Мерзкий ребенок


Когда ваш ребенок сводит вас с ума

Мне позво­нила моло­дая жен­щина и при­гла­сила на кон­фе­рен­цию, посвя­щен­ную вопро­сам дет­ской пси­хо­те­ра­пии. Встреча про­ис­хо­дила в дале­ком городе, в это время я торо­пи­лась закон­чить работу над оче­ред­ной кни­гой. Взве­сив свои воз­мож­но­сти, я отве­тила, что, веро­ятно, не смогу при­е­хать. «Но вы должны! – умо­ляла она. – Ведь вы же вели­кая бабушка всех родителей!»

Это про­изо­шло несколько лет назад, но впе­чат­ле­ние от ее слов было настолько огромно, что я не могу их забыть. Я нико­гда не ожи­дала, что стану чьей-то «вели­кой бабуш­кой». Но все-таки похоже, я ею стала. Эта книга – вес­кое напо­ми­на­ние о том, что я рабо­таю с детьми и их роди­те­лями уже более 40 лет. За этот срок я смогла осмыс­лить и про­ана­ли­зи­ро­вать все тео­рии дет­ского раз­ви­тия, кото­рые появ­ля­лись и воз­ни­кали на про­тя­же­нии моей жизни, и тот непо­сред­ствен­ный опыт, кото­рый я полу­чила, рабо­тая с детьми как учи­тель­ница, пси­хо­те­ра­певт и мать. Все это помогло мне выра­бо­тать основ­ные прин­ципы, необ­хо­ди­мые для реше­ния тех вос­пи­та­тель­ных задач, кото­рые мы ста­вим перед собой, чтобы дети выросли и вошли в жизнь насто­я­щими людьми.

Мне кажется, я знаю, почему дети часто сво­дят нас с ума. И сей­час мне кажется, я знаю, как спра­виться с этим, осо­бым видом сума­сше­ствия. Чтобы успешно вос­пи­ты­вать детей, надо знать и уметь не так уж много. Вся хит­рость в том, чтобы эти зна­ния и уме­ния вклю­чали в себя наи­бо­лее серьез­ные и сме­лые тре­бо­ва­ния, кото­рые мы когда-либо предъ­яв­ляем к себе. Тем не менее пред­став­ля­ется более прак­тич­ным и разум­ным научиться при­дер­жи­ваться несколь­ких фун­да­мен­таль­ных прин­ци­пов, чем ощу­щать, что вы должны блуж­дать, часто в рас­те­рян­но­сти и в оди­но­че­стве, в том оке­ане сове­тов спе­ци­а­ли­стов, в кото­рый ока­за­лись погру­жен­ными слиш­ком мно­гие родители.

Все мы склонны искать про­стые ответы на слож­ные вопросы, порой забы­вая, что в при­роде нет ничего более слож­ного, более зага­доч­ного, чем чело­век. Мы ищем какого-то осо­бого учи­теля, кото­рый ска­жет нам, как спра­виться с вспыш­ками гнева, ищем ту стра­ницу в книге, в кото­рой будут даны рецепты, как изба­виться от куса­ния ног­тей, заи­ка­ния, мок­рой постели и сотен дру­гих момен­тов, кото­рые сво­дят нас с ума. Когда мы стал­ки­ва­емся с под­рост­ками, кото­рые выгля­дят непод­дельно несчаст­ными, изво­дя­щими себя и раз­дра­жа­ю­щими нас, мы с жад­но­стью хва­та­емся за самую неле­пую – но заме­ча­тельно про­стую – идею, счи­тая, что, вышвыр­нув их из дома, мы решим наши ост­рые про­блемы. В страхе и отча­я­нии мы начи­наем думать, что правы те, кто счи­тает, что при­чина всех бед сего­дняш­них детей в том, что их мало лупили. В эру супер­тех­но­ло­гий, когда все мы заво­ро­жены миром ком­пью­те­ров, ста­но­вится трудно сми­риться с фак­том, что в вос­пи­та­нии детей нет абсо­лю­тов, нет лег­ких отве­тов, нет мето­дов, кото­рые могут гаран­ти­ро­вать успех во всех случаях.

Однако суще­ствуют уста­новки, кото­рые могут соста­вить, и дей­стви­тельно состав­ляют, аль­тер­на­тиву; суще­ствуют дети, кото­рые могут ино­гда раз­дра­жать своих роди­те­лей и часто утом­лять их, но нико­гда не сво­дят их с ума. Одна из моих основ­ных жиз­нен­ных целей – уве­ли­чить число подоб­ных семей!

Прежде всего нам надо рас­смот­реть те слу­чаи, когда дети сво­дят нас с ума. Это часто про­ис­хо­дит, когда дети совер­шают такие поступки, кото­рые роди­тели не поз­во­ляли нам делать в дет­стве. Когда моей дочери было около двух с поло­ви­ной лет, муж велел ей надеть пижаму. Мы сидели за обе­ден­ным сто­лом, и она ска­зала: «Не буду, ста­рый осел!» Муж был пси­хо­ло­гом, док­то­ром наук, он изу­чал пси­хо­ло­гию раз­ви­тия и знал, что имеет дело с нор­маль­ным фено­ме­ном двух лет. Но и для него этот посту­пок был настолько неожи­дан­ным, что, когда он тянулся за чаш­кой кофе, рука его дро­жала. Он поблед­нел и ска­зал: «Сей­час меня стош­нит». Когда мы попы­та­лись объ­яс­нить его реак­цию, он доба­вил: «Я уве­рен, что, если бы я когда-нибудь ска­зал это своим роди­те­лям, меня, навер­ное, раз­ра­зил бы гром».

Роди­тели, с кото­рыми я рабо­тала на про­тя­же­нии этих 40 лет, были самыми сме­лыми людьми из тех, кого я когда-либо знала. Из-за стре­ми­тель­ных пере­мен в общем стиле жизни и луч­шего пони­ма­ния потреб­но­стей детей мы стали часто пре­вра­щаться в роди­те­лей, кото­рые вос­пи­ты­вают своих детей иначе, чем были вос­пи­таны сами. Мы ста­ра­емся не повто­рять того, что оста­вило неиз­гла­ди­мый след в нашей памяти и ока­зало вли­я­ние на наш харак­тер. Поскольку меня стали при­учать к горшку с шести меся­цев, я впа­дала в панику от того, что мне при­хо­ди­лось менять пеленки дочери, когда ей было почти три года. Если нам в дет­стве не раз­ре­ша­лось про­яв­лять рев­ность или сопер­ни­че­ство к брату или сестре, то мы счи­таем недо­пу­сти­мым поз­во­лять соб­ствен­ным детям выра­жать враж­деб­ность друг к другу, даже если дюжина спе­ци­а­ли­стов уве­ряют нас, что это нор­мально. Прежде всего нас сво­дят с ума дети, кото­рые не так задав­лены и закрепощены.

Вто­рой вид пове­де­ния, с кото­рым мы не можем спо­койно мириться, начи­на­ется тогда, когда наши дети отка­зы­ва­ются делать то, что мы без­от­казно выпол­няли, когда были детьми. Они не хотят поце­ло­вать тетушку Хэтти с боро­дав­кой на носу, кото­рую и мы боя­лись в дет­стве, однако не про­ти­ви­лись тому, что от нас тре­бо­вали. Они не едят овощи, кото­рыми мы дави­лись, но ели, когда были детьми. Они спра­ши­вают нас, почему нужно мыться каж­дый вечер – нам даже в голову не при­хо­дило зада­вать такой вопрос. Они хотят знать о про­ти­во­за­ча­точ­ных сред­ствах в том воз­расте, когда нам даже еще и не объ­яс­няли, в чем раз­ница между муж­чи­ной и жен­щи­ной. Ино­гда мы схо­дим от них с ума, потому что зави­дуем тому, что у них нет ком­плек­сов, а объем инфор­ма­ции гораздо больше того, какой был у нас в их годы.

Нередко мы выхо­дим из себя потому, что нам кажется, что наши дети ведут себя ирра­ци­о­нально: не можем понять мно­гие их поступки, объ­яс­нить, почему они делают мно­гое так, а не иначе. На самом же деле мы пони­маем это, но, ста­ра­ясь пока­зать свою умуд­рен­ность и жиз­нен­ный опыт, подав­ляем в себе свое пони­ма­ние того, что чув­ствует ребе­нок в той или иной ситу­а­ции, и это как раз и явля­ется источ­ни­ком нашего раз­дра­же­ния, утом­ле­ния и, нако­нец, нашего гнева по поводу пове­де­ния наших детей. Когда они ведут себя так, что дей­стви­тельно рас­стра­и­вают нас, они ста­ра­ются заста­вить нас вспом­нить, хотя бы и бес­со­зна­тельно, как мы сами себя чув­ство­вали в дале­ком дет­стве, и вос­по­ми­на­ния эти слиш­ком мучительны.

…Четы­рех­лет­няя Линда боя­лась тем­ноты; она хотела, чтобы ноч­ник не только горел в спальне, но и не гасился в холле и в ван­ной. Но даже и в этом слу­чае она пла­кала, если никто не оста­вался с ней до того, как она уснет. Отец сер­дился, что мать пота­кала всем этим тре­бо­ва­ниям. Страхи дочери раз­дра­жали его – он с тру­дом сдер­жи­вался, чтобы не отшле­пать ее. Чув­ство яро­сти всту­пало у него в кон­фликт с не менее силь­ным чув­ством непо­ни­ма­ния, почему он так рас­стра­и­ва­ется. Воз­можно, нор­маль­ные для четы­рех­лет­него ребенка страхи напом­нили ему то, что ему было тяжело вспо­ми­нать… Для того чтобы добиться любви и одоб­ре­ния отца в дет­ские годы, он подав­лял свои ноч­ные страхи. Отец гово­рил ему: «Маль­чики не пла­чут и не пуга­ются по пустя­кам». Он лежал в постели, затаив страх. Для него было куда важ­нее, чтобы отец погла­дил его по голове, чем тот страх, от кото­рого он боялся закричать.

И вот теперь четы­рех­лет­няя дочь напом­нила об этих надежно забы­тых днях, и его реак­ция озна­чала, что он не хочет вспо­ми­нать минуты сла­бо­сти сво­его дет­ства. Мы не хотим, чтобы нам напо­ми­нали о том, что одна­жды мы повели себя не луч­шим обра­зом. Мы не хотим вспо­ми­нать о том, что чуть не сошли с ума от уста­ло­сти, о том, как уда­рили малень­кого ребенка, о том вре­мени, когда мы играли со спич­ками, о том, как украли несколько монет из мами­ного кошелька. То, о чем мы не хотим вспо­ми­нать, выли­ва­ется в наш вопрос детям: «Почему ты так посту­па­ешь? Я не могу тебя понять».

Роди­тели редко гово­рят детям: «Ты не пло­хой, ты про­сто малень­кий». Детям неот­куда узнать, в чем при­чина того, что они не слу­шают запреты взрос­лых или делают то, что им не раз­ре­шают. Дело в том, что они про­сто не могут спра­виться с собой, и все, что они совер­шают и чув­ствуют, вполне есте­ственно для ребенка, но не все­гда понятно взрос­лому. И если никто с ними не гово­рит об этом, не разъ­яс­няет, что такое хорошо, а что такое плохо, не зная при­чин недо­воль­ства, они думают, что они пло­хие дети. Нор­маль­ные чув­ства подав­ля­ются, и порож­да­ется жизнь, пол­ная чув­ства вины, зата­ен­ных стра­хов и враждебности.

Что нужно детям более всего, так это любовь, и ника­кая цена не будет слиш­ком высо­кой, чтобы запла­тить за нее. Пер­вый шаг, кото­рый вы должны сде­лать, чтобы спра­виться со своим раз­дра­же­нием, – это спро­сить себя: чем вам при­шлось запла­тить за любовь, когда вы были ребен­ком? Отка­зы­ва­лись ли вы от жела­ния поиг­рать в бейс­бол, потому что роди­тели гово­рили, что хоро­шие малень­кие девочки не играют в гру­бые и гряз­ные игры? При­хо­ди­лось ли вам пода­вить страст­ное жела­ние брать уроки тан­цев, потому что отец ска­зал, что тан­цуют только мамень­кины сынки? При­тво­ря­лись ли вы, что без ума от ново­рож­ден­ного, чтобы заслу­жить хоть какое?то вни­ма­ние и одоб­ре­ние? Испы­тали ли вы облег­че­ние, когда вас отшле­пали за то, что вы бро­сили игрушку в окно, потому что были уве­рены, что вы пло­хой и вас обя­за­тельно надо нака­зать? Осме­ли­тесь ли вы вспом­нить тот слу­чай, когда бабушка вымыла вам рот с мылом за гряз­ные слова?

Боль­шин­ство нев­ро­зов, кото­рые мы при­но­сим с собой во взрос­лую жизнь, явля­ются пря­мым резуль­та­том подав­ле­ния нор­маль­ных чувств в дет­стве во имя полу­че­ния одоб­ре­ния и любви. В глу­бине души мы чув­ствуем себя крайне пороч­ными суще­ствами, не заслу­жи­ва­ю­щими ничьей любви. Когда наши дети ведут себя в точ­но­сти так же, как мы вели себя в их воз­расте, – это сво­дит нас с ума.

Нако­нец, дети сво­дят нас с ума, когда они хотят, чтобы о них забо­ти­лись так, как о нас нико­гда не забо­ти­лись. Это наи­бо­лее серьез­ный вари­ант сума­сше­ствия. Роди­тели, не испы­тав­шие любви в дет­стве, какими бы хоро­шими они ни ста­ра­лись быть, при­хо­дят в ярость, когда ребе­нок молит о любви. Почти невоз­можно стать забот­ли­вым чело­ве­ком тому, кто в дет­стве нико­гда не испы­ты­вал заботы.

В штате Вашинг­тон есть суд, кото­рый «при­го­ва­ри­вает» роди­те­лей, плохо обра­ща­ю­щихся со сво­ими детьми, к тому, чтобы они вме­сте с ними посе­щали спе­ци­аль­ную школу. Про­ис­хо­дит сле­ду­ю­щее: роди­тели могут наблю­дать поло­жи­тель­ные при­меры учи­те­лей и те методы, кото­рыми те поль­зу­ются при обще­нии с детьми. Роди­те­лям помо­гают понять потреб­но­сти их детей, учат разум­ным мето­дам при­уче­ния ребенка к дис­ци­плине. Но, что еще важ­нее, роди­тели сами полу­чают то бла­го­же­ла­тель­ное вни­ма­ние, какого нико­гда не полу­чали раньше; к ним отно­сятся с пони­ма­нием и сочув­ствием, зача­стую впер­вые в жизни. Роди­тели стра­шатся, когда пыта­ются про­явить любовь, если сами они не были нежно любимы в детстве.

Если таковы при­чины боль­шин­ства про­блем, воз­ни­ка­ю­щих у роди­те­лей, то что можно сде­лать, чтобы изме­нить поло­же­ние? Самое пер­вое, чему они должны научиться, самое, может быть, важ­ное уме­ние – это уме­ние вспом­нить соб­ствен­ное дет­ство. Если мы смо­жем вос­ста­но­вить боль наших соб­ствен­ных тре­вог и обид, сму­ще­ние, слиш­ком доро­гой ценой куп­лен­ную любовь в дале­кие дет­ские годы, – ско­рее всего, тогда мы не будем испы­ты­вать тре­вогу за пове­де­ние своих детей.

Вы, веро­ятно, слы­шали выра­же­ние: «Ты дол­жен почув­ство­вать на время себя ребен­ком». Ребе­нок, кото­рым был каж­дый из нас, не исче­зает, когда мы вырас­таем. Все, что мы чув­ство­вали, будучи детьми, еще внутри нас – где?то там глу­боко, и чем больше мы ста­ра­емся осо­знать наши вос­по­ми­на­ния, тем меньше они будут управ­лять нами. Это не только хорошо для наших детей – это потря­са­юще и для нас самих. Что нам нужно, так это попы­таться ощу­тить те лож­ные пред­став­ле­ния, кото­рые нам навя­зы­вали: что мы пло­хие, что мы не оправ­ды­ваем ожи­да­ний роди­те­лей или разо­ча­ро­вы­ваем их. Эти доводы несут внутри себя семя само­раз­ру­ше­ния. Мы несем их с собой, потому что очень мучи­тельно вспо­ми­нать все это, или мы чув­ствуем себя слиш­ком вино­ва­тыми, чтобы поду­мать о том, на чем сосре­до­то­чить свое вни­ма­ние в воспоминаниях.

