабушка, бабушка, мать и тетя Ядзия. Отец всю жизнь провел за границей. Возможно, у моего друга действительно не было возможности хорошо узнать свое подростковое тело.

Когда мы вышли из нашего убежища, хоть и было темно, мы молча смотрели друг другу в глаза - они ярко светились.Мы ничего не сказали, но между нами была какая-то более прочная основа дружеских отношений и невыразимого понимания.

⃰ ⃰ ⃰

Я сделал так, как решил. Я не ходил в музыкальную школу с сентября. Я выразил свое возмущение иначе.

- Что ты лежишь как мертвый? - спросил я Войтека, когда, войдя в его комнату, увидел своего друга, отдыхающего на кровати.

- Тише, иди сюда и запри дверь. Чувак, позволь мне кое-что тебе сказать, но это было чертовски круто.Иди сюда и сядь рядом со мной.

Я подошел, сел рядом с другом и наклонил голову в его сторону, когда он сделал мне знак. Он приблизил свое лицо к моему, открыл рот и дунул в мою сторону.

- Какого хрена воняет? Я с отвращением покачал головой. - Что это за кислота? Войтек удовлетворенно рассмеялся.

- Старый, но яйца. У меня есть хороший план. Я уже все тебе рассказываю. Сегодня ко мне ненадолго приехал Михал из города. Мы спустились за чем-то в погреб, Михал увидел бутылку вина, сделанного моим отцом, и предложил немного осушить и выпить.Старики куда-то ушли, а мы остались одни. Я взял кувшин из кладовой, и Михал научил меня сливать вино. Возьми? Мы пили. Я сейчас в гребаной фазе. Впервые в жизни я пьян. У меня немного болит голова, но это здорово.

Я был так удивлен, что ничего не сказал. Мне было интересно, каков может быть план Войтека; Я просто догадался, что это вино.

- Ну, план таков, - продолжал Войтек, - что в понедельник, когда никого не будет дома допоздна, мы втроем пойдем: ты, я и Мирек, уроним бутылку вина и опрокинем ее в сад.

- Думаешь, Мирек согласится?

- Чувак, не беспокойся больше об этом. Ты знаешь, она согласится. Она обязательно меня послушает.

Вино мне не очень понравилось, как и другие виды алкоголя, но я решил попробовать.

Когда мы пришли к Войтеку после школы, полуторалитровая бутылка была готова. Мы были невероятно взволнованы; Мирек нервно переминался с ноги на ногу. Войтек вытащил из цилиндра пластиковый шланг, встал на колени перед коньковой черепицей, откупорил цилиндр, вставил туда трубку; он поднес кончик ко рту и начал странно клевать.Он что-то показывал одной рукой, но мы не знали, что он имел в виду. Мы стояли мертвые.
Наконец мой коллега затянул шланг, вынул его изо рта и нервно крикнул:

- Ну и какого хрена ты там стоишь? Я не могу продолжать так вечно, потому что вино вылетит, и я задохнусь. Мы не можем пролить его на пол, потому что он будет вонять, и мой отец узнает!

Мы передали ему бутылку. Он снова сунул трубку в рот, несколько раз сильно потянул.Вдруг глаза его покраснели, кожа на лице стала похожей, а на лбу выступила толстая жила; поперхнулся, выплюнул содержимое рта на бутылку, и красный напиток стал литься из бутылки на пол.

- Вот дерьмо! Оно вылилось! — крикнул Войтек. Нервно он схватил бутылку и неуклюже вставил конец трубки внутрь. Спирт пролился на кастрюлю, руку друга и образовал на полу маленькое темное пятно. Когда вина было достаточно, Войтек вынул трубку из гусака и с гордостью протянул нам наполненную бутылку.

- Теперь нужно почистить. Черт, я еще не умею дренировать, а мой отец ничего не может узнать. Вы должны открыть окно на мгновение, чтобы позволить запаху исчезнуть.

Прибрались, проветрили помещение, насыпали им в рюкзаки спирт и направились в сад.

За садом была небольшая роща, в основном молодые хвойные деревья и березки. Очень густо засаженное место с небольшой полянкой посередине, предназначенной для разведения костров. Иногда мы пекли здесь картошку в золе или жарили сосиски или яблоки на орешниковых палочках.Теперь мы сели под самой высокой хвоей. У дерева внизу были обрезанные ветки, а те, что наверху, образовывали естественную крышу, защищающую нас от возможных посторонних. Войтек, хорошо подготовленный во всем, достал пластиковую туристическую кружку и вино. Налил полный и попросил

- Какой?

Мы с Миреком испуганно переглянулись; ни один не хотел начинать.

- Эй, шлюха, - упрекнул нас Войтек, - я не начну. От этого таскания и вдыхания паров я уже в фазе.Следуем указаниям часов. - И он упал на меня.

Я медленно взял чашку в руку, посмотрел на алкоголь и понюхал его. Цвет был приятный, красный, хоть и немного мутный. Пахло затхлостью и резало в ноздрях. Там были какие-то ферментированные фрукты, которые я не мог распознать. Я пробовал. Сначала я почувствовал довольно приятный и липкий вкус красной смородины, содержащий в себе недолгую сладость, переходящий в нечто настолько кислое, что меня начали щипать миндалины, и, наконец, появился отвратительный вкус брожения, как грязные носки.

- Фу! Внезапно я оторвал голову от чашки и начал трясти ею, словно хотел сбросить с себя какое-то назойливое, надоедливое насекомое. - Что за хрень!

- Что хорошего? - с легкой иронией спросил Войтек. - Смородина. Не волнуйся, мой старик известен тем, что делает чертовски плохое вино, которое мочится и его рвет, как дохлую кошку. Напиток!

Я попробовал еще раз. Несмотря на отвращение, я не хотел показывать свою слабость перед коллегами и сразу выпил полстакана.Я наблюдал за ребятами краем глаза. Войтек стоял в победоносной позе с гордым лицом, как чертенок, довольный тем, что соблазнил на грех еще одну невинную душу. Мирек был в ужасе. У него были слезы на глазах; было видно, что ему хотелось плакать.

"Вот дерьмо, это дерьмо", - ответил я на полпути. Я сделал несколько глубоких вдохов и допил алкоголь. Одной рукой, как матёрый алкоголик, я крепко сжал чашку и стряхнул несколько оставшихся в ней капель на землю.

"Остальное принадлежит богам", - уверенно и гордо пройденным посвящением объявил я.Почувствовав себя более мужественным, я отдал кружку Войтеку. — Пусть и они пируют, — добавил я.

Войтек налил еще порцию и протянул Миреку, который весь дрожал.

- Ну какого хрена ты трясешься как в лихорадке? Теперь твоя очередь!

- Ребята, я... - Мирек попытался что-то сказать, но Войтек его перебил:

- Либо ты пьешь с нами, либо ты не в нашей стае.

Я смущенно рассмеялся, когда алкоголь начал действовать.Я почувствовал приятное головокружение и спокойное тепло, растекающееся по моим венам, создающее видимость умиротворения и расслабления. Голова кружилась, деревья приятно качались, и все время хотелось смеяться. Мирек грустно держал кружку в дрожащей руке и начал говорить:

- Мне вспоминается "Энн из Зеленых Мезонинов". Помните, как она напоила Диану подобным вином? Мы читали ее в конце шестого класса.

- О Господи, ты чертовски сентиментален. Не ревите сейчас здесь.Напиток! Войтек продолжал настаивать. Мирек осторожно поднес чашку ко рту, попробовал и содрогнулся от отвращения, но не сдался. Сначала он пил, как святой фанатик, смущенно улыбаясь нам; спирт блестел на его губах. Выпив половину напитка, его глаза слегка заблестели, он набрался смелости, поустойчивее наклонил сосуд и закончил свое дело.

-Э! Он закричал и потряс чашку, как я раньше. - Так хорошо. Горит как в аду, но это хорошо. А остальное пусть будет на пиру богов! - тогда он, вероятно, отдал кружку Войтеку.

- Теперь новички смотрят, как он пьет! — объявил Войтек. Он налил себе целую чашку, уверенно встал на ноги, гордо выпрямился, поднес чашку ко рту и в мгновение ока выпил ее содержимое. Он отряхнул тарелку, улыбнулся и грубо надулся. Мы расхохотались. Он снова налил вина и протянул его мне.

- И все? Как только?

- Что? Чего мы будем возиться. Чувак, почти полбутылки кончилось. Мы не можем пить больше двух. Ну давай же! Пустая трата времени!

- Может, оставим на другой раз? - настаивал я.- Но мы держимся вместе, как свиньи.

- И все. Мы не оставим бутылку здесь, потому что мой отец придет и проверит. Пей, говорю!

У меня совсем закружилась голова, все время хотелось смеяться, но коллегам не откажешь. Я выпил быстрее, чем в первый раз. Мирек выпил после меня, а Войтек закончил. У меня так кружилась голова, что мне пришлось сесть под дерево. Все закружилось, и голова упала на грудь. Я чувствовал, что было слишком много алкоголя.Что-то вроде клише, ленты, начало рвать и заедать в мозгу. Войтек сел и достал сигареты.

- Кто курит? Он спросил.

— Не знаю, — удивленно ответил я. - Я больше не буду брать это дерьмо в рот.

- А ты? Войтек повернулся к Миреку, который странно свернулся клубочком и глупо захихикал.

