Имеет ли право отец бить ребенка


Как правильно бить детей: признания родителей и советы психологов

— Оставлять детские проступки без внимания нельзя, — убеждена психолог-практик Елена Пиховкина. — Ребенок должен понимать, чего делать нельзя, особенно если это опасно для него самого. Но при выборе эффективного метода «дисциплинарного воздействия» родителям непременно следует учитывать возраст наказуемого и тяжесть его проступка. Дело в том, что в разных возрастных группах одно и то же наказание воспринимается совсем по-разному. Например, шлепок отрезвит малыша до 5 лет, рвущегося из маминых рук на проезжую часть, но унизит и нанесет глубокую обиду ребенку от 7 лет и старше.

К тому же в каждом возрастном периоде есть свои виды детского «непослушания», связанные с развитием ребенка, наказывать за которые не стоит вовсе. Например, ребенок до трех лет, тянущий в рот камешки, хватающий горячий утюг и тянущий за хвост кошку, пытается опытным путем получить информацию о предметах вокруг себя и их свойствах. Наказания за попытку познать окружающий мир кроха не поймет все равно, поэтому от опасных и вредных поступков его можно только отвлечь. А вот пятилетний малыш, делающий все то же самое, уже явно проказничает.

Родители — сторонники строгих наказаний — убеждены, что дети не слушаются их из вредности, «назло», из-за плохого характера, и их надо «учить» подчиняться старшим. Однако на самом деле мотивов у детских шалостей намного больше, и один из самых важных — возрастной кризис. По мнению детских психологов, всего таких кризисов три: 1 год, 3 года и 7 лет (в дальнейшем кризисы тоже есть, но они уже считаются не детскими, а подростковыми). Конкретные сроки кризисных периодов могут слегка сдвигаться в зависимости от индивидуального развития ребенка. Это время, когда дети переживают резкие скачки в своем физиологическом и психологическом становлении, что может являться причиной «неадекватного», с точки зрения взрослых, поведения — то есть нежелания подчиняться их приказам. Рассмотрим особенности каждой возрастной группы.

1–3 года: шлепок как предостережение

— Я всегда была категорически против того, чтобы бить детей, — признается 27‑летняя Наталья. — Меня саму в детстве мама с папой ни разу пальцем не тронули, только беседовали. Дочку я свою обожаю. Но когда Дашка, ей два с половиной, вдруг вырвалась от меня во дворе и кинулась через дорогу, я будто разум потеряла! Аж в глазах потемнело от страха. Догнала ее и отхлестала по попе от всей души, прежде чем успела сообразить, что делаю! Дашка испугалась, плакала, кричала, ведь до этого никто и никогда не поднимал на нее руку. Теперь мне стыдно, что я нарушила собственные принципы.

— Я отшлепал Тему по попе, когда он стал таскать за хвост нашу собаку Линду, — рассказывает 36‑летний Вадим, отец годовалого Артема. — Это было уже не первый раз. Мы с мамой много раз повторяли, что мучить собачку нельзя, ей больно. А шлепнул, потому что собака, хоть и домашняя, однажды может не выдержать и тяпнуть, все-таки это животное. Наказание сработало, больше Тема Линду не обижал. Правда, и вообще перестал интересоваться собакой, подходить к ней, как будто ее нет. Но уж лучше так, чем за хвост!

Особенности возрастного периода

В Японии детей до трех лет не наказывают вовсе и ничего им не запрещают — считается, что они не шалят, а познают мир. Зато после трех поведение маленького японца жестко регламентируется, а за каждый проступок вводится определенное наказание, о котором ребенку сообщают заранее. 

Годовалый возраст считается важной вехой в развитии ребенка: он познает мир вокруг опытным путем, все хватая и всюду залезая, но действует еще неосознанно. Если верить возрастной психологии, до двух лет малыши вообще не улавливают связи между своим неправильным, с точки зрения взрослых, поведением и дисциплинарными мерами с их стороны, поэтому наказывать крох бессмысленно. Однако, несмотря на возрастные особенности, строгие и четкие запреты должны появляться в жизни ребенка с самого младенчества — для его же безопасности. Другое дело, что до двух лет подкреплять их телесным воздействием не имеет никакого смысла. В этом периоде куда эффективнее просто отвлечь ребенка, переведя его внимание на что-то другое.

