Субличности ребенок взрослый родитель


Что такое внутренний ребенок и как с ним подружиться👶🏻

Трансакционный анализ Эрика Берна — крайне важная работа для современной психологии и психотерапии. Согласно Берну, в каждом из нас одновременно сосуществуют три наши субличности: ребенок, родитель и взрослый. Именно эти субличности определяют наше поведение в каждой жизненной ситуации. И не всегда удается заставить их действовать сообща.

Сегодня расскажем о самом анализе, познакомим вас с вашими субличностями, а также расскажем, как подружиться с каждым из эго-состояний и жить в балансе и гармонии с самим собой. Но обо всем по порядку!

В основе анализа Берна лежит концепция о том, что человек «запрограммирован» на принятие решений в соответствии с пережитым прошлым

Трансактный или трансакционный анализ Эрика Берна

Постараемся дать краткое и понятное описание теории.

В основе анализа Берна лежит концепция о том, что человек «запрограммирован» на принятие решений в соответствии с пережитым прошлым. В основу актуальной и будущей жизни человека ложится «сценарий», в написании которого поучаствовали его близкие (особенно мама и папа) и/или случайные психологические травмы.

Все это значительно упрощает принятие решений — «просто действуй так, как уже научен». Но проблема в том, что большинство из выученных стереотипов и паттернов поведения уже бесполезны или вовсе не совместимы с жизнью, а зачастую просто не позволяют нам быть по-настоящему счастливыми.

Далее Эрик Берн раскручивает эту теорию и вводит понятие трех состояний вашего эго: Родитель, Ребенок и Взрослый.

И сейчас важно не запутаться: это не значит, что мы принимаем на себя эти роли сами по себе. Это значит, что мы одновременно живем стереотипами, поведенческими особенностями всех этих эго-состояний.

Зачем это знать? Чтобы подмечать противоречия или неактуальность в установках своих субличностей, мочь удовлетворить каждую (ведь это все же три личности — каждая со своими потребностями и желаниями), чтобы жить счастливо: в гармонии не только с собой, но и окружающими.

Давайте рассмотрим каждую из субличностей подробнее и разберемся, за что они отвечают.

Знакомьтесь, внутренний Ребенок

Внутренний ребенок — это часть нашей психики. «Нашей» истинно, ведь в ней заложена большая часть нашего настоящего «я». Внутренний ребенок помогает в творчестве и самовыражении. Он же — источник энергии, эмоций и амбициозных стремлений. Это мир фантазии и любознательности, авантюрности и спонтанности.

Именно он выражает весь наш жизненный опыт: от внутриутробных ощущений до рождения и детства. Внутренний ребенок фиксирует все наши телесные ощущения, эмоции, чувства, помнит детские потребности и установки.

Ему свойственны специфические реакции — проекции нас в детстве. То есть иногда этот внутренний ребенок может толкать нас на не самое адекватное, детское поведение, но в то же время — именно он позволяет нам радоваться жизни и достигать своих сугубо «взрослых» целей. И его влияние на нашу жизнь сложно переоценить. Особенно — «раненного» Ребенка. Так, люди, наблюдавшие в детстве, как их собственную мать избивает или тиранит отец — сами склонны найти себе абьюзера или агрессивно относиться ко второй половинке. Разумеется, такие травмы необходимо прорабатывать.

У внутреннего ребенка есть две крайности: слишком доминирующий, либо же совсем «забитый» — когда вы нарочно или неосознанно не даете ему волю. Опасны оба состояния.

Развитие внутреннего Ребенка до доминирующей субличности приводит к тому, что человек становится неорганизованным, малоэффективным в работе, непунктуальным. Также такой человек может быть через чур тревожным или эмоциональным — реагируя на каждую мелкую неурядицу так, словно это фатальное событие. В отношениях с окружающими Ребенок склонен проецировать свои детские обиды, занимать инфантильную позицию и быть жертвой, что в общем-то является неосознанной манипуляцией.

В обратном случае мы сталкиваемся с зажатым Ребенком. Например, такое случается, если человеку в детстве приходилось терпеть много издевательств и унижений, то своего внутреннего ребенка человек может просто «заблокировать». Что приведет к тому, что получать удовольствие от жизни у него едва ли получится. Нет ребенка — нет эмоций, помните?

В таких случаях в вашей личности доминирует эго Родителя, а это уже совсем другой персонаж.

Развитие внутреннего Ребенка до доминирующей субличности приводит к тому, что человек становится неорганизованным, малоэффективным в работе, непунктуальным

Внутренний Родитель

Эго-состояние Родитель отражает в нас проекцию, образы наших родителей. Причем родители здесь — это не обязательно лишь мама и папа, это в целом все люди, которые занимались нашим воспитанием: родственники, учителя, соседи.

От них мы перенимаем представления о жизни — «что хорошо, что плохо» или «кто плохой, а кто хороший».

Если ребенок отвечает за эмоции, то Родитель — за нормы, традиции и этику.

Но и этот Родитель с нами практически всегда — он также формируется в детстве, потому может диктовать нам неактуальные установки и делать наше поведение неадекватным. И это при всей его рациональности.

Дело в том, что наш внутренний Родитель может вырасти заботливым — это если повезет. Но на практике везет не всем, потому наш Родитель вырастает критикующим. Он может вставлять в колеса палки, когда вы делаете что-то объективно правильное и хорошее. Например, вы работаете над своим проектом, а внутренний родитель демотивирует вас своими оценками «ты ничего не добьешься», «это недостаточно хорошо», «нужно лучше стараться». Хорошо знакомые фразы для людей с синдромом отличницы.

Словом, все, что касается оценок — деятельность Родителя. Все, что касается эмоций, идет от Ребенка.

Так кто же главный?

Внутренний Взрослый

Взрослый — это самая разумная и осознанная часть нашей личности. На ней — анализ реальности (а не стереотипных миров других наших личностей), осмысливание фактов, объективность, достижение целей и адекватного общения с окружающими. Самое любопытное в том, что зрелость нашего Взрослого зависит от того, насколько в нас сформирован тот самый заботливый Родитель и свободный Ребенок.

Так, Взрослый призван к тому, чтобы выслушивать обе субличности и принимать конечные решения.

Все в балансе

Можно подумать, что раз ребенок отвечает за счастье, то он — и есть главная наша личность. Отчасти это так и есть. Каждый человек — ребенок, взрослый и родитель одновременно. Если ребенок помогает нам ощущать себя счастливыми, то Родитель и Взрослый — нечто, что помогает нам сдерживать его импульсивные и иррациональные порывы.

В здоровом балансе они работают вместе, например:

Ребенок хочет купить мороженного на всю зарплату,

Родитель оценивает: заболит горло, ты растолстеешь, это безрассудно,

Взрослый взвешивает оба мнения и желания: «ну одно-то мороженное я себе точно могу позволить».

Все субличности удовлетворены, а вы — счастливы.

Как найти баланс и что делать, если он нарушен

У здоровой, зрелой личности все эго-состояния подвижны, осознаются и легко сменяют друг друга без противоречий и внутренних конфликтов.

Подвижны — значит, что готовы уступить в пользу полезного для всей личности решения.

Осознаются — значит, что вы понимаете, от кого и какая интенция исходит.

Субличности в балансе дополняют друг друга, являя собой целостную личность.

Поэтому важно достучаться и почувствовать своего Ребенка и Взрослого, слышать их потребности. Особенно это касается Ребенка. Ведь большинство из нас научилось жить в ограничениях, с невероятными требованиями к самим себе — внутренний Родитель процветает.

Но вместе с ним в нас живет и Ребенок — а это буквально треть вашей психики и личности, которая является мальчиком или девочкой лет 4-8.

Как показывает практика, большинство из детей были сильно обижены когда-то в детстве: нас критиковали, недолюбливали, иногда манипулировали и втягивали во взрослые игры, обманывали. А мы ничего не могли с этим сделать — у нас не было ни ресурсов, ни навыков, мы были всего лишь детьми.

Теперь ваша задача — позаботиться о нем теперь и исправить несправедливые ошибки прошлого, став лучшим взрослым в своей жизни для всех субличностей, исцелить своего внутреннего ребенка.

Исцеление внутреннего ребенка

Найти, поговорить и позаботиться о своем внутреннем Ребенке может каждый. В процессе его исцеления человек и сам наблюдает положительные изменения в своей жизни. Практикующие коммуникацию со своим Ребенком отмечают:

Разумеется, недоверие и скептицизм в поисках «какого-то там Ребенка в голове взрослого и адекватного человека» могут присутствовать. В таком случае, рекомендуем отнестись к поискам Ребенка как к осознанию и проработке детских травм, изучение собственного прошлого опыта — так тоже можно наладить контакт: через любопытство и исследовательский интерес. Вспомнить внутренний мир Ребенка = лучше понимать себя настоящего.

Существует несколько подходов к поиску внутреннего Ребенка. Один из самых практикуемых похож на что-то между медитацией и диалогом — визуализация. Когда мы красочно представляем себе какие-то обстоятельства, в мозгу активизируются те же зоны, словно действие происходит наяву. То есть для него практически нет разницы в том, представляем ли мы себя в детстве или действительно обращаемся к себе маленькому. Потому это безотказно работает.

Итак, предлагается буквально представить себя в детстве. Представьте комнату, вспомните прическу, посмотрите, чем он занимается. Теперь представьте вашу встречу. Познакомьтесь, узнайте, сколько ему лет.

Вместе с тем обратите внимание на собственные ощущения: быть может, вы ощущаете его где-то в теле? Быть может, контакт с ним вызывает у вас негативные эмоции — жалость или обиду?

Вполне нормально, если отклика и контакта с первого раза не получится — подумайте, вдруг это закономерно, доверяли ли вы в детстве незнакомцам? Если нет, то и здесь будьте готовы не действовать спешно: доверие надо заслужить. Сначала можете просто присесть рядом с ним рядом, сыграть с ним в игру или просто понаблюдать за ним.

Далее — само исцеление. Напомним, что оно должно исходить с позиции зрелого, лучшего Взрослого. Окружите его недостающей любовью, пониманием, принятием. Выразите свои чувства тактильно, если чувствуете, что Ребенку этого не хватает — можете по-настоящему обнять себя и адресовать это Ребенку. Скажите ему, что любите и принимаете его.

Вы можете обсудить с ним конкретные детские эпизоды. Рассказать, почему мама или папа поступили с ним неприятным образом. Почему, в конце концов, не купили ему ту самую куклу или не разрешали питаться исключительно сладким.

Проблемы вашего внутреннего Ребенка могут казаться взрослому как серьезными, так и совсем смешными — но с ними в любом случае нужно считаться.

Нередко терапия начинается с того, что женщины за сорок идут и покупают себе розовое бальное платье, потому что 35 лет назад ее очень задело то, что на утреннике ей пришлось быть в старом платье. И это абсолютно нормальная практика.

Вполне нормально, если отклика и контакта с первого раза не получится — подумайте, вдруг это закономерно, доверяли ли вы в детстве незнакомцам?

Есть и другие способы проработать детские травмы

Если поиск Ребенка в своих фантазиях не работают, то психологи предлагают такие методы, как написание письма самому себе в детстве. Адресовать себе маленькому можно все что угодно. Но было бы здорово включить в письмо те же слова принятия и поддержки. Также предлагается мысленно посадить на реально существующий стул маленького себя и попробовать поговорить с ним вслух.

Нередко метод пустого стула применяется и в случаях, если у вашего Ребенка есть обида на родителей: тогда на стуле оказывается мама или папа, а вы высказываете им все, что годами делало вам больно.

Не забывайте о том, что все эмоции исходят от внутреннего Ребенка — он питает ими вас, питается ими сам. Поэтому не забывайте его радовать — прогулками, танцами, кривляниями и дурачеством. Компанию ищите на invme!

Эта практика поможет вам найти гармонию в себе — не сразу, но со временем. Если вы ловите себя на том, что Ребенок или Родитель доминируют настолько сильно, что жизнь превращается в ад — то все это лучше делать и в рамках терапии со специалистом.

как прийти к внутреннему балансу

«Согласно теории транзактного анализа, в каждом из нас существуют три субличности — Взрослый, Родитель, Ребенок. Это своего рода переработанная и менее абстрактная концепция Эго, Супер-Эго и Ид Зигмунда Фрейда, на которую удобно опираться человеку, стремящемуся привести к гармонии свои чувства и поступки, — говорит психолог Марина Мяус. — Иногда эти субличности лукаво запутывают нас. Нам кажется, что нужно усилить влияние Родителя или Взрослого, стать более рациональным, и тогда мы придем к успеху, однако для этого как раз не хватает голоса беззаботного Ребенка».

Попробуем разобраться с каждым из этих важных внутренних состояний.

Контролирующий Родитель

Как правило, собирательный образ тех взрослых фигур, которые были авторитетны для нас в детстве и юности: родителей, старших знакомых, учителей. Причем возраст человека не играет принципиальной роли. «Важно, что именно он давал нам ощущение: так можно поступить, а так нельзя, — объясняет психолог. — По мере взросления образы этих людей объединяются, сделавшись и частью нашего Я». Родитель — это внутренняя цензура в каждом из нас, наша совесть, которая ставит моральные запреты.

«На работе несправедливо уволили мою коллегу, — рассказывает Арина. — Вся ее вина была в том, что она честно выступала против неправомерных действий руководства. Все в коллективе тогда молчали, боясь потерять работу, и я тоже не поддержала ее, хотя она боролась не только за свои, но и наши общие права. Я чувствовала себя виноватой за свое молчание, и после этого обстоятельства стали складываться не в мою пользу. Клиенты, за которых была ответственна, отказались от услуг нашей компании. Меня лишили премии и важного проекта. Похоже, теперь я и сама рискую потерять работу».

«История Арины — классический пример того, как человек, идущий вразрез со своей совестью, неосознанно создает ситуации, в которых сам себя наказывает. В данном случае, начинает хуже работать, — объясняет Марина Мяус. — Так действует Внутренний Родитель».

Мы часто задаемся вопросом — почему многим людям, совершающим страшные поступки, все сходит с рук? Просто они не чувствуют себя виноватыми, потому,что Контролирующий Родитель у них не выражен. Эти люди живут без ориентиров и принципов, не мучаются угрызениями совести и не приговаривают себя к наказанию.

как примирить все свои субличности?

Ты твердо решила начать вести здоровый образ жизни с понедельника. Сделала большую закупку овощей, фруктов, пп-батончиков, приготовилась пить воду с лимоном по утрам и даже купила абонемент в фитнес-клуб. Но когда приходит тот самый понедельник, ты с ужасом обнаруживаешь, что какая-то часть тебя яро сопротивляется новому порядку: ей подавай чего-нибудь сладенького, а на тренажеры она вставать отказывается. И это всего лишь одна из множества твоих субличностей! Как же тогда жить в гармонии, без внутренних противоречий и вечной борьбы? Читай дальше, все расскажем!

Эти психологические образования формируются по-разному: некоторые передаются по наследству, другие появляются уже в процессе жизни с различными социальными ролями. Ты сначала дочь и внучка, сестра, а потом уже вдруг сама становишься мамой. Ты начальник и подчиненный, ты подруга и возлюбленная. И каждая из этих ролей несет вместе с собой определенный паттерн поведения, которому ты следуешь.

Вредные субличности

Субличности бывают полезные и не очень — например, девушка, пережившая тяжелое расставание и решившая впредь не подпускать мужчин близко, со временем формирует в себе субличность капризной недотроги, избавиться от которой без участия психолога потом может быть довольно проблематично.

Если ты часто замечаешь за собой неприятную черту, которая настойчиво проявляется в различных ситуациях, скорее всего это проявление одной из вредных субличностей. И чтобы жить в полной гармонии, тебе нужно попрощаться с ней. Ты ведь не хочешь, чтобы эта субличность стала управлять твоей жизнью?

Инструкция по избавлению от вредных субличностей

1. Определить и представить

Найди в себе то, что мешает счастливой жизни. Может, это обида на родителей? Или твоя привычка спускать всю зарплату за один день? Представь образ субличности, которая будет олицетворять эту неприятную черту: это может быть любая картинка.

2. Поговорить

Спроси свою субличность, для чего она с тобой, от чего защищает? Так, твоя самая ленивая субличность, которая предпочитает лежать на диване все свободное время, просто отказывается делать что-то из-за страха сделать не так? Откуда появился этот страх и как от него избавиться? Долгий и вдумчивый разговор с собой даст тебе ответы на важные вопросы.

3. Попрощаться

Когда ты познакомилась, поговорила со своей субличностью и поняла, что делать дальше, мысленно оставь ее где-нибудь на райском острове или в соседней комнате, чтобы осознать, что отныне эта часть будет жить отдельно от тебя. Постепенно она уйдет из твоей жизни совсем, но это точно не повод для грусти.

какие субличности живут в каждом из нас — T&P

Тайлер Дерден и Джек из «Бойцовского клуба», — хорошая визуальная метафора того, что в каждом человеке сосуществует несколько личностей. Они могут договариваться друг с другом, помогать или вступать в конфликты, а в крайних случаях — по очереди захватывать власть над телом и сознанием. «Теории и практики» объясняют, откуда берутся субличности, из кого состоит наш «внутренний коллектив» и как примирить его участников друг с другом.

Тройственный союз

Диссоциативное расстройство личности (или множественные личности) — это крайнее проявление внутренних противоречий, когда в одном теле, часто не зная друг о друге, по-настоящему живут несколько человек разного возраста, пола и характера. Такое явление встречается крайне редко, несмотря на то что этот эффектный сюжет регулярно появляется в кино и литературе. Так, в сериале «Обмани меня» одна из субличностей свидетельницы помогала другой расследовать преступление, а в основанной на реальных событиях книге Дэниэла Киза «Множественные умы Билли Миллигана» боролись между собой 24 полноценные субличности с разными IQ, талантами, религиями и сексуальными предпочтениями.

В норме же, судя по различным психологическим концепциям, у всех есть свой внутренний коллектив, однако в том, кто его участники, мнения расходятся.

Американский психолог и психиатр Эрик Берн выделял трех субличностей — три состояния «я», которые по очереди вступают во взаимодействие с теми же участниками триады других людей. Эти субличности — Родитель, Ребенок и Взрослый, по мнению Берна, есть в каждом, и у каждого ведут себя сходным образом.

Ребенок — это желания и эмоции, к его сфере относятся радость и искренность, спонтанное творчество и при этом же импульсивные преступления, ведь силе желаний Ребенка трудно противостоять. Родитель, напротив, это долг, мораль, нормы и правила. Он несет ответственность за себя и за других, знает, как надо, но не задумывается, зачем, оценивает и требует. Обоим противостоит Взрослый, разделяющий личное мнение и окружающую реальность. Взрослый работает с фактами, логично рассуждает, умеет сдерживать порывы Ребенка и подвергать сомнению предрассудки и заученные правила Родителя.

Естественно, каждая из субличностей может обладать специфическим характером (Ребенок может быть и веселым, и агрессивным, Родитель — и заботливыми, и карающим). Субличности могут быть разной силы и выраженности, и каждая из них может пытаться захватить полную власть над человеком.

В этой концепции субличности важны не сами по себе, а, прежде всего, своей коммуникативной функцией — поэтому и метод, который с ними работает, называется трансакционным анализом. При встрече двоих людей, на самом деле, разговаривают не две, а целых шесть личностей, то есть два набора Родителей, Детей и Взрослых, а успех или неудача в общении будут зависеть от того, кого они выберут своими представителями. Так, например, при серьезном разговоре Взрослому одного человека с его логическими раскладками будет трудно с Родителем другого, который умеет только укорять и наказывать, или с Ребенком, который капризничает или дурачится.

В норме хозяин трех субличностей легко переключается между ними для эффективного делового или личного общения. А все сбои случаются либо при застревании только в одной роли, либо при неудачном сочетании выбранных для коммуникации «представителей».