"Я могу попробовать", - ответил он, немного бормоча. Он, пошатываясь, подошел к Войтеку, взял сигарету, затянулся и подавился. - Э, я не хочу! Это не работает для меня.Слишком много, меня вырвет.

- Нет, это не так. Я больше не буду призывать вас к этому. Я сожгу себя. Михал научил меня делать затяжку, я в этом лучше и опытнее тебя.

Выкурив сигарету, мой друг впал в какое-то странное бессилие. Он схватился за голову; Он хотел положить локти на колени, но все время качался. В его глазах был ужас. Было очевидно — и он чувствовал, — что поступает глупо.

- Бля! Могли бы взять вторую бутылку воды, немного нейтрализовали бы фазу.

Я сидел под деревом, очень забавляясь всей этой ситуацией. Мир кружился, как в карусели, хотелось петь.

- Девушка шла к цыпочке… - Я вздрогнул.

- Заткнись, а то нас услышат! Войтек упрекнул меня.

Мирек, чья голова на мгновение опустилась, вдруг поднял ее, на лице у него появилась нежная улыбка, слегка слизистые губы, и он начал смеяться.

Эй, ребята, сказал он вдруг. - Я чувствую в себе такую ​​силу, я чувствую себя такой сильной, что могу, блядь, покорить весь мир.Он попытался встать, несколько раз споткнулся, но в конце концов забрел в кусты; выкатил туда орла, встал, отряхнул штаны, взял в руку длинную палку и подошел к нам.

- К зелени, ха! Ха! Ха! К зелени! - весело промычал я. - разозлился Войтек, а Мирек, удивленно глядя на свою палку, объявил:

- Это мой гребаный меч! Я рыцарь короля Артура, а это мои враги! Он подошел к двум низким березкам и стал колотить палкой по веткам.Он раскачивался, как живой абзац, но летящие частички листа показывали, какая у него сила. Это сделало его очень счастливым. Он говорил о тамплиерах, о тевтонских рыцарях, о завоевании замков и все время метал палку в ветки берез. Когда я сидел, я качался, как в кресле-качалке, и продолжал чашку. Войтек все еще злился.

- Но вы, ребята, пиздец! Видишь ли, ты еще не дорос до того, чтобы пить с тобой. Вы чертовски крутое дерьмо! Он упрекал нас, но нам было все равно.Я пел, Мирек покорял Святую Землю. - Ты не можешь нормально разговаривать. Я бы разозлил какую-нибудь цыпочку. Бля, но я хочу трахаться! Он встал, подошел к ближайшему дереву, обнял его и начал имитировать секс. Когда Мирек увидел это, он бросил свой Экскалибур и полетел к другому дереву.

- Я Хи-Мен, сука! Сначала я тебя изнасилую, а потом вырву с корнем! Он схватился за ствол, застонал на мгновение, затем крепче обнял дерево, напрягся и потянул вверх, как будто на самом деле пытался вырвать ветку из земли.В этот момент он громко пукнул. Войтек повернулся, и мы начали смеяться.

Тошнота, которую я уже давно чувствую, усилилась. Как будто бурная пена поднималась из моего живота; потребовал выйти на улицу. Это было неприятно. Я хотел встать, но ноги были как вата. В мгновение ока я почувствовал себя так, как будто кто-то вдруг откупорил бутылку с очень бурной жидкостью внутри; Я запрокинул голову и вырвало. Я думал, что вино тоже льется из моих ушей и глаз.Он определенно шел через рот и нос. Я ужасно поливала. Блин так сильно, что хотелось плакать. Я чувствовал, что у меня поднялась температура, как внезапный приступ стенокардии. Один раз летал. Ужасный вкус и запах непереваренного вина, затхлости и желчи были так горьки и едки и так жгли мне горло, что меня вырвало во второй раз. Я едва мог дышать. Коллеги были в ужасе. Войтек хотел подойти ко мне, но вдруг его отбросило в кусты, он упал на колени и его тоже начало рвать. Мирек постоял мгновение, прислонившись к дереву, в мгновение ока он тоже упал на колени; к счастью, он подстраховался руками, потому что он ударился бы о землю лицом, и он выпустил бы приличную блевотину как третий.Застонал что-то. Я думал, он плачет. Войтек пошатнулся в кустах и ​​ужасно задохнулся.

Остальных наших бибей я плохо помню. Кажется, я заснул. Я на мгновение открыл глаза, когда услышал, как Мирека снова рвет. Я снова заснул, только чтобы проснуться через некоторое время и снова вырвать. У меня были сильные спазмы желудка. Мой желудок быстро втянулся внутрь. Мне нечего было выделять, изо рта лилась желтая, горькая и ужасно едкая жижа. Слезы текли из его глаз.Я снова погрузился в пьяный сон. Когда я открыл глаза, я не увидел никого из моих коллег вокруг себя. Я почувствовал немного больше сил, поэтому попытался встать, но все еще не мог. Я снова заснул, не знаю на сколько.

Реклама .

Группа, играющая Шопена - Житель

Интервью с Чеславом Якубиком - аккордеонистом, певцом, автором песен, создателем и лидером Капеллы Праски, которая в этом году отмечает свое 30-летие.

- г-н Чеслав, хотя название группы относится к Праге, начало было в Рембертове ..?

- Да, это был конец 1980-х. Директор Культурного центра «Рембертов» написала в одну из газет заметку о том, что хочет создать группу.В то время мы с моим другом Эдеком Долановски гуляли по улицам Варшавы и играли в любительские игры. Поэтому мы с Эдзимом отправились в Рембертов, чтобы узнать, что именно происходит.

- Возможно, вам нужно было дать образец своих навыков?

- Мы показали, как мы играем, и нам это должно было понравиться, потому что ответ был в том, чтобы собрать группу. И я скачал Павла Поплавского и Збышека Погожельского, а затем Марека Грузевского. Еще мы доделали сына Эдзии, потом молодого Рысио.И мы начали игру.

- Еще не Капела Праска, а Капела Нова из Рембертова ...

- Да, мы довольно быстро поменяли название. Дело было в том, что мы ранее под старым названием подали в Перемышль заявку на участие в Национальном фестивале дворовых оркестров, но когда фестиваль пришел, мы уже играли как Капела Праска. Это было в 1991 году.

- Наш журнал был основан в том же году...

- Да, Весио Новосельски основал "Мешканьку" и каждый год организовывал такие интеграционные встречи, где мы играли в Варшаву.

- Вы получили Гран-при на этом фестивале в Перемышле. Что касается лавров, то надо признать, что вы добились внушительного количества наград и первых мест на различных смотрах и фестивалях...

- Мы объехали всю Польшу и на самом деле, наверное, всего несколько раз, мы не были в первых рядах. Фестивали тех лет отличались удивительной атмосферой. И куда бы мы ни пошли, нас встречали с настоящей радостью и огромным сочувствием - "О, Варшава пришла!"Такой атмосферы больше нет.

Состав «Капелы Праски»: Рышард Долановский (гитара, банджо, пение), Марек Гружевский (контрабас), Чеслав Якубик (лидер группы, аккордеон, пение), Збигнев Погожельский (ударные инструменты, пение), Павел Поплавский ( скрипка, пение).

- Скажите честно, г-н Чеслав, то, что вы почти всегда побеждали благодаря Капелле, или это было связано с популярностью варшавского фольклора?

- Конечно Капела.На самом деле мы были непобедимы в музыкальном плане.

- Вы упомянули очень теплые приветствия Капеллы Праски во время гастролей, значит, Ваш пример подтверждает, что "Варшаву можно любить"..?

- Любит и всегда был и нравится. Например, когда мы ходим на спектакли во Млаву, они так радуются нашему приезду, как будто… как будто они из Варшавы. Интересно, я вижу, что если раньше молодежь не любила такую ​​музыку, то сейчас она меняется.Я думаю, что они имеют насыщение мейнстрима. И мы наблюдаем рост поклонников в возрасте до 30 лет. Это радует.

- Ваш репертуар не ограничивается только старыми произведениями, варшавско-пражскими шлягерами, вы пишете новые тексты и сочиняете новые произведения...

- В этих старых песнях есть свое очарование. Их можно назвать вечными. Ведь и Гжесюк, и Стемповский — персонажи, которые надолго останутся в памяти варшавян. А наши новые? Ну, я аранжирую и пою.И пусть останется след и от нас...

- Старые варшавские песни писались в несколько иной атмосфере...

- Да, мои ребята чувствуют Варшаву, но такого поведения, как раньше, нет. Например, гулять ночью по улицам, чтобы поиграть… Так же, как мы гуляли с Эдом. Я на органе, а Эдек на банджо. И бочка по дороге нашлась...

- Как говорят чешские братья - се не врати..?

- Больше нет.Мы недавно стояли на Ружицком базаре, потому что должно было прийти телевидение, и я говорю своим мальчикам поиграть, а они сказали, что я, должно быть, сумасшедшая, потому что муниципальная полиция придет и заберет нас ... Мне нравятся мои мальчики , но это уже не кровь.

Рис. Архив Капела Праска

- Были ли у вас когда-нибудь подобные проблемы?