— К ребенку с двух до трех уместно применить легкое физическое воздействие, но в исключительных случаях, когда речь идет о его безопасности, — уточняет Елена Пиховкина. — Например, вырвавшийся на проезжую часть малыш двух с половиной лет доводов вашего разума об опасности не поймет, а вот шлепок ему запомнится, зафиксировав его внимание на конкретном проступке. И в голове у него отложится: проезжая часть — опасность — сердитая мама — легкий, но непривычный шлепок. В случаях, когда непослушание не ведет к прямой опасности, как, например, с разбитой чашкой, следует учитывать мотивы «преступления». Если малыш действительно хотел сделать маме сюрприз, налив чай в ее любимую чашечку, шлепать его неправильно, ведь он исходил из самых добрых побуждений. В этом случае достаточно показать, как мама расстроена случившимся… А потом взять другую, небьющуюся чашку, налить в нее вместе с малышом чай (заодно объяснив, что горячей водой можно обжечься, поэтому приготовления чая — дело взрослых) и поблагодарить его за проявленную заботу. В возрасте от года до трех ключевое — выработать у ребенка рефлекторное неприятие опасных для него проступков, за которыми неизменно следует «нельзя» строгим голосом либо (после двух лет) неприятный шлепок.

За что не стоит наказывать с года до трех

За отсутствие опыта — если ребенок этого возраста испортил игрушку (мебель, посуду, пр.), забыл вовремя попроситься на горшок, совершил неловкое движение, забрал чужую вещь и пр., это не умышленное действие, а отсутствие жизненного опыта и умений, и наказывать тут не за что.

За непосредственность — если чадо вдруг разболтало семейный секрет или нафантазировало небылиц, это вовсе не шалость, которая «лечится» наказанием, а особенность возраста. В следующий раз не секретничайте при ребенке, а бурная фантазия в этом возрасте — признак правильного развития.

За физиологические потребности — если малыш плохо ест, разбрасывает еду, отказывается от нее вообще или без конца что-то просит, когда вам это неудобно (в туалет, пить и пр.), это повод не для наказания, а повод лишний раз проверить его здоровье.

3–6 лет: бунт трехлеток, мотив и рецидив

— Я застала Егорку, изучающим и трогающим свои половые органы, — рассказывает 32‑летняя Анастасия, мама трехлетнего малыша. — Слегка надавала по рукам, сказала, что это некрасиво и нечистоплотно. А вскоре воспитательница в саду пожаловалась, что сын все время трогает себя за это место, показывает его другим детишкам и просит посмотреть, как у них устроено. Я привела Егорку домой и поставила в угол, объяснив, что он нарушил мой запрет. А когда я заглянула в детскую минут через десять, сын стоял в углу и трогал это место!!! Я не знаю, как еще его наказать, чтобы неповадно было?!

— Ксюша устроила истерику, когда я собралась уйти из дома, не отпускала меня, и все! — вспоминает 35‑летняя Ирина, мама пятилетней дочери и трехлетнего сына. — Топала ногами, тыкала кулачками в бабушку, не желая с ней оставаться. А потом пошла и раскидала игрушки Матвея, своего трехлетнего брата. Дернула его за волосы и крикнула, что, если я уйду из дома, она его побьет. Тут мое терпение лопнуло: в наказание я отобрала у Ксюши куклу, которую купила ей накануне, заперла дочку в темную комнату, чтобы она там одумалась, а сама ушла. Я считаю, что права! Нельзя поощрять шантаж и капризы!

Особенности возрастного периода

Трехлетний возраст известен среди детских психологов как «бунт трехлеток». Примерно к трем годам каждый ребенок вступает в свой первый «осознанный» кризисный период. Родители трехлеток сталкиваются с первым сознательным «непослушанием» — протестами, истериками, попытками сделать назло, и наоборот. Отвлечь от дурного поведения, как малыша до трех лет, уже не получается: чадо точно знает, чего хочет, и добивается этого любой ценой. К своему ужасу, родители обнаруживают в любимом отпрыске такие жуткие черты, как склонность брать чужое, зависть к чужим игрушкам, ревность по отношению к родным братьям-сестрам и жгучий интерес к половым органам — своим и чужим. «Бунт трехлеток» частенько не выдерживают даже самые терпеливые родители. Психологи признают, что с трех лет необходимо вводить «семейную систему» наказаний. Ведь ребенок, мелкие шалости которого остаются безнаказанными, начинает «тестировать» терпение родителей, переходя к более крупным. 