Между Персоной и Тенью

Гораздо большее разнообразие внутренних жителей встречается в теории Карла Густава Юнга и его последователей. В этой концепции у каждого есть не только личное, но и коллективное бессознательное, которое составляют универсальные психические структуры — архетипы.

Сам Юнг рассказал о том, что у каждого есть Персона, субличность, демонстрируемая миру; Тень, состоящая из стыдных и отвергаемых качеств; Божественный младенец, Мудрый старик, а также Анимус и Анима, внутренний мужчина у женщины и внутренняя женщина у мужчины.

Постъюнгианцы стали «населять» личность человека все большим количеством персонажей и рассказывать об их положительных и отрицательных качествах. Роберт Джонсон в работах «Он», «Она» и «Мы» описал опасность того, что люди в романтических отношениях на самом деле любят не реального человека, а своего внутреннего мужчину или женщину. Мария-Луиза фон Франц посвятила свое исследование «Вечный юноша. Puer Aeternus» современным молодым мужчинам, захваченным прекрасным и инфантильным архетипом Вечного мальчика. А Кларисса Пинкола Эстес в книге «Бегущая с волками» в большей степени поэтично, чем научно, обосновала острую необходимость актуализации архетипа Дикой женщины.

В силу бесконечной растяжимости коллективного бессознательного некоторые авторы создали целые системы ролевых архетипов, составляющих личность человека. В отечественной школе сказкотерапии считается, что в каждом живут деперсонализированные персонажи сказок — Царь/Царица, Крестьянин/Крестьянка, Воин/Воительница и так далее, сильные стороны которых человеку необходимо научиться грамотно использовать. Так, крестьянина нужно «включать» для терпеливой работы, Воина — для здоровой агрессии, Царя — для управления и ответственности, Купца — для зарабатывания денег в удовольствие, а Монаха — для самопогружения и размышлений.

Сходным образом устроен коллектив субличностей у Джин Шиноды Болен и Галины Бедненко, которые показали внутренний мир человека населенным образами богов и богинь древнегреческой мифологии. Аполлон и Афина, Посейдон или Гера во всем разнообразии своих качеств и функций могут с разной силой проявляться в человеке и в равной степени вести его к успеху или к неудачам.

Подобная визуализация человеческих качеств, стремлений и потребностей — это довольно удобный способ разобраться в своих чувствах и желаниях. Например, заметив у себя перфекционизм и снобизм — свойства Аполлона, можно сразу же вспомнить о его противоположности Дионисе и подумать о том, как внести в свою жизнь больше спонтанности и веселья.

Болен сравнивает систему ролевых архетипов с комитетом, где в норме каждому дают высказаться и где процесс возглавляет здоровое эго. То есть в норме человек видит все богатство своих социальных ролей, мотиваций и особенностей, а также умеет с ними управляться: кого-то пропустить вперед, кого-то попридержать, кого-то помирить. Однако при слабом эго — председателе комитета (можно думать о нем как о воле или как об осознанности) могут начаться бесконечные конфликты или произойдет единоличный захват власти. Поэтому человек, во всех ситуациях ведущий себя, например, как Воин (если говорить в терминах сказкотерапии), большей частью будет действовать во вред себе и окружающим, несмотря на безусловно яркий образ.

Как договориться с внутренним критиком

Наконец, субличностям человека самим по себе даже посвящено отдельное направление психотерапии. Ричард К. Шварц в работе «Системная семейная терапия субличностей» рассказывает о Центре личности, (несколько похожем на Самость у Юнга), который всегда здоров и должен управлять субличностями, и приводит свою классификацию субличностей, которые могут быть травмированы и с которыми можно работать в процессе терапии. Это Менеджер и Изгнанник, Защитник и Пессимист, Критик и опять же Ребенок. Эти субличности могут бороться за власть, мешать друг другу, а также заботиться или помогать.

Шварц смотрит на субличностей как на семью, члены который связаны общей памятью и довольно непростыми отношениями. Каждый из семьи нужен и полезен, если не захватывает власть или просто не начинает вести себя неконструктивно. Например, за травмированного Ребенка, то есть за раненую творческую и искреннюю составляющую личности может вступиться Защитник, но защита эта может выражаться в возведении границ и запрете на дальнейшие активные действия и новые контакты. На уровне человека это будет выражаться в творческом застое и обеднении эмоций, поэтому при психотерапии или даже при простом самоанализе придется договариваться с Защитником, чтобы тот отпустил Ребенка на волю.

Двум другим неоднозначным субличностям, внутреннему Цензору и внутреннему Критику, особое внимание уделяют иконы творческого сэлф-хелпа Джулия Кэмерон («Путь художника»), Барбара Шер («Мечтать не вредно») и Энн Ламотт («Птица за птицей»). В норме они, как и остальные субличности, позволяют человеку быть более адаптивным и лучше справляться с жизненными задачами. Цензор позволяет контролировать то, что, где и кому можно говорить, а что нет; а Критик показывает, где можно улучшить свои результаты, и не дает останавливаться на достигнутом. Однако, получив слишком много власти (здесь привет берновскому Родителю всей нашей культуры, указывающему на проблемные, а не на удачные моменты), Критик и Цензор не дают творческому процессу даже начаться, все время осаживая и придираясь. А если хоть какое-то дело и будет доведено до конца, то оно мгновенно обесценится. Так полезные навыки самоконтроля и самокритики могут привести исключительно к неврозам и прокрастинации, ведь зачем начинать дело, если невозможно выполнить его идеально.

Однако с субличностями, как и с живыми людьми, можно договариваться, а если не получается, то и обманывать их. Так, для взаимодействия с Критиком можно использовать специальные техники, например, поставить себе задачу написать или нарисовать как можно больше в ограниченный срок — за такое время Критик не успевает «проснуться». Кстати, болезненную тему работы в самый последний момент перед дедлайном можно обратить во благо и использовать для борьбы с этой субличностью.

Важно помнить, что «обман внутреннего критика», «возрождение внутренней богини» или простое желание порассуждать вслух на разные голоса не стоит рассматривать как лайт-версию диссоциативного расстройства. При нем субличности часто не знают друг о друге, а, кроме того, для его развития необходима довольно серьезная травма, скорее всего, в детстве, и, возможно, изначальная предрасположенность. А письма себе-Ребенку или руководство коллективом внутренних сказочных персонажей — понятные способы самопомощи через работающие метафоры.

Иконки: 1) Juan Pablo Bravo, 2) Björn Andersson, 3) Michael Stüker.

Как излечить Внутреннего Ребёнка?

В психологии можно встретить понятие «психологический возраст». Который часто может не совпадать с физическим. Такое несовпадение может быть как временным, так и постоянным.

В первом случае речь идёт о регрессии, во втором – об инфантилизме. Т.е., иначе говоря, либо Взрослый в отношениях становится Ребёнком (Э. Бёрн), либо изначально в эти отношения вступает не взрослый и незрелый человек.

Каждый человек когда-то был ребенком, и этот образ мы несём с собой во взрослую жизнь. В различных источниках и теориях чаще всего можно встретиться с двумя видами внутреннего ребенка - Счастливым и Травмированным (или Естественным и Плачущим).

Счастливый (целостный) ребенок – это желанное дитя любящих, взрослых и психологически здоровых родителей. Такие родители принимали ребёнка, заботились о нём и поддерживали, уважали личность ребёнка и его право на самостоятельность. Такой ребёнок становится Взрослым естественным путём. Повзрослев, все эти функции он может осуществлять по отношению к себе сам. Другими словами, он насыщен (любовью и принятием) и научен экологичному и бережному обращению с собой. Сохраняя связь с таким Внутренним Ребёнком, человек подпитывается из этого состояния энергией, потому что в нём источник спонтанности, творчества, витальности, уверенно идёт по жизни, решает проблемы, принимает решения, делает выборы – потому что хорошо знает, чего он хочет. К сожалению, такое детство было не у многих из нас. А, значит, и не у многих наших родителей…

Травмированный (плачущий) ребенок – это ребёнок, подвергшийся различным видам травм либо насилия: в худшем случае – физического, в «лучшем» - психологического. Это может быть одинокий и отвергнутый, брошенный и забытый, оскорблённый, использованный, жертвующий собой ребёнок. Родители или были поглощены своими собственными горестями и проблемами (гипоопека), или чрезмерно вовлекали ребёнка в свою жизнь (гиперопека). В первом случае родители были холодные, пренебрегающие, эгоистичные, во втором – тревожные, контролирующие, сверхзаботливые. В результате ребёнок оказался переполнен эмоциональной болью и не отреагированными чувствами и состояниями - страхом, печалью, обидой, гневом, одиночеством, беспомощностью.

В детстве для защиты Плачущего и Травмированного ребёнка (как защитный механизм) на сцену может выйти ещё одна субличность – Контролирующий ребёнок. Для избавления от эмоциональной боли и невыносимого внутреннего напряжения он изыскивает различные средства. Одни из них - отвлекающие (работа, спорт, навязчивая забота о других, компьютерные игры) - более социально-приемлемые. Другие -  обезболивающие (еда, алкоголь, медикаменты, секс, никотин, азартные игры) – осуждаемые обществом. На самом деле, и те и другие с большой вероятностью могут стать объектом патологического пристрастия. Здесь находятся корни всех зависимостей.

Поскольку потребности всё равно не удовлетворяются, и Контролирующий Ребёнок со своей задачей уже не справляется, может появиться ещё один персонаж – Разгневанный и Бунтующий Ребёнок (сочетание Плачущего и Контролирующего). Он сверх требовательный, открыто выражает враждебность.

При соединении Естественного, Контролирующего и Плачущего - на свет рождается Упрямый и Эгоистичный Ребёнок, он проявляет свою агрессию не явно, скрытно. Он манипулятор, интриган, часто мстительный и изобретательный. Живёт под лозунгами: «Я имею на это право», «Я буду делать только то, что мне нравится». Общими чертами этих субличностей являются: оправдание своего поведения, обвинение других, безрассудство, отказ от ответственности.

Что же происходит с этими Детьми? Они живут в нас - взрослых. Такие взрослые всегда психологически находятся в позиции ребенка – недокормленного, вечно жаждущего любви и внимания, нуждающегося, зависимого, требовательного к другим. Чувства эти по-прежнему актуальны, они энергетически заряжены, и эта энергия требует выхода. Обиды, недовольство, упреки, претензии такого взрослого ребенка изначально предназначены родителям, тем не менее, предъявляются чаще всего - партнерам. Как только в настоящей реальной взрослой жизни происходят ситуации, похожие на ситуации из детства, или как только мы встречаем кого-то, кто становится нам не безразличен, мы начинаем вести себя так, как будто другие люди что-то нам должны. Снова и снова наш Внутренний раненый ребенок проецирует на настоящее ситуацию травмы, заставляя нас реагировать так, как реагировал бы маленький ребенок. А именно – жалуется, требует, хнычет, требует, манипулирует и контролирует.

Где нет детства, нет и зрелости. Франсуаза Дольто

Эти субличности легко узнаются в ролях, которые играют уже взрослые люди. Например, Плачущий Ребёнок – явная Жертва. Для неё характерно: применение обезболивающих средств, химические зависимости (наркотики, алкоголь и т.д.), склонность к депрессиям, бегство от ответственности. Чаще это творческие люди – художники, музыканты, актёры, поэты.

Контролирующий Ребёнок – это, как правило, эмоционально-холодный и недоступный человек. Характерно: отвлекающие средства, перфекционизм, трудоголизм, супердостижения. Живут по правилам, ориентируются на образец. Ригидные, упрямые, педантичные. Берут на себя чужую ответственность - «жизнь для других» (Спасатель).

Эти полюса не жёсткие – человек в течении жизни может переходить из одного болезненного полюса в другой, а может сочетать в себе черты обоих. В результате непроработанности Плачущего Ребёнка, человек попадает в эмоциональную ловушку – так называемый треугольник Карпмана, где постоянно меняет роли – Спасателя, Жертвы и Агрессора.

Все эти состояния/субличности хороши, если появляются на сцене нашей жизни эпизодически. Когда же одна из них становится доминирующей частью взрослого человека – это приводит, безусловно, к разрушению отношений. Никто не в состоянии постоянно быть любящим и без конца принимающим родителем, излечивающим детские травмы партнёра. Особенно если в отношениях встречаются два таких травмированных ребёнка (а, как правило, так и происходит)… В результате – одиночество и бесконечное ожидание волшебства – встречи с человеком, который додаст то, что когда-то не додали нам родители: любовь, заботу, чувство безопасности и защищённости, признание того, что ты самый лучший.

Выход в исцелении, в первую очередь Плачущего Ребёнка, потому что именно эта часть порождает все остальные. Нужно помочь ему отреагировать море его боли, оплакать полученные раны. Важно и необходимо принять все свои части, потому что среди них нет плохих и хороших, все они в своё время помогли нам выжить и не разрушиться. Принять для восстановления своей целостности, а, значит, и психологического здоровья.

И только после работы с Внутренним Ребёнком начинать осторожно и бережно выращивать из него мудрого Взрослого - уверенного, поддерживающего, умеющего не только брать, но и давать, ответственного и принимающего решения. Который сможет выстроить полноценные и полные любви отношения с другим Взрослым. Чего вам от всей души желаю.


(по материалам книги Мэрилин Мюррей «МЕТОД МЮРРЕЙ»)

Источник:
psy-practice.com 

Как внутренний родитель влияет на нашу жизнь: забота, критика, мощная сила

Время Чтения: 4 мин.

Внутри каждого человека есть внутренний родитель, ребенок, взрослый. Сегодня разберем, как взаимодействовать с внутренним родителем. 

Многие слышали про субличности и роли, которые мы выполняем изо дня в день. Но никто не говорит, как с ними работать, зачем они нужны, что они подсвечивают и какие у каждой субличности есть потребности. Поэтому от меня будет ряд статей, которые прояснят этот момент.

В прошлой статье мы разобрали внутреннего ребенка. Прочитать можно здесь: Внутренний ребенок души: почему важно не игнорировать свои желания

Для того чтобы взрастить взрослого (а взрослый именно взращивается), внутренний родитель должен быть спокойным, защищенным некой стабильностью и понимаем того, что происходит вокруг.

Внутренний ребенок должен быть исцеленным. По ходу жизни мы подавляем свои желания. Нам зачастую говорят, что мы должны делать, что нужно делать, какие у нас обязательства, и чего от нас ожидают. Поэтому субличность, которая отвечает за «Я-хочу», внутренний ребенок, зачастую угнетена, и ее нужно исцелить. Сегодня мы начнем с внутреннего родителя и выясним, как он влияет на нашу жизнь.

к оглавлению ↑

Кто такой внутренний родитель

Внутренний родитель отражает установки и поведение родителей, а также взрослых, которые оказывали на нас влияние. Внутренний родитель мыслит категорией «надо» и отвечает за понимание, следование социальным нормам, а также поддержку внутренней и внешней безопасности.

Внутри каждого человека уживаются два родителя: заботливый и критикующий.

Как стать счастливой женщиной и полюбить себя: 5 привычек на каждый день

к оглавлению ↑

Заботливый внутренний родитель

Заботливый родитель – это та субличность, которая поддерживает, когда случаются неудачи, упадок сил. Как это проявляется? Когда вы себе говорите: «Ничего страшного, у меня все получится, я смогу, я справлюсь», и когда верите в себя.

Заботливый и любящий родитель обеспечивает веру в личные силы, отсутствие страхов, доверие миру. Рождается внутренний родитель из позитивного детского опыта. По факту это проекция взрослых, которые поддерживали вас в детстве. Такой позитивный опыт позволяет приобрести внутренние опоры и уверенность в том, что все получится, что все ошибки – это нормально.

к оглавлению ↑

Критикующий внутренний родитель

Но бывают родители и критикующие. Как это проявляется?

  1. Отсутствие веры в себя;
  2. Боязнь нового;
  3. Множество страхов в разных сферах;
  4. Высокая тревожность;
  5. Недоверие к миру;
  6. Неумение расслабиться, делегировать;
  7. Жесткий трудоголизм. 

Жизнь под гнетом критикующего родителя превращается в обслуживание чужих ожиданий и собственных страхов.

Внутренний критик — основа сопротивлений, что несет в себе много вторичных выгод. Но есть и хорошие новости: с внутренним критиком можно договориться.

Какие могут быть вторичные выгоды от критикующего родителя? Например, вы хотите достигнуть новой цели, критик говорит: «Зачем тебе это необходимо? И так же нормально жили! Куда ты лезешь? У тебя может не получиться. Оно тебе надо?». И вы думаете: «Зачем мне это нужно? Пусть все останется, как есть». Он как бы нас «оберегает».

Вторичная выгода – это состояние, которое сохраняет нас от действий, связанных со стрессом и риском. Как следствие, мы получаем спокойствие, можем валяться на диване и ничего не делать. Мы также можем влиять на внутреннего родителя, как и он на нас, ведь это не более, чем часть нашей личности.

У большинства людей есть страх критики, потому что он затрагивает другие глубинные страхи: быть отвергнутым, ненужным, неважным, неправым и ничтожным. Но важно понять, что вы уже взрослые. Вам нужно научиться не впадать в детское состояние, когда вы сталкиваетесь с критикой, а снижать ее давление и выдерживать.

Как это сделать? Научитесь запрашивать критику. Например, когда создаете какой-то продукт, спрашивайте мнение людей по поводу этого. Расспрашивайте мнения других незнакомых людей. Разумеется, это могут быть как положительные и нейтральные отзывы, так и негативные. Если использовать ее в малых дозах, то она формирует иммунитет к сильной (большей) критике.

Болезненная критика: 6 способов, как правильно реагировать

к оглавлению ↑

Как работать с внутренним родителем?

Здесь очень важно написать два письма.

к оглавлению ↑

Что еще поможет в работе с внутренним родителем?

Это практика благодарности себе.

Делайте упор на то, что вам нравится в себе.

Каждый вечер в дневник развития нужно записывать благодарность миру, себе, обязательно родителям и другим людям. Очень важно 10-20% дохода выделять своему внутреннему родителю на его переживания: создать подушку безопасности, инвестиционный портфель. Зачем? Чтобы внутренний родитель был спокоен, что «я не живу на последние деньги и только сегодняшним днем, что веду себя инфантильно».

В таком случае внутренний родитель будет чувствовать стабильность и некую безопасность.

Похожее

Не пропускай самые интересные публикации для личностного роста. Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.

Ирина Шевченко

Помогу совершить прорыв в жизни в ресурсном состоянии 🚀🔥
Work&Life Balance
✅Создала мотивационный планер «90 дней для прорыва в жизни»
✅Высшее психологическое
✅Чемпионка Украины по лёгкой атлетике

режимы, в которых мы существуем. Подходы и методы, где встречаются субличности

Субличности подробнее и нагляднее описаны и используются в трансактном анализе, методе Мюррей и схема-терапии.

👥 Трансактный анализ. Основатель теории — психоаналитик Эрик Берн, который работал с военными. Он критиковал классический психоанализ из-за его сложности. Он предложил свою теорию, где всего три эго-состояния (набор паттернов, чувств и мыслей): родитель, взрослый и ребенок. В каждом из состояний человек ведет себя, мыслит и чувствует по-разному. Родительское эго-состояние — это то, как вели и думали наши родители и это отложилось в нашей памяти. Эго-состояние ребенка — это то, как мы себя вели и чувствовали, пока были ребенком. Взрослое эго-состояние — это состояние, когда мы адекватно воспринимаем ситуацию и принимаем решения. Трансакция — это единица общения между двумя людьми, каждый из которых пребывает в том или ином эго-состоянии.

Пример 🔻

Студент опоздал на лекцию. Он заходит в аудиторию, здоровается и просит его извинить за опоздание. Он находится во взрослом эго-состоянии, понимает, что не прав, поэтому приносит извинения и не оправдывается при этом. У взрослого студента могли быть уважительные причины для опоздания. Преподаватель в этот момент может занять взрослую позицию, пригласить занять свободное место. Или он может вести себя из позиции родителя и сказать: «Вот так значит ты относишься к учебе. Тебе не важны занятия видимо». Студент от неожиданности выпадает из взрослого эго-состояния и занимает позицию ребенка — начинает оправдываться, смущаться.