- Было, но давно. Я тогда был в армии. В Средместье, перед «Домом Хлопы», была вечеринка, и люди ушли в час ночи.У меня был аккордеон, и один из этих парней уговорил меня сыграть. Милиция смотрела, не скажу, предупреждали, но я продолжал играть. И вот подъехал WSW "Люблинек" и забрал меня и четверых приятелей. Посидели немного… Но это все принадлежит жизни. А теперь мои мальчики немного напуганы, хотя я им говорю: Какая городская стража? Зачем? Что мы играем в Варшаву для народа? И что, мы за это голову оторвем?

- У тебя есть любимая песня?

- "Чарна Манька". Ребята не очень хотят в нее играть так как мол я там 25 функций дал и кто выиграет? Но у нее есть необыкновенное обаяние.

- Я спросил "Мистер Бойз", что вы за человек. Фантастический, говорили они, но с очень непростым характером. Это правда?

- Возможно. Наверное, потому что я безжалостен. Если я что-то решаю, я должен это сделать. Если бы это было не так, мы, наверное, давно бы развалились.

- Судя по всему, вы когда-то играли Шопена. Как это было?

- Перед съездом организаторов Шопеновского конкурса в Зегже один из них спросил, есть ли у нас в репертуаре что-нибудь из Шопена.«Вы когда-нибудь слышали, чтобы какая-нибудь группа играла Шопена?» — спросил я его риторически. Но я воспринял это амбициозно. Я работал над композицией два месяца, потому что это не так просто - нужно доработать функции для скрипки, аккордеона, контрабаса... И я это сделал. На встрече мы сыграли полонез ля-бемоль мажор. И мы устроили овацию. Никогда ни одна группа в Польше не играла Шопена. Мы были единственными, кто справился.

- Господа об этом не говорят, а я спрашиваю - сможет ли он прожить на такой игре?

- Нет, больше нет.Раньше, когда вы играли в пабах, вы могли, но теперь вы не можете. Это правда, что я не играл в пабах, потому что не хотел. В таком месте обязательно было пить, и да, я люблю выпить, но не каждый день.

- То есть каждому из вас, кроме создания музыки, приходится еще работать?

- О да. Я пенсионерка, но работаю сервисным инженером. Марек работает в транспортной компании, Збышек — почтальон, Рысек — специалист по информационным технологиям, а Павел работает в страховой компании.Правда в том, что каждая игра стоит несколько копеек, но этого недостаточно, чтобы зарабатывать на жизнь.

- Кроме того, есть расходы - например, ваши климатические наряды ...

- Верно. У нас их три комплекта. Мы организуем их самостоятельно. Я покупаю ткань, а моя жена, специалист по тканям и одежде, шьет нам жилетки.

- А материалы вы наверное уже закупаете в супермаркетах, а не на базарах правобережной Варшавы?

- Ну а первую и вторую жилетки мы тоже купили на стадионе Дзесенчолеция, а теперь вам нужно идти на склад в Янки.Немного жаль этих базаров. А «Ружиц» несколько усечен.

- Недавно в Центре творчества Прага на ул. Targowa, вы отметили 30-летие ...

- Юбилей был в стиле. В музыкальном плане, с танцами, и были вареники из Зомбковской. Мы финансировали все мероприятие своими силами. На протяжении нескольких месяцев каждый из нас откладывал деньги на юбилей. Это стоило того.

Беседовал Адам Росински

.

Сценарий аккордеонно-певческого мероприятия. Музыкальный калейдоскоп. Сценарий концерта для учащихся классов аккордеона и аккордеона. Тексты для оглашения номера

В повседневной жизни современных школьников, на наш взгляд, вместе с О.Н. Фаттаховой, очень мало тематических школьных каникул, во время которых дети могут показать свои умения и навыки и просто отдохнуть душой. А еще в городе есть многочисленные клубы и организации, члены которых готовы нести культуру в массы и выступать перед любой публикой.Следовательно, в городе проживает много талантливых людей разных возрастов и профессий. Ученица школы - Елизавета Устюжанцева - один из активистов школьного музея встретилась с горожанином - аккордеонистом Северским Василием Иглаковым и написала о нем научную работу, а также рассказала о своем таланте в поэтической форме. Праздник «Играй на аккордеоне! Ссылки, частушка!» стал дальнейшим продолжением вышеупомянутого произведения, то есть его «продукт». Этот праздник пропагандирует и оживляет интерес учащихся к народному инструменту – аккордеону, аккордеонистам, пробуждает уважение к аккордеонистам – соотечественникам.Его содержание в творческой форме рассказывает о любимом народном инструменте и представляет его баянистам городского клуба «Играй, гармонь!» студенты и все гости, присутствующие на церемонии; рассказывает, как аккордеонисты поднимали дух советских воинов во время войны; представляет красоту пения на аккордеоне; дает возможность детям проявить свои музыкальные и танцевальные способности; создает праздничную атмосферу; дает возможность каждому отдохнуть, интересно и с пользой провести свободное время.

Скачать:


Предварительный просмотр:

Школьные каникулы

«Играй на аккордеоне! Линк, дим!"

посвящен народному инструменту - гармонике.

В составе дополнительных педагогов

МБОУ «Средняя общеобразовательная школа № 84» г. Северска Томской области

Никиенко А.А. - заведующая школьным музеем «Истоки»

Фаттахова О.Н. - старший консультант.

март 2018

Цель: пропаганда и возрождение интереса учащихся к народному инструменту - баяну, баяну, воспитание уважения к баянистам - соотечественникам.

Задания:

▪ творчески рассказать о любимом во все времена народном инструменте;

▪ знакомство студентов и всех гостей, присутствующих на церемонии, с аккордеонистами городского клуба «Играй, гармонь!»;

▪ показать и рассказать о том, как аккордеонисты поднимали дух советских воинов во время войны;

▪ показать красоту пения на аккордеоне;

▪ предоставление детям возможности проявить свои музыкальные и танцевальные способности;

▪ создать праздничную атмосферу;

▪ дать каждому возможность отдохнуть и интересно и с пользой провести свободное время.

Ведущие рождества - два человека: девушка - Д

Парень - Ю

На входе в зал стоят скоморохи, кричат ​​"зазывалы".

Дети и гости входят в зал, каждый вход получает цветные жетоны.

При этом звучит мелодия песни "Завалинка".

Как только все гости собираются в зале, двое ведущих в национальных костюмах уходят.

Исполняется песня или танец.

Д: Дорогие мальчики!

Ю: Уважаемые гости!

Итого: Добро пожаловать!

ДЭ: Приходи скорее и займи свои места!

Рады встрече, праздники начинаются!

D: Там, где в траве веет сладкий ветерок, где за полем лес,

Мы собрали для вас загадки в берестяной коробочке.

ДЭ: У него вся душа расстегнута, и хоть есть пуговицы - не рубашка!

Не индюк, а надутый! И не птица, а потоп!

Именно с мехом, но не с мехом! Худеем и набираем вес!

Д: Она шумная, умная, русская, двубортная!

Он будет воспроизводиться, просто нажмите. Как ее зовут? ... ГАР МОН!

Гармония - что за имя, в нем юность и древность!

ДЭ: Наша встреча может быть чем угодно! Спасибо, что отложили свои дела,

Губная гармоника пригласила вас сегодня на свидание!

Играет аккордеон.

ДЭ: Ах, аккордеон, аккордеонное наслаждение! О, русская душа!

Какой ты хороший во всех смыслах слова аккордеон!

D: Наш праздник "Играй, гармонь, линк, частушка!" открыт!

Будьте здоровы и счастливы! Счастья и радости вам!

ДЭ: Мы рады представить вам наших уважаемых гостей, без которых праздник не мог бы состояться. Кто они? Ответь мне! Ремешок свисает через плечо, а инструмент под мышкой. Наши артисты из Северска - ребята... аккордеонисты. Нашими гостями являются виртуозы Северска - аккордеонисты, члены Русского аккордеонного клуба, который живет и действует в Северске уже 23 года.

D: Давайте познакомимся с ними вместе. Десять:

1. Президент Клуба - Иглаков Василий Иванович.

2. Новосело Николай Николаевич

3. Бушко Юрий Николаевич

4. ______________________________________________________________________

Приветствуем аккордеонистов дружными и громкими аплодисментами!

JE: Гармония, аккордеон, гармонь - русская душа!

Прикоснись к ней чуть-чуть

Сразу музыка польется, бас запоет,

Хороши песни, хороши песни!

Д: Ты играешь, играешь, аккордеон! Золотые доски!

Аккордеонист, скорей забери звонкого талиано!

Играет мелодия аккордеона.

ДЭ: Звук инструмента мелодичный, озорной, волнующий,

Он словно вихрем кружится, завораживая своим быстрым танцем!

Стихотворение "Горжусь своими соотечественниками!"

Читатель:

Исполняется веселый танец "Чудесный сосед".

D: Мы найдем место для песен, не будем прятать их про запас,

С нашей гармошкой никому не будет скучно!

ЖЭ: Говорят - аккордеон не в моде, электроника в моде!

Д: Хватит шутить: русская гармошка живет в народе!

Точно знаю - было время, вся святая Русь играла на гармони!

Мы все позаботимся о том, чтобы наш аккордеон остался жив!

ДЭ: Русская гармонь – это национальная святыня, которую люди полюбили давно.С аккордеоном связано более миллиона человеческих судеб. На отдыхе веселилась, в будни помогала - поддерживала, поднимала настроение, приукрашивала жизнь.