Суще­ствует много спо­со­бов ожи­вить свои дет­ские ощу­ще­ния и пере­жи­ва­ния. Конечно же, это одна из задач пси­хо­ло­ги­че­ского кон­суль­ти­ро­ва­ния и пси­хо­те­ра­пии, и если мы не только обес­по­ко­ены нашими чув­ствами к детям, но и ощу­щаем себя эмо­ци­о­нально ущерб­ными во мно­гих сфе­рах жизни – тогда лучше выбрать этот путь. Но есть и много дру­гих спо­со­бов вспом­нить себя в дет­стве, напри­мер пого­во­рить с бра­тьями и сест­рами, с роди­те­лями и дру­гими род­ствен­ни­ками, рас­спра­ши­вая их о собы­тиях, кото­рые вы помните смутно, пыта­ясь найти под­твер­жде­ние вос­по­ми­на­ниям, кото­рые кажутся сего­дня стран­ными, беспокоящими.

Я выбрала заня­тия пси­хо­те­ра­пией и по лич­ным и по про­фес­си­о­наль­ным сооб­ра­же­ниям, но неко­то­рым стран­ным обра­зам я, по-види­мому, так и не смогла найти объ­яс­не­ние. В дет­стве я жила вме­сте с бабуш­кой, дедуш­кой, тетями и дядями, так что я попро­сила тетю рас­ска­зать о моих дет­ских «фан­та­зиях». В одной из них навяз­чиво являлся образ чело­века, лежа­щего в луже крови на цемент­ном полу и накры­того пла­щом. Дру­гое страш­ное виде­ние – кто-то в чер­ном пальто пры­гает на меня. Выслу­шав меня, тетя ска­зала: «Во-пер­вых, к нам при­хо­дил мастер почи­нить плиту, он ока­зался эпи­леп­ти­ком. У него начался при­па­док, он лежал на цемент­ном полу, и нам при­шлось накрыть его пла­щом. Что каса­ется дру­гого слу­чая, то дядя Эдвард часто пугал нас, выпры­ги­вая из кла­довки». Поскольку я была слиш­ком малень­кой, чтобы все пони­мать пра­вильно, я пола­гала, что чело­век на полу постра­дал по моей вине, – может, это мои враж­деб­ные чув­ства убили его! Что же до дяди, кото­рый меня драз­нил, то я счи­тала, что заслу­жила это своим пло­хим поведением.

Ино­гда рас­шиф­ро­вать непра­виль­ное объ­яс­не­ние поступка, при­ду­ман­ное малень­ким ребен­ком в силу ирра­ци­о­наль­но­сти мыш­ле­ния, уда­ется, только ана­ли­зи­руя про­шлое с помо­щью пси­хо­те­ра­певта. Наи­бо­лее яркий из извест­ных мне при­ме­ров – слу­чай с моло­дой жен­щи­ной, кото­рая нико­гда не поз­во­ляла себе влю­биться, чтобы не ока­заться отверг­ну­той и бро­шен­ной. Нако­нец она вспом­нила, как в трех­лет­нем воз­расте мать сто­яла в длин­ной оче­реди, держа ее на руках. Неожи­данно она пере­дала девочку жен­щине, сто­яв­шей за ней, со сло­вами: «Эй, возь­мите сво­его ребенка! Я больше не соби­ра­юсь ее дер­жать!» Ока­за­лось, что это была оче­редь в конц­ла­герь: мать, пони­мая, что каж­дого вто­рого отправ­ляют в газо­вую камеру, этим своим поступ­ком спасла жизнь дочери. Но един­ствен­ное, что смогла понять из всего про­ис­шед­шего трех­лет­няя девочка, – это то, что ее бросили.

До тех пор пока роди­тели не будут думать о том, что дети могут неверно истол­ко­вы­вать мно­гие поступки и собы­тия, они не смо­гут избе­жать серьез­ных недо­ра­зу­ме­ний в отно­ше­ниях с детьми.

Моя бабушка умерла, когда маме было четыре года. Пыта­ясь защи­тить девочку от стра­да­ний, ей ска­зали, что мама уехала, а о ее смерти она узнала годом позже от соседа. К этому вре­мени она была твердо уве­рена, что ее мама уехала потому, что она была пло­хой и мама ее не любила. Позже она поняла, что дети обычно обви­няют себя во всех слу­ча­ю­щихся несча­стьях (смерти, раз­воде, болезни и т. д.). Они часто объ­яс­няют все тем, что они пло­хие и недо­стойны любви, хотя нет вывода более дале­кого от истины, чем этот.

В дет­стве я писала сочи­не­ния и вела днев­ник. К сча­стью, кое-что из этого сохра­ни­лось. Чер­даки, сун­дуки, гаражи, ста­рые архивы помо­гают вос­ста­но­вить те или иные забы­тые стра­ницы дет­ства. Отец пока­зал мне письмо, кото­рое в 12 лет я напи­сала ему и маме, когда отка­за­лась идти с ними на семей­ный ужин. В письме я обе­щала, что больше не буду так гнусно себя вести. Позже, когда моя мама умерла, я обна­ру­жила письмо, кото­рое она писала сво­ему отцу и мачехе при­мерно в том же воз­расте и обе­щала испра­виться и больше не огор­чать их. Мы обе узнали, став взрос­лыми, что под­рост­кам вполне есте­ственно в какой-то период стре­миться к отде­ле­нию от семьи и что, конечно же, нет ничего ненор­маль­ного в том, что они ино­гда теряют само­об­ла­да­ние, к сожа­ле­нию, пони­ма­ние этого при­хо­дит слиш­ком поздно.

В вос­по­ми­на­ниях дет­ства могут также помочь ста­рые аль­бомы с фото­гра­фи­ями или записи в школь­ном днев­нике. Я помню, что, когда я про­чи­тала в своем ста­ром днев­нике запись: «Эде необ­хо­димо удво­ить свои ста­ра­ния в заня­тиях мате­ма­ти­кой и фран­цуз­ским», – меня пере­пол­нило ощу­ще­ние неудачи и без­на­деж­но­сти. Я вдруг почув­ство­вала, что мое отста­ва­ние в этих двух пред­ме­тах непре­менно плохо отра­зится на моей буду­щей жизни, раз­ру­шит мои планы (однако этого не случилось).

Наши роди­тели попа­да­лись во мно­гие из тех лову­шек, кото­рые под­сте­ре­гают и нас, мы смо­жем лучше понять мно­гое, зада­вая им вопросы об их дет­стве, труд­но­стях, с кото­рыми они стал­ки­ва­лись. Чем больше моя дочь узна­вала о моем дет­стве, тем больше она могла понять и про­стить меня в тех слу­чаях, когда я ей что-то не раз­ре­шала, в чем-то ограничивала.

Ино­гда мно­гое может открыть слу­чай­ное заме­ча­ние кого-то из род­ствен­ни­ков. Одна подруга как-то раз рас­ска­зала мне, что ее тетя ска­зала: «Я все­гда тер­петь не могла твою мать, когда мы были детьми. Она была такая умная, такая кра­си­вая, такая хоро­шая – про­сто само совер­шен­ство. А я была балда бал­дой!» «И тут я поняла, – ска­зала моя подруга, – почему моя мать застав­ляла меня чув­ство­вать, что я нико­гда не стану такой заме­ча­тель­ной, как она. Вос­по­ми­на­ния моей тети дали мне ключ к этому малень­кому открытию».

Вос­по­ми­на­ния дет­ства – это не то, что воз­ни­кает сразу, их вза­и­мо­связь с поступ­ками детей про­ис­хо­дит посте­пенно. Это уме­ние, кото­рое мы выра­ба­ты­ваем у себя раз и навсе­гда лишь тогда, когда пони­маем, как ценны дет­ские вос­по­ми­на­ния для нашего буду­щего роста и раз­ви­тия. Чтобы меньше схо­дить с ума от детей, необ­хо­димо выра­бо­тать у себя уме­ние интер­пре­ти­ро­вать пове­де­ние. Это есте­ствен­ным обра­зом свя­зано с вос­по­ми­на­ни­ями, но зави­сит также от того, что мы знаем о внут­рен­нем мире ребенка, как пони­маем его. Нам необ­хо­димо знать как можно больше о дет­ских стра­хах, ирра­ци­о­наль­ном харак­тере дет­ского мыш­ле­ния. Мы должны быть более чут­кими к их пере­жи­ва­ниям, огор­че­ниям, состо­я­нию здо­ро­вья. Труд­нее всего интер­пре­ти­ро­вать пове­де­ние, когда ребе­нок ведет себя плохо. Одна мать рас­ска­зы­вала мне, что, когда она сто­яла на кухне, ее семи­лет­ний ребе­нок вдруг уда­рил трех­лет­него бра­тишку: «Он стоял посе­ре­дине кухни со стран­ной улыб­кой на лице. Моей пер­вой реак­цией было: что за мерз­кий ребе­нок – уда­рил и еще улы­ба­ется! Потом я уви­дела в его гла­зах страх и рас­те­рян­ность. Он уда­рил импуль­сивно, не поду­мав, и я услы­шала, как говорю ему: „Ты не зна­ешь, что делать так нельзя?“ Его глаза напол­ни­лись сле­зами, и я посо­ве­то­вала: „Зна­ешь, ты можешь попро­сить про­ще­ния и поста­раться впредь думать, что дела­ешь!“ Он посмот­рел на меня с таким облег­че­нием и бла­го­дар­но­стью!» Это был при­мер крайне точ­ной интер­пре­та­ции пове­де­ния. Малень­кие дети дей­стви­тельно часто дей­ствуют импуль­сивно и затем сразу чув­ствуют себя вино­ва­тыми. Но при­хо­дят в пол­ную рас­те­рян­ность, не зная, что им делать, как иску­пить вину. Ино­гда они ведут себя совсем неадек­ватно: улы­ба­ются или даже сме­ются в минуты от напря­же­ния и рас­те­рян­но­сти. Им надо помочь найти выход из создав­ше­гося положения.

Пяти­лет­ний Джо­на­тан пере­воз­бу­дился после празд­нич­ного семей­ного обеда. Бегая по ком­нате и ста­ра­ясь при­влечь к себе вни­ма­ние, он уро­нил одну из бабуш­ки­ных ваз. Отец взял Джо­на­тана на руки, поса­дил его на вра­ща­ю­щийся стул и ска­зал: «Я знаю, ты очень пере­жи­ва­ешь, что так слу­чи­лось. Давай пообе­щаем бабушке, что мы поста­ра­емся найти дру­гую вазу, такую же, как та, кото­рая раз­би­лась». Не похоже ли это на все­про­ще­ние в вос­пи­та­нии? Мне так не кажется. Отец Джо­на­тана учил сво­его сына, как интер­пре­ти­ро­вать свое соб­ствен­ное пове­де­ние, как понять, почему слу­чи­лась непри­ят­ность. Джо­на­тан был слав­ным, милым ребен­ком, кото­рый любил свою бабушку. Отец учил его при­ни­мать чело­ве­че­ские сла­бо­сти и отве­чать за дей­ствия, кото­рые могут при­чи­нить боль дру­гому человеку.

Когда я вижу малень­кого ребенка, кото­рый понуро бре­дет, или отка­зы­ва­ется идти с мамой, или устра­и­вает исте­рику в мага­зине, во время обеда, я тут же интер­пре­ти­рую его пове­де­ние как осо­бый вид уста­ло­сти. Я могу объ­яс­нить это пове­де­ние, потому что я пони­маю дет­ское ощу­ще­ние изне­мо­же­ния, кото­рое застав­ляло меня терять кон­троль над собой.

Роди­тели часто спра­ши­вают: «Но разве нельзя оши­биться? Напри­мер, дума­ешь, что тебе понятно пове­де­ние ребенка, а на самом деле ты заблуж­да­ешься?» Когда дети совер­шают ирра­ци­о­наль­ные поступки, они чув­ствуют себя ужасно оди­ноко! Они думают, что никто и нико­гда так себя не чув­ство­вал. Они нико­гда не думают, что и их роди­тели когда?нибудь чув­ство­вали себя так. Даже если ваше объ­яс­не­ние будет не совсем точ­ным, ребе­нок почув­ствует, что его пыта­ются понять, а не про­сто счи­тают пло­хим. Одна­жды моя внучка неожи­данно начала пла­кать, когда мы были в гостях у соседки. Мы поняли, что это про­изо­шло оттого, что она уви­дела муж­чину, игра­ю­щего с малы­шом, и загру­стила оттого, что ее отец в этот вечер был на кон­фе­рен­ции. Взрос­лые попы­та­лись объ­яс­нить девочке, что без папы грустно, но он скоро вер­нется. Нам каза­лось, что она успо­ко­и­лась, но, придя домой, она про­дол­жала пла­кать, ее мучили кош­мары, и лишь после дол­гих рас­спро­сов и раз­го­во­ров выяс­ни­лось, что истин­ной при­чи­ной слез был испуг: она испу­га­лась гусей, гуляв­ших на лужайке. Я уве­рена, чтобы уже поняли, что наи­бо­лее бес­по­лез­ным вопро­сом, кото­рый вы можете задать ребенку, когда он пла­чет, будет: «Что с тобой слу­чи­лось?» Но если даже мы не в силах понять, что про­ис­хо­дит с ребен­ком, то как может разо­браться в этом неопыт­ный, незре­лый малыш? Игра – язык дет­ства. Один пси­хи­атр одна­жды заме­тил: «Атом­ная бомба – это дет­ская игра по срав­не­нию с дет­ской игрой». Зна­че­ние игры в жизни малень­ких детей столь велико, что я нико­гда не пойму тех, кто стре­мится быст­рее заме­нить ее ран­ними заня­ти­ями чте­нием, пись­мом и ариф­ме­ти­кой, это слиш­ком рано раз­ру­шает тот есте­ствен­ный путь, кото­рый помо­гает ребенку познать себя и окру­жа­ю­щий мир. В слу­чае с моей внуч­кой моя дочь при­ду­мала игру с кук­лой, кото­рая боя­лась ложиться спать, и в конце кон­цов внучка при­зна­лась: «Сарина кукла боится гусей».

Страх от ощу­ще­ния того, что ты оста­ешься наедине со сво­ими пере­жи­ва­ни­ями, взрос­лому пока­жется непри­ем­ле­мым, для ребенка же это самое тяже­лое бремя. Пока мы не попы­та­емся вер­нуться в дет­ство и вспом­нить, какие чув­ства мы испы­ты­вали перед похо­дом к зуб­ному врачу, мы, ско­рее всего, будем гово­рить: «Не будь глу­пыш­кой. Бояться совер­шенно нечего, больно не будет». На самом деле пугает то, что бывает неиз­вест­ным и неопре­де­лен­ным. Когда ребенку гово­рят: «Не будь глу­пыш­кой», для него это озна­чает: «Мне кажется, со мной что-то не в порядке. Взрос­лые умнее, чем дети, так что они, должно быть, правы». А затем это при­во­дит к само­об­ви­не­ниям и чув­ству оди­но­че­ства. Но роди­тели, готовя ребенка к пред­сто­я­щему лече­нию, могут ска­зать: «Я пони­маю, что ты чув­ству­ешь. Тебе страшно, и даже если ты зна­ешь, что укол зай­мет всего одну секунду, ты боишься. Ты можешь поси­деть у меня на коле­нях или попла­кать. Когда страшно, как раз стоит попла­кать. Я буду тебя крепко дер­жать, и мы скоро вер­немся домой». Это рож­дает у ребенка уве­рен­ность, что он не испор­чен­ный, что он не оди­нок – есть чело­век, кото­рый его пони­мает. По мере того как мы учимся интер­пре­ти­ро­вать пове­де­ние, мы более четко раз­ли­чаем, что зна­чит быть пло­хим, а что зна­чит быть малень­ким. Двух­лет­ний ребе­нок кусает дру­гого малыша. Вме­сто того чтобы ска­зать: «Ты пло­хой! Пло­хой!» – нам надо помочь ему понять, что он посту­пает так, не пони­мая, что делает дру­гому больно. И наши слова: «Ты слиш­ком малень­кий, чтобы не кусаться. Я рядом, чтобы помочь тебе вспом­нить, что этого нельзя делать. Нам надо немножко поси­деть на ска­мейке, чтобы ты мог поду­мать и вспом­нить, что кусаться нельзя. Скоро ты под­рас­тешь и будешь пом­нить об этом сам» – застав­ляют его заду­маться над своим поступком.