— Беспомощное поведение родителей, неумение дать отпор маленькому «агрессору» снижает их авторитет в глазах отпрыска, поэтому обозначать проступки и наказывать за них нужно, — подчеркивает психолог-практик Елена Пиховкина. — Но наказание должно быть не просто доставленным ребенку неудобством, а уроком, который заставляет осознать свои ошибки и более их не повторять. С этой целью ваша домашняя «карательная» система, как и государственная, должна учитывать такие факторы, как «мотив», «рецидив», «раскаяние» и «сотрудничество со следствием». Однозначно наказания требует «злой умысел» — то есть если ребенок преднамеренно совершил запрещенный поступок. А мера дисциплинарного воздействия должна напрямую зависеть от тяжести и мотива совершенного «злодеяния».

Также в этом возрастном промежутке важным становится, как именно наказывать детей ни в коем случае нельзя. Если малыша до трех лет никому не придет в голову наказывать, скажем, одиноким заточением в темной комнате или лишением еды, то с трех до шести «ассортимент» мер воздействия существенно расширяется. В некоторых семьях, например, в ходу «папин ремень», для острастки висящий на люстре, «стул для виноватых», «угол с горохом», «темная комната» и т.п. Такие унизительные для маленького человека методы нередко приводят к обратному результату: ребенок озлобляется или замыкается, а потом как ни в чем не бывало повторяет проступок.

За что не стоит наказывать с трех до шести

За любопытство — если малыш, к примеру, прыгает по лужам, «чтобы проверить их глубину», разбирает на части дорогую игрушку, «чтобы посмотреть, что у нее внутри», исследует гениталии свои и сверстников, «чтобы понять, все ли одинаковые», и т.д. — это нормальное для этого возраста познание мира. Если вы хотите избежать связанных с этим неудобств, обходите лужи, не покупайте дорогие игрушки и не оставляйте наедине с другими детьми, но не наказывайте. «Силовое пресечение» нормального возрастного любопытства может запугать ребенка, вогнать интерес глубоко внутрь, создав эффект «запретного плода» или отвратить от познания окружающей среды вовсе. Что касается половых органов, просто объясните, что делать это некрасиво, как, например, ковырять в носу.

За особенности психики и физиологии — если ребенок гиперактивен, неусидчив и невнимателен (или, наоборот, заторможен и ленив), плохо запоминает стихи или с трудом засыпает, это специфика его развития, за которую не наказывают, а помогают и поддерживают.

За проявление эмоций — в этом возрастном периоде малыши склонны бурно выражать привязанность к близким, ревность и страх. Если ребенок не отпускает от себя маму путем истерики (нападает на брата или сестру, не хочет засыпать в одиночестве и пр.), надо не наказывать, а разобраться в его чувствах, узнать, не страдает ли кроха от невнимания старших, страхов, ревности и пр. Выяснить причины негативных эмоций и доступно объяснить ребенку, что родители очень его любят и никогда не бросят, даже если им иногда приходится отлучаться по делам.

Как нельзя наказывать с трех до шести

Физически. Этот пункт вызывает наибольшее количество споров. Большинство психологов уверены: физическое воздействие в возрасте с 3 до 6, когда ребенок уже понимает, что это унизительно, приведет к отклонениям в развитии личности. Однако многие родители настаивают на пользе ремня, оплеух и подзатыльников, ссылаясь на собственное детство: «Меня отец драл как сидорову козу, и ничего, нормальным человеком вырос!». Некоторые мамы и папы уверены, что наказывать физически имеет смысл именно в этом возрастном промежутке, вспоминая русскую пословицу «бей дитя, пока оно поперек лавки помещается». Однако противники физических наказаний приводят куда более впечатляющие доводы: следствием применения к ребенку физической силы в любом случае будет травма — если не физическая, то психологическая (страхи, пониженная самооценка, социофобия, агрессивность, стремление к бунту без повода, жажда мести и пр.).