Д: Сопровождали рекрутов в армию на гармошке, строили новые города, новые поселенцы осваивали непаханые земли. С огромным беспокойством солдаты относились к аккордеону во время Великой Отечественной войны, когда у них выдавалась свободная минутка

На стоянке.

Поется стихотворение "Дедушкин аккордеон".

Читатель:

Вот гармонь - лежит в футляре,

В старом ватнике.

Все износилось, сгорело,

Это память о войне.

ДЭ: Русская гармонь - наш верный друг и вечный спутник.

Для многих аккордеонная музыка звучит как история с воспоминаниями и грузом радости.

Д: Гармония не только музыкальная шкатулка,
Она хранительница русской старины,
Уникальный источник народной мудрости,
Культурное достояние страны!

Играет мелодия аккордеона.

Идет редактирование.

Выйти от 3-го лица и читать стихи:

1. После работы, в свободное время или за праздным столом

Гармония - любимый друг, она была для нас верной спутницей.

2. Она не только развлекала, но и звала, предупреждая меня вдаль.

Гармонь помогла выжить среди равнодушия и зла.

3. Он веками собирал энергию людей

И очень бережно хранил мотивы моего сайта.

4. Когда наступили годы безумия, в воздухе витал запах войны

Мальчишки взяли с собой на фронт губную гармошку.

5. Преодолев на танках десятки километров, преодолевая тысячи препятствий,

Гармония в окопах и блиндажах лечила солдат музыкой.

6. И в бой, подняв пехоту на разъяренного врага,

Нам стало родно, как родна и родна мать.

Звук аккордеона.

Внук: "Дедушка, ах, дедушка! В нашей школе будет концерт, на который нас попросили пригласить наших родственников, чтобы они приняли в нем участие. А ты, дедушка, мог бы выступить на этом концерте?

Дедушка: Конечно, внученька, я буду говорить.Почему ты подвел тебя? Но для этого мы с тобой должны посетить музыкальный магазин...

Внук: Дедушка, давай купим красивый баян, у него больше всего пуговиц и он самый нарядный.

Дедушка: Да, благородный баян. На нем можно сыграть любую мелодию, даже классическую. Поэтому его и назвали баяном — в честь легендарного сказочника и певца Баяна. Только мне это не нужно.

Внук: Дедушка, а можно купить этот аккордеон с малиновой отделкой? Смотри, у него есть кнопки и ключи!

Дедушка: Хороший аккордеон, со вкусом.Но мне это не нужно.

Внук: Я не понимаю, я твой дедушка! Что ты хочешь? И это не то же самое и это не то же самое! Так ничего не купишь! Ты подвел меня, дедушка. Ради бога, вы меня подведете!

Дедушка: Это двубортная тулячка. Видите ли, у нее два ряда пуговиц с правой стороны, и она так и называлась - двубортная.

Внук: Зачем ты купил аккордеон?! Неужели нельзя было выбрать для концерта более изящный инструмент?

Дедушка: Эх, Серёжка! Ты понимаешь? Да такая гармонь прошла со мной всю войну! И не беспокойтесь о концерте, внученьки!

Внук: Дедушка, я прибегу пораньше, а ты сам придешь.Если спросишь в зале, тебе покажут.

Дедушка: Дорогие ребята, друзья! Я буду говорить не о битвах и победах, а о том, как нас спас гармонь. Однажды я заметил, что как только я заиграл на аккордеоне, он стал тише. Однажды в течение трех дней враг не давал нам передышки. А патроны у нас кончились, мало кто выжил. Потом взял подружку - аккордеон, играл и пел в последний раз перед ее смертью. И вдруг все стихло. Я пел и играл в течение часа.И молчали враги целый час, слушая музыку и пение. Ну, наши люди не зевали, они послали нам помощь. С тех пор у нас есть поговорка: «Когда играет аккордеон, пушки молчат».

D: Играй на аккордеоне! Победа, живи!

И принеси нам песню с этой войны.

Меха в полете, как тот майский фейерверк.

Звучит аккордеон - королева всей России!

Военная песня звучит под аккомпанемент аккордеона.

JE: Россия, Россия - дорогие земли! Мы, русские, живем здесь давно.

Мы обожаем дорогие просторы, поем бесплатные песни.

D: Пусть наш отдых станет ярче и прекраснее?

Друзья, давайте вместе споем нашу любимую песню.

Песня поется всем залом

Песня на экране.

Вы можете распространять печатные тексты.

ДЭ: Гармония жива, и слава богу, она не дает нам потерять наши сердца.

И, собираясь идти, я снова говорю вслух.

Играй на аккордеоне против стихии! Борьба за правду и добро.

Жива в тебе душа России, серебро природных звуков.

Постановка поэмы "Гармонист"

Чтец (девушка и мальчик)

Д: Ах, аккордеон, чудесные удары! Большие пальцы вверх и вниз.

Где аккордеон, там и танец.

А без танцев что за жизнь?

Танец "Валенка" исполняется на аккордеоне.

Д: Он нам не раз помогал - быстрый русский танец.

Не зря в народе говорят: танцы по-прежнему в моде.

Поэтому в этот час он прозвучит сейчас для вас!

Игра ведется на ложках.

JE: Гармонь русская! Пусть она никогда не исчезнет

В тебе нет ни храбрости, ни энтузиазма.

И веселить, не уставая, сердца озорной песней!

Частушки исполняются под аккомпанемент аккордеона.

Частушки:

А за рекой, за рекой,
На другой стороне реки можно услышать мелодию.
Позывные
Двойной аккордеон.

У нас есть место для аккордеона,
Сыграли - просто "Вау!"
Василий Иглаков, наконец
Возрождает русский дух.

Не давайте мне сладких пряников
Не давайте мне конфет
Дайте мне два ряда
Власть Трампа.

Эй девочки смеха
Пойте вместе с песнями.
Пой быстро
Делай людей счастливыми!

Мы начинаем петь песни
Пожалуйста, не смейтесь
Здесь много людей,
Мы можем ошибаться!

Мы знаем много песен

Под пролитой гармошкой

У нас в голове стихи

Как мешок картошки.

Мы знаем много песен:

И хороших, и плохих.

Рад это слышать

Кто их знает!

Услышь

Некстати спою:

"Свинья на дубе пасется,

Медведь в ванне парится."

Посмотрите, ребята

Что на крыше:

Воробей играет на углу

Держится за соломинку.

Ранним вечером,

Поздним рассветом

Баба был пешком

В ситцевом экипаже.

Между небом и землей

Поросенок копал

И случайно хвостом

Он зацепился за небо.

Чтобы печка загорелась
Мы должны сдаться жаре.

Чтобы песня пелась лучше,
Мы должны помочь танцевать.

Мы веселые ребята
Мы никуда не заблудимся.
Если нужно, будем танцевать.
Если нужно, будем петь.

Я выхожу, я выхожу танцевать
В новых туфлях.
Все ребята говорят
Я как картинка.

Я топну ногой

Да, я наступлю на другого.

Иди ко мне, Ванюша,

Потанцуй со мной!

Наша Вася встала на цыпочки.

А потом на пятке

Он начал танцевать по-русски,

А потом присесть.

Танцуй, Андрей!

Не жалейте лапти.

Идем, надеваем лапти,

Лапти новые плетем.

Топ, топ, топ,

Нажми на ботинок!

Туда-сюда!

Вот так, вот так!

Я не хотел танцевать, я стоял и стеснялся,

И аккордеон заиграл,

Я не удержался.

Ах, аккордеон хорош
Ладно и полька,

Ноги танцуют под аккордеон
Ничего не стоит.

Я не могу жить без ласк
Я не могу жить без песен
Без аккордеона, офигенно.
Мир кажется маленьким.

Если бы не было воды

Не было бы и чашки.

Если бы не девушки.

Кто будет петь песни?

О, спасибо аккордеону,
Он у нас хорошо играл!
И на этом спасибо,
Продолжайте в том же духе!

Настоящий виртуоз
Единственный виртуоз,
Аккордеонист никогда не устает
Никогда, никогда.

Аккордеонисты всей России
Не собирай, не считай,
Все в России

Гармонисты
Лично уважать надо.

Мы вам пели

Частушки
Хорошо это или плохо.

А теперь просим вас,
, похлопать.

Д: Солнце светит нам и приносит радость.

Гармонь играет, всех развлекает.

А может еще что-нибудь сыграет?Мелодия аккордеона.

Ю: Ой, сколько песен про аккордеон спето,
Не счесть стихов написанных!
Давай расскажи, душа не тронет
Характерный звук раскрытых мехов!

D: Смех злобной тальянки

Весёлая ливенькая серебряная мелодия

"Цыган" тоже получила "Смуглянку",

Дыханием сердце согрела.

ЖЭ: Друзья, ведь русская гармонь обладает такой мощью, мы сохраним ее для потомков, продолжим свою жизнь за великий русский инструмент!

Д: В России никогда не перестанут аккордеоны,

ДЭ: Улыбнитесь музыкантам. Звоните в аккордеон на бис!

Исполняют аккордеонисты.

Д: Напомню, что сегодня мы наслаждались наггетсами - аккордеонистами.

________________________________________________________________

__________________________________________________________________________

__________________________________________________________________________

ДЭ: Друзья, давайте спасем аккордеонистов дружными и громкими аплодисментами!

D: Известный, потому что он был известен долгое время

Наша партия состоит из талантливых гармонистов.