Если вы застали ребенка зажи­га­ю­щим спички в ком­нате, вме­сто того чтобы накри­чать на него и про­чи­тать ему длин­ную нота­цию, что он ужас­ный ребе­нок, можно про­сто ска­зать ему: «Мно­гим детям тво­его воз­раста очень хочется играть со спич­ками, конечно, это опасно, и мы не можем поз­во­лить тебе делать это в твоей ком­нате одному. Если тебе хочется зажи­гать спички, ты можешь делать это в ван­ной, когда я стою рядом, или мы можем поста­вить ведро с водой во дворе, и ты смо­жешь бро­сать туда спички, а я буду рядом».

Девочка при­шла одна­жды из дет­ского сада с короб­кой цвет­ных мел­ков. На вопрос отца, откуда они у нее, она ска­зала: «Учи­тель­ница раз­ре­шила мне взять их, потому что я хорошо вела себя». Вме­сто того чтобы пред­по­ло­жить, что девочка украла их, и ска­зать ей об этом отец объ­яс­нил ей, что «мно­гие пяти­лет­ние девочки не могут оста­но­вить себя, когда им чего-нибудь хочется. Зав­тра утром мы вер­нем мелки и объ­яс­ним, что ты еще слиш­ком малень­кая, чтобы пони­мать, что нельзя брать чужие вещи». Подоб­ные поступки могут повто­ряться млад­шими под­рост­ками. Они не могут пре­одо­леть жела­ние взять, к при­меру, что-то из одежды друга или род­ствен­ника. Если мы будем вести себя так, как если бы это было пер­вое про­яв­ле­ние юно­ше­ской пре­ступ­но­сти, мы можем именно к этому их и под­толк­нуть. Под­ростки кра­дут вещи, кото­рые, как им кажется, смо­гут сде­лать их более кра­си­выми, муже­ствен­ными, попу­ляр­ными. Они делают это из-за чув­ства непол­но­цен­но­сти. Реак­ция, кото­рая уве­ли­чи­вает их чув­ство недо­воль­ства собой, может при­ве­сти к повто­ре­нию подоб­ных поступ­ков. Ведя раз­го­вор с сыном или доче­рью, роди­тели как бы нена­ро­ком могут ска­зать: «У меня часто воз­ни­кало непре­одо­ли­мое жела­ние взять какую-то вещь, не при­над­ле­жав­шую мне, потому что мне каза­лось, она сде­лает меня более уве­рен­ным в себе. Но это только иллю­зия; вещь, не при­над­ле­жа­щую тебе, все равно при­дется воз­вра­тить. Вполне можно ска­зать, что ты сде­лал это слу­чайно по забыв­чи­во­сти, но нам надо пого­во­рить с тобой наедине, почему тебе вдруг так захо­те­лось взять эту куртку».

Чем чаще мы вспо­ми­наем и интер­пре­ти­руем свои дет­ские поступки, тем быст­рее нахо­дим объ­яс­не­ние сво­его пове­де­ния, когда мы стали взрос­лыми. Я уве­рена, что детей застав­ляют выпол­нять то, к чему они еще не готовы в силу отсут­ствия необ­хо­ди­мых зна­ний и опыта, и это одна из серьез­ней­ших про­блем в жизни сего­дняш­него ребенка. Жизнь полна стрес­сов, мы все зате­ряны в суете боль­ших и малых дел, все более рав­но­душны друг к другу. В наш век вос­хи­ще­ние и вни­ма­ние к маши­нам у иных людей куда больше, чем к окру­жа­ю­щим их людям. Нередко чело­век пре­вра­ща­ется в ком­пью­тер, и ощу­ще­ния, кото­рые он испы­ты­вает в резуль­тате этого, весьма серьезны. То же про­ис­хо­дит и в про­цессе вос­пи­та­ния детей, мы зача­стую слиш­ком сильно уско­ряем их раз­ви­тие, застав­ляем их пере­прыг­нуть через опре­де­лен­ную сту­пень, а это чре­вато тем, что из них могут вырасти эмо­ци­о­нально ущерб­ные взрослые.

Если я вам скажу, что вам надо нало­жить шины на ноги вашему семи­ме­сяч­ному малышу, чтобы научить его ходить раньше, чем это сде­лает при­рода, вы мне ска­жете, что я сошла с ума. Однако каж­дый день роди­тели пыта­ются научить двух­ле­ток читать, трех­ле­ток завя­зы­вать шнурки, а пяти­ле­ток нырять с высо­кого бор­тика. Похоже, что, стал­ки­ва­ясь с при­ро­дой, мы ста­но­вимся нетер­пе­ли­выми, нас раз­дра­жает дет­ство, мы хотим, чтобы оно кон­чи­лось как можно ско­рее, потому что дети досад­ным обра­зом напо­ми­нают нам о нашей соб­ствен­ной уязвимости.

Дети так заме­ча­тельно учатся! При­рода наде­лила их такой пред­при­им­чи­во­стью, такой любо­зна­тель­но­стью. У них есть внут­рен­ний импульс необыч­ной силы, кото­рый уско­ряет физи­че­ское и умствен­ное раз­ви­тие при усло­вии, что оно про­хо­дит в бла­го­твор­ной атмо­сфере, в кото­рой ребе­нок может рас­крыть свои воз­мож­но­сти. Если деся­ти­лет­ний спит в дет­ской кро­ватке, он может пере­стать расти; если он будет пере­ме­щаться во все более про­стор­ные кро­ватки, его тело будет расти. Если мы напол­ним мир ребенка игруш­ками, кни­гами, при­клю­че­ни­ями, если он смо­жет гово­рить нам о своих мыс­лях и чув­ствах, без опаски зада­вая любые вопросы, будет рас­ши­ряться его кру­го­зор. Всему свое время. Можно научить двух­летку завя­зы­вать шнурки, но этим при­дется зани­маться семь дней в неделю, и как только вы пре­кра­тите эти заня­тия – ребе­нок все забу­дет. Если вы подо­ждете до пяти лет и ска­жете: «Ну, как насчет того, чтобы научиться завя­зы­вать свои шнурки?» Резуль­тат будет иной, вы смо­жете научить этому ребенка за пол­часа, и он уже нико­гда не разу­чится это делать. В одном из инсти­ту­тов про­во­ди­лось иссле­до­ва­ние: близ­не­цов учили читать по раз­ным про­грам­мам. Одного начали учить в три года, а вто­рого – в шесть лет. В восемь лет уро­вень их раз­ви­тия был оди­на­ков. Если мы вспом­ним, как пере­жи­вали соб­ствен­ные неудачи, как пани­ко­вали, когда дру­гие дети каза­лись сооб­ра­зи­тель­нее, чем мы, как сты­ди­лись, когда не успе­вали оди­на­ково хорошо по всем пред­ме­там, – мы смо­жем помочь своим детям почув­ство­вать уве­рен­ность, помочь им смот­реть в буду­щее с опти­миз­мом. Веро­ятно, прежде всего те пси­хи­атры и пси­хо­логи, кото­рые нередко наблю­дают сла­бо­раз­ви­тых под­рост­ков и моло­дых людей, стра­да­ю­щих от мыс­лей о само­убий­стве, от коли­тов, жесто­ких стра­хов и депрес­сией, хорошо пред­став­ляют то, какую цену пла­тят дети за отча­ян­ные ста­ра­ния не отсту­пить от иде­а­лов своих родителей.

Любые два ребенка не более похожи друг на друга по сво­ему тем­пе­ра­менту, спо­соб­но­стям, темпу раз­ви­тия, чем по отпе­чат­кам паль­цев. В 20‑х годах пси­хо­логи-бихей­ви­о­ри­сты, во главе кото­рых стоял док­тор Дж.Б. Уот­сон, пола­гали, что лучше всего вос­пи­ты­вать детей, фор­ми­руя у них услов­ные рефлексы, кото­рые так хорошо выра­ба­ты­вал И.П. Пав­лов у собак. Неко­то­рые из детей, вос­пи­ты­ва­е­мых по стро­гим пра­ви­лам, раз­ви­ва­лись очень хорошо. Веро­ятно, это были дети, пре­бы­вав­шие в состо­я­нии физи­че­ского и эмо­ци­о­наль­ного хаоса, и поря­док, зада­ва­е­мый извне, пошел им на пользу. В 40х годах док­тор Спок высту­пил про­тив стро­го­стей в вос­пи­та­нии детей, счи­тая, что из-за них мно­гие дети чув­ствуют себя несчаст­ными. В своей пер­вой книге он выдви­нул пред­по­ло­же­ние, что ребенку необ­хо­димо раз­ви­ваться по лишь ему одному свой­ствен­ным зако­нам. Детей стали кор­мить и сажать на гор­шок в соот­вет­ствии с их потреб­но­стями. Это было заме­ча­тельно для тех детей, кото­рые обла­дали внут­рен­ним чув­ством порядка, кото­рые чув­ство­вали, когда они голодны и когда хотят в туа­лет,– но в то же время все это при­во­дило в панику тех детей, кото­рые нуж­да­лись во внеш­нем упо­ря­до­че­нии жизни.

В после­ду­ю­щие годы док­тор Спок и мно­гие дру­гие спе­ци­а­ли­сты поняли, что ни одна про­грамма вос­пи­та­ния не может быть оди­на­ко­вой для всех детей и методы любой из них должны быть адап­ти­ро­ваны к инди­ви­ду­аль­ным потреб­но­стям. Если мы попы­та­емся, то непре­менно вспом­ним, что одним из самых мучи­тель­ных момен­тов в дет­стве было ощу­ще­ние того, что мы чем-то отли­ча­емся от всех дру­гих, выби­ва­емся за рамки при­выч­ного, не впи­сы­ва­емся в обще­при­ня­тые нормы. Теперь мы можем помочь нашим детям пре­одо­леть этот барьер.

Боль­шую пользу для пони­ма­ния инди­ви­ду­аль­ных осо­бен­но­стей детей при­несла книга «Ваш ребе­нок – лич­ность», в кото­рой док­тор Стелла Чесс, док­тор Томас Алек­сан­дер и док­тор Гер­берт Берч опи­сали свое наблю­де­ние. Они начали иссле­до­ва­ние, когда их испы­ту­е­мые были мла­ден­цами, и про­дол­жили его до того момента, когда они стали под­рост­ками. Уче­ные пока­зали, что дети обла­дают раз­лич­ными сти­лями пове­де­ния и мы, ско­рее всего, не будем так воз­му­щаться их поступ­ками, если смо­жем понять и оце­нить эти раз­ли­чия и дей­ство­вать, учи­ты­вая это.

Если ново­рож­ден­ных мла­ден­цев поло­жить на стол экс­пе­ри­мен­та­тора, они будут по-раз­ному реа­ги­ро­вать на раз­лич­ные раз­дра­жи­тели. Если зве­нит зво­нок или зажи­га­ется свет, один про­дол­жает спать, тогда как дру­гой кри­чит, крас­неет, моло­тит руч­ками и нож­ками. Когда для этих же мла­ден­цев насту­пает время выра­бо­тать свой соб­ствен­ный режим корм­ле­ния, пер­вый, по-види­мому, успе­вает про­го­ло­даться через каж­дые три часа, в то время как вто­рой пла­чет, вовсе не пред­став­ляя, сыт он или голо­ден, и в один день он хочет есть через каж­дые три часа, а в дру­гой – через каж­дые четыре часа. Пер­вого можно отно­си­тельно легко при­учить про­ситься на гор­шок, зато со вто­рым по этому поводу пред­стоит дол­гая борьба. Когда они идут в дет­ский сад, пер­вый ведет себя тихо, сосет палец, несколько дней не схо­дит с колен матери, а затем с радо­стью идет в группу. Вто­рой взры­ва­ется, сбра­сы­вает с полок все игрушки, кото­рые может достать, и кажется, что он не спо­со­бен зани­маться чем-либо более двух минут. Но, как ни странно, наши пред­по­ло­же­ния не сбы­ва­ются: на вто­рую неделю он усва­и­вает все пра­вила жизни в дет­ском саду и ста­но­вится под­лин­ным лидером.

Изу­чая раз­лич­ные стили пове­де­ния детей, мы учимся по-раз­ному реа­ги­ро­вать на их раз­лич­ные потреб­но­сти. Очень чув­стви­тель­ный ребе­нок может запла­кать, если вы шепо­том сде­ла­ете ему заме­ча­ние; дру­гой – едва обра­щает вни­ма­ние на шле­пок или иное нака­за­ние. Один тре­бует боль­шего кон­троля, чем дру­гой. Я помню, как одна мать рас­ска­зы­вала мне, как отли­ча­ются друг от друга ее дочери-близ­нецы. Она гово­рила: «С самого рож­де­ния не было про­блем с тем, чтобы их раз­ли­чать! Одна легко брала грудь, зато с дру­гой мы так наму­чи­лись, что в конце кон­цов при­шлось кор­мить ее из соски. Одна была спо­кой­ной и доб­ро­душ­ной, дру­гая посто­янно нахо­ди­лась в состо­я­нии воз­буж­де­ния. Одна­жды мы пошли в гости и детям там пода­рили по коро­бочке мел­ков. Мно­гие мелки ока­за­лись сло­ман­ными. Одна сестра ска­зала: „Посмотри, их стало вдвое больше!“, а дру­гая зака­тила насто­я­щую исте­рику, что ей доста­лись сло­ман­ные мелки».

Про­водя новые иссле­до­ва­ния и бесе­дуя с роди­те­лями, я при­шла к выводу, что можно выде­лить два край­них стиля пове­де­ния детей, но между ними есть еще мно­же­ство вари­ан­тов. Пред­ста­вим себе, что на одном конце шкалы нахо­дятся те, кого я назы­ваю «плы­ву­щие по воле волн». Эти дети, если их бро­сить в океан во время шторма, выплы­вут на вол­нах. С про­ти­во­по­лож­ного конца будут «плы­ву­щие про­тив тече­ния» – это группа детей, кото­рые в тихом озере без еди­ной волны будут от страха так яростно моло­тить по воде, что могут утонуть.

Пре­иму­ще­ство ори­ен­та­ции на инди­ви­ду­аль­ный стиль ребенка в том, что начи­на­ешь схо­дить с ума вдвое реже. Девя­ти­лет­няя Джилл всю зиму твер­дила о том, что уми­рает от жела­ния поехать в лагерь со своей луч­шей подру­гой, так что ее роди­тели запла­тили пол­ную сто­и­мость за ее пре­бы­ва­ние в лагере. За неделю до отъ­езда у Джилл нача­лись исте­рики: она будет слиш­ком ску­чать по дому, ей не понра­вится пита­ние, подруга оста­вит ее, отдых будет отрав­лен. Такие штучки легко могли при­ве­сти в бешен­ство, но мать Джилл оста­ва­лась спо­кой­ной и выдер­жан­ной. Она ска­зала Джилл: «Когда мы пере­ехали в этот дом, тебе было два года и ты пла­кала две недели; когда ты пошла в дет­ский сад, ты пла­кала каж­дое утро и мне при­шлось целую неделю оста­ваться с тобой. Когда ты пошла в пер­вый класс, первую неделю тебя рвало каж­дое утро. Теперь тебе нра­вится этот дом, тебе нра­вился дет­ский сад, и ты была без ума от учи­тель­ницы в пер­вом классе. Про­сто ты чело­век такого типа, кото­рый пона­чалу слиш­ком сильно тревожится».

Дети уте­ша­ются, когда они чув­ствуют, что осо­бен­но­сти их харак­тера, их поступки пони­ма­ются и при­ни­ма­ются взрос­лыми. Это еще одна форма защиты от чув­ства оди­но­че­ства и неполноценности.