👶 Метод Мюррей. У американского психотерапевта Мэрилин Мюррей была непростая судьба. В детстве она пережила сексуальное насилие, ее психика это вытеснила. Но тело помнило и болело так, что она была близка к суициду. Психотерапия помогла ей вспомнить те события и справиться с физической болью. После чего она много помогала другим жертвам насилия. Она одна из первых, кто в Америке организовывала группы самопомощи. Мюррей религиозна, это наложило отпечаток на ее теорию.

🚼 Субличности в методе Мюррей представлены в детских образах. Естественный ребенок — то, каким нас задумал Бог, говорила Мюррей. В результате психологических травм Естественный ребенок становится Разгневанным бунтующим ребенком или Плачущим ребенком (она это называет еще «Море боли»). Естественный ребенок создает Контролирующего ребенка для защиты Плачущего ребенка. Также описывается состояние Упрямого эгоистичного ребенка. Если дать Плачущему ребенку выплакаться, а Разгневанного ребенка успокоить, то человек перейдет в состояние Здоровая уравновешенная личность.

🌐 Схема-терапия. Это интегративный метод, который вобрал в себя все важные аспекты разных подходов. Субличности, которые называются режимами, в нем прописаны очень подробно, поэтому это удобный инструмент для работы над собой.

90 000 внутренних семейных систем, или ваша внутренняя семья

Если вы когда-либо чувствовали себя разорванным внутри (например, одна часть вас хотела сменить работу, а другая часть хотела остаться на прежней работе),

или

Услышал в своем воображении различные голоса (например, неприятные замечания Внутреннего Критика, пытавшегося подрезать тебе крылья),

или

в компании друзей или коллег вы вели себя совершенно иначе, чем в компании родителей и совершенно иначе, чем в компании вашего партнера...

... мышление с точки зрения «частей личности» довольно быстро станет для вас естественным. В основе теории и модели IFS лежит предположение, что наша личность состоит из множества так называемых "Субличности", другими словами - части.

И речь здесь не о том психическом разделении, которым Голливуд так охотно пугает людей в фильмах о раздвоении личности или шизофрении. Мы говорим о совершенно здоровом и естественном состоянии нашего разума, который, вопреки тому, во что до сих пор верит большая часть нашего общества, не является единым, неделимым целым.

Это прекрасно демонстрирует сказка «Головоломка», созданная в соавторстве с известным специалистом по эмоциям Полом Экманом:

Эта сказка вызывает у меня массу положительных эмоций... в теплой, смешной и очень доступной форме показывает сложность нашего ума.

Понимание того, что наш разум состоит из частей («множественность разума»), меняет наше восприятие и отношение к себе на многих уровнях и открывает целый спектр новых возможностей в контексте психотерапии и личностного развития.О субличностях я уже писал в своей книге «Прозрение. Дорога к умственной зрелости» в главе «Внутренний сбор». Однако на момент написания этой главы я еще не был знаком с IFS-терапией, что позволило мне совершенно по-новому взглянуть на идею расщепления сознания.

Прежде чем я опишу главного героя сегодняшней статьи, метод ИФС, я хотел бы показать вам, как психологи и психотерапевты за последнее столетие пришли к пониманию того, что наша личность состоит из множества разных частей - более мелких личностей.

Смена парадигмы

Все началось давным-давно... с двух весьма умных джентльменов - Сократа и Платона. Оба они утверждали, что разум как минимум дуален.

К сожалению, после этого на долгие века дело было совершенно затишье. Первые современные модели, состоящие из части личности, появились несколько ближе к нашему времени, то есть между 1890-м и 1910-м годами. К сожалению, большинство из них полагали, что это не естественное состояние души, а скорее следствие травмы, раздробившей личность на части.Однако уже тогда некоторые теории предполагали, что это могло быть что-то совершенно естественное.

Теперь совершим небольшое путешествие во времени:

Согласно Джону Роуэну, автору книги «Откройте для себя свои субличности», существует более двадцати синонимов понятия субличностей, таких как субличности, эго-состояния, голоса, энергетические паттерны, самоподсистемы, субидентичности, состояния идентичности. , вторая личность, более глубокие потенциалы и т. д.

Субличности в нейропсихологии

Интересно, что этот способ мышления о человеческом разуме в настоящее время поддерживается многими известными и уважаемыми нейропсихологами. Технология, которая позволяет нам досконально изучить человеческий мозг, показывает нам, что этот важнейший орган в нашем теле работает по принципу взаимодействующих, автономных «модулей».

Дэн Сигел, профессор клинической психиатрии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, пишет, что субличности — это «состояния ума, имеющие повторяющийся во времени паттерн активности.Эти специализированные «я» имеют относительно специализированные и несколько независимые способы обработки информации и достижения целей. У каждого человека есть много таких взаимозависимых и в то же время различных процессов, которые существуют во времени с чувством непрерывности, которое создает опыт разума». (Сигель, 1999, стр. 231). В свою очередь, нейробиолог Дэвид Игельман (Стэнфордский университет) сравнивает разум, состоящий из частей, с судом присяжных, который должен вынести вердикт, или с демократией, которая должна избрать одного президента.

Мне особенно нравится внешность американского интеллектуала и писателя Дугласа Хофштадтера, получившего Пулитцеровскую премию 1979 года за книгу о познании и интеллекте. О субличностях с точки зрения нейронауки он говорит: «Мозг с его миллиардами нейронов подобен сообществу, состоящему из меньших сообществ. Сообщества верхнего уровня (чуть ниже уровня целостности) — это то, что мне нравится называть субличностями. или внутренние голоса… Это конкурирующие аспекты нас самих, которыми они пытаются командовать в целом».

Хотя и наука, и опыт показывают, что наш разум не является единым целым, к сожалению, для большинства людей мысль о том, что мы состоим из многих частей, до сих пор является чем-то совершенно чуждым большинству людей. Мысль о том, что мы «хозяева своего разума», удобна — нам нравится думать, что мы контролируем свой внутренний мир. Гораздо легче управлять однородным умом, чем целой толпой обитателей внутреннего общества.

Кроме того, признание того, что у нас есть разные части, может означать, что нам нужно будет слушать их или узнавать их эмоции, что может быть совсем не приятным или неудобным.Наша защита может быть очень сильной, пугая нас и препятствуя заглядыванию внутрь и обнаружению частей.

Между тем, изменение вашего мышления с «моноразума» на «множественный разум» может иметь гораздо более глубокие последствия, чем вы думаете. Почему?

Развенчание мифа о моноразуме

Возьмем, к примеру, Внутреннюю Лению. Это состояние, в котором мы ничего не хотим… Если мы время от времени его испытываем, есть большая вероятность, что мы иногда называем себя «ленивыми», отождествляя себя с такой оценкой.Эта оценка становится частью нашей идентичности и снижает нашу самооценку.

Когда мы видим разум как единое целое, каждый дефект или слабость в нашей личности мы будем идентифицировать как наше «я».

Но ведь даже те из нас, у кого этот Внутренний Ленивец чрезвычайно активен, время от времени испытывают на себе влияние этой более амбициозной, страстной части своей личности. Судить о себе по одной субличности — значит игнорировать все внутреннее богатство, из которого мы сделаны.

Что делать, если у вас есть более одной из этих деструктивных частей? Что, если на данном этапе вашей жизни доминирующими частями вашей личности являются Внутренний Критик, Ленивость, Чувство Вины и Сожаления? Отношение к этим состояниям как к неотъемлемой части вашей идентичности, как сущности вашего характера может стать для нас блокировкой на очень глубоком уровне.

В случае упомянутой выше ленивой части личности гораздо уместнее будет сказать «Часть меня ленива», чем заранее судить себя как ленивого.Очень освобождает знание того, что вы не «неполноценны» в целом, а то, что какая-то часть вас (по какой-то конкретной причине) заставляет вас вести себя так, очень освобождает. Это дает вам чувство контроля и укрепляет вашу самооценку.

Более того, не видя всего того богатства различных энергий, мотивов, желаний и чувств, которые живут в нашей психике, наше представление о себе весьма ограничено. С этой точки зрения большая часть нашего поведения рассматривается как ненужные привычки, вредные пережитки прошлого или результат ошибок мышления.

Осознание модульной структуры нашей собственной личности освобождает нас от деструктивной самооценки и помогает нам понять даже самые проблемные стороны самих себя. Это основа принятия себя. С другой стороны, разрешение внутренних конфликтов и достижение согласия и взаимопонимания между частями нас самих заставляют нас покончить с привычкой к самокритике и саморазрушению. Это основа самообеспечения. Каждый разговор с частями вашей личности будет для вас возможностью исцелить какой-то аспект вашей психики.

Когда мы смотрим на себя, зная, что мы состоим из частей и взаимодействуем с ними, мы вдруг видим весь этот удивительный внутренний мир. Понимание того, как работают наши части, ведет к глубокому пониманию, «состраданию к себе» и принятию даже самых темных уголков нашей личности.

Все запчасти приветствуются

Как ни удивительно, нам нужны даже самые экстремальные и деструктивные части нашей личности.

Все эти ограничивающие убеждения, деструктивные привычки и тяжелые эмоции являются вполне осмысленными защитными механизмами. Это инструменты, используемые частями, которые защищают то, что в нас наиболее уязвимо и ранено. Они делают то, что делают, потому что не знают другого. Некоторые из них приступили к своим обязанностям, когда мы были детьми, другие научились своим ролям у своих родителей или опекунов.

Без понимания того, чему нас так метко учит IFS — что каждая часть нашей личности по существу хороша и имеет для нас позитивные намерения, — нам очень легко осуждать, отрицать и бороться с теми своими аспектами, которые усложняют нашу жизнь.И по мере того, как мы боремся друг с другом и отрицаем наши внутренние голоса, они становятся еще более экстремальными, и проблема усугубляется.

Во многих терапевтических ориентациях наши внутренние трудности рассматриваются как плохие и должны быть изменены, в то время как лучший способ освободиться от эмоциональных блоков — смотреть на них с открытостью, пониманием и состраданием.

И это то, что гласит девиз IFS: «Все части приветствуются».Когда мы заглядываем в себя и применяем эти слова на практике, мы открываем путь к внутренней трансформации. Глубокое и продолжительное изменение происходит, когда данная субличность сама понимает, что ей больше не нужно выполнять свою нынешнюю роль и что она может поддерживать нас по-другому.

К сожалению, большинство психотерапевтических направлений все еще укладывается в парадигму моноума, и решения, предлагаемые этими методами, поддерживают этот образ мышления. Поэтому тот, у кого есть расстройство, будет думать, что он или она полностью «расстроен».Мало того, что он не контролирует какую-то часть себя, так еще и по его мнению - у него ущербный ум. Во многих ситуациях такой образ мышления может очень затруднить преодоление расстройства.

Существуют также подходы, которые делают этот важный шаг в правильном направлении. Примерами являются движение осознанности и ACT-терапия (терапия принятия и приверженности). Суть этих подходов в том, чтобы отделить себя от мыслей и эмоциональных состояний и наблюдать за ними с добротой и принятием. Тем не менее, несмотря на этот переход к большей эмпатии к нашему внутреннему миру, оба метода не предполагают взаимодействия с нашими эмоциями или способами мышления.Это взаимодействие присутствует в модели IFS и открывает много возможностей для углубления нашего понимания самих себя и исцеления внутренних ран.

Теперь давайте посмотрим, как модель Внутренних Семейных Систем понимает психику человека и чем она отличается от других направлений психотерапии.

Внутренняя семейная система

До того, как IFS увидела свет, ее будущий основатель Ричард Шварц был семейным терапевтом. Работая со своими клиентами, он стал уделять все больше и больше внимания языку, который использовали его клиенты.Говоря о своем внутреннем мире, они часто употребляли слово «часть», говоря, например, «часть меня хочет развестись, а часть меня хочет продолжать эти отношения».

Шварц решил прислушаться к своей интуиции. Следя за своими клиентами и слушая, что они говорили о некоторых его личностях, он обнаружил нечто, навсегда изменившее его карьеру и приведшее его к созданию модели IFS.

Глядя как на свои собственные части, так и на «внутренние семьи» своих клиентов, Шварц понял, что субличность — это не только механический способ функционирования нашей психики или неуловимое состояние ума, которое проходит через несколько мгновений.Субличности подобны маленьким людям, которые живут в нас. Они формируются вокруг определенных потребностей (безопасность, принадлежность, самореализация и т. д.) и имеют свои собственные желания, страхи и привычки. Они связаны с определенными эмоциями и верят в определенные убеждения.

Например, перфекционист — это гораздо больше, чем просто желание делать все идеально. Эта часть нашей личности может быть связана с:

Таким образом, перфекционист подобен целостной личности, которая вместе с другими частями составляет то, что мы называем нашим Я, нашей идентичностью.

В зависимости от ситуации активируются разные части. Вы когда-нибудь вели себя по-разному в разных ситуациях? Мы ведем себя по-разному, когда отдыхаем с друзьями, и иначе, когда встречаемся с родителями. В один момент мы можем быть полны надежды и думать о своем будущем, в другой мы можем чувствовать, что наша жизнь бессмысленна.У каждого из нас есть множество разных, часто противоречивых чувств, которые живут внутри нас одновременно. Некоторые из них активны и доминируют, другие могут быть подавлены или заперты в подвалах нашего подсознания.

Если мы не будем внимательно следить за тем, как реагирует наше тело и какие мысли (голоса) возникают в нашей голове в данный момент, мы не замечаем, что в один день несколько, а иногда даже несколько частей (Джон Роуэн, британский психотерапевт, в его книга «Открой свои субличности» пишет о том, что у нас обычно от 4 до 9 основных субличностей).

Ричард Шварц уже сделал все эти открытия в 1980-х годах, но только в 1995 году он опубликовал первую книгу с подробным описанием созданной им модели. Он пишет о IFS (внутренних семейных системах) как о методе психотерапии, модели разума и жизненной практике.

Думаю, не будет преувеличением написать, что у ИФС есть все шансы «облажаться» в мире психотерапии. Инновационные предположения и уникальные методики, входящие в эту модель, являются глотком свежего воздуха по сравнению с терапевтическими системами, эффективность которых оставляет желать лучшего.

Чем IFS отличается от других моделей психотерапии?

IFS и другие модели психотерапии

Представление о том, что наша личность состоит из множества разных частей, не ново. Так чем же отличается IFS? Этих отличий, безусловно, больше, но 3 из них кажутся ключевыми:

1. Выявление отношений между частями

В отличие от других терапевтических систем, учитывающих работу с субличностями, IFS фокусируется не только на отдельных частях, но прежде всего на отношениях между ними.Так что вся внутренняя система — наша внутренняя семья — важна.

Шварц смог осознать ключевую важность отношений между отдельными частями, в основном благодаря своей предыдущей практике семейного терапевта. Когда он применил свои знания о семейных системах к внутреннему миру, он понял, что рассмотрение отношений между различными частями личности позволяет нам осознать источник многих проблем, с которыми сталкиваются люди.

Оказывается, трудно понять действия одной субличности (а также помочь ей изменить свою роль и способ работы в системе) в отрыве от других частей, с которыми она может находиться в конфликте, которую может защищать или через которым он может быть защищен.

Даже те методы, которые максимально ориентированы на работу с субличностями (Голосовой диалог, Трансактный анализ или Гештальт-терапия), не обращают внимания на то, какие отношения складываются между ними в нашем внутреннем мире.

2. Взаимоотношения и помогающие части

Суть многих систем, работающих с частями, заключается во взаимодействии с тем, что живет внутри нас. Юнг писал об этом раньше, Перлз, создатель гештальт-терапии (техника пустого стула), практиковал ее, а Хэл и Синдра Стоун (создатели метода голосового диалога) говорили об этом.

Однако только IFS направлена ​​на: а) развитие более глубоких отношений с нашими частями и б) помощь им в освобождении от блокировок и эмоционального бремени или ролей.

А) Что значит относиться к части? Получается, что мы можем нравиться или не нравиться членам нашей внутренней семьи, они могут доверять или не доверять нам, они могут хотеть или не хотеть с нами разговаривать. Точно так же, как с людьми, которых мы встречаем во внешнем мире, мы можем развивать отношения с каждой частью нашего внутреннего мира. Хорошие отношения с членами этого внутреннего сообщества имеют решающее значение в терапии IFS, потому что только тогда они открыты и готовы к диалогу, чтобы рассказать нам, чего они боятся, от чего бегут, чего хотят и кого защищают.Только тогда они готовы сотрудничать с нами и другими частями.

B) IFS не только включает в себя вступление в диалог и построение отношений с частями, которые мы находим внутри себя. Суть этого подхода в помощи частям. Некоторые части нуждаются в поддержке, чтобы освободиться от деструктивных ролей, которые они играют (например, перфекционист или внутренний критик), в то время как другим нужна поддержка, чтобы освободиться от своих чувств или убеждений, которые они приобрели в различных ситуациях в прошлом (например,чувство сожаления или стыда или убеждения типа «Я недостоин любви»). Это делается с помощью процесса, разработанного Шварцем и называемого «разгрузкой».

3. Самость, или «отделение» от части

Шварц обнаружил, что самым большим препятствием для взаимодействия с определенными частями являются другие части, которые переполняют нас страхом, гневом и сожалением. Например, когда он спросил одного из своих клиентов об его отношении к своему Внутреннему Критику, тот ответил: «Я злюсь на него».В IFS это означает, что та часть, которая несет в себе чувство гнева по отношению к Критику, активна, и клиент судит Критика с точки зрения этой части.

Когда Шварц начинал просить своих клиентов отложить в сторону эти оценочные части, они входили в состояние полной открытости, любопытства, покоя и сострадания по отношению к той части, с которой хотели работать. Это было состояние, в котором они не отождествлялись ни с одной из частей — вместо этого они находили определенное пространство осознания и глубокое безмолвие.В таком состоянии взаимодействовать с деталями оказалось гораздо проще, а докопаться до сути проблемы — гораздо быстрее.

Создатель IFS назвал это состояние «Я» и описал его как состояние ума, которое чутко и любопытно — состояние, в котором мы знаем, что хорошо для наших частей. У каждого из нас есть Я в основе нашего существования. Даже люди, перенесшие тяжелую травму или страдающие различными психическими расстройствами. По Шварцу, Самость характеризуется так называемым«8 C»: Сострадание, Любопытство, Спокойствие, Ясность, Мужество, Связность, Уверенность, Творчество.

Self отличается от всех частей, которые у нас есть. Это и одна часть (активный внутренний лидер для других частей, с более широкой перспективой), и состояние высшего сознания. Получение доступа к этому состоянию часто является первой и одной из самых важных частей терапии IFS. Без него эффективная работа с деталями оказывается сложной, а иногда и невозможной.

«Я» — это состояние, которое, в дополнение к упомянутым выше «8 С», обладает врожденной мудростью о том, как относиться к остальной части личности настроенным, любящим образом. Именно этот аспект нашей психики отвечает за нашу способность исцелять себя.

В IFS именно Самость является элементом нашей психики, который встречается с определенными частями и соотносится с ними. Чем больше субличности доверяют Самости, тем больше они дают ему пространства быть лидером системы и тем большую внутреннюю гармонию мы переживаем.Таким образом, роль терапевта состоит в том, чтобы помочь клиенту войти в «Я» и взаимодействовать с членами внутренней семьи с этой точки зрения. Таким образом, у клиента не создается зависимость от терапевта.

Великая Троица

Еще одно отличие IFS от других систем психотерапии заключается в трех типах частей, которые живут в нашей внутренней семье. Это 1. Изгнанники, 2. Менеджеры и 3. Пожарные.