Люди с чистым сердцем, как и вы,

Они лелеют и преумножают красоту Земли.

ДА: И он тоже принял участие в сегодняшнем застолье: (называются имена и фамилии учеников и их руководителей).

Д: Идея и сценарий праздника принадлежат педагогам дополнительного образования: заведующая музеем - Александра Аркадьевна, Ольга Николаевна.

JE: Друзья, мы все желаем вам дружбы с музыкой и пением песен -

Любите матушку Россию!

D: Желаем Вам видеть красоту в уродстве,

И различать реки в ручьях.

Кто умеет быть красивой в будни,

Только тот счастливый человек!

ДЭ: Прощаемся, спасибо за внимание!

Итого: До следующего раза!

Мероприятие длилось ровно 60 минут

с пением по основной запланированной части!!!

2014

Время: 15.00 часов

Звукорежиссер:,

Помощь в вождении:,

,

Занавес закрыт.Звуки фонограммы - пение птиц, песни соловьев.

Через 20 секунд начинается фонограмма "ГАРМОНИЯ НАЧАЛА", медленно поднимается занавес. На сцене ведущий садится на стул с аккордеоном в руках и представляет игру на инструменте. Через 40 секунд игра приостанавливается, но музыка не останавливается. (Зрители могут видеть, что это было просто изображение инструмента, на котором играют). 90 638

Ведущий читает стихотворение на мелодию:

Играй на аккордеоне!
Играй увлекательно
На просторах степей и в тишине лесов
На земле свободной, на родине
На славу дедов и отцов.
Играй на аккордеоне!
Чтоб слышно было
Тебя по соседству и глуши,
За твой голос пусть выходят люди
Танцуй и пой от всей души!!!

ПЕРЕРЫВ ДЛЯ УТВЕРЖДЕНИЙ И ИЗМЕНЕНИЙ

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФОН .

Фоновая музыка "Мелодии аккордеона". (включается ВСЕГДА, когда ведущий уходит и объявляет номера)

Добрый день, уважаемые сельчане и жители Агаповского района! Доброе утро, дорогие друзья!

Если бы это было правдой, если бы это было правдой, что я играю на музыкальных инструментах, я был бы счастлив! Между тем, я должен довольствоваться только тем, что могу только притворяться!

Но люди, которые сегодня примут участие в нашем мероприятии, настоящие, признанные мастера своего дела, ценители прекрасного, любители музыки и игры на одном из величайших музыкальных инструментов - Гармонии!

Добро пожаловать на областной конкурс баянистов, баянистов, таланистов и баянистов "Играй, гармонь, люби-2014"!

ФАНТАРИЯ.Пауза для аплодисментов.

Месяц назад мы объявили конкурс по игре на аккордеоне, баяне, баяне и татансе. И очень приятно, что на наш призыв откликнулось столько людей, которые сегодня будут играть и петь!

Дорогие друзья! Сегодня вы услышите лучших из лучших! Они пришли, и они пришли, чтобы увидеть других и показать себя. Ну а так как это конкурс и нам предстоит выбрать лучших из лучших, жюри поможет нам в этом!

И я рад представить сегодняшнее жюри:

Звучит песня "Презентация жюри".

- - Начальник отдела культуры Агаповского муниципального района

- Мусалямов Фарамраз Абдуллович - Директор художественной школы Агапова 9000 3

- - Преподаватель художественной школы. Агапова 9000 3

ЛИДЕР:

Я много путешествовал по миру,
Но сегодня скажу, не тая,
Нет на свете милее края
Чем милая моя сторона!
Всё так до боли близко, знакомо
Голос ветра, шепот ив,
Лес и поле, тропинка у дома,
В наших песнях есть волшебная тема!
Горжусь своими соотечественниками.
Они живут рядом со мной
За красивых людей в деле,
Пой, гармонь, вода, гармонь!

Тексты для объявления номеров.

Аккордеонист берёт аккордеон,
Тихо ведёт музыку,
Постепенно,
Народ стекается.
Хотя мелодии несложные
И всех сразу очаровывают,
И местному артисту
Ревность не грех!
Ничего не нужно:
Ни похвалы, ни богохульства
Не нуждается в наградах
Игра от души!

Чтоб радость не угасла
Чтоб частушки не смеялись,
Приглашаем аккордеониста,
Мы об этом не забыли!

Играй, Играй, Аккордеон -
Золотые доски!
Аккордеонист, бери скорее
Звонит тальяночка!

О, о, о, о, болтуны!
Ой, гармошка, ой, гармошка - переборки!
Наша Россия без аккордеона -
Песня без голоса!
Скорей бери горе
В три пряжи!

ДО КОНЦА:

Хорошие люди! Наши каникулы подходят к концу, но веселья, смелости в исполнении аккордеона не становится меньше, как не уменьшается и талант людей.Оригинальное мастерство не стареет и не уходит в прошлое. Оно живет, украшает нашу жизнь. Как ручьи питают реки, так и русская гармонь будет живым источником, питающим наш характер.

Спасибо всем за участие, спасибо всем, кто смотрел, оценивал и наслаждался нами!

А теперь объявляется 15-минутный перерыв. Жюри отступает к полуциклу, чтобы принять единодушное мнение.

ВЕНТИЛЯТОРЫ .

ВЭД: Дорогие друзья! Настал волнующий момент нашего конкурса.Я рад передать микрофон членам нашего уважаемого жюри.

РЕШЕНИЕ ПРИСЯЖНЫХ .

Церемония награждения. / ТУШ к наградам /

Вот и завершился аккордеонный конкурс "Play Accordion Baby"! Выражаю огромную благодарность всем, кто принял участие! Пожалуйста, не огорчайтесь на тех, кто не получил награду, ведь, как известно, главное не победа, а участие!

Будь здоров и счастлив, играй на баяне, баяне и других инструментах и ​​пусть у тебя все будет хорошо!! До новых встреч, дорогие друзья, с днем ​​рождения!

"Играй, баян".

Направляющая : Привет, дорогой!

Сегодня мы познакомим вас с двумя замечательными инструментами.

У каждого музыкального инструмента есть свой голос, своя яркая цветовая «индивидуальность», то есть свой особый окрас звучания. В самом деле, разве можно спутать звучание скрипки и фортепиано, флейты и органа? Конечно, нет.

Однако в разнообразном мире музыкальных инструментов есть один, который как бы впитал в свою звуковую палитру «голоса» многих инструментов.Он один из многих музыкальных «братьев», метафорически и по любви именуемых в народе «душой русского народа». О каком инструменте идет речь?

Да! Баян – национальный русский народный инструмент.
Давайте познакомимся с ним.

Бригада студентов народного отделения

- Две рождественские песни обр. С. Личачева 90 614

- Г. Свиридов "Римляне"

Родиной баяна и баяна является город Тула.Гармонь появилась здесь в 30-40-х годах 19 века. Позднее, усовершенствованный тульскими мастерами, он приобрел исключительную популярность.

Правда, не все приветствовали распространение гармоники. Многие отзывались о ней нелестно, называя ее «ужасным орудием пыток». Надо сказать, что основания для такого мнения были. Большинство любителей были настолько неумелы в использовании губной гармошки, что музыканты с утонченным слухом могли только затыкать уши.

Однажды в июле 1830 года тульский оружейник Иван Сизов, находясь на Нижегородской ярмарке, услышал звуки невиданного инструмента (это была гармошка). Обрадованный барин выторговал у иностранного купца «странную вещь», не пожалев на нее сорока рублей. Привезя домой — в Чулковскую слободу на окраине Тулы — ценную покупку, Сизов решил попробовать сделать то же самое. Мастеру не составило труда изготовить все детали простенькой игрушки, какой была тогда гармошка.Так была создана первая тульская гармоника.

Евсеева Варвара - Сендерев Г. "Песня"

- н.п. «Я поставлю ведра на лед»

В Туле нашлись люди, которые сразу сделали подобные инструменты сначала для себя, а потом и для друзей. Спрос на гармоники рос. Перед зрителями выступают первые исполнители на губной гармошке. Но примитивная конструкция не позволила гармошке стать инструментом для музыкальных представлений, а тем более инструментом для массового развлечения.Гармошка становится незаменимой во время торжеств и праздников.

Но это стройные дела, мастер Николай Иванович Белобородов в 1870 году создал двухрядную гармонь, которая явилась прообразом других, более совершенных инструментов, в частности баяна (аккордеона). А к мастеру часто приезжали иностранные гости с предложением продать секрет изготовления инструмента. На что барин ответил: «Он родился на русской земле и пусть служит России». И с тех пор поехала на гармошке по русским просторам ходить! До сих пор радует и удивляет красотой и душой звучания.

Красавин Степан -

Он родился от баяна,

Я с фортепиано подружился

Он тоже похож на баян

Как его назвать? (Аккордеон)

У нас есть традиция, что мы называем аккордеоном только инструмент с фортепианной клавиатурой для правой руки. Вот интересная деталь: такой инструмент впервые был изготовлен не на Западе, как многие считают, а в городе Ельце. Елецко-фортепианный аккордеон так назывался, потому что его правая клавиатура была похожа на клавиши фортепиано.Получается, что русская гармонь пришла к нам издалека, а гармонь впервые родилась в России.

Правда, свой современный вид инструмент с фортепианной клавиатурой приобрел гораздо позже, и не в нашей стране. Но постепенно инструмент совершенствовался, обретал благозвучие и находил своих выдающихся исполнителей.