Я попы­та­лась в общих чер­тах обри­со­вать основ­ные прин­ципы, кото­рые тре­буют раз­ви­тия опре­де­лен­ных уме­ний и навы­ков. Конечно, это не пана­цея от всех зол на все слу­чаи жизни, но наде­юсь, что в даль­ней­шем книга рас­кроет и кон­кре­ти­зи­рует мою точку зре­ния. Это непро­сто – вновь почув­ство­вать себя ребен­ком. В осо­бен­но­сти сего­дня, когда роди­тели вос­пи­ты­вают своих детей в оди­ночку, матери рабо­тают, а обще­ство, в кото­ром мы живем, порож­дает столько стрес­сов, и они отра­жа­ются на детях. Хочу со всей ответ­ствен­но­стью доба­вить, что никому не удастся спра­виться со своим раз­дра­же­нием по поводу ребенка, если он будет совсем один. Мы нуж­да­емся в под­держке – род­ствен­ни­ков, сосе­дей, дру­зей, спе­ци­а­ли­стов, таких, как педи­атры, учи­теля, соци­аль­ные работ­ники. Нам нужна инфор­ма­ция, нужна воз­мож­ность поде­литься сво­ими чув­ствами с дру­гими, себе подоб­ными, нужно сочув­ствие. Нам нужно время, когда мы могли бы отдох­нуть от детей, нужны дру­гие инте­ресы, дру­гие при­вя­зан­но­сти, кото­рые могли бы обо­га­щать нас, отвлечь нас от повсе­днев­ных забот. Иде­аль­ных роди­те­лей нет. Никто из нас не может вырас­тить иде­аль­ного ребенка. Так уж устроен чело­век. Но мы можем полу­чать боль­шее удо­воль­ствие от себя и своих детей, если попы­та­емся научиться пони­мать себя и свои поступки.

Эда Ле Шан. “Когда ваш ребе­нок сво­дит вас с ума”

Что делать, если родитель не принимает ребенка: советы психолога

Принятие ребенка таким, какой он есть, ― одно из самых сложных и вместе с тем самых важных элементов воспитания. Что чувствуют дети, когда их не принимают, и какие ошибки совершают родители, когда невольно демонстрируют непринятие, рассказывает психолог семейного центра САО Ксения Дубровина.

Непринятие для любого ребенка довольно болезненно. Проявляется оно в основном, когда малыш не соответствует ожиданиям родителей.

Как родители демонстрируют непринятие

Что при этом чувствует ребенок

Для ребенка любовь и принятие родителей ― это ощущение безопасности. Именно оно теряет свою силу, когда непринятие демонстрируется слишком долго. «Если меня любят и принимают, то значит, что я достаточно хорош и мир достаточно хорош. И тогда можно спокойно расти и развиваться» ― послание, которое усваивает ребенок от принимающих родителей.

Если связь с матерью (а значит, и безопасность) для ребенка под вопросом, он постоянно находится в стрессе.

Последствия для психики ребенка:

― страхи, тревога, беспокойство,
― депрессивные настроения, чувство вины,
― низкая самооценка, неуверенность в себе,
― аутоагрессивное поведение,
― агрессия по отношению к родителям или другим людям в окружении,
― неадекватное поведение с целью привлечения внимания («Мама, ну заметь меня!»),
― психосоматические заболевания («Если я заболею, то так я все-таки получу заботу о себе!»).

Если непринятие своего ребенка для вас стало нормой

Главное ― разобраться в причинах. Они могут вами не осознаваться. Например, изначально ребенок был нежеланным или он напоминает вам о матери бывшего мужа, на которую вы все еще обижены. Такие темы стоит проработать с психологом в личной терапии.

Наблюдайте за тем, как вы взаимодействуете с ребенком. Действительно ли вы его постоянно ругаете и одергиваете? Если да, то постарайтесь принять тот факт, что ребенок ― отдельная личность и у него есть право на собственные желания, потребности и их выражение, даже если вам они не по нраву. Постарайтесь какое-то время замечать в своем чаде только хорошее.

Обнимайтесь. Тактильный контакт необходим для детей.

При любом удобном случае говорите, что любите ребенка и гордитесь им.

Проводите вместе досуг: очень важно совместное проживание положительных эмоций. В этом вам помогут прогулки, настольные игры, совместное чтение книг или просмотр фильмов.

Проявите искренний интерес к увлечениям ребенка.

Самые частые ошибки в перевоспитании «трудного» ребенка

1. «Благие намерения»
Часто родители говорят, что ругают ребенка для того, чтобы он стал лучше, чтобы замотивировать его на изменения. Однако ребенок больше реагирует не на смысл замечания, а на то, в какой форме оно сделано. ⠀Если вы отчитали ребенка на повышенных тонах, то скорее всего он расстроится или обидится, но не поймет, что это было «для его же блага». Поэтому помните об уважительной манере общения. Так у вас больше шансов быть услышанными.

2. «Пусть он изменится первым»
Родители перекладывают ответственность на ребенка: «мы перестанем ругать его, если он начнет вести себя нормально». Но именно взрослые должны взять на себя ответственность за изменение ситуации. Жизнь ребенка зависит от вас, а не наоборот.

3. «Он просто таким родился»
Объяснение проблемного поведения личными качествами ребенка. «Он такой человек» или «крутой характер, ну это он такой в дедушку». Необходимо видеть проблему не в самом ребенке, а в его поведении. Поведение зависит от многих факторов, и на него чаще всего можно повлиять.

«Это не моя дочь»

Однажды в семейный центр САО на прием пришла мама пятнадцатилетней Ани. Оказалось, что год назад мама и дочь, всю жизнь до этого имевшие дружеские отношения, стали ругаться. Ольга, мама Ани, утверждала, что ее дочь как будто подменили. Она стала приходить домой поздно, больше не помогает по дому, а все замечания как будто пропускает мимо ушей или вовсе выражается нецензурно. «Это не моя дочь, ― отрезала Ольга. ― Сделайте что-нибудь с ней».

Психолог провела несколько встреч-консультаций отдельно с мамой и дочерью. Через какое-то время путь к изменениям в семейной ситуации был найден. Оказалось, что мама не могла принять возрастные особенности своей дочери. Внутренний мир Ани стал ей неинтересен, она так и говорила: «Я даже не хочу с ней больше общаться». У Ольги было свое собственное видение будущего дочери. И когда что-то пошло не по ее плану, она почувствовала глубокое разочарование в девочке.

Любовь и желание понять своего ребенка помогли женщине увидеть и свою роль в конфликте. Через какое-то время ссоры сошли на нет, а Аня, почувствовав мамино тепло, и сама пошла на компромисс.

Конечно, чудес не бывает. Идеальным, в понимании мамы, ребенком Аня не стала. Она по-прежнему проявляет «папин характер». Но теперь мама и дочь стараются больше общаться, проговаривать возникающие разногласия, а не замалчивать их и раздражаться, и непременно уважать право на свое мнение.

Если у вас складывается конфликтная ситуация с ребенком и вы зашли в тупик в ее решении ― в столичных семейных центрах вам помогут найти ответы на самые трудные вопросы.

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Исцелите своего внутреннего ребенка

Многие негативные установки о себе, обиды исходят из детства. Из-за этого возникают проблемы с принятием себя и окружающего мира. Для того чтобы залечить эти раны, необходимо обратиться к своему детству, уверен Райан Холидей, автор книги «Сила спокойствия». Публикуем отрывок из этой книги, где писатель рассказывает об исцелении внутреннего ребенка.

Райан Холидей
Издательство Манн, Иванов и Фербер, 2019

В характере Леонардо да Винчи всю жизнь сохранялись детские черты. В блестящего художника превратили его именно они: озорство, любопытство, увлеченность изобретательством и творчеством. Но за жизнерадостностью гения скрывалась глубокая печаль, выросшая из событий начала его жизни.

Леонардо появился на свет в 1452 году; он был внебрачным сыном процветающего нотариуса. Через несколько лет отец взял бастарда в свою семью, помог начать изучать живопись, но дистанция и холодок в отношениях между ними никогда не исчезли. Тогда было принято, чтобы старший сын шел по стопам отца, изучал его профессию и, когда придет время, наследовал его дело. Гильдия нотариусов не признавала незаконных детей, Пьеро да Винчи никогда не пытался официально изменить социальный статус сына.

После Леонардо у его отца родилось еще двенадцать детей, в том числе семеро сыновей. Завещания после смерти нотариуса не осталось, и это означало, что грамотный законник лишил своего первенца наследства. Его возможную долю разделили между собой «настоящие» дети. Как позднее писал биограф да Винчи Уолтер Айзексон, исключив Леонардо из наследования и никогда не признав его полностью, Пьеро «сделал главным наследством для сына ненасытную тягу к абсолютному покровителю». Вся жизнь Леонардо демонстрирует почти детский поиск любви и покровительства со стороны влиятельного человека, для которого он работал. Более одиннадцати лет, до своего двадцатипятилетия, он преданно служил первому наставнику — Андреа Верроккьо. Не менее талантливый Микеланджело, к слову, стал работать самостоятельно в шестнадцать. Еще через четверть века да Винчи поступил на службу к Чезаре Борджиа. Что могло привлечь такого светлого человека, как Леонардо, к психопату-убийце? Борджиа оказался единственным, кто согласился рассматривать военные изобретения гения — давние и лелеемые им проекты.

От Милана до Франции и до самого Ватикана — Леонардо много путешествовал в поисках финансовой поддержки и творческой свободы. С полдюжины раз он срывался с места, бросая невыполненные обязательства. Иногда он выказывал таким образом недовольство результатом, но чаще — покровителем, который не отвечал чаяниям творца. Между строчками его сердитых писем и сквозь незаконченную работу просвечивал разгневанный подросток: «Ты мне не отец. И ты не можешь говорить, что делать. Ты не любишь меня. Я покажу тебе».

У многих из нас ноют раны, полученные в детстве

Может быть, кто-то тогда плохо к нам относился. Или родители слишком много работали, были чересчур критичны, занимались собственными проблемами больше, чем мы могли выдержать. Этими больными местами определяются решения, которые мы принимаем, и действия, которые мы предпринимаем, — даже если, будучи взрослыми, мы не всегда осознаем это.

Понимание должно быть облегчением: источник наших тревог, беспокойства, разочарований, которые внезапно выскакивают в неподходящих ситуациях, причина возникновения проблем в отношениях или игнорирования критики — это не совсем мы. То есть мы, конечно, но только не взрослые мы. Это семилетний ребенок, живущий внутри нас. Милый и невинный ребенок, которого обидели мама и папа… [ ]

Источник: cosmaa / istockphoto.com

Зигмунд Фрейд писал, что мелкие и большие проблемы детства часто обращаются в ядовитые и бурные установки во взрослой жизни. Мы взъерошены и готовы к драке, поскольку недостаточно бог аты, недостаточно красивы, недостаточно одарены от природы; нас не ценят так, как однокашников, потому что мы носим очки, часто болеем или не можем позволить себе красивую одежду. Некоторые из нас уподобляются Ричарду III, считая, что физическое уродство дает право быть эгоистичным, мерзким или проявлять ненасытные амбиции.

Фрейд объяснял, что «все мы требуем возмещения за раны, нанесенные в детстве нашему нарциссизму», считаем, что нам должны, потому что нас обижали и чего-то лишали

Однако создавать монстра для защиты своего внутреннего ребенка — дело опасное. Опасно смотреть через призму небезопасности. Через призму тревоги. Через призму гонений. Через призму «докажи-всем-что-все-неправильно». Или как у Леонардо — через призму «будешь-моимотцом?». Такие приспособления, рано развитые для понимания смысла мира, не облегчают нашу жизнь — наоборот. Кто, настроив взгляд таким образом, может быть счастлив? Вы бы доверили девятилетнему ребенку отвечать за что-то опасное?

Кинопродюсер Джадд Апатоу рассказывал об открытии, сделанном на съемке. Годами он воспринимал каждое замечание руководства студии, каждую попытку ограничения или влияния на свою работу как неприятное вмешательство собственных родителей. Инстинктивно он эмоционально сопротивлялся каждому такому эпизоду и боролся с ним. Кто те идиоты, которые указывают мне, что нужно делать? Почему они вечно пытаются командовать? Почему они несправедливы? Каждый из нас хотя бы раз удивлялся собственной резкой реакции на невинное с виду замечание или приходил в бешенство, когда кто-то пытался руководить нашими действиями. Или, наоборот, чувствовал тягу к отношениям такого типа, которые никогда хорошо не заканчиваются. Или к поведению, которое мы считаем дурным. Эти первородные чувства прослеживаются глубоко, поскольку коренятся в нашем детстве. Джадду Апатоу понадобились терапия и самоанализ (и, вероятно, помощь жены), чтобы понять: руководители киностудии — это не его родители. Это производство, сделка, обсуждение творчества, а не очередной случай попытки отстранившихся от воспитания родителей помыкать талантливым мальчиком. С пониманием пришло спокойствие и ослабли разборки на работе. Насколько жизнь становится менее страшной, если мы смотрим на нее не с точки зрения испуганного, уязвимого ребенка? Насколько легче тащить груз, если не громоздить сверху лишний багаж?

Для того чтобы излечить жизненные раны, нужно терпение, сочувствие и настоящая любовь к себе. Тит Нат Хан писал:

Приняв и поприветствовав своего внутреннего ребенка, нужно успокоить наши трудные эмоции — вот третья функция самоосознания. Просто нежно держа этого ребенка, мы успокаиваем наши трудные эмоции и можем начать чувствовать себя легко. Когда мы приветствуем свои сильные эмоции с помощью самоосознания и концентрации, мы способны найти корни этих ментальных формаций. Мы знаем, откуда растет наше страдание. Когда мы видим корни вещей, наше страдание уменьшается. именно поэтому самоосознание дает признание, приветствие и успокоение.

Найдите время, чтобы подумать о боли, которую вы вынесли из детского опыта. Подумайте о возрасте своих эмоциональных реакций, когда вам больно, когда вас предают или неожиданно ставят перед проблемой. Вот ваш внутренний ребенок, и ему нужны ваши объятия. Ему нужно, чтобы вы сказали: «Эй, приятель. Все нормально. Я знаю, что тебе больно, но я буду заботиться о тебе». Это вмешивается взрослый — чтобы обнадежить и успокоить. Чтобы привнести спокойствие. Мы обязаны делать это для себя так же, как это делают в своей жизни все другие люди.

Каждый из нас должен разорвать звено цепи, которое буддисты именуют сансарой — продолжением жизненных страданий из поколения в поколение

Когда комику Гарри Шендлингу было десять лет, от муковисцидоза умер его старший брат. Мать не взяла Гарри на похороны, чтобы он не видел ее плачущей. Спустя много лет он записал в дневнике формулу, которая могла помочь преодолеть боль и не только излечить его собственного внутреннего ребенка, но и передать урок «суррогатным детям», наставником которых он был в шоу-бизнесе. Формула оказалась простой, она служит мастер-ключом к циклу и умиротворению страдания, которое мы носим внутри нас:

Отдавайте больше.
Отдавайте то, чего вы не получили.
Любите больше.
Откажитесь от старой истории.

Попробуйте, если сможете.

В рубрике «Открытое чтение» мы публикуем отрывки из книг в том виде, в котором их предоставляют издатели. Незначительные сокращения обозначены многоточием в квадратных скобках.
Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

«Когда рожать-то собираемся?»: монологи женщин старше 30, у которых нет детей

«Афиша Daily» поговорила с тремя женщинами старше тридцати лет, у которых по разным причинам нет детей, о давлении окружающих, материнском инстинкте и независимости.

Изабелла

переводчик, 32 года

Я не чайлдфри, просто я не хочу детей. Чайлдфри — это что-то из эпохи ЖЖ-сообществ, где обсуждают «мерзких, мелких, орущих недочеловеков». Я же лично ничего не имею против детей — они мне просто не нужны. Великий фольклорист Пропп заметил, что многие сказки начинаются с того, что у героя обнаруживается какая-то недостача — либо он хочет заполучить волшебного коня, либо у него невесту похищают, — и с этого момента разворачивается сюжет. Так вот у меня в жизни нет никакой недостачи из-за отсутствия детей.

Я очень хорошо понимаю и чувствую, как можно по-разному дружить с людьми и какими разными могут быть любовные отношения. Но я совсем не понимаю, зачем мне дети. Мне не нужна безусловная любовь от зависящего от меня человека. Я и собак поэтому не люблю и предпочитаю более независимых кошек.

Кстати, мой муж независимо от меня еще до нашего знакомства объяснил своим родственникам, что не хочет детей. Было огромным облегчением узнать, что мы оба не хотим детей.