1. Изгнанники

Это те части нашей личности, которые (чаще всего в детстве) были так или иначе ранены, а затем «застыли во времени» в какой-то памяти, неся в себе различные эмоциональные нагрузки.Достучаться до них и избавить от этого бремени — главная цель IFS, но иногда это не происходит сразу. Для встречи с изгнанниками нам необходимо разрешение управляющих — частей, ответственных за защиту или заточение изгнанников в тёмном подвале нашего подсознания.

Многие из нас имеют много таких деталей, даже не подозревая об этом. Мы воспитаны так, чтобы отрицать наши слабости и тяжелые чувства. Поэтому мы чувствительны к травме — когда какие-то части нас страдают, мы их отрицаем, и таким образом — они не только страдают, но и отвергаются и покидаются нами.Так они становятся изгнанниками.

Для этого не нужна никакая "типичная" серьезная травма (например, побои родителей, смерть близкого человека или изнасилование). Иногда может показаться, что обыденные ситуации (комментарий учителя, родители, оставляющие нас одних на несколько часов) могут быть источником такой боли, которая затем будет влиять на нас на протяжении всей нашей жизни. Несмотря на то, что мы не помним об этом сознательно, это все время влияет на нас – мы переживаем это как снижение самооценки, страх неудачи или другие эмоциональные блоки, которые не нарушаются, но все же мешают нам жить в гармония и чувство удовлетворения.

2. Менеджеры

Изгнанники делают все, чтобы их заметили, поэтому они постоянно будут вспоминать воспоминания и эмоции, напоминая нам о себе — чтобы мы обращали на них внимание и заботились о них. Иногда они даже заливают нас своими тяжелыми эмоциями, и именно этого больше всего боятся менеджеры. Их роль заключается в поддержании устойчивости нашей психики и поэтому они стараются сделать все, чтобы мы могли функционировать в реальности без постоянных эмоциональных ям.Это те части, которые определяют нашу повседневную жизнь.

Основная цель менеджеров - посадить изгнанников во благо им и во благо всей нашей психики. Они предотвращают активацию этих частей всеми возможными способами — их излюбленные инструменты включают фобии, навязчивые идеи, компульсии, пассивность, эмоциональное безразличие, панические атаки, депрессивные состояния, гиперактивность, ночные кошмары и другие.

Самые распространенные менеджеры:

Очень важное открытие Шварца, главным образом в контексте менеджеров, заключается в том, что доминирующим поведением части является не ее сущность, а крайняя роль, в которую она «брошена». Так, например — Внутренний Критик не обязательно должен быть критиком, его роль может быть совершенно другой — он может стать мотиватором, когда нам удастся с ним пообщаться и показать ему ущерб, который он наносит своей критикой.

Изменения чаще всего происходят, когда нам удается освободить изгнанников от их эмоционального бремени во время терапии IFS.Тогда оказывается, что менеджерам больше не нужно защищать нас от эмоций, которые раньше угрожали нам, потому что они были исцелены. В такой момент менеджеры чаще всего стремятся изменить свой способ влияния на нас, и мы воспринимаем это как постоянное изменение на глубинном уровне.

3. Пожарные

Бывают случаи, когда менеджеры не могут контролировать изгнанников. Тогда наши эмоции захлестывают нас, и это пожар, который нужно быстро потушить.В такие моменты на сцену нашего разума выходят пожарные, т.е. части, которые хотят успокоиться и успокоить тяжелые эмоции.

У пожарных те же цели, что и у менеджеров, но другие роли и стратегии. Менеджеры активны (удерживают эмоции от выхода), а пожарные реагируют (действуют, когда ущерб уже нанесен).

Они ответственны за зависимость. Дотянуться до различных видов стимуляторов — самый простой способ потушить пожар. Наиболее распространенные стратегии пожарных включают переедание, употребление сладостей, курение, употребление алкоголя, прием наркотиков, просмотр порнографии, азартные игры и шоппинг.

Интересно, что во время самой терапии часто появляются пожарные. Когда человек с помощью терапевта начинает доходить до сложных эмоций (вступает в контакт с изгнанником), иногда появляется пожарный и вызывает психофизические реакции организма, такие как сонливость, головокружение, рассеянность — все, что поможет человеку уйти от встреча с тем, что действительно важно.

В заключение, вот самые важные предположения терапии IFS:

IFS в личностном развитии и лечении расстройств

IFS отлично подходит для работы как с психически здоровыми людьми, так и с теми, кто страдает различными видами расстройств.

В случае первой группы терапия может включать заниженную самооценку, хронический стресс, импульсивный гнев, глубокое чувство грусти или сожаления, преодоление горя, страх неудачи, боязнь близости, застенчивость и многие другие трудности, связанные с деструктивным эмоции или ограничивающие убеждения.

Для второй группы метод IFS можно использовать для работы с:

В дополнение к индивидуальной работе, конечно, есть терапия с парами, семьями и группами.

Хорошая новость заключается в том, что работа с терапевтом — не единственный вариант использования метода IFS.Ричард Шварц также поощряет самотерапию (самостоятельную работу, например, в уединении дома), но сначала стоит хорошо познакомиться с моделью и ее методами, чтобы такая самотерапия стала возможной.

Джей Эрли написал книгу под длинным названием «Самотерапия: пошаговое руководство по созданию целостности и исцелению вашего внутреннего ребенка с помощью IFS, новой передовой психотерапии» ( «Самотерапия: шаг за шагом». - шаг за шагом «создать целостность и исцелить своего внутреннего ребенка с помощью передовой психотерапии IFS» ).В этой книге он описывает, как мы можем использовать IFS для себя. Мы находимся в процессе перевода этой книги, и она будет опубликована на польском языке в начале 2020 года.

С 2015 года терапия внутренних семейных систем является моделью доказательной психотерапии в соответствии с NREPP ( Национальный реестр доказательных программ и практик, на польском языке: Национальный реестр доказательных программ и практик). Этот реестр был создан Управлением по борьбе со злоупотреблением психоактивными веществами и психическим здоровьем при правительстве США (SAMHSA).

IFS был оценен как эффективный в улучшении общего функционирования и благополучия, и было показано, что он является многообещающим в лечении фобий, панических атак и неврозов, а также в лечении симптомов физического заболевания, повышении психической устойчивости и лечении. депрессия.

Стоит отметить, что, хотя терапия IFS имеет дело с индивидуальными проблемами или эмоциями человека, стремящегося к внутренним изменениям, каждая сессия приносит гораздо больше положительных «побочных эффектов». По мере того, как мы учимся слушать свои роли с открытостью и пониманием (без осуждения или попыток насильственно измениться), наши отношения с самими собой постоянно меняются.Мы приобретаем способность отделяться от своих эмоций и наблюдать за ними с любопытством и принятием. Мы испытываем большую внутреннюю гармонию и обретаем большую эмоциональную стабильность.

IFS-терапию можно описать как путь, который погружает нас в любовь и сострадание к себе.

Каждый диалог с какой-то частью нашей субличности – это возможность понять и полюбить другую часть себя. Таким образом, весь процесс может стать для нас возможностью пройти через глубокую и длительную трансформацию того, как мы смотрим на себя.

С моей точки зрения, модель внутренних семейных систем — это гораздо больше, чем метод психотерапии. Это также способ познания себя, способ познания окружающих вас людей и способ познания жизни.

Как выглядит IFS-терапия на практике?

Каждый сеанс ИФС – это как маленькое путешествие в себя, в котором мы переживаем несколько иное состояние сознания, отключаясь на несколько мгновений от внешнего мира и заглядывая в разные уголки своего подсознания.Для многих людей это достаточно сильное переживание, после которого часто можно услышать слова вроде «Я только что коснулся чего-то важного и глубокого».

В большинстве случаев IFS-терапия представляет собой процесс, при котором вы держите глаза закрытыми. Задача терапевта состоит в том, чтобы помочь вам установить контакт с определенными частями, вести с ними диалог, вести переговоры и освобождать раненые части от бремени, которое они несут. В некоторых ситуациях терапевт может использовать другую технику, при которой вместо самостоятельного общения с вашими частями вы играете роль, сидя на отдельном стуле и ведете диалог с терапевтом с точки зрения этой части (эта техника называется «прямой доступ»).

После первоначального разговора и определения наиболее важных частей и взаимосвязей между ними терапевт попросит вас найти в себе чувство, которое вы хотите исследовать, негативно на вас влияющее или имеющее отношение к делу, над которым вы хотите работать. После того, как вы направите свое внимание на это чувство, оно спросит вас, какой образ возникает у вас в голове. Люди видят свои части по-разному - иногда это сказочные персонажи, иногда родители или близкие, а иногда такие предметы, как кандалы, костыли, морковь или облака.

Когда вы увидите визуальное представление этой части, терапевт начнет вести вас через диалог с этой частью, предлагая различные вопросы и следя за тем, что появляется внутри вас. Это процесс, который происходит в состоянии, подобном трансу. Все ваше внимание направлено на внутренний мир.

Терапевт может попросить вас задать вопросы со своей стороны, например:

Каждый из этих вопросов позволяет лучше понять суть детали, а также динамику вашего внутреннего мира.Удивительно то, что вам не нужно сознательно искать ответы на эти вопросы. Когда вы находитесь в хорошем контакте со своими частями (каждый может иметь хороший контакт с членами своей внутренней семьи, но иногда им нужно учиться), ответы появляются спонтанно. Мы прекрасно знаем, когда ответ исходит от той части, с которой мы разговариваем.

Удивительно, как быстро и легко люди узнают части своей личности. По мере того, как они разрушают иллюзию единства личности, становится легко сосредоточиться на субличностях, и идея сложности ума начинает иметь для них большой интуитивный смысл.

Первый шаг: отношения и доверие

Одна из самых важных целей IFS-терапии — обратиться к изгнанникам, а затем исцелить их, освободив от бремени, которое они несут (а также избавив их от сцены в прошлом, в которой они застряли). Это элемент, который приносит клиенту самые важные изменения во внутреннем мире. Побочная цель терапии состоит в том, чтобы получить доступ к состоянию Я и отличить его от других частей, чтобы Я могло стать лидером для всей внутренней семьи.Когда обе эти цели достигнуты, клиент шаг за шагом находит в себе все большее и большее чувство равновесия и гармонии, которое находит отражение в его повседневной жизни.

Но прежде чем встреча с изгнанниками даже возможна, у клиента есть очень важное задание. Это установление хороших отношений с руководителями, перед которыми стоит сложная, но важная задача. Как упоминалось ранее, эта группа частей защищает или «удерживает» изгнанников. Достигнув изгнанников, не обращая внимания на менеджеров, мы можем навредить психике клиента (невнимательные менеджеры могут спровоцировать еще более экстремальное, чем раньше) поведение.

90 365

Поэтому, только когда мы завоюем доверие управляющего и когда он позволит нам встретиться с изгнанником, мы сможем сделать следующий шаг в этом процессе. Для этого есть много веских причин, которых здесь нет. Забота о безопасности всей системы является ключевым моментом в IFS, и в процессе есть много элементов, поддерживающих ее.

Конечно, не всегда в данной сессии удастся добраться до изгнанников или освободить их из плена, в котором они оказались. Не всегда получится наладить отношения или завоевать доверие менеджера или пожарного.Каждая проблема уникальна, каждая внутренняя семья уникальна, и у каждого клиента свой темп работы. При более сложных проблемах или более глубоких расстройствах для установления взаимоотношений с некоторыми частями требуется даже несколько сеансов.

Тем не менее, каждая встреча с членами этого внутреннего сообщества приносит нам большее осознание, лучшее понимание самих себя и большее чувство гармонии.

Иногда просто быть открытым и любопытным по отношению к какой-то части себя имеет большое значение, особенно когда мы не знали об этом много лет или когда мы много лет боролись с этим, ненавидя это.

Интересно, что после сеанса IFS мы иногда можем испытывать так называемые «изменения в системе». Это небольшой дискомфорт, потому что «блоки» в нашем сознании сдвинулись. Для тех, кто носил брекеты, это может напоминать процесс «вдавливания», момент, когда ортодонт исправляет положение зубов, к которому мы начинаем привыкать после нескольких дней легкого дискомфорта. Аналогично с изменением убеждений или освобождением от сложных эмоций в ИФС - то, что мы носили в голове или теле много лет, вдруг исчезает, и нам приходится привыкать к этой новой, поначалу немного странной "системе".

Иногда, после успешного сеанса IFS, в сознании клиента также присутствует внутренний скептик, говорящий: «Это было слишком просто, чтобы быть правдой / эффективным / долговечным». Это вполне естественная реакция, потому что мы не привыкли к таким глубоким изменениям за такое короткое время. В работе с моделью внутренних семейных систем это явление, с которым терапевты наблюдают достаточно регулярно.

Внутренние семейные системы в Польше и мире

Модель IFS получает все большее признание в мире.Ричард Шварц выступает на крупных конференциях по травмам и психическому здоровью, где делится своими выводами. Все больше и больше людей приходят на тренинги к IFS-терапевту, что в основном наблюдается в США и Великобритании.

Когда более 2 лет назад я наткнулся на статью о терапии внутренних семейных систем, я не нашел ни одного упоминания о ней в польском Интернете. Сегодня об этом пока очень тихо. Чего до сих пор не хватало, так это полного описания модели IFS на польском языке, которое я решил изменить в этой статье.

Как только я столкнулся с этой моделью терапии, я начал массово читать книги по ИСФ на английском языке (на польском языке пока опубликовано только три книги по ИСФ: 1. Короткая вводная книга, также написанная создателем ИСФ, "Внутренняя семейная система", 2. Книга по работе с детьми по методу ИФС, "Все части приветствуются", 3. Книга, изданная моей компанией Life Architect, "Аутотерапия. Путь к внутреннему исцелению ребенка и психологическим достижениям на его основе" по Внутренней Семейной Системе (IFS), инновационному методу психотерапии."нашел здесь).

После получения прочной базы знаний о том, как выглядит IFS-терапия на практике, настало время для месяцев экспериментов – как самостоятельных занятий (в форме самотерапии), так и проведения сеансов с друзьями и людьми, решившими моя "морская свинка". В случае с самолечением я многим обязан этому методу. Я никогда не забуду, как, лежа на кровати во время одного из моих приездов на Бали, в Индонезию, я заглянул в себя и увидел в своем воображении маленького мальчика, скованного веревками и кандалами, который трясся от страха.Забота об этой части меня и освобождение ее от этого рабства способствовали глубоким изменениям в области человеческих отношений, которые имеют положительные последствия и по сей день.

В случае проведения сеансов ИФС при поддержке других людей достигнутые результаты превзошли мои ожидания, и я довольно быстро почувствовал, что это «то самое». Мне стало ясно, что я нашла подход, который полностью со мной гармонирует и дает мне большие возможности эффективно помогать людям.

Я решил начать свое образование, записавшись на официальное обучение IFS в Великобритании, и в июне 2019 года я завершил свой путь обучения на последнем семинаре «Уровень 3» с Ричардом Шварцем (на фото ниже).В настоящее время в своей работе с людьми я использую только метод IFS.

Одна из моих целей на ближайшие месяцы и годы — внедрить IFS-терапию в Польшу. Нам не хватает метода психотерапии, который своей эффективностью принес бы много пользы в мире польской психологической помощи.

Я испытываю огромное волнение от того, что могу показать вам то, во что я так сильно верю и что может стать ценным, неотъемлемым элементом вашего путешествия в себя.

Знания, которые я включил в эту статью, — это всего лишь капля в море того, что мы уже знаем о том, как функционируют наши внутренние семьи и как мы можем помочь им достичь баланса, полноты и гармонии.

Буду рад ответить на все ваши вопросы по модели IFS, так что если у вас есть вопросы, пишите в комментариях.

Об авторе.

Какое детство, какая взрослость? - Университет SWPS

«Чем пропитывается скорлупа в молодости, тем больше в старости…» Не только поговорки и народная мудрость, но и многочисленные научные исследования доказывают, что, наблюдая за поведением даже четырехлетних детей, можно сказать, много о своей будущей жизни. Вероятно, из такого же предположения исходили и создатели фильма «Детство ребенка» , который только собирается выйти в кинотеатры. Действие происходило недалеко от Парижа, сразу после Первой мировой войны. Фильм рассказывает историю мальчика, чей отец — американский дипломат, а мать — несостоявшийся космополит и консервативная протестантка в одном лице.Только гувернантка обращает внимание мальчика. Его высокий IQ нашептывает ему все более и более радикальные формы бунта — мы наблюдаем рождение диктатора… Что случилось в самые молодые годы жизни, что кто-то впоследствии становится великим вождем, авторитарным правителем или сатрапом?

Как воспитать лидера? Отношения с ребенком в первые годы жизни

Философы, психологи и социологи в течение многих лет задавались вопросами, связанными с принятием на себя руководящих ролей: меняют ли индивиды ход истории (Ницше) или они скорее продукт истории (Маркс)? Есть ли человеческие (личностные) черты, повышающие его шансы стать лидером? Каковы выводы этого исследования? Что мы должны знать как родители, чтобы воспитать в своих детях ответственность за судьбу других, а не только за собственный успех; формировать лидерство, но сосредоточены на хороших, а не на плохих делах.В то же время следует помнить, что есть вопросы, на которые мы как родители не имеем никакого влияния.

Много практических выводов можно сделать из исследований стилей привязанности, т.е. отношений, которые устанавливаются между детьми и родителями, особенно между детьми и матерями в первые годы жизни. Хотя личность формируется и во взрослом возрасте, именно первый опыт отношений с близкими людьми формирует наше отношение и убеждения в отношении других и самих себя в этих отношениях. Ребенок узнает, чего ожидать от других, и создает самооценку того, что он заслуживает (или не заслуживает) внимания, заботы, понимания и поддержки других.

Как показывают исследования психологов, для развития ребенка важнее обеспечить безопасность и защитить от беспокойства и напряжения, чем использование определенных методов кормления или приучение к чистоте.

В фильме "Детство вождя" мы наблюдаем за матерью, пытающейся навести дисциплину и порядок в отношениях с ребенком. Между тем, как показывают исследования, взрослый, специфически реагируя на потребности и сигналы тревоги ребенка, формирует с ребенком особый тип эмоциональной связи, который становится прообразом других социальных отношений.Именно такие отношения, которым мы научились в первые два года жизни, заставляют нас использовать тот же образец в более поздних отношениях. Поведение значимого взрослого составляет для ребенка определенный фундамент безопасности и доверия, и это облегчает ребенку, а затем и взрослому, вырастающему из него, построение близких отношений с окружающими, открытость миру или результат в неуверенности, боязни окружающих, нежелании познавать мир и его разнообразие.

Различные стили построения отношений между взрослым и ребенком

В результате естественных опытов (в которых наблюдались отношения матери и ребенка) как в естественных, так и в изменяющихся ситуациях наблюдались три различных способа поведения ребенка, которые были названы тремя стилями привязанности.Каждая из них была связана с определенным способом построения отношений между взрослым и ребенком.

Безопасный стиль характеризует детей, чьи воспитатели в первые несколько месяцев жизни постоянно присутствовали, были доступны ребенку и реагировали на его потребности и выражали свою любовь словами и посредством физических контактов. Дети, воспитанные таким образом, как будто думают: я заслуживаю поддержки, и другие оказывают мне эту поддержку.

Тревожно-амбивалентный стиль привязанности проявляется у детей, воспитатели которых в повседневной жизни непоследовательно и непоследовательно реагировали на потребности ребенка: иногда были физически недоступны, иногда не реагировали, но и чрезмерно оберегали.Дети, воспитанные таким образом, могут думать о себе и других: я тот, кто не заслуживает поддержки, другие отвергают мои потребности или поддерживают меня, но я этого не заслуживаю.

Тревожно-избегающий стиль привязанности характеризует детей, воспитатели которых в повседневной жизни стабильно не проявляют привязанности и близости, выражают отрицательные эмоции при попытках ребенка физически приблизиться к ним. Мать и сын в «Детстве вождя», кажется, демонстрируют этот стиль привязанности.