Скрейдель Виктория - Иванов "Песня без слов"

- Р. Бажилин "Краковяк"

Голоса противников были скудными - постепенно затихая и совсем умолкая по мере появления баяна.В 1905 году Яков Федорович Орланский-Титаренко поделился с гармоничным мастером Петром Егоровичем Стерлиговым идеей нового инструмента. Идея вдохновила мастера, и инструмент был создан в 1907 году. В честь легендарного древнерусского певца сказитель был назван Баян.На Руси Баян называли сказителем (от слова баят - говорить).С тех пор он навсегда привязан к инструменту, стал своим.

Лавры баяна принадлежат как музыканту, так и мастеру.Вместе они создали инструмент настолько совершенный с самого начала, что он почти не изменился до сих пор. В 2017 году баяну исполнится 110 лет!

Ганин Иван - музыка. Е. Дербенко "Не бери трубку, кукушка"

Гармонь (баян) некрасивая вещь,

Мех и поясной ремень,

Но мир удивительных звуков

Таится под резным брусом.

Левенштейн Александр - рожд.«Как под яблоней» изд. До того как. Иванова

У музыкальных инструментов разные судьбы! Мы не можем определить возраст гитары даже с точностью до ста лет, но тут можем сразу назвать год рождения и имя мастера, создавшего замечательный аккордеонный инструмент - это Фридрих Бушманн.

Отец Фридриха был музыкантом и мастером музыки. Неудивительно, что сам Фридрих начал играть на некоторых инструментах в восемь лет, а в одиннадцать уже гастролировал с отцом и помогал ему в музыкальных мастерских.

В 1822 году Фридрих жил в Берлине и работал настройщиком органов и фортепиано. Для облегчения настройки органных труб он сконструировал специальное приспособление — небольшую коробочку с заделанным в нее металлическим язычком. Чуть позже Фридрих понял, что изобретенную им конструкцию можно превратить в самостоятельный музыкальный инструмент. В то время Фридриху было всего семнадцать... так что у него наконец-то появилось что-то вроде детской игрушки.

Одна из детских игрушек попала в руки венского органостроителя Кирилла Демьяна.Он усовершенствовал его и 6 мая 1829 года подал заявку на инструмент, который назвал... И вскоре, в год его рождения, Демиана стала известным инструментом.

Кондауров Никита - Чешская та Сетки "Полька"

Честность, мелодичность и щегольство стали своеобразным идеалом русской национальной культуры. Благодаря своей портативности, простому расположению клавиш, многокрасочности и другим музыкально-техническим качествам аккордеон стал одним из самых популярных и популярных инструментов в быту.

- Лось. Р. Бажилин "Петрушка"

В 1930-е годы искусство игры на баяне и аккордеоне получило профессиональное развитие. Музыкальные исполнители вынесли свое мастерство на профессиональную сцену, концерты, конкурсы, фестивали – все это способствует выявлению одаренной творческой молодежи, служит пропаганде инструментального народного творчества.

Ирина Силакова - Франк "Пьеса для фисгармонии"

Плеер Баяна играет песни

Песни моей Родины

О, нет ничего лучше на свете

Русские песни, веселее.

- н.п. "Ах, Самара - городок" обр. Мотова

кнопки, кнопки,
Не устану слушать.
Вас любит вся Россия -
Пуговицы баяна!

Джабраил Гасанов - муза. Е. Дербенко "Танцы на подмосковной площади"

Современный театр баяна процветает. Высок его авторитет и за границей. Российские музыканты лидируют на самых престижных международных конкурсах и фестивалях.Имена советских и российских исполнителей известны в музыкальном мире своим вдохновляющим, неутомимым исполнительским искусством. Русскую школу баяна знает весь мир: наши баянисты, баянисты, в том числе и дети, являются лауреатами международных конкурсов.

Михаил Верченко - музыка. П. Норбак "Дрожащие листья" изд. F. Рот 906 14

Несомненно, баян и гармонь ласково называют в народе - "душой русского народа".Они пользуются большим интересом и признанием среди любителей русской музыки, а по популярности не знают «конкурентов» среди других народных инструментов. Красота, разнообразие звучания - вот что привлекает исполнителей и слушателей в баяне и баяне.

Команда педагогов - "Любовник рыбака"

- И. Дунаевский "Школьный вальс"

Здесь, в этом месте?

Представления окончены.

Как сказал однажды поэт

"Молодцы, кто слушал!"

Желаем Вам

Дружите с музыкой всегда!

Спасибо за внимание.

Концерт окончен. Прощай!

Сценарий концерта, посвященный

Всероссийскому дню баяна, аккордеона и гармоники

Подготовил педагог Никульшина Юлия Викторовна

Программа концерта:

1.I Цветков "Интермеццо" - исполняет Баян и оркестр аккордеонов

руководитель Михеев С.А.

2. Терем-квартет "Импровизация в стиле кантри", Дербенко Е. "Кубанский шик"

Исполняет коллектив педагогов

руководитель Никульшина Ю.В.

4. Д. Самойлов "Кадриль-шутка" - исполняет трио: Шинкарев Илья, Урманов Даниил,

Кузнеченко Ставр

преподаватель Довгопол Ж. Я.

5.Е.Дербенко "Киндер-сюрприз" - исполнение Николай Малафаев

педагог Мирошниченко О.М.

6.Е.Дербенко "Аты-баты, шли солдаты" - исполнение группы "Крутая компания"

глава Довгополя Ж.Я.

7. "Словацкий поляк" - исполняют Звягольская Екатерина, Соболева Ирина

преподаватель Науменко Т.В.

8. Казачья песня "Снежки" - исполняют: Михаил Глущенко, Сергей Глущенко,

Глущенко Александр Викторович

9.И.Альбенис "Астуриас" - исполняет Золотой Даниил

педагог Винокурова Л.С.

10. Фанфары В. Семенова "Сюита № 2". Марш. Серенада. Кукушка. Гармоника

преподаватель Винокурова Л.П.

11. С. Власов "Босса-нова" - исполнение С. Щетинина

педагог Винокурова Л.П.

12.Э.Дербенко "Колаж", П.Фроссини "Карузела" - выступает в шоу-дуэте "Виртуозы"

14.А.Островский "Солнечный круг" - исполняют: ОНИ ДШИ студенты №1

им . Г.В. Свиридов, студенты КМК им. Г.В. Свиридова, шоу-дуэт «Виртуозы»

Ход концерта:

Супер закрыто

Приветственные фанфары

Супер открытие

1.А Цветково "Интермеццо" исп. аккордеон и оркестр баянов

Детская школа искусств № 1 Г.В. Свиридов.

руки. Михеев С.А.

Лидер.

Добрый день! Мы рады приветствовать Вас в этом уютном зале. Наш торжественный концерт, посвященный Всероссийскому дню баяна, аккордеона и губной гармошки, открыл оркестр баянов и баянистов «Детская школа искусств № 1».Г.В. Свиридова» под руководством Сергея Александровича Михеева.

Этого праздника нет в официальном календаре. Его изобрел в 2009 году известный российский аккордеонист Фридрих Робертович Липс. Его инициатива - ежегодно в третью субботу марта, по случаю Дня баяна, аккордеона и губной гармошки, породила уникальное фестивальное движение. Пятый год подряд в этот мартовский день радужные голоса любимых народных инструментов звучат во многих городах России.

Таким образом, третья суббота марта стала переломным моментом для всех причастных к искусству игры на народных инструментах - профессиональных исполнителей, педагогов и любителей. В 2010 году ярким событием стал первый в Красноярске фестиваль баяна, аккордеона и губной гармошки. В 2011 году эту дату решили отметить в Кемерово, где прошел первый фестиваль "Виват, баян!" В 2013 году состоялся концерт в концертном зале Воронежской областной филармонии с участием лауреатов Всероссийских и международных конкурсов аккордеонистов и аккордеонистов, студентов и выпускников Воронежского университета.В 2014 году такие же концерты прошли в Белгороде, Нижнем Новгороде и Курске. С 2009 года каждую третью субботу марта лучшие исполнители этих инструментов со всего мира собираются и показывают свое мастерство в Концертном зале имени Гнесиных Российской академии музыки, в рамках празднования Дня баяна, аккордеон и гармоника.

Наша школа решила поддержать фестивальное движение и уже второй год подряд в Курске проходит концерт, посвященный Всероссийскому дню баяна, аккордеона и губной гармошки.

На сцене коллектив педагогов Детского комплекса школ искусств №1 им. Г.В. Свиридов»

2. Квартет «Терем» «Импровизация в стиле кантри»

3.Е.Дербенко «Волнующая Кубань»

рук. Никульшина Ю.В.

Лидер.

Однажды в июле 1830 года тульский оружейник Иван Сизов, находясь на Нижегородской ярмарке, услышал звуки невиданного инструмента (это была гармошка).Обрадованный барин выторговал у иностранного купца «странную вещь», не пожалев на нее сорока рублей. Принеся домой ценную покупку, Сизов решил попробовать сделать то же самое. Так была создана первая тульская гармоника. В Туле нашлись люди, которые сразу сделали подобные инструменты сначала для себя, а потом и для друзей. Спрос на гармоники рос. Параллельно с увеличением спроса и развитием производства расширяется и дистрибуция тульских гармоник. Их уже можно встретить в Нижегородской, Тверской, Ярославской губерниях.Инструмент того времени мы видим на картине Венецианова «Девушка с гармошкой», написанной им в Тверской губернии. Перед зрителями выступают первые исполнители на губной гармошке. Гармошка становится незаменимой во время торжеств и праздников.