Маме мне удалось объяснить, что разговаривать со мной на эту тему бесполезно. Хотя все равно иногда у нее прорываются какие-то намеки. Например, я сейчас переехала в Израиль и предложила ей сделать то же самое. На это она мне ответила: «Ну что мне делать в Израиле? Разве что с внуком сидеть». И получила в ответ: «Нет, мама. Ты можешь, если хочешь, просто переехать в Израиль. Или, если хочешь, завести себе какого-нибудь собственного внука — но я здесь ни при чем».

Мне постоянно приходится отбрыкиваться на эту тему от разных людей. После того как я вышла замуж, начальник на работе притащил мне какую-то конфетку. Я говорю: «Ой, нет, какая конфетка — жопа вырастет». А он мне: «Ты что, тебе же младенчика кормить!» — «Какого младенчика?!» — «Так ты же замуж вышла, значит, беременная?»

Я живу за границей и, когда приезжаю в Москву, встречаю соседок в лифте — сразу начинается: «Ну что, замуж вышла? А детей еще не родила?» Какие-то люди из прошлого вроде школьных учителей, случайно встреченных на улице, интересуются, появились ли у меня наконец-то дети. Сама я про себя думаю, что я классный переводчик — и скорее это меня определяет. Но чем я занимаюсь и кем я работаю, никого из этих людей не интересует. Ну и конечно, у гинекологов. Если тебе около тридцати, первый вопрос на приеме гинеколога: «Когда рожать-то собираемся?» Я обычно говорю: «Да вроде не собираемся». «Но потом же будет поздно!» Окей, я понимаю, что будет поздно, но я просто не собираюсь, ребята.

Я лично считаю, что аборты — это прекрасно. У женщины должен быть выбор, менять ли кардинально свою жизнь ради какого-то неизвестного человека или не делать этого

Есть такая теория, мол, женщине полезно рожать. Она восходит еще к идеям античной медицины, что быть женщиной в принципе болезненно. И единственное время, когда женщина в правильном и здоровом положении, — это когда она занята деторождением. Отсюда все эти идеи о «бешенстве матки» и о том, что если женский организм не занят деторождением — он порченый.

При этом, насколько я знаю, аборт — это меньший стресс для организма, чем беременность и роды. Беременность и роды — это чудовищно тяжелый и разрушительный период, когда страдают сосуды, зубы, позвоночник, растягиваются ткани, вылезают волосы. Поэтому о какой пользе родов можно говорить? Это такая забавная логическая петля: тебе со всех сторон говорят, что нечто жутко вредное на тебя влияет положительно. Просто у общества нет другого способа самовоспроизводиться. Дети — это естественно не для тебя как индивидуума, а для организма общественного, для улья. Это как у Толстого — есть главная Наташа Ростова, которая безостановочно рожает. И есть ее кузина Соня, которую он называет пустоцветом. И для Толстого Сони почти что нет — она не выполнила свою главную функцию.

Общество пытается лишить человека права выбора, потому что сама женщина не так важна, как ее функция. И это особенно характерно для России, в которой многие представители власти и церкви пропагандируют запрет на аборты.

Я лично считаю, что аборты — это прекрасно. У женщины должен быть выбор, менять ли кардинально свою жизнь ради какого-то неизвестного человека или не делать этого. А психологическая тяжесть этого опыта для многих женщин связана именно с тем, что общество считает его неприемлемым. Ведь убить несколько клеток — по сути прыщ выдавить. Но тут возникает отдельный неразрешенный вопрос, когда эти клетки начинать считать человеком.

Смешно, что в любом возрасте, когда ты сообщаешь, что не хочешь детей — тебе непременно отвечают: «Подожди, вот исполнится тебе 18 (20, 25, 30…), по-другому запоешь». Теперь мы ждем 35, а то все никак. Конечно, у меня нет никакой уверенности, что однажды мне все-таки не ударит в голову инстинкт и я не захочу ребенка. Гормоны — странная штука, и все мы знаем, как можно во время ПМС порвать человека в клочья, вообще не имея против него ничего личного. Но если этот момент настанет и мне захочется детей — я скорее кого-нибудь усыновлю. Есть очень много детей без родителей — логично сначала их всех распределить по семьям, а потом уже новых рожать. Зачем производить больше, если есть переизбыток того, что не устроено? В общем, как говорил Андрей Белый о своих героях Аблеуховых: у них «логика была окончательно развита в ущерб психике».

Некоторые мои подруги говорят, что, когда они видят младенца, им хочется его целовать и тискать, держать на руках это теплое маленькое тельце — я даже не понимаю, о чем это. С детьми лет с пяти уже поинтересней: им можно рассказывать всякие истории, ходить в музей, показывать древних греков или египтян. Но и от них я очень быстро устаю. Уже через пять часов с дружественным ребенком — даже самым интересным и классным — я без сил. А если представить себе, что он еще и не говорит, а просто постоянно пытается заползти в какое-нибудь опасное место, — я точно очень быстро кукушечкой поеду.

Подробности по теме

«Что я делала, пока вы рожали детей»: отвязные мемуары известной ТВ-сценаристки

«Что я делала, пока вы рожали детей»: отвязные мемуары известной ТВ-сценаристки

Ксения (имя изменено по просьбе героини)

директор по маркетингу, 38 лет

Мне будет 39 лет в этом году, и у меня нет семьи — ни детей, ни любимого человека. И с этим связано то, что уже два года я живу в эмиграции во Франции.

Я родилась в провинции. Папа был ученым, мама — журналисткой. Когда мне был 21 год, папа умер, а маминой зарплаты на троих детей не хватало. Как раз тогда началась перестройка, и жили мы очень плохо. Мы были вынуждены работать в полях, собирать какой-то лук, продавать его — унизительная и тяжелая жизнь. С тех пор у меня был страх семьи, которая для меня ассоциировалась со страданием. Я видела, как мучается мама, пытаясь нас прокормить. Мне пришлось включить режим выживания, и деньги стали для меня важнее создания семьи. Я работала днями и ночами, чтобы прокормиться.

В результате я добилась многого: в России последние годы я занимала позиции директоров по маркетингу в крупных международных торговых сетях. А с семьей так и не сложилось. Конечно, у меня были в жизни любови и амуры, но я боялась обязательств, мне все казалось, что обязательства означают жизнь в грязной клетке и безостановочное мытье посуды в заляпанном фартуке. Такая дикая картина была у меня перед глазами.

Когда у меня появились большие деньги, уже после тридцати, мне захотелось близости и постоянных отношений, пока без детей, — но тут возникла другая проблема. Требования к мужчинам у меня стали бешеные. Я искала мужчин исключительно высокого социального статуса, встречалась только с богатыми. А для таких деньги, работа, свобода на первом месте. Да и почти у всех уже были семьи и дети (либо это были убежденные холостяки). Я выбирала себе подобных — но построить с ними семью было невозможно. А может, я сама уже была какая-то не такая: видимо, со мной классно заниматься сексом, общаться, отдыхать, но не иметь меня в женах и в качестве матери своих детей. Я очень независимая, но когда влюбляюсь, становлюсь зависимой и слабой. И мужчины, которые на меня клевали как на крутую бизнесвумен, разочаровывались, видя меня ранимой. Многие даже говорили: «Ой, я думал ты совсем другая».

Не имея ребенка и мужа, я себя чувствовала абсолютным инвалидом в российском обществе. Мама считала меня морально нездоровой

В какой-то момент я поняла, что путешествия — это очень круто, но наполненности счастьем они больше не дают и хочется разделить свою радость с ребенком. Это чувство включилось во мне годам к тридцати пяти. Скажу честно, у меня было несколько десятков любовников, я даже не смогу всех посчитать. Но все истории имели похожий сценарий. Конечно, я ходила долгие годы к одному психотерапевту, потом к другому — мы проработали с ними все мое детство. Но это ничего не поменяло — я оставалась любовницей разных мужчин и никогда не переходила в статус любимой женщины. Отчаявшись, я пошла к экстрасенсу. Мне было 37 лет, я сказала ему, что моя единственная мечта — выйти замуж по любви. На следующий день меня с треском уволили с работы из-за каких-то подковерных интриг. И через день я приняла решение уехать во Францию. Я пошла учиться на второй MBA в одну из французских престижных школ и теперь устроилась на работу на руководящую должность в маркетинге крупной международной компании.

Не имея ребенка и мужа, я себя чувствовала абсолютным инвалидом в российском обществе. Мама считала меня морально нездоровой. Несмотря на то что у меня очень хорошее образование, я высококлассный профессионал, купила себе квартиру в Москве, у меня прекрасные друзья, много путешествий — и все же мама относилась ко мне как к душевнобольной. Все мои достижения нивелировались тем фактом, что у меня не было мужа и детей. На работе мое одиночество воспринималось как недостаток — такая я неудачница, совсем одна. Так что я знаю, что такое жалость окружающих, которая тебя просто убивает.

Я думала, что во Франции люди будут другими, что здесь женятся позже и у меня все получится. Но это не так. Нормальные люди тут тоже женятся рано и рожают по трое детей, семейные ценности у французов очень сильны. Во Франции на собеседовании первый вопрос — сколько у тебя детей и в какую школу ты их водишь. В компании, где я работаю, людей шокирует, что я без мужа и без детей. Они еле сдерживают удивление, и сразу оказывается, что нам и поговорить больше не о чем. Вечером все куда-то идут со своими семьями — а я остаюсь одна. И я знаю, что обо мне за спиной говорят: «Вот бедная-несчастная, без детей, а уже под сороковник». Хотя сколько мы все знаем несчастливых семей! То, что ты семейный, еще ни разу не значит, что ты чего-то добился и что ты счастлив.

Один раз была смешная ситуация. Я занималась по скайпу со своей преподавательницей по йоге. Во время шавасаны — когда я просто лежала и расслаблялась — она, думая, что выключила микрофон, стала обсуждать меня со своей подругой. Но микрофон остался включенным, и я все слышала: «Ты представляешь, ей уже тридцать восемь, и ничего нет у нее! Есть деньги, работа — но ни мужика, ни ребенка! И так она и будет одна». Я предстала в таком плачевном виде, что это уже было просто смешно. Я сказала ей после, что все слышала, но не со всем согласна.

Быть приемным родителем — это очень тяжелый опыт, к которому я не готова. На ЭКО я тоже пока не согласна. Я сходила к гинекологу, проверилась — я фертильна, и все должно быть хорошо. Я стараюсь себя позитивно настраивать. Но если я не смогу родить сама — лучше я буду замечательной мачехой для детей своего мужчины или прекрасной любящей тетей своих племянников.

У нас у всех разная база. У некоторых была поддержка семьи, а мне, чтобы выжить, нужно было либо трахаться с богатыми мужиками, либо работать как вол — я выбрала второе. И это не значит, что я какая-то холодная, бессердечная. У меня пятеро племяшек, которых я очень люблю и о которых забочусь.

Мне пришлось многим пожертвовать, переехав в другую страну. Уровень жизни и зарплата тут ниже. Я решила, что если я встречу во Франции любимого мужчину — я останусь, если нет, буду думать о возвращении. Я очень хочу встретить мужчину, который будет обо мне заботиться. Но я уже начинаю себе говорить, что уехать обратно в Россию — это не провал.

Наталья (имя изменено по просьбе героини)

фотограф, 38 лет

В последнее время я сама часто задаю себе вопрос: как получилось, что мне 38 лет, а детей у меня нет? Видимо, нужно себе признаться: я их не хочу, поэтому их и нет.

Я всегда предполагала, что дети у меня будут, только к этому нужно как следует подготовиться. Сначала по моему плану нужно было сделать карьеру, решить материальные вопросы. Я работала юристом, занималась недвижимостью. У меня была задача добиться финансовой независимости — заработать на квартиру в Москве, на машину и поездки и вложить деньги так, чтобы это мне позволило больше особо не работать. Как только все сложилось, у меня будто батарейка села: мне стала отвратительна моя работа, я уволилась. На тот момент у меня уже были любимый муж, деньги — казалось бы, иди рожай детей. Но я решила, что прежде нужно реализовать себя творчески, а потом уже детьми заниматься. И я пошла учиться на фотографа. С тех пор прошло еще пять лет.

Я как ракета: физически абсолютно готова рожать. Но, честно признаюсь, сильного желания у меня нет

Я понимала, что мои биологические возможности не бесконечны. И в какой-то момент решила: окей, пора значит пора, но нужно же подготовить к этому свой организм. Никаких серьезных заболеваний у меня не было. Мы предохранялись, но такими бабушкиными способами — дни высчитывали. Моя младшая сестра таким методом предохранения троих детей родила. А у меня ничего. Я решила на всякий случай провериться у врачей. Обследоваться — так по полной. Начала я с зубов, уже полтора года их делаю. Потом дошла до специалиста по функциональной медицине — они рассматривают организм в комплексе. Вылечила свою вечную аллергию, занялась вопросами питания, почистила организм, нашла свои слабые места — стареть же никому не хочется. Ну и, естественно, сходила к гинекологу, решила какие-то небольшие проблемы. Так что теперь я как ракета: физически абсолютно готова рожать. Но, честно признаюсь, сильного желания у меня нет.

Вокруг меня все беременеют, и, конечно, стадное чувство во мне работает. Я думаю: а как же я? Да и намекают многие. Помню, я как-то возвращалась с корпоративной вечеринки вместе с коллегой, который жил в соседнем доме. Мы о чем-то болтали, и вдруг ни с того ни с сего он мне говорит: «Я не понимаю, а почему ты не рожаешь?» И посмотрел на меня, как будто я какая-то убогая. Тогда мне пришло в голову, что, возможно, многие на меня смотрят косо, думают, что у меня что-то не так со здоровьем или с головой.

Может, у меня заблокирован материнский инстинкт? Или какие-то детские страхи сыграли роль? Я решила глубоко в это даже не лезть, иначе еще лет на десять залипну у психолога и опомнюсь годам к пятидесяти. Я не хочу детей, но знаю, что надо. Мне нравятся дети, я обожаю своих племянников. Бездетной я себя в старости не вижу. Наверное, я не пойму, что значит быть матерью, пока не попробую. Знаю, что это совершенно рассудочная конструкция. Но я решила: мне просто надо это сделать — и все станет на свои места.

Так что мы пробуем с мужем родить, хотя все равно подсознательно я пытаюсь отсрочить. Например, скоро у моей подруги день рождения. И теперь я думаю, что если я уже забеременею, то выпивать будет нельзя, а летом это так приятно. Ну не постарею же я до осени так, что уже поздно будет?

Мой ребенок подлый и неблагодарный!

Дети злые. Вы встаете ночью за бутылкой воды, потому что дочка снова захотела пить, а в результате слышите: «Уходи, ты мне не нравишься». Тебе грустно, но ты ничего не говоришь. С другой стороны, малыш тоже человек, и у него могут быть свои плохие или лучшие дни. - Бывали случаи, когда я от бессилия перед этим оборванным отродьем сидел посреди комнаты и плакал. Были моменты, что мне хотелось ударить ее, чтобы она успокоилась, — рассказывает нам одна из матерей.Что делать, чтобы не сойти с ума в ситуациях, когда малыш неблагодарный? Психологи отвечают на вопросы родителей WP.

Посмотреть фильм: «Узнай факты о развитии двухлетнего ребенка»

1. Дети неблагодарны?

- Мне тяжело об этом говорить, но сил уже нет. Мой пятилетний сын просто злой. Ему всегда ничего не нравится, он ходит с хмурым лицом и совсем меня не слушает. Помогает только перспектива наказания от отца.Однако ее муж редко бывает дома, потому что работает. Наверное, я плохая мать. За поцелуи и поглаживания по головке получаю только наглые колкости и злобно разбросанные игрушки - жалуется Катаржина, молодая мама из Люблина.

Оказывается, это не единичный случай. На многих интернет-форумах бесправные женщины жалуются, что не так они представляли себе материнство. Но разве во всем виноваты маленькие?

- У нас часто может сложиться впечатление, что дети неблагодарны.С одной стороны, они берут у нас многое и этому нет конца, а с другой, даже когда мы посвящаем себя им, они не проявляют к нам благодарности, - говорит Джоанна Барановска, психолог и коуч, работающий с матерями. на ежедневной основе.

Niewdzięczność dziecka to duży problem dotyczący wychowania Детская неблагодарность - большая проблема воспитания (123рф)

Дети забирают у нас все, что мы им даем. - Мы должны решить, где наш предел комфорта.Если мы даем ребенку слишком много, например, освобождая его от занятий, которые он может выполнять самостоятельно, малыш будет брать все и ожидать еще большего, — добавляет он.