Непоследовательно. Если вы решили наказать ребенка и озвучили ему это, делайте это сразу или не делайте вообще. Пустые угрозы не закрепят в сознании ребенка того, что нельзя. Наоборот, он укрепится во мнении, что вы покричите и перестанете.

Материально. Не отбирайте в качестве наказания подарки, преподнесенные ранее. Они не имеют никакого отношения к проступку, совершенному позже. Иначе ребенок решит, что право на плохой поступок у вас можно «купить», вернув вам подарок.

Темнотой. Не оставляйте малыша одного в темной комнате, «чтобы подумал над своим поведением». Возраст с 3 до 6 характерен детскими страхами, связанными с темнотой, а использовать их как наказание — значит своими руками расшатывать его психику. Если вы уверены, что ваш отпрыск успокаивается только в полной тишине и изоляции, оставляйте в светлом помещении. А когда он успокоится, обязательно еще раз объясните ему, почему это произошло.

Криками и под горячую руку. Дети с 3 до 6 воспринимают громкий крик взрослого как физическое наказание, поэтому родителям необходимо контролировать свой гнев. Никогда не наказывайте сгоряча — легко переборщить и потом будете горько жалеть. Наказание — не повод сорваться на ребенке, а способ донести до него, что такое хорошо и что такое плохо. Если чадо в истерике, не пытайтесь его перекричать, оно все равно ничего не поймет. Дождитесь, пока отпрыск успокоится, успокойтесь сами, после чего внятно объясните, что и почему делать ему запрещено. Убедитесь, что отпрыск понял, и возьмите с него обещание впредь так не поступать.

Едой. Манипулируя пищей как средством наказания (не давая есть, либо, наоборот, заставляя), вы нарушаете собственному чаду пищевое поведение. Режим питания не имеет никакого отношения к проступкам и порицанию за них. Некоторые родители в назидание лишают отпрыска лакомств (десертов, мороженого), но это лишь формирует в ребенке повышенную тягу к сладкому. Если у ребенка аллергия на сладкое, лучше не приучайте его к сладостям вовсе, но не используйте их как средство манипуляции.

Игнорированием. Оставить ребенка в одиночестве, чтобы он успокоился, можно, но ненадолго. Оставшись один надолго, малыш может решить, что он настолько плохой, что никому не нужен, все о нем забыли и бросили его. В возрасте с 3 до 6 игнорирование со стороны любимых родителей — очень коварная манипуляция, способная породить в ребенке целый букет невротических состояний: панику, страх, эмоциональную зависимость, чувство отчужденности и пр.

Отсутствием любви. Фразы вроде «я тебя больше не люблю», «такой непослушный ты мне не нужен», «уходи к другой маме» и т.д. — запрещенные приемы, больно ранящие ребенка. Они порождают в нем комплексы, страхи и сомнения в вашей любви.

7–11 лет: личность маленькая, но уважаемая

— Меня в детстве наказывали ремнем, — вспоминает 33-летний Валерий, ныне отец первоклассника. — Я был уверен, что на собственного ребенка никогда не подниму руку. Так оно и было до 7 лет. Но как только наш Макс пошел в школу, он как с цепи сорвался! Стал делать все то, что ему запрещено, и он прекрасно об этом знает! Пока мы с женой на работе, с сыном остается бабушка. Теперь она говорит, что ребенка подменили! Он кричит на нее, без спроса убегает на улицу, самовольно включает телевизор, когда должен делать уроки… Мы с женой терпеливо беседуем с сыном, объясняем, внушаем. Он вроде бы слушает, кивает, но с таким отсутствующим видом, будто не о нем речь. А потом все по новой… И я ловлю себя на мысли, что дождусь следующей бабушкиной жалобы и всыплю сыну, как отец мне в его возрасте.