4. Самойлов Д. "Кадриль-шутка" исп. трио: Шинкарев Илья,

Урманов Даниил,

Кузнеченко Ставр

Вращение двигателя. Довгопол Дж.Я.

Лидер.

Баян, аккордеон и губная гармошка всегда были любимы и популярны в России... Сегодня мы хотим рассказать вам о некоторых исполнителях этих замечательных инструментов, проживающих в нашем городе.

Заслуженный артист РФ Юрий Ткачёв. Этого замечательного человека знает не одно поколение исполнителей. Талантливый музыкант, педагог, руководитель ансамбля «Русская мозаика».

С 1988 года работает артистом Курской государственной филармонии, выступает в качестве солиста-инструменталиста и концертмейстера.Юрий Николаевич является обладателем нескольких видов гармоник, которые использует в концертных программах ансамбля. С 1988 года преподает в Курском музыкальном училище. Г.В. Свиридов. В 1994 году начал работать художественным руководителем ансамбля «Русская мозаика». В 2005 году Юрию Николаевичу Ткачеву было присвоено почетное звание «Заслуженный артист Российской Федерации».

5. Е. Дербенко "Киндер-сюрприз" исп. Малафаев Николай

Оборот двигателя.Мирошниченко О.М.

6. Е. Дербенко "Аты-баты, солдаты шли" исп. Команда "Крутая компания"

Вращение двигателя. Довгопол Дж. И.

Лидер.

Проводится множество конкурсов и фестивалей для исполнителей, играющих на баяне, аккордеоне и аккордеоне. Проведение конкурса - фестиваля Виктора Федоровича Гридина стало доброй традицией в Курске. Наш соотечественник, выдающийся исполнитель и композитор-виртуоз.Композиции и обработки народных мелодий Гридина есть в репертуаре многих известных музыкантов мира.

Аккордеонисты нашего курса Сергей Сидоров и Алексей Клевцов - постоянные участники фестиваля.

Солист Курской филармонии, солист Оркестра народных инструментов. В. Ф. Гридина Сергей Сидоров хорошо известен знатокам народного творчества не только в Курске и Курской области, но и за рубежом. Лауреат всероссийских и международных конкурсов, прекрасный музыкант-исполнитель, концертмейстер Сергей, постоянный участник праздничных мероприятий в концертных залах города и области.

Концертмейстер Курского колледжа культуры, артист оркестра народных инструментов им. В. Ф. Гридина Курской государственной филармонии, лауреат международных конкурсов Алексей Клевцов также хорошо известен среди профессиональных музыкантов города и области. Талантливый концертмейстер и аранжировщик Алексей – постоянный участник городских, областных, всероссийских и международных конкурсов.

В декабре 2013 года музыканты создали дуэт «Концертина». Коллектив существует чуть больше года, но уже полюбился курской публике.Его выступления проходят с неизменным успехом. Репертуар группы постоянно расширяется. Дуэт исполняет классические произведения, аранжировки народной музыки и произведения современных композиторов.

7. Интернет-провайдер "Словацкий польский". Звягольская Екатерина дуэт,

Соболева Ирина

Вращение двигателя. Т.В. Науменко

Хост.

В 2013 году в Курск приехал лауреат международных конкурсов, выпускник Орловского института искусств, аккордеонист Дмитрий Шилов.Он начинает работать преподавателем Курского музыкального училища по классу аккордеона и становится солистом Курской государственной филармонии. Дмитрий сразу полюбился курской публике. Его выступления отличаются необычайной виртуозностью, артистизмом и несут в себе большой эмоциональный заряд. Музыкальный репертуар постоянно пополняется новыми произведениями современных композиторов и произведениями самого Дмитрия.

8. Казачья песня "Снежки" исп. Семья Глущенко: Михаил, Сергей и

Александр Викторович

Лидер.

Сегодня в нашем концерте принимают участие студенты Курского музыкального колледжа. Г.В. Свиридов. Их всех обучает замечательный педагог - Винокурова Любовь Павловна.

За время своей педагогической деятельности Любовь Павловна воспитала не одно поколение талантливых музыкантов. Многие ее выпускники стали преподавателями художественных школ, исполнителями народных оркестров в различных городах нашей Родины, а также сольными исполнителями.

9.И. Альбенис "Астурия" исполняет Golden Daniel

Вращение двигателя. Винокурова Л.П.

10. В. Семенов Сюита № 2 Фанфары. Марш.

исп. студентка и курса КМК им. Г.В. Свиридова Куренков Иван

Вращение двигателя. Винокурова Л.П.

11. С. Власов "Босса-нова" исп. студент IV Курс КМК им. Г.В. Свиридова

Победитель областных, всероссийских соревнований

и международных соревнований

Щетынин Сергей

Вращение двигателя.Винокурова Л.П.

Фильм о шоу-дуэте "Виртуозы"

Ведущий.

На сцене гости нашего праздника - лауреаты всероссийских и международных конкурсов, выступление - дуэт "Виртуозы" в составе Владимира Киреева и Владислава Евдокимова. Встречаем...

13. Е. Дербенко "Коллаж"

14.Фроссини "Карусель"

Дети читают стихи:

Дядя Вова, дядя Вова, дядя Вова, дядя

Здорово играть пальцами быстро играть

Но у нас есть один вопрос: Ну пожалуйста берите.

- "Принимаешь в группу?" Мы выступим вместе!

"Виртуозы":

Ну конечно приезжайте

Берите с собой инструмент

А мы будем играть и петь

Вместе с вами мы зажжем зал!

14. А. Островского «Солнечный круг» исп.: ОНИ ДШИ учащиеся №1

им. Г.В. Свиридов, студенты КМК

им. Г.В. Свиридова, шоу-дуэт «Виртуозы»

Ведущий.

Наш отпуск - один из этапов обратить внимание на баян, аккордеон и аккордеон. Орудия исторически заслужили этот день, потому что сопровождали жизнь человека в счастливых событиях, минутах отдыха и во время военных дел.

Только возродив интерес и заботу о музыкальном искусстве, расширив круг любителей баяна, аккордеона и аккордеона, можно вернуть в нашу жизнь былое уважение к этим инструментам.Празднование Всероссийского дня баяна, баяна и баяна – большой шаг в этом деле. И тот факт, что круг участников и зрителей концерта с каждым годом растет, является убедительным тому подтверждением!

Наш концерт окончен. Спасибо за внимание.

Сценарий утвержден 15.03.2015.

Заместитель директора

по воспитательной работе

МБОУ ДОД ДШИ №1им. Г.В. Свиридова

Курск Курской области

Местоположение: Грин Гроув

Время проведения: 11.00.

С 09.00. Утром начинается трансляция праздника по звуковому оборудованию и громкоговорителям, где дикторы приглашают всех желающих отдохнуть на лоне природы, повеселиться под живую музыку.

С 10.00. начинается комплектация автостоянок, дворов и юрт каждого сельского клуба и поселкового Дома культуры в районе.

С 11.00. Начинается официальное открытие народного праздника «С песней по жизни». Выступления официальных лиц.

По окончании выступления чиновников девушки в национальных костюмах раздают чиновникам хлебный мед.

Добро пожаловать на праздник народной песни!

Всех приглашаем, со всеми встречаемся.

Согласно российской таможне

Низкий вам поклон от всего сердца.

С добрым словом и любовью,

И с хлебом-солью.

Башкирский танец в исполнении хореографического коллектива «Озорная молодежь» (рук.Р. Дейниченко)

На сцену выходят две ведущие в русских национальных костюмах под веселую русскую народную песню.

Ведущий 1:

Доброе утро дамы и господа!

Ведущий 2:

Доброе утро дамы и господа! Мы рады видеть нас на отдыхе! И мы собрались здесь, чтобы слушать песни, петь, танцевать и узнавать о песне!

Ведущий 1:

В старину говорили: «Кто с песней живёт, у того немеет эта хрупкость».
"Живешь, так и поешь"
"Где песни, там и молодость"
"Песня - душа народа".

Ведущий 2:

Испокон веков песня всегда сопровождала человека и в радости, и в горе. С
от рождения до смерти.

Выходит девушка с венком на голове и в национальном костюме.

Вывод 2 :

Откуда ты русский, музыка?
Или в чистом поле,
Или в туманном лесу.
Или в радости, в боли,
Или в птичий свист?
Скажи мне, где
Печаль и мужество в тебе
Как ты появился
С самого начала,
Чьё сердце ты било
В ком ты звучал?

Девушка /в русском костюме/:

Прилетели утки - они уронили свои трубки,
Прилетели гуси или арфа,
Их весна Весна

Нашел, не удивился...

Ведущий 1: Что с песней?

Девушка: Родилась с песней в России .

Девушка уходит с куклой на руках. Звучит колыбельная.

Ведущий 1:

Русская песня - просторы,
Нам всю жизнь идти надо,
Это Дон у отца Ростова.
Это мать - Волга на подходе.
Русская песня пастух,
Бисерная, радостная, ранняя рожка,
Присядь на минутку, послушай -
Слушай, дружище .