Создатели фильма показывают много сцен символического насилия и попыток доминировать над ребенком и не реагировать на его потребности или реагировать холодно, без принятия, без любви. Только гувернантка, уволенная матерью, предлагает молодому мальчику тепло и близость, как и служанка, которая тоже любит мальчика. Такое поведение по отношению к ребенку может лечь в основу следующей самооценки: «Я ценен и заслуживаю поддержки, но другие равнодушны и поэтому не заслуживают моего внимания».Психологи также пытались определить, какое поведение, отношение и убеждения приводят к стилям привязанности, приобретенным в детстве. Так уж получилось, что стиль отказа (свойственный людям с положительной самооценкой, которые негативно оценивают других людей) сильнее всего связан с ценностью власти. Власть над другими может быть попыткой компенсировать отсутствие признания со стороны значимых взрослых. Не по этой ли причине мальчик в фильме тянется к власти во взрослой жизни?

Черты личности и роль лидера

Только ли семейное воспитание влияет на наш выбор во взрослой жизни? Конечно, нет.Недавние исследования показывают, что на наших детей больше влияют наши гены, чем наше воспитание. Анализы психолога Джудит Харрис показывают, что дети действительно похожи на своих родителей, но в большей степени за счет генетического сходства, чем за счет определенного способа воспитания.

А если гены есть, то есть ли какие-то черты личности, повышающие шансы человека стать лидером? Первоначально считалось, что нет, но появились новые способы исследования т.н. мета-анализ показывает, что да, и указывает на пять важных черт личности, связанных с принятием на себя руководящих ролей.Наиболее важной из этих черт является интеллект , черта, которая характеризует мальчика в фильме. А рядом с ним важны: мужественность, экстраверсия, адаптация и доминирование .

Методика воспитания и формирования авторитарной личности

Таким образом, на нашу личность и функционирование в отношениях с другими влияют гены и первые отношения, которые значимые взрослые формируют с ребенком, а также ситуация и потребности группы. Группа выбирает лидера, когда ей нужно, например,в чрезвычайной ситуации. В разных ситуациях и когда у группы разные потребности, появляются разные лидеры.

Это могут быть, например, люди с авторитарной личностью, которая развивается, когда эмоциональные потребности ребенка не удовлетворяются и родители часто используют наказание как воспитательную меру. Затем ребенок начинает враждебно относиться к своим родителям. Так было и с главным героем «Детства вождя». Он не испытывал простого насилия, но был жестоко наказан или вознагражден за подчинение их решениям.В фильме показано, как впечатлительный мальчик через припадки ярости и испытания сил со взрослыми постепенно спускается в пучину социопатии. В конце концов, во время Второй мировой войны он становится токсичным командиром. Адорно и его единомышленники пришли к выводу, что формированию авторитарной личности больше всего способствуют консервативные воспитательные методы, предусматривающие жесткую дисциплину и наказания за нежелательное поведение. Любовь и вознаграждение родителей зависят от подчинения ребенка воле родителей.

Хвалить и наказывать ребенка?

Так как же хвалить и наказывать ребенка? Похвалите за усилия и покажите, что наша любовь зависит не только от желаемых результатов, но и то, что мы признаем усилия, которые дети прикладывают для достижения целей, и вознаграждаем их за эти усилия.

Наказать? Скорее изображайте нежелательные эффекты определенного поведения и их последствия. Таким образом, если это нежелательное поведение происходит, это следствие. Например, если мы договариваемся с ребенком о том, что прервем игру и вернемся домой за оскорбление и удар друга/коллеги, то объявление о таком следствии должно быть исполнено.После того, как заберете ребенка домой, стоит отметить, что на следующий день у него будет возможность снова встретиться со своими друзьями, и тогда он сможет повлиять на эту ситуацию и ее окончание. Это формирует ответственность не только за себя, но и за других.

Об авторе

Доктор Дорота Вишневска-Ющак - по образованию, увлечению и опыту она социальный психолог. Он преподает социальную психологию, а также работает бизнес-тренером.Она очарована властью в отношениях и созданием лидерской позиции в организации. Он внедряет новейшие научные знания в бизнес. В Университете SWPS она координирует модули: «От враждебности к доброте» и «Креативный лидер», а также проводит занятия по эффектам проявления власти.

.

Внутренний взрослый и внутренний ребенок. Внутренний ребенок, внутренний родитель, внутренний взрослый — как с ними подружиться? Как развить внутреннего взрослого?

Новые девушки приходят на терапию.

Они впитают в себя новый опыт неоценивания и позволения быть другим, не просто ожидаемым, милым, легким.

Что с тобой случилось?
Ты обиделся?
Тебя ранили?
Ты боишься? Какая? Кому?
Мы учимся понимать себя.


Мы говорим себе:


Недостатки, недостатки.

У моего состояния есть причина.

Она расцветет.

....

Путь не близкий.
Единственный путь к себе? На терапию приходят новые девушки.

Невольно восхищаюсь: всех возрастов, но неизменно худых, грациозных, раненых в сердце, измученных необходимостью спрятаться заживо под маской и тоской по принятию.
Они не верят, что можно так свободно выражать свои чувства и говорить о том, что болит здесь, в этом офисе.

Подкрадывающиеся смотрят на меня, с тревогой ожидая моей реакции, пытаются сдержать слезы, изредка приклеивая к губам фальшивую улыбку.
Я чувствую их тоску, одиночество, неверие и в то же время отчаянное желание быть услышанными и принятыми в их страданиях.

Вижу беспокойных брошенных детей, с которыми нет и никогда не было никакой поддержки.
Это поддержка, которую им придется понять, они научатся заботиться о себе, основываясь на наших отношениях.

Они впитают в себя новый опыт не ценить и позволять быть другим, не просто ожидаемым, милым, легким.
Они узнают, что у них есть детская часть, внутренний ребенок, о котором они должны заботиться сейчас.

И в начале этот малыш будет много жаловаться и плакать...
И это необходимо, лечебно, потому что за годы молчания внутри накопилось много невыразимой боли и эта боль уйдет.

Психика неизменно стремится избавиться от того, что подвешено под тяжестью тяжелого балласта и мешает жить.

Тогда «ребенок» будет надеяться стать для него хорошей матерью, а иногда, наоборот, будет видеть во мне плохую, холодную, недоброжелательную мать; бесчувственный, глухой.

Эти девушки неизбежно будут разочаровываться в терапии, так как мечты о быстрых переменах скоро рассеются. Жизненные сценарии слишком сильны и глубоки, чтобы исчезнуть за несколько месяцев или даже лет.

Они обязательно испытают во мне разочарование, когда поймут, что я не идеальная мать, а просто человек - со своими слабостями и своими ограничениями.
Они переживут свои кризисы, они испытают отчаяние надежды - что есть хоть один человек на свете, который будет заботиться о них, как мать.

Процесс «выращивания» внутреннего принимающего Взрослого очень долгий, и раньше вам придется пройти через массу страданий и разочарований.

Для этого я буду постоянно проводить параллели с реальными, живыми детьми.

Что нужно ребенку, чтобы чувствовать поддержку, чтобы испытать священный опыт:
«То, что происходит со мной, естественно.Это нормально, не стыдно и не плохо.
У меня есть помощь. Я не одинок.
Я буду услышан; Меня любят, несмотря на мои ошибки»?

Должно быть, ему сказал какой-то видный взрослый.
Кто толерантный и понимающий.
Понимает, что ребенок маленький и нуждается в нем.
Не ожидает, что ребенок превысит свои способности.
У него есть ресурсы, чтобы поддержать его в слабостях и немощах.
Этот взрослый чутко и внимательно следит за состоянием ребенка и замечает, когда что-то идет не так.

Такой взрослый нужен каждому во внутреннем мире.

Ведь до сих пор единственным правителем был Тиран.
И это то, с чем мы чаще всего ассоциируемся, противодействуя ребенку вне зависимости от его потребностей.

Мы сами строгие, безжалостные родители-судьи, не имеющие сострадания к нашей раненой детской части.

От нашей тирании мы требуем и ждем, требуем и ждем.

Под таким давлением внутренний ребенок сжимается еще больше, чувствуя себя безнадежно больным, недостойным жизни на этой земле.

Поэтому первое, что мы пытаемся сделать с собой, это замечать...

Со мной что-то происходит... Я еще толком не понимаю, что, но что-то не так...
Чужие слова как-то задели, стали обидными... Я почувствовал свою ничтожность... неприятие... стало страшный.

Мы учимся замечать свои «наезды» на травму в прошлом, в какие-то прошлые обстоятельства и условия, которые до сих пор вызывают тяжелые детские переживания.
Внутренние заметки для взрослых.
Серьезно относится к «детскому» состоянию, не обесценивая, не рационализируя, не улыбаясь.

Что с тобой случилось?
Ты обиделся?
Тебя ранили?
Ты боишься? Какая? Кому?
Мы учимся понимать себя.

Взрослый становится между Дитя и Тираном, и баланс сил меняется...
Мы говорим себе:
Я чувствую... Это естественно. Я не чувствую иначе.
Обидно, когда тебя подводят или обманывают.И если тебя так сильно обманули, то сейчас нормально обижаться. Как же может быть иначе?
Можно сопротивляться, когда тебя хотят изнасиловать в миллионный раз

Естественно бояться, если не знаешь, что такое взрослая защита...
И естественно бояться проиграть, если ты никогда не получал поддержки в своем проигрыше.
Естественно хотеть быть любимым, естественно чувствовать себя уязвимым независимо от обстоятельств.

Я признаю, что мои чувства естественны и имеют веские причины.
Дефекты, дефекты.
Теперь я знаю, где я уязвим, и я постараюсь заметить эти моменты, прежде чем я застряну в них.
Я буду свободен от стыда - ведь до этого я стыдился своих чувств.
За ваши ошибки. За вашу уязвимость.
Теперь я понимаю, что стыдиться нечего.
У моего состояния есть причина.

Ребенку нужно время, чтобы поверить...
А если этот Взрослый оставит его, то он снова останется наедине с Тираном и снова должен будет заслуживать, приспосабливаться, ждать жалости?
Ребенок «хочет» убедиться, что с ним действительно обращаются по-другому.Всегда.

Когда наш внутренний ребенок по-настоящему верит,
Что можно чувствовать, ошибаться, не хотеть, хотеть, быть несовершенным,
И за это не гнаться
Она расцветет.

Доверие, теплота, решительность, удивление, ясность.
Дети больше не брошены, не одни.
Больше не нужно искать снаружи то, что внутри.
....
Мои новые девочки на этом пути
Путь не близкий.
Единственный путь к себе.??

Дата создания: 09.10.2013
Дата обновления: 09.10.2013

Теоретически все виды и модальности психотерапии можно разделить на три основные области: утешение, императив и консультирование. При этом между этими направлениями нет четких разделительных линий: иногда психотерапия одного направления использует элементы другого и/или третьего. В данной работе мы коснемся следующего вопроса: как в этих разновидностях используется теория субличности Эрика Бёрна (и как она связана).И в частности - как можно использовать эту теорию для понимания специфики консультативной психотерапии: пока что она достаточно необычна для нашего общества.

Теоретически все виды и модальности психотерапии можно разделить на три основные области: утешение, императив и консультирование. При этом между этими направлениями нет четких разделительных линий: иногда психотерапия одного направления использует элементы другого и/или третьего. Подробнее об этих разновидностях можно прочитать по ссылке, а в этом материале мы поднимем несколько иной вопрос: как в этих разновидностях используется теория субличности Эрика Бёрна (и как она с ними связана).И в частности - как можно использовать эту теорию для понимания специфики консультативной психотерапии: пока что она достаточно необычна для нашего общества.

Кратко напомню: известный американский психотерапевт Эрик Бирн описал три так называемых человеческих субличности. Внутренний Ребенок (эмоции, чувства, желания), внутренний Родитель (цензура, правила, правила) и внутренний Взрослый (логика, интеллект, анализ). Психотерапевты (в том числе и ваш покорный слуга) отмечают, что у многих клиентов нет такого же внутреннего «работоспособного» Взрослого: либо он еще не до конца сформировался в юном возрасте, либо разучился функционировать под давлением своего внутреннего Родителя, или он полностью подавлен из-за этого величайшего давления.Иными словами, принятие клиентом решения, выбор тех или иных вариантов действий и даже выражение эмоций (не говоря уже о выборе психотерапевта) - все подчинено неанализу, прагматизму и логике (там, где это возможно и даже необходимо), а к цензуре, основам и правилам, что "как нельзя и как должно быть". Главное отличие Внутреннего Родителя от Внутреннего Взрослого в том, что Родитель, как правило, никогда не объясняет, почему это необходимо или почему это не так.Ты просто не можешь, вот и все. Вам это просто нужно, вот и все. Точка.

Под таким давлением страдает и внутренний Ребенок: эмоциональная часть личности клиента. Говоря психоаналитическим языком, его подсознание. Что действительно похоже на обиженного маленького ребенка, которому родитель-тиран говорит: «Ты злишься». Между прочим, подавляющий внутренний Родитель почти всегда тиран. У родителя тоже хорошая модификация, но к сожалению в таких случаях встречается гораздо реже.

И часто основная часть психотерапии, особенно консультативной психотерапии, сводится к тому, чтобы помочь клиенту развить в себе своего внутреннего Взрослого: сильного, способного, адекватно контролирующего все остальные субличности. И он может объяснить: почему можно, но нельзя (и нельзя ли?), почему нужно, но нельзя (и кому это нужно), и что для чего и почему и какие блага получает сам человек это или какое-либо другое решение.
Но одна из основных проблем здесь заключается в том, что довольно часто и клиент, и другой психотерапевт, вольно или невольно, все же ошибочно принимают этого самого внутреннего Взрослого за внутреннего Родителя.

Важным элементом различия между Взрослым и Родителем является отсутствие осуждения. Иными словами, если Родитель-Тиран говорит внутреннему Ребёнку «ты плохой и недостойный», а добрый Родитель говорит «ты хороший и достоин моего поглаживания», Взрослый говорит: «ты такой, какой ты есть, это не так». плохо и не хорошо, то это факт."".
А в процессе иной психотерапии предлагается под видом взросления одного родителя заменить другим: незрелым внутренним родителем самого клиента, в роли которого выступает психотерапевт.

Вообще такая путаница в нашем обществе очень распространена. В том числе и потому, что у нас слова «взрослый» и «родитель» — синонимы по сути. В одном из интервью ЖЖ было о страхе «не хочу взрослеть». Вкратце это означает: «Я не хочу жить только в соответствии с функциями, устоями и родительскими принципами, я не хочу запихивать внутрь своего Дитя».

Да, можно сказать, что "замена одного Родителя на другого" - это немедленная лечебная мера, что нужна поддержка хорошего Родителя, не плохого, но в то же время, гораздо эффективнее, ИМХО, сформировать такого Родителя «в себе» и не сопротивляться психотерапевту. Ибо здесь существует серьезная опасность для клиента: он рискует стать зависимым от терапевта, так как вместо обучения навыкам самостоятельной жизни получает ситуацию «в присутствии психотерапевта хорошо себя чувствуешь, но в стороне от общения с ним - плохо."И все.

Эта зависимость по существу не имеет ничего общего с элементами комфортной терапии. Более того, неграмотная утешительная терапия может иметь серьезные последствия: часто непреднамеренно, неосознанно и с искренними намерениями «сделать как лучше». Но в результате клиент будет снова и снова приходить плакаться к терапевту в безрукавке, и его не будут поощрять к тому, чтобы стать не только Взрослым, но и настоящим Родителем внутри себя. За что? Родитель снаружи, почти всегда доступен.

И я не думаю, что термин «усынови своего внутреннего Ребенка» иногда используется. Я имею в виду - стать его родителем? Учитывая, что травма внутри личности еще не проработана, и Родитель может получиться только у клиента "весь сочувствующий" или "все проклинающий"?
Поэтому было бы лучше, если бы сначала постепенно активизировался Взрослый в связке с Ребенком: он вряд ли приемный родитель и приемный ребенок, но друзья, соратники, еще и в песочнице.А затем вместе они создают нового и подходящего Родителя для своей системы.

Некоторые клиенты говорят, что их внутренний Ребенок абсолютно нуждается в том, чтобы Взрослый сначала пожалел, то есть признал серьезность боли и право Ребенка плакать над болью. Но здесь возникает один из главных узлов путаницы. Право ребенка плакать признается взрослым. Он даже не узнает (говорят, может и не узнать), но априори знает, что плакать от боли — это естественно. Хотя бы для того, чтобы снять эмоциональное напряжение.Но признание серьезности боли снова вызывает уважение. Это значит, что боль может быть серьезной, не серьезной? Извините, это не так. Боль всегда болью, и только сам человек вправе определять, насколько сильно она болит. И Взрослый знает об этом.

В ответ на последнее изречение один из моих клиентов сказал примерно следующее:
"Если взрослый знает - пусть убедит в этом родителя! И потом, разве ребенок не может притвориться, что ему больно, когда ему его жалко? И - стыдно плакать. неприлично - запрещено вообще.Откуда может прийти знание о том, что плакать естественно?

По осуждению Родителя сразу скажу: оно не стоит потраченного времени и сил. Особенно, если Родитель крайне ригидный и основанный на своих прежних убеждениях, к тому же он иерархически выстроен и не склонен к «отдаче приказов». Тогда этот Родитель-Ребенок с психотерапевтом полностью выбрасывается, его установки деактивируются (это уже работа с бессознательным и цензурой внутри него): формально можно сказать, что психотерапевт на это время заменяет Родителя.Но - такова специфика консультативной психотерапии, что вместе с процессом обновления "старого Родителя" постепенно начинается обновление Взрослого Клиента (т. процесс!), а терапевт даже не заменяет Родителя. , а как-то "временно выполняет свои обязанности", а Ребенок Клиента постоянно ощущает, что этот Родитель сиюминут. Что постепенно этот Ребенок вместе со своим Взрослым соберет себе нового подходящего Родителя (конструктор «Хороший Родитель, сделай сам», как сказал один из участников Мастер-Курса) и дальше будет жить с ним в гармонии и независимо от терапевта.

А знание того, что плакать — это естественно, можно найти в любом учебнике, в котором говорится, что плакать — это эмоция, а плакать так же естественно, как ходить в туалет. Между прочим, функция туалетных принадлежностей так же табуирована Родителем.

Другой клиент сказал: «Я думаю, что кто-то должен сказать моему ребенку: я тебе верю. Я не "знаю", не "кричу естественно" или "верю". Я имею в виду, что никаких других доказательств, кроме его слов, не нужно, хотя он здесь такой маленький.
Здесь тоже торчит хвост Внутреннего Родителя.

Потому что консультирующий психотерапевт вообще не нуждается в доказательствах. А вера, в отличие от знания, имеет то качество, что она может когда-нибудь прекратиться: вот я вроде поверил тебе, а теперь перестал, потому что ты что-то не так сделал! Вера на самом деле очень невероятное чувство: она опять-таки бессознательно связана с понятием истины и лжи.
Консультативная психотерапия основана на априорном восприятии слов клиента как приказа.Если клиент считает, что забор нужно покрасить в синий цвет, ему не нужно это никак доказывать. В целом.
А "Я тебе верю, хоть ты и такой маленький" - это на самом деле транзакция сверху вниз. Это снисходительно со стороны Родителя: «Я принимаю твои слова за правду, хоть ты и мал и не можешь знать, чего хочешь».

Вообще говоря, первое, с чего мы начинаем в офисе, это работа со словарем. Из анализа тех же слов. С объяснением. Потому что самое главное в психотерапии, чтобы терапевт правильно понимал клиента, чтобы оба следили за тем, чтобы они одинаково представляли суть заказа и чтобы они делали именно то, что хотел клиент, а не то, что он мог бы заявить: например, он хотел покрасить забор в синий цвет, но заявил, что хочет покрасить крыльцо в белый цвет.В этом сложность семантики и терапии как исцеления словом. Поэтому объяснения делаются именно в формулировках и представлениях, а не в убеждениях "не то хочешь, а то хочешь". Выяснение того, что клиент в конечном итоге хочет сделать, и получение, будь то забор или синий цвет, является частью процесса уточнения, а не насильственного нарушения заказа и игнорирования запроса. Потому что клиент все равно ведет объяснение.