— Мой муж разработал стройную систему наказаний для нашего 8-летнего сына, — гордится 35-летняя Софья. — При этом и пальцем его не трогает. Если честно, наш Владик довольно ленивый и по сравнению со сверстниками малоподвижный, неспортивный. Еще он не любит читать. Дай ему волю, целый день будет сидеть перед телевизором или за компьютером. Отец с этим борется. В качестве наказания за проступки — за плохие оценки, замечания учительницы, жалобы бабушки, некрасивые слова и грубость — он у нас пылесосит ковры, вытирает пыль, обливается холодной водой, отжимается от пола, читает нам вслух — в общем, делает то, что ненавидит. Ребенку одновременно и наказание, и польза.

Особенности возрастного периода

Большинство специалистов сходятся на том, что по достижении ребенком 7 лет любые телесные наказания следует исключить, даже если они применялись до этого. С семилетнего возраста ребенок уже не только ситуативно испытывает унижение от рукоприкладства, оно откладывается в его подсознании, влияя на самооценку и эмоциональное состояние, что может привести к заторможенности, замкнутости, трудностям в учебе и отчужденности. Обиды из детства имеют свойство переходить в будущее. Чтобы ребенок не вырос зажатым и забитым (или, наоборот, не загнал агрессию глубоко внутрь), родителям следует помнить, что перед ними не их собственность, а маленькая личность, которую, как и взрослую, нужно уважать, не оскорбляя ни словами, ни действиями. Если отпрыск ведет себя вызывающе, действуйте решительно, но не унизительно для ребенка. Вместо криков, угроз и приказов спокойно и аргументированно высказывайте свое мнение: порицайте, журите, объясняйте, почему считаете поступок чада плохим и что нужно сделать, чтобы его исправить. Родительские доводы, приведенные с уважением к личности ребенка, обязательно будут им услышаны.

— Некоторые дети не совершают ничего недопустимого или тщательно это скрывают, — обращает внимание психолог. — Но вовсе не от глубокого понимания, что это дурно, а потому что боятся родительского гнева и строгого наказания. Такие дети могут совершать плохие поступки тайком. Или «пуститься во все тяжкие», как только вырвутся из поля зрения родителей. Это тоже недоработка семьи. Наказание нужно не для запугивания, а для формирования у ребенка границ допустимого. Он должен бояться не самого наказания, а того, что его поступок обидит и расстроит близких ему людей. Не забывайте, что воспитание — это не только наказания, но и поощрения. Не жалейте времени, сил и слов, чтобы подчеркнуть и поощрить такие проявления в ребенке, как отзывчивость, доброта, терпение, аккуратность, трудолюбие, способность дружить и пр.

За что не стоит наказывать от семи до одиннадцати

За то, что он не понял или забыл. Прежде чем требовать соблюдения правил, нужно их внятно установить. Ребенок сочтет наказание справедливым лишь в том случае, если нарушит четко обозначенную границу. Однако многие родители сами путаются и путают отпрыска, сегодня разрешая что-то, а завтра за это же наказывая. Ребенок, наказанный за то, что он не понял или забыл, будет чувствовать себя несправедливо обиженным. Если правило установлено, то исключений из него быть не должно. Например, если телевизор после 9 вечера включать нельзя, то нельзя всегда (а не только тогда, когда это видит мама). Часто путаницу усугубляют сердобольные дедушки-бабушки, в отсутствие мам и пап тайком разрешая то, что родители запрещают.

За то, что вы ему не доверяете. Ребенок растет, а вы все продолжаете видеть в нем несмышленыша и даже озвучиваете это при нем. К примеру: «Не смей пытаться сам разогреть себе суп! Сам ошпаришься и все вокруг изгваздаешь!». Или: «Даже не думай сам уйти из школы домой, ты такой непутевый, с тобой обязательно что-нибудь случится!». Не удивляйтесь, если после этого чадо обязательно попытается самостоятельно разогреть себе суп и в одиночестве вернуться из школы. Попробовать свои силы после подобного заявления — признак здоровой психики. Значит, вы еще не успели затюкать отпрыска. Нормальные родители проявление самостоятельности поощряют, а не наказывают за него. А чем внушать ребенку, что он чего-то не может, лучше объясните, как это безопасно сделать.