Вывод 2 :

Что бы человек ни делал, хлеба жал, сено косил, плоты сплавлял, баржу с собой брал - везде пение ему помогает.Уважаемые зрители и гости! На сцене праздничной программы фольклорный ансамбль русской и украинской песни «Кудерушки» с народной песней «Под широким окном».

Ведущий 1:

Я за душевную песню
Взял лес зеленым шепотом,
И возле Волги в разгар полдня
Темные ручьи слушали рокот.
Снято с осени - Плохая погода,

Пахнет весною
Взял у людей счастье
И безмерное страдание .

Ведущий 2:

Пели при рукоделии, пели о трудной части женщины. Люди сочувствовали женщине и в песнях ласково называли ее лебедем, уткой, павлином, рябиной. Встречаем фольклорный ансамбль украинской песни «Хуторок». (вязание в ручную)

Провод 1 :

С каким сердцем ты прикасаешься ко мне?
Душевная песня прошлых лет?
Или в тебе живет высокая душа,
Иль вспышка неуверенной тишины?
То пускаешь сокола над тучей
Выпуская горький дым
То выходишь вдовой, одинокой,
Даришь цветы молодым.
Все народные песни о любви. О любви и родине, а значит и о людях, которые там живут, о родных и близких. На сцене праздничная программа, башкирский фольклорный ансамбль «Аманат».

Ведущий 2:

Тогда вы водите хороводы в поле,

Тогда ты сгоришь в танце!

Вы навсегда в гармонии с русским участием,

Моя весенняя песня!

Помните: кучер умирает в степи, или раненый солдат в чистом поле в последний момент - их мысли обращаются к дому, отцу и матери.Русский поет о жизни, о своем участии в песнях. Русская народная песня «Ой на Калиной горке». На сцене выступает фольклорный ансамбль «Кудерушки».

Провод 1 :

Песня появилась давно. В то время еще не было должного деления, не было ни рассказа, ни песни. Медленно певцы торжественно рассказывали о богатырях и их подвигах во славу земли русской. И назвали эти песни-рассказы многолетниками.

Ведущий 2:

А еще по свету бродили скоморохи - подопечные всех профессий: и поют, и танцуют, и сказки рассказывают.Люди до сих пор помнят их шуточные песни о том, как «муха вышла замуж за комара» и как «жила блошиная дама в зеленом лесу». Вот так и называются эти песни - мох.

Провод 1 :

Ну, а в те редкие дни Рождества забавно звучали танцевальные песни, но с аккордеоном и хором! Знакомимся с татарским фольклорным коллективом «Ангелер».
(Танец, песни.)

Ведущий 2:

Как затягивает, как заливает
Наш православный народ,
Ведь откуда он,
Прямо к сердцу и цепляется!
Будет петь в темпе ночи
Или белого снега.
Дочь купца,
Шелковые луга.
Он будет петь о синем море
Или о матушке-реке
О печали и печали, О тоске сердечной.

Провод 1 :

А сейчас мы споем, но не о тоске, а о чем-нибудь смешном. Русская народная песня "Курочка". На сцене проходит праздничная программа фольклорного ансамбля русской песни «Сударушка».

Ведущий 2:

В России всегда любили петь вместе в хоре.Хороводы, которые вели девочки и мальчики, отлично поработали. Ни один праздник, ни одна встреча не обходились без хороводов. Мы знали много хороводных песен, и сейчас мы услышим одну из них в исполнении фольклорного коллектива «Кудерушки». И всех гостей и зрителей убедительная просьба присоединиться к нам в нашем замечательном хороводе!!!

(Звучит хоровод)

Провод 1 :

Кроме хороводных песен были еще и хороводы, игры, где пели и играли.

(Хороводная игра.)

Ведущий 2:

В одной из песен есть слова "Какая песня без аккордеона". Что еще? Какая песня без ...?

/аккордеоны, балалайки/.

Провод 1 :

То, чего вы давно не слышали,
Три залитые струны.
Говорят из моды
Песни русской старины.
Ну, клен, неси,
Крылья на все стороны
Балалайка, Балалайка,
Золотые колокольчики.
Ты и сейчас не стесняешься
Ты единственный на всю страну
Ты умеешь
Прикоснись к русской тяге.
С храбрым народным сердцем
Вы стали близки навеки
В золотых руках мастеров
Никогда не будете молчать!

Ведущий 2:

Русская песня не голая,
Не драка, не надрывная грусть.
Это молчаливое разрешение
Сядь рядом и посмотри в твои глаза.
Включая все с душой,
Ему и 20 и 1000 лет.
Русская песня, русская земля
Люблю так, что слов больше нет !

Ведущий 1:

Песня была частью духовной жизни человека, опорой в его нелегком труде и заботах. Песня до сих пор заставляет нас радоваться и грустить, любить и разочаровываться, жить и умирать. Песня объединяет нас пением песни - родные, близкие душой. Только благодаря песне понимаешь, что мы дети одной Родины, что у нас
один общий дом - Россия.

Вывод 2 :

Могучая в песне Россия,
Широкая и глубокая,
И вольная, и гремучая,
И вольная, и зовущая.
Ай да песни, какие песни
Наш народ поет!
Золотой, храбрый,
Русские песни вживую -
Очень хорошо!
"Песня о России" - исполняет фольклорный ансамбль "Кудерушки".

Ведущий 1: :

А теперь ваши гости и ваша очередь,
Кто будет петь песни?
( Конкурс "Кастушки веселушки")

Ведущий 2:

Продолжаем наш веселый праздник вместе.
Наш конкурс "Ты слаб?"
Вместе объявляем!

"Ты слаб?" для мужчин.
1 кто разобьет кулаком доску
2. Кто будет пить молоко из бутылки и т.д.
В конце господа ругаются: "После праздников легко, будем пить только молоко".

Ведущий 1:

Молодцы наши мужики, выложился по полной! А теперь идем дальше, выбираем танцоров!

Ведущий 2:

Приглашаются все танцоры!

Ведущий 1:

Эй, аккордеоны, играй

Ведущий 2:

Выбирайте лучших танцоров нашего праздника!

Проходит конкурс танцоров под татарскую музыку.

Ведущий 1:

А теперь для всех вас

Будет русский танец.

Кто будет танцевать веселее?

Иди сюда скорее.

Ведущие читают по очереди:

кадриль это старый танец

Любимый в России.

Сквозь века, сквозь века

Теперь мы танцуем.

Наши бабушки и дедушки знали о

Отдохни душой:

И полевые работы

И гулять весело.

Играй на аккордеоне Happy

И спою на балалайке

Иди гуляй, милый,

Я следую за тобой.

"Какая милая пара!" -

Все люди поражены.

«Взгляните на дерзкую дерзость

Он несёт свою красоту!»

С плавным шагом

Маниакально и легко

Девушка танцует с парнем

Противники вопреки...

Прошли годы и века.

Не те люди

Но это родовая память о

Защищает с любовью.

Вот старый танец

Известен в России,

Сквозь века, сквозь века

Сейчас мы танцуем...

Танец "Кадриль" в исполнении хореографического коллектива "Озорная молодежь". Приглашаем всех потанцевать на поляне.

Ведущий 2:

Для людей песня неотделима от жизни, как душа от тела.

Русская песня в березках,

Русская песня в хлебе -

Покос, мороз,

Катание на санях и луга.

Рябины шелестят на ветру.

Все готовы их услышать!

Сколько песен в России -

Так много цветов в поле.

Я не знаю, кто его сложил.

Только эта песня хороша.

Песня детства мне дорога

И подруга, и сестра!

И ее слова просты

Душа растрогана до слез.

Сколько песен в России -

В рощах столько берез.

русские песни это

Какое желание петь вместе

Сколько песен в России -

Ведущий 1:

Низкий поклон, добрые люди!

Счастья, здоровья и долгих лет жизни...

Кто осудит нас за песни?

Потому что нет песен, нет жизни.

Над головой ясное небо

Хотим пожелать вам

Хвала, Пир, Цельный хлеб,

Живи с песнями и не падай духом.

Ведущий 2:

Русская пословица гласит: "Делу - время, забаве - час!"

Пришло время попрощаться.

Наша речь будет короткой,

Мы говорим вам: «До свидания!

До новой счастливой встречи!"

Основное действие на сцене окончено.Далее концертная программа сольных исполнителей. Жюри оценивает парковки и дворы. Подводятся итоги. Конец лета.

План подготовки к национальному празднику

"С песней по жизни"

Станция

Условия

Ответственный

Установка звукового оборудования

08.06.2013

Сафин И.М.

Подготовить сценарий к празднику

1 июня 2013 г.

Ганев Н.Р.

Магистр наук Хомякова

Подготовка сценария к театральному представлению

1 июня 2013 г.

Арсланова А.Т.

Репетиция музыкального блока и театрализованного представления

06-07.06.2013

Ломанец В.А.

Магистр наук Хомякова

Ганев Н.Р.

Лынник И.П.

Арсланова А.Т.

Дейниченко Р.Х.

Сборка/разборка сценических конструкций

06-07.06.2013

Османова

Изготовление, пошив и ремонт костюмов

01-07.06.2013

Карпова Н.Ф.

Транспорт участников самодеятельности

06-08.06.2013

Шарафутдинов Р.З.

Художественный руководитель - Тупицо С.

.

Смотрите также