По словам тренера, стоит показать ребенку, что мы в него верим. - Например, говоря: «Я знаю, что ты отлично одеваешься». Также важно позаботиться о себе, например, сказав: «Теперь я не хочу приносить тебе какао» - упоминает Джоанна Барановска.

Мы также спросили Монику Котларек, психолога и автора блога «Психолог-пишет.пл".

- Дети часто нервничают и неприятны окружающим, но у всех нас есть право на плохие дни. Можно не реагировать один-два раза, но когда ситуация повторяется, стоит относиться к ребенку как к собеседнику. Затем нужно присесть, чтобы быть на высоте малыша и объяснить, что когда он кому-то неприятен, это огорчает маму или папу, - объясняет психолог.

2. Ты тупой!

- Было у нас время, когда каждая попытка прикоснуться и обнять нашу дочь заканчивалась огромной истерикой.Мы не знаем почему. Майя просто отошла от нас в одночасье и на каждый вопрос отвечала: "Я тебе не скажу, потому что ты тупой!" Бывали случаи, когда я от бессилия перед этим оборванцем сидел посреди комнаты и плакал. Были моменты, когда мне хотелось ее ударить, чтобы она успокоилась, - говорит Патриция, мать четырехлетнего ребенка.

По словам Моники Котларек, одним из способов борьбы с этим типом поведения у ребенка могут быть уроки рисования или спорта.Однако делать это нужно с правильным чувством и пониманием, давая ребенку полное право испытывать все эмоции.

- Это важно, потому что малыш, наказанный за то, на что он мало влияет (эмоции просто появляются), может начать подавлять их насильно, что в дальнейшем может вызвать проблемы с самовыражением и здоровым реагированием, - добавляет психолог.

Bunt u malucha

бунт у малыша

Кто из родителей, ухаживающих за ребенком, не сталкивался с ситуацией, когда ребенок сопротивляется во время,

посмотреть галерею

Термин «неблагодарный» в детстве, однако, сильно преувеличен.Малыши просто не могут справиться со своими эмоциями. И это не чья-то вина.

- Все мы слышали, что дети плохо себя ведут, потому что хотят внимания, и это часть правды. Когда ребенок испытывает стресс, с которым он не может справиться, он также может пытаться командовать, вести себя так, чтобы другим было плохо или он не верил в себя, — перечисляет Джоанна Барановска, сертифицированный педагог по позитивной дисциплине.

Если ребенок говорит: «Уходи, ты мне не нравишься», то он хочет сказать нам: «Мне тяжело и я не могу справиться с этой ситуацией, помогите мне ее решить»? - Да.Обычно я тогда своим детям отвечаю: "Я вижу, тебе плохо. Мне жаль, что тебе так, но я не включу твои сказки. Подумай, что тебе сделать, чтобы тебе стало хорошо" «Обычно мне помогают объятия… (смеется) — говорит Джоанна Барановска.

3. Выразите благодарность

По мнению психологов, навешивание ярлыков на детей неблагодарными – это попытка родителей интерпретировать их плохое поведение. Однако есть несколько способов изменить отношение малышей.

Обратите внимание, как мы ценим других.Дети учатся путем подражания и повторяют то, что видят. - Я знаю дома, где ребенок, ставя пятерку по искусству, слышит: "А почему не по математике?" А потом, когда ему на завтрак дают яичницу, он может спросить: «Почему бы не яичницу?» - добавляет тренер.

Давайте учить не только детей, но и себя конструктивно справляться с трудными эмоциями. Скажем прямо: "Мне грустно, мне нужен момент уединения, я хочу послушать свою любимую песню". Давайте строить отношения с нашими детьми на каждом шагу.Давайте проведем с ними особое время, обнимем их. Таким образом, мы улучшаем атмосферу в доме, и это заставит всех вести себя лучше.

4. Ответить?

Не реагировать на неприятное поведение детей – хорошее решение? - Нет, но говоря: "Мы так не поступаем!" это тоже не сработает. Часто ребенок не знает, как действовать, чтобы конструктивно выразить свои сложные эмоции. В лучшем случае это может вызвать чувство разочарования и непонимания с обеих сторон.Если мы хотим научить ребенка самоконтролю, давайте просто попробуем принять тот факт, что каждый человек время от времени испытывает тяжелые эмоции. Наша задача — помочь малышу справиться с ними, — резюмирует Джоанна Барановска.

.90,000 Плохой ребенок всю жизнь портит мне жизнь -

В то время, когда СМИ уже были перенасыщены заботливыми мамочками, из порочности и в целях отступления от схем стало модным создавать плохую и холодную маму. Однако я расскажу вам, каково было быть плохим ребенком — монстром для моих стариков и сверстников.

У моей мамы нас четверо. Дочь и трое младших сыновей. Она прошла через небольшой ад вместе со всеми. Кто из нас был хуже всех? Трудно судить, потому что бурное взросление у всех проявлялось по-разному.Полиция стучится в дверь, рация везет брата, пойманного на прогуле, домой, конфирмация сгорела в огне, бегство от религии, в дневнике только горит? Нет, это было не самое худшее.

Я был #ребенком, потому что долгое время усложнял жизнь моей матери. Все, что она говорила и делала, казалось (мне 10 лет) скучным, жестким и отстойным. Я выбрал другой, открытый идеал для обожания. Моя тетя. У нее было все, чем должна восхищаться девочка, вступающая в период полового созревания: она была красивой, ухоженной, предприимчивой, очень либеральной и любила меня воспитывать.Я писал с ней полные любви письма, у нас были совместные поездки, праздники и праздники. Большая дружба, которая очень ранила мою маму — ведь ее единственная дочь предпочитала делиться всеми своими секретами с тетей. Роль родительницы взяла на себя бездетная невестка, она взяла на себя всю любовь и обожание, причитающиеся матери. Прошло много лет, прежде чем Зудит и Магнолия создали крепкую команду и прекрасную дружбу. Сегодня мой идеал — это моя собственная мать, и я думаю, что так будет до конца моей жизни.

Я присоединился к группе # плохих детей в начальной школе.Мы, весь класс, против нее - девочка из патологической семьи. Мы жили на одной улице, она родилась через несколько месяцев, поэтому родители дали ей имя, которое я ношу. Это была первая и, может быть, последняя Джудит, которую я встретил в своей жизни. Ее единственная вина заключалась в том, что ее родители пили, отец уезжал, он сидел в тюрьме, а от нее пахло сигаретами и у нее были вши. Достаточно было назвать ее «чумой» в классе. «Мор» должен был сидеть в конце комнаты, по две скамейки позади всех — потому что детям было противно его трогать или нюхать. "Тронешь эту заразу, она тебе в дерьмо пойдет!" - шутили мы в перерывах. У меня до сих пор хранятся эти групповые фото - весь наш класс улыбается, в чистых цветных свитерах, а она - стоит в полуметре рядом, как будто приклеилась к фото. Сегодня я думаю, что каждый перерыв, должно быть, был для нее кошмаром. Мы кидали в него бумажками, громко издевались над ним, обходили его дугой в несколько метров. Почему в нас, восьмилетках, была такая жестокость? До сих пор удивляюсь, почему я сам был так груб с ребенком, который ничего мне не сделал.Ходят разговоры о жестоком линчевании среди взрослых. О жестоких самосудах. В Польше об этом снимают амбициозные фильмы. Между тем, наши маленькие дети такие же подлые, как и мы, взрослые.

В моем окружении тоже есть плохие дети. Помню, во время одного визита к друзьям их сын, маленький мальчик, разговаривая со мной, хмыкал и плевал на меня. В присутствии его родителей. Тридцатилетний, превративший все это в веселую шутку. До сих пор я чувствую это унижение, выплевываемое избалованным отродьем.Плохой ребенок всю жизнь болит! Затем тот же мальчик швырнул подарок на день рождения, который я вручил ему секунду назад, в стену гостиной. Но я не виню его. Мне больше не хочется видеть, как его воспитали мои образованные и искушенные друзья.

Теперь разделимся на два лагеря. Кто-то из нас скажет, что в ужасном поведении детей виноваты родители, что в доме все выброшено. Другие утверждают, что жестокость может быть основной болезнью, передаваемым по наследству геном (например, «от биологического отца — боксера»).

Говорят, трудных детей тоже не бывает - просто плохо воспитаны. Еще говорят, что ребенок как чемодан - что в него положишь, то и вытащишь потом. И я очень согласен с этим высказыванием!

фото Пиколайн

.90 000 токсичных детей хороших родителей | Зеленое бревно

Психологи и психиатры в течение многих лет смотрели на детей как на хороших людей по своей природе, пока на них не оказывалось отрицательного воздействия. Там, где было печально известное плохое поведение, должен был быть какой-то плохой родитель.

Сегодня они меняют свое мнение и признают: Идеальные родители могут вырастить токсичных детей.

- Я не знаю, что я сделал не так, - услышал я от своего пациента.

Эта интеллигентная и красноречивая женщина лет сорока хотела увидеть меня из-за беспокойства и депрессии, от которых она страдала.В ходе разговора о пережитом ею стрессе мне стало ясно, что ее сын-подросток годами был в центре внимания всей ее семьи. Раньше она рассчитывала, что однажды что-то изменится, но сегодня ее сыну почти 17 лет, а ее постоянно обнимают в дырочку

Я спросил ее, что она имеет в виду. «Мне трудно в этом признаться, а другим это грубо и неприятно», — призналась она.Дома он груб и нагл, часто грубит другим членам семьи.

В свое время мать добилась, чтобы мальчика обследовали несколько детских психиатров с помощью нескольких тщательных нейропсихологических тестов. Результат всегда был один: интеллектуально он был великолепен, не было никаких признаков неспособности к обучению или психического заболевания. Не раз женщина задавалась вопросом, не пренебрегли ли они с мужем им как родителями.

Сами они показали себя не так хорошо, как мальчик, в психологических тестах.Один из терапевтов отметил, что они не совсем соответствовали своему сыну, особенно когда речь шла о дисциплине; она вообще была более снисходительна, чем ее муж. Другой терапевт решил, что отец слишком активен, и предположил, что он не может стать сильным образцом для подражания для своего сына.

У такого способа объяснения проблемы был, однако, недостаток: якобы не очень идеальная пара каким-то образом сумела воспитать двух других уравновешенных и совершенно вежливых мальчиков. Как бы они это сделали, если бы они были на самом деле такими несчастными родителями?

Правда, их отношения с трудным ребенком были несколько иными, чем с другими сыновьями.Моя пациентка призналась, что часто злилась на него. Что-то подобное редко случалось с другими ее сыновьями. Однако это не позволяет нам ответить на принципиальный вопрос: если молодой человек не страдает каким-либо идентифицируемым психическим заболеванием, в чем его проблема?

Мой ответ может показаться ересью в устах психиатра. Ведь мои коллеги склонны рассматривать плохое поведение как психопатологию, требующую лечения. Нет плохих людей.Там только больные.

И все же, возможно, этот молодой человек просто не был милым.

Эксперты в области психического здоровья годами учились рассматривать детей как продукты окружающей среды — людей, хороших по своей природе, пока на них ничего не влияет. Там, где наблюдается постоянное плохое поведение, должен быть какой-то плохой родитель.

Не буду оправдывать плохих родителей, а таких, к сожалению, много, от патологических до просто апатичных.Но факт остается фактом: идеальные родители могут вырастить токсичных детей.

Под «ядовитыми» я не подразумеваю психопатов, которые вырастают в воров, убийц и им подобных. Научная литература полна статей о психопатах, а также их частых рассказов о насилии в детстве, ранней склонности к нарушению правил и жестокости по отношению к сверстникам и животным. Есть даже интересные исследования, которые предполагают, что такое антиобщественное поведение можно изменить при правильном подходе со стороны родителей.

Но в научных журналах почти ничего не говорится о парадоксе хороших родителей токсичных детей.

Один пациент рассказал мне о своем сыне, которому сейчас 35 лет, который, несмотря на многочисленные преимущества перед родителями, был вспыльчивым и грубым. Он не перезванивал и не отвечал на письма даже после того, как его мать смертельно заболела. - Мы недоумевали, почему он так к нам относится, - сказал он. «Я не знаю, что плохого мы сделали, чтобы заслужить это».

Видимо, немного.

Мы поражены жизнестойким ребенком, который может годами терпеть в ядовитом доме, под крылом самых ядовитых родителей, а потом прожить отличную жизнь. Однако трудно принять обратное – признать, что те или иные дети более-менее приличных родителей могут оказаться семенем дьявола.

Это кажется противоестественным не только потому, что кажется мрачным и пессимистическим суждением, но и потому, что оно подрывает распространенное мнение о том, что люди могут изменяться и совершенствоваться почти в неограниченной степени.(...)

Не каждый будет крутым человеком. Ну, не все будут милыми и любящими. И это не обязательно результат родительской неудачи или бедственного положения среды, в которой вырос молодой человек. Это потому, что наши повседневные черты характера (как и все остальное в нашем поведении) состоят из очень разных элементов, как врожденных, так и генетических. Их, в свою очередь, невозможно полностью сформировать, даже если мы создадим для ребенка наилучшие условия, не говоря уже о лучших психотерапевтах.

«Сегодня каждый детский психиатр исходит из того, что болезнь часто уже находится у ребенка, и реакция семьи может усугубить ее, а не привести к ней», — сказал доктор Теодор Шапиро, детский психиатр из Медицинского колледжа Вейла Корнелла. - Эпоха веры в то, что нет плохих детей, а есть плохие родители, закончилась.

Я помню пациентку, которая рассказала мне, что бросила попытки наладить отношения со своей 24-летней дочерью, не в силах больше выносить ее безжалостную критику. «Я все еще люблю ее и скучаю по ней», — грустно призналась она.- Но мне это очень не нравится.

К счастью или несчастью, родители имеют ограниченное влияние на своих детей. Поэтому им не следует так поспешно брать на себя всю вину — или приписывать себе всю заслугу — за то, кем вырос их ребенок.

Результат всегда был один и тот же: интеллектуально высокий, не было никаких признаков неспособности к обучению или психического заболевания. Семейная терапия в Познани не помогла. Не раз женщина задавалась вопросом, не пренебрегли ли они с мужем им как родителями.

Ричард А. Фридман

http://www.nytimes.com/

.90 000 Пять вещей, которые я никогда не сделаю со своими детьми 90 001

Пять вещей, которые я никогда не сделаю своим детям

С которыми, к сожалению, я до сих пор встречаюсь у других родителей и которые считают их эффективными методами воспитания собственного ребенка.

Извините, но я уже не выдерживаю, когда читаю комментарии некоторых людей в комментариях о том, какими «чудесными» способами они воспитывают собственных детей. Волосы нормально стоят на голове.Не только потому, что эти люди причиняют боль своим детям, но и потому, что до сих пор хвастаются этим и рекомендуют свои патологические методы другим!

Мы уже частично отказались от телесных наказаний и осуждаем их все больше и больше, когда они происходят, но то, на что мы способны в отношении детской психики, выше моих самых смелых фантазий. Вот несколько лучших идей, которые лично я никогда не применю и никому не посоветую:

Цитаты в неизменном виде взяты из Facebook и Kafeteria.

1. Оставление ребенка одного в магазине (или в парке, на улице или в другом месте)

"Я оставила Молодую на полу в "дроне" и попросила охранников держать их при себе и то что она встала стряхнула она пришла в очередь с текстом "извините не бенде но не оставляй меня "один взгляд работает по сей день и уже знает, что происходит".

Чувствуешь? Женщина запугала собственного ребенка до того, что тот полностью ему подчиняется и до сих пор хвастается этим?

Что касается меня, то она могла бы написать: «Видишь ли, дитя мое.Я люблю тебя, но только если ты будешь вежлив. Если ты грубишь, я тебя больше не люблю и готов бросить тебя посреди магазина с совершенно незнакомыми людьми. Ты так много значишь для меня».

2. «Это не мой ребенок»

"Я делаю вид, что это не мой ребенок, и через некоторое время мой сын бежит за мной и кричит мама, я сожалею, я не хотел, чтобы он знал, что я не двигаю такие вещи у нас, это прекрасно работает".