Вообще, как психотерапевт, я понимаю, что клиентам с такими травмами может быть необходимо делать частые и повторяющиеся заявления, которые врач им не порекомендует.В этом, кстати, он не будет «жалеть их сверху донизу»: ведь на бессознательном уровне Ребенок после этого поглаживания (разрешенного Родителем только в такой форме) рискует ощутить послевкусие «Мама , то они раздавят!"
И все, терапия поднимается.

Иногда долгосрочно травмированный внутренний Ребенок клиента просто не различает отсутствие эмоций у Взрослого и отстраненность разгневанного Родителя. Потому что этот Ребенок не знает бесстрастности взрослого. Хотя это не такая уж проблема.Я знакомлюсь постепенно. Опять же, ему важно почувствовать, чем Взрослый принципиально отличается от Родителя: никакой оценки. «Отрыв» консультирующего психотерапевта обеспечивает отсутствие суждений, неосуждения и так далее. Она гарантирует это, если вы хотите. Поэтому клиент сам управляет своими эмоциями и распространяет их по офису так, как ему удобнее, когда он хочет и готов к этому.

Опять же, такая психотерапия не исключает утешительного элемента, но гарантирует клиенту помощь как самостоятельному человеку в беде - его поддерживают и от него ничего не требуют, но не приказывают; не как бесправный ребенок, который привык только к тому, что его ведет его мать.

Даже директивная психотерапия не берет верх над клиентом в консультативном ключе. Скорее побуждает его самому взяться за штурвал, и то - не во всех, не во всех случаях.
Могу сразу привести пример - сравнение работы консультирующего психотерапевта с проводником в горах: проводник не навязывает клиенту свой маршрут, а ведет клиента по заданному им маршруту и ​​никогда не нести клиент на руках. Но если клиент срывается или с ним случается что-то экстремальное, проводник всегда готов его поддержать, и при этом клиент не теряет своего статуса клиента.

Поэтому в своей работе я использую элементы других направлений терапии, особенно утешительной: но с двумя оговорками. Прежде всего, такую ​​терапию нужно проводить строго по показаниям (в том числе и при выбросе накопившихся негативных эмоций), а не насильно, без «иди сюда, я пожалею». Но если клиент находился в эмоциональном напряжении, довести его до слез просто необходимо. Без него невозможно будет перейти к логическому анализу. А «по показаниям» означает, что если клиент не так эмоционально напряжен и не хочет сам плакать и получать утешения, то и навязывать его не надо.
Может я ошибся в формулировке и надо было писать не "по показаниям", а "по надобности". Но в «психотерапии здоровых» принципиально нет разницы между понятиями «показание» и «потребность». Этим, если хотите, во многом и определяется разница между клиентом и пациентом (когда врач определил последнее показание).

Второе предостережение заключается в том, что комфортная терапия иногда чаще всего используется в сочетании с директивной терапией, также по показаниям.Как некоторые клиенты прямо сообщают, что им нужна «буст». Вот как я могу себе это представить.
Здесь я должен пояснить, что означает «директивная психотерапия в консультативной манере». Это означает, что консультационное направление является ведущим, а директивная терапия - второстепенным методом. И он используется спорадически и с некоторой осторожностью.

Итак, на пальцах картина следующая: когда клиент находится в эмоциональном напряжении, он сначала получает седативное лечение, но с компонентом «Ваш ребенок здесь клиент и может делать в этой практике все, что ему заблагорассудится». .Цензура здесь не властна, хочет плакать - так будет плакать, хочет голову носить - так голову и будет носить. Хочу сесть ногами на диван и сжать игрушку - пожалуйста. Кстати, многие коллеги, увидев фото моего кабинета, недоумевали, зачем мне в кабинете игрушка для взрослых клиентов.

Когда внутренний Ребенок клиента осознает и почувствует, что хоть где-то он может чувствовать себя естественно и делать примерно то, что хочет его левая пятка (а это основной способ ее функционирования), мы постепенно идем дальше.В результате все естественным образом идет на работу на уровне сознания, так что клиент не только получает, но и уносит в уме все то, о чем мы говорили на вечеринке. Все аналитические методы в конечном итоге доводят проблему до сознания клиента. Готовность работать осознанно, логично, без цензуры — это по сути взращивание Взрослого внутри. У кого нет оценок, у того нет слов "просто необходимо или просто невозможно", что имеет констатацию факта - не оценку - а взвешивание имеющихся фактов.И этот цикл при необходимости можно повторять с каждым новым обращением к решению новых проблем, вызвавших новый эмоциональный стресс у Внутреннего Ребенка.
Иногда проблема заключается в том, что некоторые клиенты действительно рассматривают работу как «плохого родителя, чтобы не плакать и не жалеть». Да, жалеет, но не связывает. Опять же, часто фраза «можешь делать, что хочешь» воспринимается как негативно воспитательная: ведь со многими в детстве часто случалось, когда мама сердито махала рукой и говорила: «А, делай, что хочешь!» И моя задача, учитывая этот факт, дать моему внутреннему Ребенку не столько веру, сколько понимание того, что он действительно может делать то, что хочет, и никто его за это не упрекнет и не накажет.

Но, к сожалению, не каждый Чайлд готов сделать это сразу. Некоторые дети привыкают к тому, что их направляют, и без этого руководства изначально (или вообще не будут) не пойдут на терапию. Потому что дочерний элемент клиента не может функционировать без внешнего мастера. Сам он отказывается принимать эти функции в процессе терапии даже вначале. Ему всегда нужна сделка сверху вниз, и он видит только такую ​​жалость как средство утешения.
И если он настаивает на этом, вообще, даже с утешительными ингредиентами, консультационная терапия не работает.Тогда мы приходим к выводу, что эта терапия просто не подходит человеку. Может еще не совсем подходит.

Кстати, важно понимать разницу между понятиями «сожаление» и «утешение», когда речь идет об использовании седативной терапии.

В идеографическом словаре русского языка сказано, что утешение есть уменьшение горя, высушивание слез; утешение — это то, что успокаивает печаль. И Толковый словарь Даля делает акцент на том же источнике слов «комфорт» и «веселье», чтобы доставить удовольствие.Это значит, что на самом деле утешение — это превращение сожаления в радость, отрицательного чувства в положительное, ощущения тупика в эмоциях — в свет в конце туннеля; а точнее было бы не "менять", а "менять", и даже - "помочь заказчику заменить". Потому что различные эмоциональные всплески в терапии случаются не раз и не два, и нет такого, что, как говорится, поплакал и теперь должен радоваться! На самом деле утешение обычно характеризуется тем, что кого-то так или иначе спрашивают: «Что тебя утешит?» Тебе грустно - хочешь посмотреть новый фильм? Или просто сидеть сложа руки и говорить о том, как тяжела жизнь? Или погулять в осеннем лесу? Я оставлю тебя в покое? Что поднимет вам настроение? Что порадует?
Ведь никто опять не знает, где ему туго новый ботинок.Именно поэтому у меня в кабинете, если хотите, на стене можно написать не "здесь можно поплакать", а "если надо поплакать - поплачь!" Хочешь смеяться - смейся! Здесь вы можете выплеснуть тяготящие вас эмоции удобным для вас способом».

А сожаление – это «жалеть, сострадать, болеть, грустить сердцем». Да, с одной стороны, сожаление в терапии — получается, отразить эмоции клиента (и даже усилить их) банально? Потому что очень часто отражение негативных эмоций усиливает их переживания.Есть старый анекдот о психотерапии Роджериана, где терапевт повторял все свои реакции за клиентом и в конце концов выпрыгнул из окна.

Да даже по логике - если клиент пришел к психотерапевту в слезах и стал отражать эти слезы, то в подсознании (и даже в сознании) клиента возникает ощущение: "Да, все вокруг действительно плохо а моя проблема ужасна, хоть психотерапевт плачет! И это все. Клиент разрабатывает новую цензурную шапку плюс дополнительное негативное чувство безысходности.

Но сострадание не означает сожаление. Сострадание – это проявление отношений между сильным и слабым. От родителя к ребенку. И только от родителя. На самом деле, жалость — это дело сверху вниз: когда-то на сайте был большой разворот на эту тему.

Почему даже утешительную психотерапию до сих пор называют утешением, а не сожалением.

И, наконец, еще один интересный момент формирования внутреннего клиента взрослого в процессе терапии. Есть поговорка, что для действенной помощи нужно дать человеку не рыбу, а удочку.Недавно пришлось услышать, что в отношении психотерапевтического консультирования предполагается некоторая неточность: мол, такая психотерапия тоже не дает удочки, там написано "а вот удочку можно сделать самому".

Согласен, есть неточность. Потому что консультирующий психотерапевт обычно говорит примерно так: «Если вы хотите поймать рыбу, вы имеете право ее ловить и где вы решаете сами: но в зависимости от того, где и какую рыбу вы решите ловить, если вы хотите , мы с вами." Подберем необходимое оборудование.И опять же, вы вправе сами решать, будете ли вы производить их сами по перечню и характеристикам, которые мы разработаем вместе с вами, или же вы захотите купить готовую продукцию, а уж потом мы подумаем, где это сделать лучше. "
Поэтому при ответе на еще один достаточно частый вопрос от клиента - "Скажите, может ли мне помочь психотерапевт или мне придется с этим разбираться самому?" Могу сказать так: здесь, наверное, правильнее говорить не «или», а «и» от себя, особенно если вы сами не против создания правильно функционирующего внутреннего Взрослого.

Внутренний Взрослый — это одно из естественных состояний внутреннего Эго, наше рациональное начало, аналог Эго на диаграмме Фрейда. концепция была предложена Э. Берном. Как правило, состояние или положение Взрослого Внутреннего рассматривается в триаде Родитель-Взрослый-Ребенок.

Внутренний взрослый как состояние эго – это логика и реализм, спокойный анализ и объективная оценка происходящего. Человек в этом состоянии не руководствуется страхами или надеждами: он взвешивает все за и против, взвешивает риски и принимает наилучшее решение на основе имеющейся информации.Без умения вовлечь и поддержать Взрослого человек не может стать по-настоящему зрелой личностью, а Взрослый без развитых Родителя и Дитя — это сухой, бесчувственный аналитик, не желающий настаивать на своем решении. Однако чаще к терапевтам обращаются с преобладанием состояния Ребенка или Родителя и слаборазвитой позицией Взрослого. Поэтому в данном случае психотерапия должна быть направлена ​​на уравновешивание трех названных компонентов и усиление роли Взрослого.

Внутренний Взрослый не должен возноситься, подавляя Внутреннего Ребенка или Родителя. Его задача – после изучения информации наилучшим образом использовать имеющийся потенциал. Взрослый решает, какое поведение наиболее уместно в данных обстоятельствах, какие роли исключить, а какие включить. Так, на веселой вечеринке уместно скорее детское поведение, а родительское нравоучение неуместно.

Однако в реалиях современного транзактного анализа в России психотерапевты в этом направлении часто идут в другом направлении.Воспринимая позицию Родителя как инертную и гнетущую установку, они пытаются ослабить позицию Клиента своего внутреннего Родителя и усилить позицию своего Дитя. Иногда это действительно так, но мы не должны забывать понимать девиз ТА: «Всегда будь взрослым».

Цитирую: «Ребёнок во многом является одной из самых ценных составляющих личности, потому что он привносит в человека то, что настоящий ребёнок привносит в семейную жизнь: радость, творчество и обаяние. Ребенок – источник интуиции, творчества, спонтанных порывов и радости» (негативные описания позиции Ребенка относятся чаще не к естественной, а к детской реакции на взрослых)» Физические признаки Родителя: хмурый взгляд, указательный палец, дрожание головы, «угрожающий взгляд», топанье ногой, руки на бедрах, скрещенные на груди, прищелкивание языком, поглаживание чужой головы и т. д.Слова и словосочетания: «Всегда», «Никогда», «Сколько раз я тебе говорил», «Запомни раз и навсегда», «Я был бы на твоем месте..», слова: глупые, капризные, смешные, противные , милая, милая, ну-ну, хватит, надо, надо, надо.

Если Взрослый в нас бывает один, если он бывает один, то мы говорим о внутреннем Взрослом в нас. Если мы сами стали взрослыми, если мы были в активной позиции, мы говорим о позиции Взрослого. Мы выбрали взрослую позу, встали во взрослую позу. Они ищут в себе Внутреннего Взрослого, создают позицию Взрослого.

Беседы о Внутреннем Взрослом чаще ведут психотерапевты, работающие с клиентами, не имеющими привычки к активности и ответственности. Вопрос о взрослом статусе ставится как требование: «Ты взрослый? Как ведет себя в этой ситуации взрослый?»

Счета личных должностей

Некоторые личные позиции дополняют друг друга, некоторые пересечения начинаются с…

Ребята, вкладываем душу в бока. Спасибо
за открытие этой красоты.Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам на Facebook и Свяжитесь с

Вы замечали, как по-разному мы ведем себя при общении с разными людьми? С кем-то хочется поиграть, пообщаться на любую тему, кто-то постоянно хочет посоветовать или указать на ошибки, а кто-то, наоборот, просит совета или жалуется. Американский психолог Эрик Берн объяснил такое поведение наличием в человеке 3-х субличностей: «родительская», «взрослая» и «ребенок». По его мнению, они есть в каждом из нас.Психолог Кембриджского университета Брайан Литтл объясняет в своей теории трех слоев личности, как мы можем адаптировать свои действия к каждой ситуации и как извлечь из каждой из них максимальную пользу.

сайт расскажет вам о 3 ролях, которые мы играем в повседневной жизни, и о том, как обеспечить их гармоничное взаимодействие.

1. «Родитель»

Данная модель связи подразумевает наличие старшего звена. Он отражает требования наших родителей и тех, кто был важен для нас в детстве.Его функция — заботиться о себе и других, воспитывать, соблюдать нормы, запрещать, одобрять, критиковать и помогать.

Психологи Ян Стюарт и Ванн Джойнс, ученики Эрика Берна, фиксируют положительное и отрицательное в этой позиции «родителя». Первый заботится и помогает, уважая человека, которому помогает. Второй помогает с позиции превосходства, игнорируя другого.

В случае дисбаланса существования 3-х личностей в сторону «родителя» внутренний критик в нас начинает говорить без умолку: осуждает, ругает и не идет на уступки.Окружение грозит гиперопекой и постоянным контролем. У женщин такое поведение выражается в отношениях с партнером, когда она играет роль матери, которая слишком заботится и постоянно учится.

2. «Ребенок»

В этой роли мы руководствуемся эмоциями и желаниями. Это проекция себя в детстве. Поведение и реакция адекватные. Внутренний ребенок отвечает за наше творческое исследование, новые идеи, спонтанность и спонтанность,

Этот пункт в общении представляет собой здравый смысл и соответствующее взаимодействие.Это часть личности настоящего нас, не принадлежит нам в детстве и не копирует образы наших родителей.

Внутренний взрослый ведет переговоры, приспосабливается к реальности, строит планы, зарабатывает деньги, рассматривает события с точки зрения разума. Единственная проблема с этой ролью в том, что не хватает «взрослого». Не всем свойственно рациональное и спокойное поведение, достоверная оценка происходящего.

Важнейшей чертой зрелой личности, по мнению немецкого психолога и психоаналитика Эрика Эриксона, является продуктивность.Он охватывает как творческую, так и профессиональную продуктивность и вклад в образование следующих поколений.

Именно «взрослый» обеспечивает мирное сосуществование «родителя» и «ребенка» и решает, какое поведение наиболее целесообразно в данных обстоятельствах, от каких стереотипов следует отказаться, а с какими, наоборот, следует считаться.

3 слоя личности по теории Брайана Литтла

Литтл отмечает, что отношения между этими слоями, как и между ролями в Берне, не всегда гармоничны. Например, генетическая склонность к лидерству и упрямству может мешать уважению общества к старшим.

Психолог не советует отождествлять себя только с одной чертой личности. По его мнению, если во всех ситуациях использовать одну модель поведения, поле возможностей сузится. Например, человек считает себя интровертом и отказывается выступать на публике, потому что считает себя «не своим», предпочитая тихую офисную работу.

Брайан Литтл убежден, что личностные качества можно изменить и ему не нужно постоянно подстраивать свои желания под модели поведения своего доминирующего типа. Пытаясь сделать что-то экстраординарное, психолог считает, что важно давать себе время на отдых и восстановление, будь то бег или разговор с близким другом. Это дает вам передышку и возможность набраться сил для новых прорывов.

Какая сторона вашей личности доминирует в вас? Поделитесь в комментариях.

Новые девушки приходят на терапию.

Невольно восхищаюсь: всех возрастов, но неизменно худых, грациозных, раненых в сердце, измученных необходимостью прятаться заживо под маской и тоской по принятию.
Они не верят, что можно так свободно выражать свои чувства и говорить о том, что болит здесь, в этом офисе.

Подкрадывающиеся смотрят на меня, с тревогой ожидая моей реакции, пытаются сдержать слезы, изредка приклеивая к губам фальшивую улыбку.
Я чувствую их тоску, одиночество, неверие и в то же время отчаянное желание быть услышанными и принятыми в их страданиях.

Я вижу беспокойных брошенных детей без поддержки, и никогда раньше.
Это поддержка, которую им придется понять, они научатся заботиться о себе, основываясь на наших отношениях.

Они впитают в себя новый опыт не ценить и позволять быть другим, не просто ожидаемым, милым, легким.
Они узнают, что у них есть детская часть, внутренний ребенок, о котором они должны заботиться сейчас.

И в начале этот ребенок будет много жаловаться и плакать...
И это необходимо, лечебно, потому что за годы молчания внутри накопилось много невыразимой боли и эта боль уйдет.

Психика неизменно стремится избавиться от того, что висит под тяжестью тяжелого балласта и мешает жить.

Тогда «ребенок» будет надеяться стать для него хорошей матерью, а иногда, наоборот, будет видеть во мне плохую, холодную, недоброжелательную мать; бесчувственный, глухой.

Эти девушки неизбежно разочаруются в терапии, так как мечты о быстрых переменах скоро рассеются. Жизненные сценарии слишком сильны и глубоки, чтобы исчезнуть за несколько месяцев или даже лет.

Они обязательно испытают во мне разочарование, когда поймут, что я не идеальная мать, а просто человек - со своими слабостями и ограничениями.
Они переживут свои кризисы, они испытают отчаяние надежды - что есть хоть один человек на свете, который будет заботиться о них, как мать.

Процесс «выращивания» внутреннего принятия Взрослого очень долгий, и раньше вам придется пройти через массу страданий и разочарований.

Для этого я буду постоянно проводить параллели с реальными, живыми детьми.

Что нужно ребенку, чтобы чувствовать поддержку, чтобы испытать священный опыт:
«То, что происходит со мной, естественно. Это нормально, не стыдно и не плохо.
У меня есть помощь. Я не одинок.
Я буду услышан; Меня любят, несмотря на мои ошибки»?

Ему, должно быть, сказал какой-то видный взрослый.
Кто толерантный и понимающий.
Понимает, что ребенок маленький и нуждается в нем.
Не ожидает, что ребенок превысит свои способности.
У него есть ресурсы, чтобы поддержать его в слабостях и немощах.
Этот взрослый чутко и внимательно следит за состоянием ребенка и замечает, когда что-то идет не так.

Такой взрослый нужен каждому во внутреннем мире.

Ведь до сих пор единственным правителем был Тиран.
И это то, с чем мы чаще всего ассоциируемся, противодействуя ребенку вне зависимости от его потребностей.

Мы сами строгие, безжалостные родители-судьи, не испытывающие сострадания к своей раненой детской части.

Из-за нашей тирании мы требуем и ждем, требуем и ждем.

Под таким давлением внутренний ребенок сжимается еще больше, чувствуя себя безнадежно больным, недостойным жизни на этой земле.