За попытки отвоевать личное пространство. С семилетнего возраста маленький человек начинает нуждаться в возможности побыть наедине с собой. Даже если у ребенка нет своей комнаты, нужно предоставлять ему личное время, когда взрослые его не дергают. Дети, лишенные личного пространства, часто начинают прятаться в шкаф, запираться в ванной или забиваться в темные углы. Также с этого возраста ребенок может начать протестовать, добиваясь большей свободы. Естественное протестное настроение порождается слишком большим количеством запретов и ограничений. Чтобы проверить, не душите ли вы чадо своими «нельзя», подсчитайте, сколько раз в день вы произносите это слово. Если более 3–4 раз в день, это повод задуматься: либо у вас неуправляемый ребенок, либо это вы перебарщиваете с запретами.

Как нельзя наказывать от семи до одиннадцати

Унижением. Ни физическим, ни моральным. Наказание не должно унижать достоинство ребенка (сюда относится популярное в народе «стояние на коленях в углу у всех на виду» и т.п.). Категорически нельзя применять унизительные эпитеты вроде «дурак», «тупица», «бестолочь», «идиот» и т.п. Порицая за что-то, оценивайте только поступок, но не личность ребенка.

Принуждением. Если хотите навсегда отвратить ребенка от физкультуры, спорта и закаливания, наказывайте отжиманиями, приседаниями, кроссами, обливаниями холодной водой и пр. Если желаете внушить отвращение к литературе, в наказание заставляйте читать. Можно привить и ненависть к труду, если наказывать принудительными домашними работами. Обязанности по дому у ребенка должны быть, но добровольные, позволяющие ему чувствовать себя полноправным членом семьи. Равно как к спорту и чтению нужно приобщать на добровольной основе, а не в качестве кары за плохое поведение.

Оптом. Если вы дождетесь, пока ваше терпение лопнет, и затем от всей души накажете отпрыска за все проступки сразу, он ничего не поймет. Наказание не способ выпустить пар для родителей, а назидание ребенку. Поэтому должно следовать конкретно за проступком, а не с отсрочкой или оптом.

Публично. Не ругайте и уж тем более не наказывайте ребенка в присутствии посторонних, особенно сверстников. Это нанесет глубокую психологическую травму и подорвет авторитет вашего отпрыска в детском коллективе, что чревато множеством неприятных последствий. Все выяснения отношений должны происходить строго в кругу вашей семьи.

Сравнением. Даже для взрослого человека очень болезненно слышать, что близкие кого-то считают лучше, чем он, а для ребенка и подавно. Таким образом вы вовсе не мотивируете чадо стать лучше, а пробуждаете в нем ревность и конкуренцию по отношению к тому, кого ставите в пример. Некоторые дети в подобных случаях изо всех сил стараются походить на указанный «пример», но при этом чувствуют себя нелюбимыми, недостойными. Другие всячески пытаются доказать родителям, что они лучше названного «объекта», вступая с ним в соперничество. Третьи замыкаются в себе, преувеличивая свои недостатки. Ваш ребенок — индивидуальная личность и сравнению ни с кем не подлежит.

Не являясь положительным примером. Не забывайте, что главный пример для ваших детей это вы сами. Самый простой пример: если вы сами забываете мыть руки перед едой, то, ругая за это ребенка, выглядите в его глазах неубедительно. Если сами родители неизменно вежливы, трудолюбивы, дисциплинированны, честны и относятся друг к другу и к своему чаду с любовью, причин для наказания подрастающего в такой семье ребенка бывает объективно меньше.

Наказать, но не уязвить

О том, какие наказания считать «правильными», споры ведутся до сих пор во всем мире. Многое зависит от традиций и обычаев каждого народа. Мы отобрали универсальные для всех меры, обозначающие и карающие проступок, но при этом не унижающие достоинство оступившегося и позволяющие ему исправить свои ошибки.

Работа над ошибками. Подразумевает исправление совершенного или возмещение ущерба. Например, если ребенок нарочно разрисовал фломастерами стол или стену, дайте ему губку и моющее средство — пусть узнает, как достается маме, когда он рисует там, где нельзя.

Извинение. Если отпрыск кого-то обидел, он должен извиниться и исправить ситуацию. Например, если сломал игрушку товарища, придется взамен отдать свою, предварительно попросив прощения.