Точно такой же случай, как и раньше.Когда ребенок приходит в ярость, я делаю вид, что не знаю его, чтобы отправить ему сообщение: «Моя любовь к тебе условна, и ты должен все время стараться не потерять ее. Ты должен подчиняться мне и всегда слушаться меня, а гнев — твой злейший враг. Как только начнешь психовать, помни — я сделаю вид, что не знаю тебя».

3. Наука Обучение засыпанию

«Вначале, когда я плакала, я отнесла его к себе в спальню, но я не спала, поэтому после кормления я положила его обратно в постель и использую метод 3 5 7.Правда иногда я даже рву часок и она вся в снегирях, так что легко, но хоть потом спит всю ночь (и я тоже :)».

Об этом написаны даже целые книги. М. в. «Каждого ребенка можно научить спать». Там же есть метод 3-5-7, то есть мы оставляем малыша плакать самостоятельно в его кроватке, а через три минуты идем к нему. Потом пять, семь и так далее. В вольном переводе идея состоит в том, чтобы научить ребенка красиво засыпать и при этом заглушить угрызения совести, вызванные тем, что ребенок теряет к нам доверие и могут развиться другие поведенческие расстройства.

Я очень сочувствую людям, которые, не подозревая об опасностях этого метода, использовали его, но я немного скучаю, когда кто-то сознательно игнорирует науку и своего ребенка одновременно.

Во всяком случае, о том, как с научной точки зрения действует метод «плака» на развивающийся мозг ребенка, я уже писал в тексте «Засыпание со слезами на глазах» и «Новые методы засыпания детям», что должно быть запрещено. Вкратце: вы не хотите делать это со своим собственным ребенком.

Недавно я даже читала о ситуации, когда моя мама просила совета, потому что ее партнер сказал, что их МЕСЯЧНЫЙ ребенок должен спать один, а когда он плачет, он им манипулирует.МЕСЯЧНЫЙ ребенок!

4. Уважение, заработанное страхом

«След настигает меня, когда я вижу всех этих родителей, которые позволяют своим детям кричать, плакать или лежать на земле в магазине и устраивать сцены. такие дети делают то, что хотят, и они делают все возможное для своих родителей. ребенок должен знать, что такое уважение, и когда я говорю молчать, он должен молчать. точка. а если нет, то уже знает, что ждет его дома».

Когда мы пугаем ребенка тем, «что его ждет дома», мы лишь учим его тому, что более сильный человек имеет право на насилие (речь идет о травле, ибо к воспитанию это отношения не имеет) более слабого.Что родитель может иметь ребенка вокруг. К сожалению, когда мы учим ребенка слушаться, то, когда нас уже нет с нами, он все равно будет слушаться других людей — своих сверстников, партнера, начальника и т. д. Однако это имеет мало общего с уважением к другим или к самому себе.

Знаете ли вы, когда ребенок действительно учится уважать? Когда у него есть возможность испытать это. Когда другие проявляют уважение к нему и к себе. Когда окружающие уважают как ЕГО, так и ИХ границы. Когда мы не бьем его, но и не позволяем ему бить себя.Когда мы его не унижаем, когда не нападаем на него, когда не пугаем его, но и адекватно реагируем, когда он пытается это сделать по отношению к другим. Это когда ребенок учится всему этому. Переживая эти ситуации. А не испытывая унижения, крики или удары.

5. Публично шутить/высмеивать/пугать ребенка

Я думал, что эта информация доступна всем, что делать гадости по отношению к нашему ребенку — это… мерзко (не говоря уже о том, чтобы делать это публично).Тем временем YouTube кишит роликами, где все это появляется:

К сожалению, эти родители часто говорят, что это имеет терапевтическую основу. Что они учат их нематериальному подходу или что они закаляют своих детей против входа в реальный мир. Однако чем больше я смотрел эти фильмы, тем больше угасала моя вера в человечество.Таких подлых, бессердечных и подлых родителей я давно не видела, а то, что они пытаются себя дополнительно оправдать, работает против них. Вот только одно видео, чтобы показать масштабы проблемы (хотя это только одно из многих):

Но ведь травма такая забавная

Да, слышал мнение, что "ребенок от этого не травмируется, так что успокойтесь". Извините, но я не успокоюсь, потому что у меня сильная аллергия на гребаную чепуху людей, которые не понимают, о чем говорят.Недооценивать тяжелые переживания только потому, что кто-то моложе нас, просто грубо и грубо.

Все это может тянуться очень долго

У меня есть друг. Когда ему было три или четыре года, он отправился с родителями и их друзьями в поход в лес. Именно тогда ему тоже захотелось пописать. Так он и ушел под дерево, а в это время все "взрослые" (неслучайные кавычки) от него спрятались для шутки. Когда он вернулся, никого не было.Он расплакался, а когда родители уехали, они долго не могли его успокоить. Это его единственное воспоминание из того периода, следующие начинаются через несколько лет, в возрасте шести-семи лет. Между тем одно это событие стало для него настолько сильным переживанием, что он помнит его до сих пор и до сих пор очень сильно реагирует в ситуации, когда кто-то кому-то доверяет, сговаривается с другими, чтобы подшутить над ним какую-нибудь даже невинную шутку. Прошло несколько десятков лет, а это у него продолжается и до сих пор есть проблемы с доверием, что напрямую сказывается на его отношениях с другими людьми.

Потому что все это происходит на самом деле

Это настоящие слезы, это настоящий страх, и это все настоящие чувства, которые наш ребенок никогда не должен испытывать за "шутки". Тем более, что всех этих негативных чувств в реальном мире в избытке и наши дети познают всю их палитру, так я не вижу необходимости, чтобы наш ребенок испытывал их от людей, которым он безмерно доверяет и которым следует, выше все, обеспечить ему чувство безопасности.

Это жестоко на мой взгляд, потому что у нашего ребенка в случае сильных переживаний должен быть близкий человек, к которому он мог бы подбежать и поговорить. Однако когда родитель становится человеком, вызывающим эти чувства, ребенок остается с ним на полном одиночестве. Одинокие, маленькие, неважные, еще не до конца понимающие, почему с ними все это происходит.

Мы действительно хотим, чтобы это описание было о нашем ребенке?

Если вы согласны с приведенным выше текстом, я был бы признателен за его дальнейшее распространение, потому что у него будет шанс охватить более широкую аудиторию и, возможно, кто-то благодаря ему не будет применять вышеперечисленное к своим детям.

Права на фото принадлежат Хорхе.

.90 000 детей злые. - Я не боюсь (2003) - Форум
  • пользователь удален

    И они отражение своих родителей. Мне не жалко ни отца, ни этого дерьма. Это ужасно фантастично.
    Или я чего-то не понимаю. В конце концов, ребенок знал, о чем идет речь. Возможно, он не знал, что его родители были замешаны в этом. Но дети знали, как их родители подрабатывали. Почему он не сказал матери, отцу, если не полиции? Чтобы скрыть такое ощущение?
    Подозреваю, что по "фактам" есть похищение.И вся эта "дружба" - фикция.

  • К сожалению, вы ничего не поняли.

  • пользователь удалил

    carmen8_fw Если вы так говорите, я думаю, что я должен быть удостоен хотя бы одной фразой оправдания, которое, по вашему мнению, я не понял. А так ваше утверждение не только ничего не стоит, но и вредно, ибо вы зря тратите электроэнергию. Участие в парниковом эффекте.

  • Парниковый эффект у вас в голове.Когда вы привлекаете чье-то внимание, пишите это правильно. Ты ничего не понял из фильма, потому что никогда не воспитывал детей. Мальчик с самого начала не знал, что творят его родители, во-первых, а во-вторых, если бы дети могли легко распознать зло, которое творят взрослые, они были бы наказаны судами так же, как и взрослые. Если вы что-то вооружили для своего ребенка, вас посадили в тюрьму или просто поговорили с вами?

  • Парниковый эффект у вас в голове. Когда вы привлекаете чье-то внимание, пишите это правильно.Ты ничего не понял из фильма, потому что никогда не воспитывал детей. Мальчик с самого начала не знал, что творят его родители, во-первых, а во-вторых, если бы дети могли легко распознать зло, которое творят взрослые, они были бы наказаны судами так же, как и взрослые. Если вы что-то вооружили для своего ребенка, вас посадили в тюрьму или просто поговорили с вами?

  • Парниковый эффект у вас в голове. Когда вы привлекаете чье-то внимание, пишите это правильно. Ты ничего не понял из фильма, потому что никогда не воспитывал детей.Мальчик с самого начала не знал, что творят его родители, во-первых, а во-вторых, если бы дети могли легко распознать зло, которое творят взрослые, они были бы наказаны судами так же, как и взрослые. Если вы что-то вооружили для своего ребенка, вас посадили в тюрьму или просто поговорили с вами?

  • Парниковый эффект у вас в голове. Когда вы привлекаете чье-то внимание, пишите это правильно. Ты ничего не понял из фильма, потому что никогда не воспитывал детей. Мальчик с самого начала не знал, что творят его родители, во-первых, а во-вторых, если бы дети могли легко распознать зло, которое творят взрослые, они были бы наказаны судами так же, как и взрослые.Если вы что-то вооружили для своего ребенка, вас посадили в тюрьму или просто поговорили с вами?

  • Парниковый эффект у вас в голове. Когда вы привлекаете чье-то внимание, пишите это правильно. Ты ничего не понял из фильма, потому что никогда не воспитывал детей. Мальчик с самого начала не знал, что творят его родители, во-первых, а во-вторых, если бы дети могли легко распознать зло, которое творят взрослые, они были бы наказаны судами так же, как и взрослые. Если вы что-то вооружили для своего ребенка, вас посадили в тюрьму или просто поговорили с вами?

  • удаленный пользователь

    carmen8_fw Если вы не согласны с собеседником, то хорошо бы почтить его хотя бы одним оправданием.Это первое.
    Во-вторых, я не знаю, о каких ошибках вы говорите?
    Третий. Что касается моего невежества в воспитании детей. Я хотел бы подчеркнуть, что я уже написал в первом предложении, что дети являются отражением своих родителей. Покажи мне своего ребенка, и я скажу, кто ты.
    Четвертый. Я уже не помню этот фильм и не собираюсь его пересматривать, чтобы проверить собственное утверждение (и нож был неправ). Но помню, что персонажи (в том числе и этот ребенок) были мне отталкивающими и не вызывали у меня никаких положительных чувств.И рассказ этих мальчишек: похищенных и помогавших ему, показался мне глубокомысленным. И, вероятно, высосанный из пальца. Так что похищение реально, а вот дружба (?) этих пацанов уже налажена.
    И пятый. Одного твоего поста было бы достаточно, а не пяти. Вы тратите электроэнергию.

  • Вы преувеличиваете с этим током, если только вы не работник электростанции. Я думаю, что вы являетесь отражением своих родителей. Много лет работает с детьми из разных семей. Дети алкоголиков и бандитов заканчивают колледжи и становятся образцовыми гражданами, и наоборот.Не пишите глупостей и я не буду тратить ваше электричество,

  • пользователь удален

    carmen8_fw Я не пишу глупостей.
    Это была шутка с этим током. Вместо этого не тратьте бумагу – не тратьте электроэнергию.
    Дети - зеркало своих родителей. Если вы работаете с ними, вы должны это заметить.
    И, наконец, куча постов, вы прыгаете с темы на тему, а я до сих пор не знаю, что я не понял из фильма.
    Вам не кажется странным, что большой мальчик, лет 12, может, никому не рассказал о том, что его сверстник попал в яму? Вы уверены, как вы это объясняете, что у него (еще) не было понимания правильного и неправильного? И от кого, я спрашиваю, ребенок учится прежде всего этому различению добра и зла?

  • wayzee оценил этот фильм: 9

    Я рассматриваю детей только как отражение их родителей.Извините, но г... правда. Если бы это было так, то не было бы смысла ни в воспитании, ни в школе, ни в социальной реабилитации, и любое человеческое поведение приписывалось бы только родителям. Вы действительно думаете, что дети копируют поведение своих родителей и некритично смотрят на мир? Я преподаю в школе уже 10 лет и поверьте, дети разные. Даже братья и сестры могут радикально отличаться друг от друга. Кроме того, близкий мне человек из семьи алкоголиков, имеет психологическое и логопедическое образование, работает в школе, с алкоголем не знаком.В 8 лет она занялась собой и, поверьте, сделала все, что могла, чтобы никто не сравнил ее с мамой. Он полная противоположность своим родителям и полное противоречие вашему тезису.

  • удалённый пользователь оценил это видео: 9

    wayzee Ты паршивый педагог. Говорят, что мудрая голова получает два слова. Очень часто дети могут рассказать, каковы их родители. Если вы говорите иначе, это ваши проблемы.

  • wayzee оценил это видео: 9

    Я также разговаривал со своей женой, психологом.Он также говорит, что вы говорите ерунду об этом.

  • Пользователь удалил Оценил этот фильм: 9

    wayzee Доказательства авторитета, что жена компетентна в теме, она знает. В реальной жизни ни один респектабельный психолог не стал бы отрицать мое утверждение о том, что дети — это зеркала родителей. Мне жаль. И уж точно не сказал бы, что я пишу глупости. Потому что это не глупо. Некоторым детям снимают кожу с отца/матери. И во внешности и в характере.Вместо того, чтобы напрягаться, я предлагаю вам подумать об этом более глубоко. Пусть жена учится. Ты тоже. Может быть, что-то о наследстве. С уважением.

  • wayzee оценил видео: 9

    Вы только что сами передумали. Вы сказали "некоторые дети", что означает не все, даже меньшинство. Пока вы написали другое. Я, с другой стороны, не утверждаю, что все дети не похожи на своих родителей. Истина где-то посередине, нельзя просто обобщать. Кроме того, многое зависит и от воспитания.Если родители непоследовательны, ребенок, вероятно, будет гораздо более последовательным. Существует также понятие «значительного человека», который оказывает огромное влияние на ребенка и не обязательно должен быть родителем.

    Наконец, я хотел бы попросить вас не убеждать меня в невежестве, а подумать, не слишком ли вы обобщаете. После долгого обсуждения со школьным психологом (тема меня очень заинтересовала) мы пришли к выводу, что мы оба отчасти правы. И это все.

    Обратите внимание, что на мой взгляд я исчерпал тему и не буду отвечать на посты в том же стиле, что и на предыдущие.

    Кстати, извините за "тупость" и "г..." :)

  • удалённый пользователь оценил это видео: 9

    wayzee Ну. Некоторые из нас прошли небольшую эволюцию от "глупости, которую ты пишешь... и г... правду" до, но есть хоть немного этого права". Психологи согласны (по крайней мере, большинство), что наша личность более чем наполовину зависит от наших генов и нашего окружения.Мы, вероятно, согласимся с тем, что мы наследуем наши гены от наших родителей. И первая и самая важная среда – это семейный дом. Так же и родители. Часто также бабушек и дедушек, братьев и сестер и т. д. Я, конечно, опускаю нестандартные ситуации (усыновление).
    Итак, вы уже можете видеть, что на нас влияют родители, и через наследственную (гены), и через образовательную передачу. И я не думаю, что ответственные психологи будут это отрицать.

    Маленькие дети могут быть особенно жестокими. Жесток из-за своей честности. Ибо либо они еще не научились скрывать свои истинные мысли.Или повторяют без разбора то, что слышат дома. Или они подражают поведению своих родителей. Часто бессознательное. Если вы педагог, вы должны об этом знать. Ребенок – это особый вид магнитофона. И в этом смысле я использую фразу о том, что дети являются отражением своих родителей, что они подражают нашему поведению или тому, что мы предпочли бы скрыть.

    Мальчик в этом фильме не выходил за рамки своего окружения. Он дружил с мальчиком, кормил его, но не отпускал.У него было, может быть, бессознательное, по существу объективное отношение к нему.

    И наконец. Я не думаю, что мы зеркало наших родителей, чтобы быть плохими. Что само по себе не плохо. Это может быть плохо, когда мы наследуем плохие качества. Но я верю, что это можно преодолеть. Но это непросто. И большинство потерпит неудачу.

  • Я тоже считаю, что дети абсолютно не отражение своих родителей. если только эти родители не воспитают их так же, как они были воспитаны своими собственными.Я знаю пример девушки вульгарной, истеричной, агрессивной, неспособной воспитать, обнять, позаботиться о своих детях, потому что она была у родной матери с детства, ее воспитывали соседи. Определенные черты характера действительно передаются в генах, но это «зеркало» — полная ерунда. У моей сумасшедшей подруги и ее такого же сумасшедшего партнера застенчиво-спокойный «занудный» ребенок.