Итак, первое, что мы пытаемся сделать с собой, это заметить...

Со мной что-то происходит... Я еще не очень понимаю что, но что-то не так...
Чужие слова как-то задели, стали обидными... Я почувствовала свою ничтожность... неприятие... страшно стало.

Мы учимся замечать наше «попадание» в травму в прошлом, в какие-то прошлые обстоятельства и состояния, которые до сих пор вызывают тяжелые детские переживания.
Внутренние заметки для взрослых.
Серьезно относится к «детскому» состоянию, не обесценивая, не рационализируя, не улыбаясь.

Что с тобой случилось?
Ты обиделся?
Тебя ранили?
Ты боишься? Какая? Кому?
Мы учимся понимать себя.

Взрослый стоит между Дитя и Тираном, и баланс сил меняется..
Мы говорим себе:
Я чувствую... Это естественно. Я не чувствую иначе.
Обидно, когда тебя подводят или обманывают. И если тебя так сильно обманули, то сейчас нормально обижаться. Как же может быть иначе?
Можно сопротивляться, когда тебя хотят изнасиловать в миллионный раз

Вполне естественно бояться, если ты не знаешь, что такое защита взрослых....
И естественно бояться проиграть, если вы никогда не получали поддержки в своем проигрыше.
Естественно хотеть быть любимым, естественно чувствовать себя уязвимым независимо от обстоятельств.

Я признаю, что мои чувства естественны и имеют веские причины.
Дефекты, дефекты.
Теперь я знаю, где я уязвим, и я постараюсь заметить эти моменты, прежде чем я застряну в них.
Я буду свободен от стыда - ведь до этого я стыдился своих чувств.
За ваши ошибки.За вашу уязвимость.
Теперь я понимаю, что стыдиться нечего.
У моего состояния есть причина.

Ребёнку нужно время, чтобы поверить...
А если этот Взрослый оставит его, то он снова останется наедине с Тираном и снова должен будет заслуживать, приспосабливаться, ждать жалости?
Ребенок «хочет» убедиться, что с ним действительно обращаются по-другому. Всегда.

Когда наш внутренний ребенок действительно верит,
В то, что ты можешь чувствовать, ошибаться, не хотеть, хотеть, быть несовершенным,
И тебя за это не преследуют
Она расцветет.

Доверие, теплота, решительность, удивление, ясность.
Дети больше не брошены, не одни.
Больше не нужно искать снаружи то, что внутри.
....
Мои новые девочки на этом пути
Путь не близкий.
Единственный путь к себе.

.

Множественность Разума | IFS Польша

Эта статья вдохновлена ​​книгой доктора Ричарда Шварца «Много разумов, одно Я».

Разнообразие и Разнообразие — это слова, лежащие в основе Внутренних Семейных Систем (сокращенно IFS). Почему? Что ж, в основе этого подхода лежит парадигма множественного разума — представление о том, что наш разум состоит из разных частей.Чтобы понять этот способ смотреть на наш собственный внутренний мир, мы начнем с представления уже устаревшей, но все еще присутствующей в нашей культуре парадигмы моноразума — точки зрения, в которой наш разум является единым и неделимым.

Парадигма моноума

Кратность

.

Система внутренней семьи Шварца - что представляет собой терапия, основанная на этом методе?

Система Внутренней Семьи — это концепция, которая фокусируется в первую очередь на поддержке того, что уже присутствует и вызывает сострадание к нам. (Фото: iStock)

Согласно Системе Внутренней Семьи, сформулированной Ричардом Шварцем, в нашем уме живет несколько отдельных сущностей. Неудивительно, что одна часть вас испытывает искушение кричать всем, что она сыта ими по горло, а другая часть держит эмоции при себе.И, что интересно, вам не нужно делать с ним абсолютно ничего! Системная терапия внутренней семьи становится все более популярной.

Классическая психология, создавая понятия нормы и расстройства или психического заболевания, навязывает людям, желающим воспринимать себя здоровыми, принуждение к последовательности, согласованности и поведению в понятной, предсказуемой манере. Эти убеждения поддерживаются современной культурой, освещением в СМИ, романами и фильмами с участием персонажей с так называемыми множественными личностями или слышащими голосами.В коллективном сознании присутствует фигура человека, который разговаривает сам с собой или даже спорит или спорит — такой человек обычно представляется странным, одержимым или, возможно, эксцентричным. Между тем каждый из нас испытывает противоречия, когнитивный диссонанс, взаимоисключающие желания – ощущается одновременно. И не стоит пытаться их интегрировать, ведь это не только огромное энергетическое усилие (эффект иллюзорный), но и риск подавления некоторых желаний. В свою очередь, если считать их ненужными или больными, это может привести к усилению чувства вины, стыда, гнева, печали или других форм эмоциональных страданий.

Внутренняя семейная система - Ричард Шварц и множественный разум

В 1960-х годах Эрик Берн разработал концепцию трансактного анализа. Трансакция, на которую ссылается американский психиатр, представляет собой отношения и энергетический обмен между шестью внутренними состояниями ПЯ, а именно: нормативный родитель (так называемый критический), защищающий родитель (так называемый заботливый), взрослый (аналитик), бунтующий ребенок, ребенок покорный и естественный ребенок. Только полный доступ ко всем этим частям гарантирует здоровье.Между тем в результате социализации мы привыкли отвергать и отрицать определенные части своей личности.

Концепция Эрика Берна была разработана доктором Ричардом С. Шварцем, основавшим Институт IFS в 2000 году. Расположенная в пригороде Чикаго, в Оук-Парке, организация обучает практиков и терапевтов SWR, или Системе внутренней семьи. Однако до Внутренней семейной системы доктор Шварц много лет работал семейным терапевтом. Во время сеанса он заметил, что многие пациенты женского и мужского пола использовали слово «часть», когда рассказывали о своем опыте.Например, некоторые говорят, что «некоторые» из них хотят остаться со своим партнером в отношениях, а другая «часть» думает об окончательном разрыве. Или они признались, что «некоторые» из них храбры и готовы встретить жизнь, но есть «некоторые» из них, которые боятся нового и предпочли бы не выходить из дома. Ричард С. Шварц стал называть эти части субличностями.

«Разум человека не является однородным органом, создающим иногда иррациональные ощущения. Это система взаимосвязанных частей, каждая из которых имеет свой образ мышления.Как и внутренняя семья, она состоит из обиженных детей, импульсивных подростков, несгибаемых взрослых, чрезмерно критически настроенных родителей, заботливых друзей, заботливых родственников и так далее», — объясняет Джей Эрли, психотерапевт SWR в области аутотерапии.

Внутренняя семейная системная терапия рассматривает эти части не как мгновенное проявление настроения, изменяющуюся часть разума или личности, а как отдельные сущности, голоса или личности, которые обитают внутри нас.У каждого из этих людей есть особые потребности, например, быть услышанным, чувствовать себя в безопасности или самореализоваться, и они руководствуются собственной системой ценностей, принципов и глубоко укоренившихся убеждений.

Внутренняя семейная система — центр JA

"Чтобы освободить наш IAM, мы должны сначала осознать, что он существует. Не зная, каким человеком мы на самом деле являемся внутри, мы не можем стать. Любое мимолетное проявление ИАМ мы будем рассматривать лишь как иллюзию или отклонение от нормы и будем цепляться за ограниченный образ самих себя, нарисованный другими», — писал Ричард Шварц в своей книге «Внутренняя семейная система».В отличие от трансакционного анализа, в котором ИАМ рассматривается как сумма всех наших частей, Система Внутренней Семьи ставит ИАМ в центр, сопровождаемый субличностями, разделенными на три группы: менеджеры, пожарные и изгнанники.

Однако, прежде чем мы углубимся в детали, необходимо объяснить, как Внутренняя Семейная Система понимает IAM. Это своего рода основа, лидер нашей жизни, дверь в человеческую тайну и даже во вселенную. Да, Система Внутренней Семьи опирается не только на западную психологию, но и на духовные и медитативные традиции, в которых, как объясняет Шварц:JA также обладает качествами, которые способствуют самоисцелению и творчеству, улучшая нашу работу». Он сам заметил, что когда пациентам удавалось достичь ЮА, они могли активно общаться со своими частями, вовлекать их в диалог и делегировать конкретные задачи, просить о поддержке или отстраняться. Что еще более важно, они начали относиться к своим частям, таким как напуганные, доминирующие или злые, — так, как им хотелось бы, на основе «приветствуются все части». (Это название книги Лизы Шпигель, сертифицированного SWR-терапевта).Благодаря этому Шварц понял, что ему не нужно учить их, как лечить или относиться к своим частям (другие терапевтические направления определяют их мыслями и эмоциями). «Моя работа ограничивалась поддержанием моих пациентов в состоянии ME».

Как это сделать? Самое главное – это атмосфера, способствующая активизации истинного Я, сути нашего существования и целительной энергии. По Шварцу, каждый из нас имеет к ней доступ, но в результате травмы ЮА заслоняется другими частями личности.Они начинают раздавать карты и иногда блокируют доступ к JA. Цель терапии — дать возможность страдающему человеку достичь истинного Я, которое характеризуется так называемыми 8 «С». Это 8 черт, каждая из которых в английском языке начинается на букву «с»: сострадание — сострадание, любопытство — любопытство, спокойствие — спокойствие, ясность — ясность, храбрость — смелость, связность — связанность, уверенность — уверенность, креативность — креативность.

Итак, первая задача терапевта — найти свое истинное «я» — и вывести оттуда пациентов и пациентов.Однако это еще не все, вам также нужно знать о субличности, которая состоит из всех частей.

Внутренняя семейная система: изгнанники, пожарные, менеджеры

Согласно SWR, помимо настоящего ME, нашу личность занимают вышеупомянутые изгнанники и управляющие ими менеджеры и пожарные.

Первые описаны Михал Пастерски в его электронной книге «Аутотерапия с помощью ИФС» как «части нашей личности, которые (в самом раннем детстве) были каким-то образом ранены, а затем застыли во времени в какой-то памяти, неся различные эмоциональные нагрузки. ".Терапевтический процесс позволяет им освободиться от бремени, которое они несли годами, вызванного, например, смущением, наказанием, унижением, жестоким обращением или другими травмами.

Менеджеры защищают (а иногда и заключают в тюрьму изгнанников), обеспечивая стабильность системы, которой мы являемся. Они не позволяют нам захлестнуть нас тяжелыми эмоциями благодаря постоянному надзору. Они достигают этого, подталкивая нас к роли перфекциониста, критика, контролера или опекуна. Обычно эта роль - не выбор и желание МЭ, а стратегия защиты.

Если менеджеры изо всех сил пытаются сохранить контроль над сосланными частями, в дело вступают пожарные. Это моменты, когда мы переживаем всплеск чувств или когда у нас заканчиваются силы и мы испытываем только тяжелые, угнетающие или даже разрушительные эмоции. Именно пожарные дают нам стимуляторы, отвлекающие факторы, стимулируют компульсивное поведение и даже психосоматические симптомы, такие как потеря концентрации, скука и сонливость. Все это для того, чтобы изгнанники оставались в изгнании.

Системная терапия внутренней семьи - да прибудет с вами сила

Система Внутренней Семьи — это концепция, которая фокусируется в первую очередь на поддержке того, что уже присутствует и вызывает сострадание к нам.Это сострадание предполагает видение себя не через призму ран, а через внутреннюю силу, к которой имеют доступ все живые. Сила исходит от соединения не только с собственным сердцем, но и с другими людьми и нечеловеческими существами, населяющими Землю.

«Модель SWR можно понимать как путь к истине — к усилению лидерства IAM. Она учит нас, как укреплять себя, чтобы не сломаться так легко, помогает нам сгладить наши грани и заставляет осознать, что нам не нужно быть такими осторожными с собой», — заключает Ричард С.Шварц.

.90 000 По сравнению со взрослыми внутренне. Рецепт укрепления внутреннего взрослого человека. Счета личных позиций 9000 1

Перейдем к женским персонажам из «Секса в большом городе». А теперь немного теории о внутреннем Взрослом и внутреннем Ребенке.

У нас должно быть три состояния: Ребенок, Родитель и Взрослый. Каждое состояние отвечает за свои проявления в человеке. И каждое государство должно быть на своем месте.

Внутренний Ребенок отвечает за Радость, Интерес к новизне, Естественность.Это в том случае, если речь идет о ребенке, который не покалечен. Когда мы, мамы, радостно и радостно играем со своими детьми, словно сами дети, значит, в нас сохранился чудесный внутренний Ребенок, который позволяет нам играть, быть собой. Если мы с удивлением и раздражением смотрим на детские игры и шалости, пора обратиться к своему детству и исправить своего внутреннего Ребёнка.

Внутренний Родитель должен быть заботливым и любящим. Это потрясающе. Когда в детстве мы видим рядом именно таких родителей.Если настоящий родитель критичен, властен и сердит, им становится наш внутренний Родитель. Что ж, исправим.

Внутренний взрослый. Но описание этого героя нашего внутреннего мира начнем с того, что мало кто имеет нормально сформированный внутренний Взрослый. Или они проявляют своего Взрослого в каких-то сферах жизни, но не во всех.

Каковы характеристики внутреннего Взрослого?

Ответственный взрослый. Ответственность – главная его черта.

Автономность. Взрослый не зависит от чужого мнения. Имеет свой. Да, во многом. И если он делает ошибку, он учится и идет дальше.

Он инициативен. Он не живой, все время чего-то ждет.

Он верен себе. Доверяйте себе и своим чувствам. Он не чувствует бессмысленной вины (вина — привилегия ребенка). Если она ползет к нему, он понимает то, чему еще не научился, и поэтому чувствует себя виноватым. Исследования. Как всегда. И это продолжается.

Взрослый человек способен к саморазвитию. Постоянная стабильность во всем — не свойство внутреннего Взрослого. Наоборот, пробует новое, меняется.

Взрослый не существует в атмосфере безысходности и безысходности. Он знает, что все будет хорошо.

Взрослый человек живет по-разному. Не только семья или работа. Он живет за счет работы, с женой, детьми, книгами, театрами и всем, что душе угодно.

Взрослый освободился от ненужных сценариев, которые ему повесили родители.

Взрослый умеет быть по-настоящему близким с теми, с кем его сводит жизнь. Что это за близость? Он умеет открыться другому человеку, может объяснить другому, чего он хочет. Взрослые отношения между супругами для них настоящее счастье.

Теперь об особенностях. Что происходит, когда внутренние состояния несут ответственность за то, за что они не должны отвечать.

Возьмем такую ​​сферу жизни, как работа.

Какое из трех состояний вы считаете наиболее эффективным в работе? Если внутренний Взрослый формируется в работе, то он эффективен в работе.Он профессионал. Что, если вам кажется, что вы работаете как ребенок?

А как насчет любви и секса? Во время своих консультаций я вижу много маленьких девочек, которые отвечают за эти две самые важные сферы жизни. Маленькие девочки в постели с мужчиной и маленькие девочки в задушевных разговорах с мужчиной... Этим девочкам самим плохо, понимаете? Конечно, мы их выращиваем. И женщины начинают чувствовать себя совершенно по-другому. В конце концов они осознают ту взрослую женскую часть себя, которая жаждала свободы.

Дети не зарабатывают деньги. Дети не несут ответственности за свое здоровье. Дети вообще ни за что не могут взять на себя ответственность. И т.д. и т.п.

Теперь перейдем к женским персонажам «Секса в большом городе».

Я считаю, что это сериал о женщинах с очень сильно проявленными внутренними Детями, которые пытаются стать взрослыми. Возможно, в какой-то сфере жизни формируется взрослое внутреннее существо, но не во всех.

Она взрослая в бизнесе и сексе, но в отношениях с мужчинами она абсолютное Дитя.Это, однако, отличает всех персонажей «Секса в большом городе», по крайней мере, в большинстве эпизодов. Меняя мужчин как перчатки, совершенно не знаю, что с ними делать, как проводить с ними время. Как показать близость. Лучше быть одному, чем с кем-то, с кем не знаешь, как вести себя.

Прекрасная героиня. Настоящий ребенок во всем. Выйдя замуж за своего первого шотландского мужа, она обустраивает свой дом, но не может зачать ребенка. В своем я писала, что для того, чтобы забеременеть, надо чувствовать себя альфа-женщиной рядом со своим альфа-самцом.Но альфа-женщины – это взрослые женщины. Шарлотта могла забеременеть после того, как усыновила ребенка и почувствовала ответственность за чужую жизнь. Как мы помним, ответственность – это атрибут взрослого человека.

Она взрослый юрист. А может даже стать мамой. Но близость с любимым мужчиной (особенность взрослого) дается ей нелегко. Кроме того, я уверен, что если бы она визуализировала свою женственность, то увидела бы образ очень несчастной подавленной женщины.

Керри

Я бы назвал ее подростком.Ее внутренний Ребенок умеет радоваться, узнавать новое. Но она далеко не Взрослая в любви. Поэтому с мужчинами не везет. Да и г. Биг не торопится связывать себя узами брака с этими милыми «подростками в пышных юбках». Интересно, что когда в последней части, будучи уже законным мужем, она хочет чувствовать себя рядом с женой в разговорах, в нежности дома, а не на бесконечных вечеринках, она обижается и пытается восстановить прежний юношеский задор при первых же разлука с мужем в поцелуях со старой возлюбленной.Однако она понимает, что что-то изменилось, и пытается найти новую себя с любимым мужчиной.

Интересно, что последний фильм на большом экране не получил восторженных отзывов зрителей, как сериал.

Причина этого в том, что его зрители - женщины, похожие на героинь, они явные Дети в отношениях с мужчинами. Им непонятно взросление героинь, так как зрители еще не начали проходить через то, через что проходят героини фильма.Они еще не начали формировать внутреннего Взрослого в отношениях с мужчинами, даже если такие мужчины у них есть.

К сожалению, все сказки заканчиваются на свадьбе. «И жили они долго и счастливо…» А как жили? Неизвестный. Представлено несколько моделей дальнейшего поведения. А вот модели взрослых отношений между супругами в последнем фильме «Секс в большом городе» неплохие. Можно узнать, примерить. И не останавливайтесь на этом видео. Есть и другие хорошие фильмы о настоящей близости.

Внутренний Взрослый — это одно из естественных состояний внутреннего эго, наше рациональное начало, аналог Эго на Z-диаграмме.Фрейд. концепция была предложена Э. Берном. Как правило, состояние или положение Взрослого Внутреннего рассматривается в триаде Родитель-Взрослый-Ребенок.

Внутренний взрослый как состояние эго – это логика и реализм, спокойный анализ и объективная оценка происходящего. Человек в этом состоянии не руководствуется страхами или надеждами: он взвешивает все за и против, взвешивает риски и принимает наилучшее решение на основе имеющейся информации. Без умения вовлечь и поддержать Взрослого человек не может стать по-настоящему зрелой личностью, а Взрослый без развитых Родителя и Дитя — это сухой, бесчувственный аналитик, не желающий настаивать на своем решении.Однако чаще к терапевтам обращаются с преобладанием состояния Ребенка или Родителя и слаборазвитой позицией Взрослого. Поэтому в данном случае психотерапия должна быть направлена ​​на уравновешивание трех названных компонентов и усиление роли Взрослого.

Внутренний Взрослый не должен возноситься, подавляя Внутреннего Ребенка или Родителя. Его задача – после изучения информации наилучшим образом использовать имеющийся потенциал.Взрослый решает, какое поведение наиболее уместно в данных обстоятельствах, какие роли исключить, а какие включить. Так, на веселой вечеринке уместно скорее детское поведение, а родительское нравоучение неуместно.

Однако в реалиях современного транзактного анализа в России психотерапевты в этом направлении часто идут в другом направлении. Воспринимая позицию Родителя как инертную и гнетущую установку, они пытаются ослабить позицию Клиента своего внутреннего Родителя и усилить позицию своего Дитя.Иногда это действительно так, но мы не должны забывать понимать девиз ТА: «Всегда будь взрослым».