  • удаленный пользователь оценил это видео: 7

    wild Да? И я уверен, что вам не хотелось читать всю дискуссию.
    Подумай. Если у вас есть половина ваших черт от отца и матери. И это наследственное. На что у нас относительно мало влияния или нет никакого влияния. И вдобавок ко всему, вы воспитываетесь ими в течение следующей половины ваших дней. Это действительно заставляет вас совершенно по-другому относиться к своим родителям? Разве ты никогда не слышал, что это у тебя от мамы, это от бабушки, а что-то еще от папы?
    Прежде чем обвинять кого-то в написании чепухи, предлагаю больше самокритики и смирения. Особенно, насколько мне известно.И убеждения. Потому что «вера» — враг истины.

  • если да, то не будьте так уверены в своей правоте. Я основываю свое мнение на своих наблюдениях

  • удаленный пользователь оценил это видео по адресу: 7

    dzudzina А проницательная девушка читала обсуждение? Задавалась ли проницательная девочка вопросом, почему мальчик в фильме не сделал самой естественной вещи в мире и не освободил мальчика?
    А разве не твои родители говорили тебе дома, что неважно: прав ты или нет - дерзай и отстаивай свое мнение, пусть даже глупое?

  • ты делаешь ровно то же, о чем пишешь: П ходишь скованно и слеп к чужим доводам и к тому же злонамерен.Я полагаюсь на выводы из жизни, а не из фильма. Потому что я знаю многих людей, у которых есть некоторые черты родителей, но они точно не отражают их.

  • удаленный пользователь оценил это видео: 7

    wild Я не злой. Я не стеснен. Аргументы работают на меня. Я называю это «все множество людей, имеющих определенные атрибуты своих родителей» отражением. Нам очень трудно выйти за рамки того, что мы унаследовали и чему научились.И хорошее, и плохое. И, как вы сами пишете, "множество людей" - это не точное отражение, но все же отражение. Так что хорошо бы извиниться перед основателем темы за "полный бред"
    С уважением.

  • Вход заблокирован в связи с несоответствием правилам

  • .

    Почему ребенку хуже всего с мамой?

    "Я могу быть собой с мамой и папой"

    Дети оставляют лучшее и худшее поведение своим родителям. С мамой и папой они наконец-то могут быть собой. Адаптация к общепринятым социальным нормам стоит им больших усилий и энергии (чем младше ребенок, тем выше затраты). Неудивительно, что им приходится избавляться от разочарований, накопившихся за день дома. Держать эмоции под контролем — большая проблема для ребенка, поэтому, когда он возвращается в объятия родителей, такое облегчение необходимо.Поэтому неудивительно, что дети начинают плакать, когда родители забирают их из детского сада или от бабушек и дедушек. Такое поведение не означает, что у малыша было плохое время или плохое время. Он мог прекрасно провести время. Но в глубине души он все время скучал по своим родителям. Вполне естественно, что когда маленький ребенок видит свою маму, он дает волю всем накопившимся эмоциям.

    Внимание! Чтение объявления

    ПРЕМЬЕРА
    Красивые, милые стихи на ночь

    Конечно, было бы намного лучше, если бы ты просто сказал: «Мама, у меня был трудный день.Я зол и печален. Я не знаю что делать. Нет, я не хочу обниматься, тогда я точно буду плакать. Почему я так себя чувствую?» . Но, к сожалению, не может. Поэтому он просто показывает это плачем, гневом и разочарованием.

    Ребенку очень трудно направить все свои тяжелые эмоции на родителей. Они имеют право чувствовать боль. Это совершенно естественно — никто не хочет быть боксерской грушей. Важно понимать, что ваш ребенок не действует преднамеренно.И даже если это выглядит так с точки зрения матери, малыш совершенно не осознает этого процесса.

    По словам Джоанны Берендт, тренера по ненасильственному общению: « Где, как не дома с самыми близкими родителями, детям быть самим собой? Где и кому им рассказать о том, что они переживают тяжелые эмоции, что им нужна поддержка? Когда дети чувствуют себя в безопасности, испытывают безусловное принятие, они могут полностью быть самими собой, говорить искренне и выражать свои чувства и потребности, не подвергаясь чрезмерной цензуре и не подчиняясь внешним ожиданиям.Вот почему так важно создать дома пространство честности, доверия и открытости друг к другу. В этом пространстве дети могут перезарядить свои эмоциональные батареи и научиться сочувствию к себе и другим. Это облегчает им справляться с трудностями, с которыми они сталкиваются в повседневных ситуациях».

    Внимание! Объявление о чтении

    Ряды палочек

    Весёлые детские стишки для массажа

    Стихи о близости

    Обнять, приласкать, обнять, всегда быть рядом.

    Всего хороших книг для детей и родителей | Книжный магазин Натулы

    «Быть ​​вежливым» требует очень больших усилий

    Дети — проницательные наблюдатели. С рождения они социальные существа: хотят активно участвовать в семейной жизни, где наблюдают и изучают поведение своих родителей, братьев и сестер. По этой причине они прекрасно осознают тот факт, что дома и вне дома могут применяться разные стандарты и правила. И по той же причине они могут к ним приспособиться (хотя это может быть для них очень сложно). Кроме того, позитивное поведение часто вознаграждается в социальных ситуациях. Даже если ребенок слишком мал, чтобы осознать эту причинно-следственную связь, он обычно интуитивно чувствует, что что-то не так. Он может приспособиться к действующим правилам, потому что хочет нравиться. Позитивное внимание, которое он получает от окружения в такой ситуации, мотивирует его, позволяет держать себя в узде и настойчиво вести себя хорошо, хотя обычно дома оно давно бы «развалилось».

    Кроме того, тот факт, что ребенок может «хорошо вести себя» в общественных местах и ​​на попечении других, также свидетельствует о том, что процесс социализации работает. Дети, которые «хорошо себя ведут» в детском саду, школе или других общественных местах, умеют справляться с фрустрацией, слушать инструкции взрослых и справляться с ограничениями. Поэтому у них есть инструменты и навыки для общения с другими людьми. Это хорошая новость!

    Как помочь ребенку и себе?

    Когда ребенку нужно разрядить сложные эмоции, в первую очередь стоит его сопровождать - выслушать, обнять, утешить.

    Примите эмоции ребенка и помогите ему найти облегчение (согласно правилам ненасильственного общения):

    • Позвольте ребенку испытать то, через что он или она проходит (конечно, заботясь о том, чтобы и он, и окружающие были в безопасности), и в то же время позаботьтесь о себе.
    • Помните: эмоции — это выражение жизни и сигнал о том, что то, что вы испытываете в данный момент, важно. Найдите время, чтобы позаботиться о себе.
    • Найдите свою потребность - что действительно важно для вас в данной ситуации.
    • Береги себя - позаботься о ребенке.

    Внимание! Чтение объявления

    Как разозлиться не обидев?!
    Удивительная книга о гневе, принятии и трудных моментах.

    Не стоит недооценивать чувства ребенка и говорить «все в порядке», так как это явно не его случай. Если его поведение становится деструктивным или идет в неправильном направлении (например, бросается на пол, бьет братьев и сестер), следует отметить четкую черту: «Я понимаю, что вы злитесь, грустите, но я не хочу (или не согласен) чтобы ты побил свою сестру ".И прежде всего стоит позаботиться о себе в этих отношениях. Дистанцируйтесь. Очень важно не относиться к поведению вашего ребенка лично.

    Каждое поведение ребенка, каждое слово — это попытка удовлетворить его потребности , — говорит Джоанна Берендт. - Когда дети плачут, топают, бросают игрушки, хлопают дверьми, они рассказывают нам о своих нуждах, о чем-то, что для них так важно, что они не верят, что если они скажут иначе, то это тоже будет услышано, или они просто не может знать это здесь и сейчас сказать это по-другому.Но мы, взрослые, находясь в контакте с тем, что для нас важно (со своими чувствами и потребностями), можем дать детям чуткое присутствие в таких ситуациях. Благодаря этому мы учим их вступать в контакт со своими чувствами и потребностями, лучше понимать себя и выражать свои потребности более конструктивно и, следовательно, более эффективно.

    Наши дети инстинктивно чувствуют, что дома действуют другие правила, чем в социальном пространстве: малыш знает, что наконец-то он может быть самим собой со своими любимыми родителями. Здесь он в безопасности и ему не нужно показывать себя, чтобы заслужить любовь, внимание и уважение. Семейный дом – это обычно место, где ребенок чувствует себя уверенно: его любят и принимают. Там он может показать свои истинные эмоции. Это хороший знак и лучшее подтверждение того, что ваши отношения идут в правильном направлении!

    Детям нужно показывать сложные эмоции и учиться с ними справляться - говорит психолог Агнешка Штейн. Тогда родители учатся лучше справляться со своими эмоциями.В то время, когда ребенок испытывает эмоции, родителю бывает сложно следить за собой. Я думаю, что родители должны заботиться о себе независимо от эмоций своего ребенка. Важно, чтобы они старались называть происходящее и показывать ребенку, что им интересны его переживания.

    .

    Мне надоела моя малышка! - Час на себя

    Наблюдаете агрессивное поведение у ребенка - не паникуйте!

    Агрессивное поведение ребенка беспокоит и часто вызывает разочарование и беспомощность родителей и опекунов. Вам важно осознать, что они в какой-то степени естественны. Ключом к успеху является понимание этапов эмоционального и социального развития ребенка и осознание того, что у ребенка еще нет развитой нервной системы и зрелых социальных компетенций.Задача взрослых состоит в том, чтобы обеспечить адекватную поддержку и руководство для детей, помочь им понять свои собственные эмоции и потребности и показать их в положительном ключе. Следовательно, в интересах каждого родителя или опекуна должно быть развитие знаний и их компетенций, чтобы знать, что агрессивного поведения у ребенка не возникают из ниоткуда, не являются результатом недоброжелательности ребенка, что они имеют свой генезис. и причины, и прежде всего - то, что они могут эффективно контролировать их или просто предотвращать их, используя соответствующие воспитательные приемы с раннего возраста.

    Агрессивное поведение ребенка - как с этим бороться?

    В предыдущих текстах я писал о том, что наказания и поощрения не являются «хорошими и эффективными» методами воспитания и о важности общения, основанного на эмоциях. Теперь я хочу показать, насколько разными могут быть причины «плохого поведения» наших детей. В зависимости от источника проблемы мы должны попробовать соответствующие вмешательства, чтобы помочь ребенку.

    Когда будущее выглядит мрачным.

    Вы чувствуете, что потерпели неудачу в учебе, потому что ваш ребенок все еще ведет себя как "мошенник"? Никакие просьбы и угрозы не действуют... становится только хуже и начинаешь выходить из себя. Ты ведешь себя агрессивно или покорно, а потом тебя кусают угрызения совести... Ты живешь в постоянном страхе, что в школе, дома... "опять будет то же самое".

    Вы не одиноки. Каждый родитель иногда сыт по горло. Некоторым людям надоедает каждый день, когда они открывают глаза утром.

    Чтобы помочь своему ребенку, вы должны НАДЕЖНО В ПЕРВУЮ очередь поверить, что ваш ребенок не «хулиган/истерик/фрик».Это не просто «плохой, непослушный, подлый», а есть причины, не зависящие от воли ребенка.

    Источники этих причин находятся здесь:

    1. Стадии развития ребенка и зрелость нервной системы

    • детям нужно время не только физически вырасти в сантиметрах, но и «эмоционально, социально»
    • дети не рождаются «милые, вежливые» только импульсивны, эгоцентричны, требовательны 90 034 90 033 дети эмоциональны по своей природе - полны любопытства в жизни, но также отчаяния, страха, гнева 90 034 90 033 их незрелая нервная система управляется в основном импульсами и сильными эмоциями, с которыми вообще не справляются советуют
    • если дергать траву она все равно не будет расти быстрее... не требуют реакции взрослого от маленького ребенка...
    • ЭТО БУДЕТ ЧЕРЕЗ НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ - с возрастом нервная система созревает, и дети приобретают способность к саморегуляции эмоций и контролю поведения

    2.Причины, вытекающие из специфики нервной системы

    • наиболее часто затрудненное поведение детей (если не просто из-за стадии развития ребенка) вытекают из их специфического восприятия мира нервной системой
    • некоторые дети способны спокойно реагировать на окружающие раздражители, другие загораются, как факел, и взрываются, как вулканы
    • их мозг интенсивно бомбардируется и стимулируется, и дети не знают, как его стимулировать, просто выключите его
    • иногда гиперчувствительны к различным раздражителям и стрессорам
    • Для их нервной системы характерны: высокая реактивность (интенсивная реакция на различные раздражители), низкий порог возбуждения (необходимо несколько раздражителей, чтобы свести их с ума), преимущество процессов возбуждения над процессами торможения (легко рассердиться, труднее успокоить вниз)
    • посмотрите на своего "сумасшедшего" ребенка с большим пониманием - ОН ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛО РЕГУЛИРОВАТЬ НАПРЯЖЕНИЕ ПРИ ОСВЕЩАЮЩИХ СТИМУЛАХ
    9 0030 3.Отсутствие конкретных навыков
    • каждый ребенок хочет быть вежливым, но некоторые дети просто НЕ МОГУТ
    • им не хватает определенных навыков, например, конструктивного и вербального выражения гнева, терпимости к фрустрации, саморегуляции, самоконтроля, напористой коммуникации, эмпатии ...
    • по этой причине они продолжают попадать в одни и те же неприятности и беспокоить других людей
    • вы можете наказать своего ребенка за отсутствие этих навыков - что приведет к полной катастрофе - или ПОТРАТЬ ВРЕМЯ НА ВАШЕГО РЕБЕНКА, чтобы он может развить эти навыки

    4.Используя неправильные методы воспитания

    • как родители мы часто либо агрессивны, либо покорны, редко напористы
    • чаще всего мы добиваемся наказаний и поощрений, и это худшее, что мы можем сделать... (подробнее по этой теме)
    • других эффективных методов мы не знаем и не пытаемся получить эти знания (ибо все вокруг знают только наказания и поощрения или "безстрессовое воспитание"...)
    • на этом можно остановиться, или пойти дальше и ИСКАТЬ НОВЫЕ МЕТОДЫ и развивай себя

    5.Плохое общение

    • часто говорим ТОЛЬКО о поведении, а не об эмоциях
    • пытаемся запугать ребенка, шантажировать, смутить, высмеять, подкупить...
    • заранее предполагаем, что знаем все лучше всех, навязываем свое видение реальности, мы не эмпатичны
    • не используем язык эмоций в общении - не говорим о своих эмоциях, не спрашиваем об эмоциях ребенка (подробнее на эту тему)
    • иначе сломаешься вниз и ПОКАЖИТЕ СВОЙ «МЯГКИЙ ЖИВОТ», иначе у вас не будет тесной и надежной связи с вашим ребенком

    6.Системные запутывания - отношения в семье

    90 032 90 033 дети просто "козлы отпущения" за сложные отношения в семье система 90 033 атмосфера в семье полна страха (насилие, пагубные привычки, ссоры между родителями, конфликты с бабушками и дедушками) 90 034 90 033 дети «берут на себя «сложные эмоции» (ведут себя «скандально», болеют, имеют проблемы в школе), чтобы отвлечь родителей от проблем и ссор между собой 90 033 часто мамы чрезмерно опекают и отсутствующие отцы 90 033 бабушки и дедушки притворяются быть родителями, пересекать границы, подрывать авторитет своих родителей
  • в этой сфере стоит задуматься о ПСИХОТЕРАПИИ, т.к. потребуются специфические изменения в жизни семьи.Не стыдитесь бороться за мир, порядок и любовь в своей семье. Если вы не сделаете этого для своего ребенка, к сожалению, никто этого не сделает...
  • Будьте честны с собой на мгновение - какой из вышеперечисленных пунктов подходит к вашей ситуации? Если ваш ребенок "хулиган", это действительно не его вина...

    Я буду вести с вами блог, чтобы делиться с вами самыми ценными советами "что делать потом". Чтобы вы могли развиваться как родители и оказывать мудрую поддержку своим детям.

    .

    Смотрите также