Цитирую: «Ребёнок во многом является одной из самых ценных составляющих личности, потому что он привносит в человека то, что настоящий ребёнок привносит в семейную жизнь: радость, творчество и обаяние. Ребенок – источник интуиции, творчества, спонтанных порывов и радости» (негативные описания позиции Ребенка относятся чаще не к естественной, а к детской реакции на взрослых)» Физические признаки Родителя: хмурый взгляд, указательный палец, дрожание головы, «угрожающий взгляд», топанье ногой, руки на бедрах, скрещенные на груди, прищелкивание языком, поглаживание чужой головы и т. д.Слова и словосочетания: «Всегда», «Никогда», «Сколько раз я тебе говорил», «Запомни раз и навсегда», «Я был бы на твоем месте..», слова: глупые, капризные, смешные, противные , милая, милая, ну-ну, хватит, надо, надо, надо.

Если Взрослый в нас бывает один, если он бывает один, то мы говорим о внутреннем Взрослом в нас. Если мы сами стали взрослыми, если мы находимся в активной позиции, мы говорим о позиции Взрослого. Мы выбрали взрослую позу, встали во взрослую позу. Они ищут в себе Внутреннего Взрослого, создают позицию Взрослого.

Беседы о Внутреннем Взрослом чаще ведут психотерапевты, работающие с клиентами, не имеющими привычки к активности и ответственности. Вопрос о взрослом статусе ставится как требование: «Ты взрослый? Как ведет себя в этой ситуации взрослый?»

Учет личных должностей

Некоторые личные позиции дополняют друг друга, некоторые пересечения начинаются с…

Внутренний ВЗРОСЛЫЙ – одна из очень важных частей нашей психики, которая может стоять между Внутренним РЕБЕНКОМ и Внутренним РОДИТЕЛЕМ и нейтрализовать тягу, страхи, чувство вины, критику и чрезмерные требования к себе и другим людям.
Все три субличности — это три разных способа существования в этом мире, каждый из которых состоит из определенных моделей поведения, мыслей и чувств.

Внутренний ребенок – это модель поведения, заимствованная из детства, это голос ранних детских переживаний и реакций на себя и других. Внутренний ребенок больше всего связан с чувствами и эмоциями, а также с их проявлением, ведь маленькие дети судят о мире в первую очередь через свои чувства. Ребенок обычно действует «хочу», руководствуясь сиюминутными капризами и внутренними импульсами.Девушка в нас может пойти за хлебом и купить еще пару туфель на последние деньги.
Очень важно любить и даже иногда баловать своего Внутреннего Ребёнка, прислушиваться к его потребностям, принимать их и давать им проявиться. Внутренний ребенок – это действительно самая естественная часть нас в своем проявлении, открытая, полная жизни и силы, творческих порывов и стремления к радости, это связь с врожденными качествами, с божественной искрой внутри нас – нашим Истинным Я.
Внутренний родитель — это набор моделей, скопированных у родителей или других персонажей старшего возраста, когда мы были маленькими. Внутренний родитель проявляет оценочные суждения, предубеждения, критику и назидание, а ключевые слова для него «должен» и «следует». Это какие-то нормы, требования к себе и другим, стандарты, которые мы устанавливаем. Полезная функция внутреннего родителя заключается в том, что он выравнивает нас с обществом и позволяет нам чувствовать себя уверенно в обществе. Мы также критикуем, дисциплинируем и воспитываем себя от родителя, мы учим других «как» и «как поступать правильно», мы черпаем представления о морали и нормах поведения.Например, женщина, которая надувает губы и осуждает чересчур страстных любовников в людном месте, выступает в роли внутреннего родителя, скорее всего, старшего в детстве.
Внутренний взрослый, напротив, гораздо более автономен и независим от прошлого опыта, пребывает в настоящем моменте и реагирует на конкретную ситуацию, думает и действует, изучая реальность и спокойно оценивая свои возможности.
Ключевыми понятиями Взрослого являются «важно для меня» и «я выбираю».Это наша сознательная часть, которая наиболее полно раскрывает потенциал взрослой личности. Например, если вы опаздываете на работу, вы можете краснеть и оправдываться перед Ребенком, критиковать себя со стороны Родителя или просто брать на себя ответственность за опоздание и, например, в это время заниматься спортом или выходить из дома чуть раньше. .
Из одного из этих трех состояний мы многое делаем в жизни: выбираем партнеров, работаем, принимаем важные решения. Поэтому хорошо познакомиться с ними и понять, чей голос сейчас звучит «в эфире» или чаще всего слышится вами.
Чтобы осознать проявления этих частей в своей жизни, вы можете выполнить простое упражнение. Вспомните последние двадцать четыре часа своей жизни. Были ли в то время времена, когда вы думали, чувствовали и действовали так же, как в детстве? Были ли у вас мысли, чувства и действия, подобные проявлениям вашей матери, учителя или другой значимой для вас фигуры в детстве? Наконец, были ли у вас случаи, когда ваши мысли, чувства и действия были сознательным ответом на текущую ситуацию, конкретным выбором, основанным на ваших обстоятельствах «здесь и сейчас»? Ответы на эти вопросы помогут вам увидеть внутри себя проявления каждого состояния — детского, родительского и взрослого соответственно.
К чему приводит отсутствие контакта с внутренним Чудо-ребенком? Наш Внутренний Ребенок больше всего на свете нуждается во внимании, ласке и любви. Если мы этого не сделаем, возможны несколько сценариев развития событий...
Автор статьи:
Анастасия Бадоева.

Новые девушки приходят на терапию.

Любуюсь невольно: всех возрастов, но неизменно худых, грациозных, раненых в сердце, измученных необходимостью прятаться заживо под маской и тоской по принятию.
Они не верят, что можно так свободно выражать свои чувства и говорить о том, что болит здесь, в этом офисе.

Подкрадывающиеся смотрят на меня, с тревогой ожидая моей реакции, пытаются сдержать слезы, изредка приклеивая к губам фальшивую улыбку.
Я чувствую их тоску, одиночество, неверие и в то же время отчаянное желание быть услышанными и принятыми в их страданиях.

Я вижу беспокойных брошенных детей без поддержки, и никогда раньше.
Это поддержка, которую им нужно будет понять, они научатся заботиться о себе, основываясь на наших отношениях.

Они впитают в себя новый опыт не ценить и позволять быть другим, не просто ожидаемым, милым, легким.
Они узнают, что у них есть детская часть, внутренний ребенок, о котором они теперь должны заботиться.

И в начале этот малыш будет много жаловаться и плакать...
И это необходимо, лечебно, потому что за годы молчания накопилось внутри много невыразимой боли и эта боль уйдет.

Психика неизменно стремится избавиться от того, что висит под тяжестью тяжелого балласта и мешает жить.

Тогда «ребенок» будет надеяться стать для него хорошей матерью, а иногда, наоборот, будет видеть во мне плохую, холодную, недоброжелательную мать; бесчувственный, глухой.

Эти девушки неизбежно разочаруются в терапии, так как мечты о быстрых переменах скоро рассеются. Жизненные сценарии слишком сильны и глубоки, чтобы исчезнуть за несколько месяцев или даже лет.

Они обязательно испытают во мне разочарование, когда поймут, что я не идеальная мать, а просто человек - со своими слабостями и ограничениями.
Они переживут свои кризисы, они испытают отчаяние надежды - что есть хоть один человек на свете, который будет заботиться о них, как мать.

Процесс «выращивания» внутреннего принятия Взрослого очень долгий, и раньше вам придется пройти через массу страданий и разочарований.

Для этого я буду постоянно проводить параллели с реальными, живыми детьми.

Что нужно ребенку, чтобы чувствовать поддержку, чтобы испытать священный опыт:
«То, что происходит со мной, естественно. Это нормально, не стыдно и не плохо.
У меня есть помощь. Я не одинок.
Я буду услышан; Меня любят, несмотря на мои ошибки»?

Ему, должно быть, сказал какой-то видный взрослый.
Кто толерантный и понимающий.
Понимает, что ребенок маленький и нуждается в нем.
Не ожидает, что ребенок превысит свои способности.
У него есть ресурсы, чтобы поддержать его в слабостях и немощах.
Этот взрослый чутко и внимательно следит за состоянием ребенка и замечает, когда что-то идет не так.

Такой взрослый нужен каждому во внутреннем мире.

Ведь до сих пор единственным правителем был Тиран.
И это то, с чем мы чаще всего ассоциируемся, противодействуя ребенку вне зависимости от его потребностей.

Мы сами строгие, безжалостные родители-судьи, не испытывающие сострадания к своей раненой детской части.

Из-за нашей тирании мы требуем и ждем, требуем и ждем.

Под таким давлением внутренний ребенок сжимается еще больше, чувствуя себя безнадежно больным, недостойным жизни на этой земле.

Итак, первое, что мы пытаемся сделать с собой, это заметить...

Со мной что-то происходит... Я еще не очень понимаю, что, но что-то не так...
Чужие слова как-то ранят, они стали обидными… я почувствовала свою ничтожность… неприятие… стало страшно.

Мы учимся замечать наши «наезды» на травму, в прошлое, в прошлые обстоятельства и состояния, которые до сих пор вызывают тяжелые детские переживания.
Внутренние записи для взрослых.
К «детскому» состоянию относится серьезно, без обесценивания, без рационализации, без улыбки.

Что с тобой случилось?
Ты обиделся?
Тебя ранили?
Ты боишься? Какая? Кому?
Мы учимся понимать себя.

Взрослый стоит между Ребёнком и Тираном, и соотношение сил меняется..
Мы говорим себе:
Я чувствую... Это естественно. Я не чувствую иначе.
Потому что обидно, когда тебя подводят или обманывают. И если тебя так сильно обманули, то сейчас нормально обижаться. Как же может быть иначе?
Вы можете сопротивляться, когда вас хотят изнасиловать в миллионный раз

Вполне естественно бояться, если вы не знаете, что такое защита взрослых....
И естественно бояться потерпеть неудачу, если вы никогда не получали поддержку в вашей утрате.
Естественно хотеть быть любимым, естественно чувствовать себя уязвимым независимо от обстоятельств.

Я признаю, что мои чувства естественны и имеют веские причины.
Недостатки, недостатки.
Теперь я знаю, где я уязвим, и я постараюсь заметить эти моменты, прежде чем я застряну в них.
Я буду свободен от стыда - ведь до этого я стыдился своих чувств.
За твои ошибки. За вашу уязвимость.
Теперь я понимаю, что стыдиться нечего.
У моего состояния есть причина.

Ребёнку нужно время, чтобы поверить...
А если этот Взрослый оставит его, то он снова останется наедине с Тираном и должен будет снова заслуживать, приспосабливаться, ждать жалости?
Ребенок "хочет" убедиться, что с ним действительно обращаются по-другому.Всегда.

Когда наш внутренний ребенок действительно верит,
Что можно чувствовать, ошибаться, не хотеть, хотеть, быть несовершенным,
И за это не будут гнаться
Она расцветет.

Доверие, теплота, решительность, удивление, ясность.
Дети больше не брошены, не одни.
Больше не нужно искать снаружи то, что внутри.
....
Мои новые девочки на этом пути
Путь не близкий.
Единственный путь к себе.

.

ПСИХОЛОГ ОБЪЯСНЯЕТ - ВАШ ВНУТРЕННИЙ КРИТИКИЗМ

Вы должны знать его голос. Она говорит: «Опять неудача, сдавайся», «Ты толстый», «Ты всегда делаешь одни и те же ошибки», «Ничего не получается». Он возникает в трудные моменты, когда вы принимаете решение или когда вам не удается чего-то добиться. Он может только критиковать, судить, обескураживать. Это мешает вам действовать, парализует вас и заставляет вас чувствовать себя комплексно. Это ваш внутренний критик.

У каждого из нас есть множество субличностей.Они как части психики, которые можно различить. Вы можете наблюдать их, когда испытываете внутренний конфликт. Сколько раз вы думали: «Я бы хотел, но…»? Одна из субличностей уговаривает «сделай это», а другая показывает затруднения и отговаривает от действия. Внутренний критик как раз и является такой субличностью. Определенные части психики могут казаться раздражающими, вредными или ненужными. Помните, что каждый из них чему-то служит, выполняет роль и имеет так называемое «позитивное намерение». Они «стараются» сделать для вас что-то хорошее, позаботиться о нужде.

Вам может быть трудно понять положительные намерения внутреннего критика. Это часть психики, которую нелегко полюбить. После каждой неудачи он обвиняет: «ты бесполезен, ты всегда делаешь что-то не так», «ты слишком мало старался», «было очевидно, что у тебя ничего не получится — ведь у тебя нет никакого ума». Когда возникает трудность, побуждает к отстранению: «Все равно не получится, просто сдавайся». Когда жизнь бросает вам вызов, она находит оправдания.

Как часто вы о чем-то мечтали или имели идею и отказывались от нее в самом начале?

Представьте, что вы хотите научиться кататься на лыжах.Внутренний критик отреагирует моментально и назовет вам массу доводов, почему не стоит этого делать: «ты в безвыходном положении, ты не справишься», «у тебя нет денег», «а вдруг никто хочет пойти со мной», «в этом сезоне будет плохая погода для катания на лыжах». Таким образом, вы можете отказаться от попыток осуществить свою мечту, перегруженную потенциальными трудностями.

Когда вы добиваетесь успеха, часто возникает внутренняя критика. Ведь можно было сделать лучше, быстрее и точнее.Представьте, если бы вы выиграли, вы выиграли конкурс живописи. Внутренний критик может сказать, что вам просто повезло или кандидатов было мало. И признать, что рисовать бессмысленно, и вам следует вместо того, чтобы заниматься искусством, заниматься чем-то более конструктивным. Что бы ни случилось, вы можете рассчитывать на его неблагоприятный комментарий.

Нелегко поверить, что внутренний критик хочет лучшего и пытается удовлетворить ваши потребности, верно? Обычно его целью является защита, а не риск провала и критики со стороны других.Он хочет удержать вас в безопасной знакомой зоне комфорта, в мире проторенных троп, без риска и страха. Он пытается заботиться о вас, как если бы он был маленьким ребенком, которого все еще нужно защищать от опасностей мира. Если вы прислушаетесь к голосу внутреннего критика и не поедете кататься на лыжах в горы, возможно, отпуск будет немного скучным, но вы снизите вероятность травм, сэкономите деньги и стресс, связанные с организацией поездки. Иногда к действию побуждает внутренний критик — чтобы не подвергать себя неприятным замечаниям, можно стараться выполнять свои обязанности как можно лучше, стремиться к совершенству в работе, развиваться и пробовать.

Откуда берется внутренний критик?

Он формируется в раннем детстве - слова родителей усваиваются и автоматически начинают всплывать в сознании. Представьте себе ситуацию, когда мать часто ругает девочку за то, что она испачкала одежду, играя во дворе. Через некоторое время ее голос сам начнет появляться в сознании ребенка. В следующий раз, когда он испачкает свои новые туфли, внутренний голос родителя может сказать: «Ты очень плохая девочка, всегда неряшливая, тебе должно быть стыдно за себя».Внутренний критик, вероятно, осознает опасность игры во дворе (испачкаться и разозлиться на мать) и постарается отговорить девочку от этого. Часто его голос пытается защитить вас от критики со стороны окружающих. Если вы оцениваете себя негативно, у вас есть шанс исправиться и избежать неприятных реакций со стороны окружающих. В детстве, когда вы очень зависели от своих опекунов, внутренний критик позволял вам завоевывать расположение и достигать различных целей. Тогда было важно делать то, что родители, учителя и т.Однако во взрослом возрасте это уже не так полезно. Часто внутренний критик — это пережиток детства.

Внутренний критик — важная часть вашей психики. Однако многие люди позволяют ему получить слишком много власти и влияния в жизни. Может быть, вы слишком огульно прислушиваетесь к его комментариям? Чувствуете ли вы себя бессильным перед его комментариями, принимаете их беспрекословно и позволяете ему и дальше сбивать вас с толку и саботировать ваши планы? Часто внутренний критик становится настолько влиятельным, что говорит почти постоянно, автоматически, и вы больше даже не слышите его сознательно.Это как фоновая музыка или гул машин за окном. Пока вы не обратите на него внимание, вы не осознаете его существования. И это все еще здесь, влияет на вас.

Чрезмерное подчинение голосу внутреннего критика имеет много негативных последствий. Может тормозить действия, саботировать планы, лишать мечты, энергии для действия и творчества. Это заставляет перестать верить в собственные силы, снижает самооценку и ухудшает самочувствие. Вы можете попасть в «спираль негатива».Представьте, что вы начинаете свой первый день в новом месте и совершаете ошибку. Внутренний критик наверняка отреагирует на это и беспощадно осудит: «ты не годишься для этой профессии», «ты бесполезен». На следующий день вы придете на работу с негативным настроем, испуганным, сосредоточенным на неприятных эмоциях. Такое психическое состояние увеличивает вероятность очередной неудачи или ошибки. Это создает «негативную спираль», из которой нелегко вырваться.

Как справиться с внутренним критиком?

1.Вам лучше познакомиться с ним.

Подумайте, не напоминает ли вам его голос кого-нибудь. Может быть, мать или отец, няня или учитель? Подумайте, так ли важно для вас мнение этих людей. Возможно, в детстве подчинение ему было выгодно. Но так ли это до сих пор? Помните, что это уже не голос реального человека, а его образ в вашем воображении.

Представьте его в виде человека, животного или, может быть, предмета. Нарисуй, посмотри, как это выглядит.

Подумайте о ситуациях, в которых он наиболее активен.Когда его слова наиболее суровы и лучше всего слышны. Что общего у этих обстоятельств?

2. Подумайте о пользе, которую вы получаете, слушая своего внутреннего критика. Что это дает, какие потребности удовлетворяет, от чего защищает? Подумайте, как еще вы могли бы удовлетворить эти потребности. Подумайте о негативных последствиях его комментариев. Как это помогает вам и когда это вредит вам? Вы можете составить список прибылей и убытков.

3. Обсудите с внутренним критиком. Подумайте, сколько правды в его словах. Когда вы слышите: «Ты никогда не делаешь это правильно», ты можешь ответить, что много раз добивался успеха. Спросите, кто так думает и какие у них есть доказательства. Обратите внимание на ключевые слова: всегда, никогда, снова. Старайтесь рационально, объективно оценивать ситуацию, не опускайтесь молча до слов внутреннего критика. Скорее всего, большинство из них ненастоящие.

Подумайте, как его слова могли бы быть для вас полезнее. Может быть, ему удастся «обучить» его соблюдать правила конструктивной критики — говорить о конкретной ситуации, судить не вас, а ваши действия, и уметь воздерживаться от комментариев? А иногда даже хвалили?

4.Соблюдайте дистанцию ​​до его слов. Представь, что он говорит смешным голосом, как у Дональда Дака. Ускоряйте или замедляйте его слова. Экспериментируйте с тоном, громкостью и выразительностью. Критика, высказанная мультяшным голосом, не будет такой подавляющей, и вам будет легче с ней дискутировать.

Если вы представили своего внутреннего критика в виде человека или нарисовали его, попробуйте что-то изменить в его внешности. Сделайте так, чтобы это выглядело смешно, мило, гротескно. Оденьте его в забавную одежду, нарисуйте странные усы или поменяйте цвет на более радостный.

Помните, что все происходит в вашем воображении, и вы можете делать все, что захотите. Такое «развлечение» иногда кажется несерьезным, но часто дает хорошие результаты.

5. Будьте терпеливы. Внутренний критик давно с вами. Сразу поменять будет сложно. Найдите время, чтобы лучше узнать, обсудить и договориться. Со временем вы обязательно сможете превратить его в более позитивного персонажа.


Автор: Marta Rozbicka

Источник: http: // www.Psychorada.pl/news,do-niczego-sie-nie-nadajesz-oto-twoj-wewnetrzny-krytyk.html

.

Смотрите также