Ограничение развлечений. Плохой поступок влияет на досуг и покупки развлекательного характера. К примеру, в случае недостойного поведения отменяется поход в кино (зоопарк, в гости и т.д.), намеченный на ближайшие выходные, и откладывается покупка обещанной игровой приставки.

Временные санкции. Вводятся на определенный, ограниченный по времени период. Например, до исправления «двойки» на «четверку» — никаких компьютерных игр и сидения в Интернете, даже по вечерам.

Имеют ли право родители бить детей? Уголовная ответственность за избиение детей

В современном обществе жестокое обращение с детьми не является редкостью. Представители подрастающего поколения достаточно часто сталкиваются с моральным или физическим насилием со стороны родителей, учителей или других взрослых. При этом законодательство четко устанавливает меры допустимого при общении с детьми как для родителей и участников системы образования, так и всех членов общества. Многие взрослые и дети, чьи интересы были нарушены, хотят узнать, имеют ли право родители бить детей.

Законно ли это?

Избивать детей категорически запрещено законом. На вопрос, имеют ли право родители бить детей, ответ однозначно отрицательный. Законодательство защищает ребят от любого насилия, устанавливая жесткие меры наказания за подобные действия. С одной стороны, криминальная ответственность наступает за избиение любого человека, как взрослого, так и ребенка. С другой – закон предусматривает усиленную уголовную ответственность за причинение ущерба здоровью несовершеннолетнего.

На вопрос, право имеют ли родители бить своих детей, закон дает точный ответ. В статьях Семейного кодекса четко указано, что родители или опекуны не имеют права применять меры физического насилия по отношению к ребенку.

Наказание за избиение детей

Не совсем уместно спрашивать, могут ли родители бить своих детей. Подобные действия однозначно являются незаконными и влекут за собой наказание. В зависимости от тяжести нанесенного ребенку вреда, применяется уголовная или административная ответственность по отношению к лицу, нарушившему права ребенка. Некоторые взрослые, не зная ответа на вопрос, имеют ли право родители бить детей, при обращении с ребенком преступают рамки закона. В некоторых случаях такие взрослые могут быть лишены родительских прав сотрудниками органов опеки.

Уголовная ответственность

Несовершеннолетие потерпевшего, который был подвергнут моральному или физическому насилию, всегда выступает отягощающим фактором при рассмотрении уголовного дела. В такой ситуации судья должен тщательно изучить обстоятельства совершения преступления и психологический портрет преступника до вынесения приговора. В зависимости от тяжести преступления, виновный может быть приговорен к разной степени ответственности. К виновным применяются меры от устного предупреждения до длительного тюремного заключения.

В законодательстве сказано, что родители и опекуны должны всячески отстаивать и защищать законные интересы ребенка. Любое насилие в адрес несовершеннолетних категорически запрещается. В качестве наказания за ненадлежащее исполнение своих обязанностей Семейный кодекс Российской Федерации предусматривает для родителей и опекунов лишение прав опеки над ребенком, а вот Уголовный кодекс предусматривает более серьезную ответственность.

Если родители бьют ребенка, статья 156 УК РФ, в зависимости от тяжести преступления и степени вины, предусматривает такие меры ответственности:

Аналогичная ответственность также предусмотрена для лиц, которые временно выполняют обязанности родителей или являются опекунами пострадавшего ребенка. Наличие родственных связей не дает человеку права избивать несовершеннолетних в воспитательных целях.

Реальная статистика

Несмотря на строгое отношение закона к вопросу избиения несовершеннолетних, в Российской Федерации десятки тысяч детей подвергаются моральному или физическому насилию в семье. Такая статистика спровоцирована как общественными стереотипами, согласно которым строгое отношение к детям способствует их воспитанию, так и отсутствием реального контроля со стороны общественности, правозащитных и государственных организаций. Как правило, родители привлекаются к ответственности за жестокое обращение с детьми только в том случае, когда ситуация вызывает сильный общественный резонанс.

С другой стороны, в последнее время наблюдается активизация деятельности органов опеки над детьми, которые активно занялись выявлением неблагополучных семей, в которых дети подвергаются домашнему насилию со стороны взрослых. Государственные чиновники не всегда инициируют процесс лишения родительских прав сразу. Если действия по избиению детей не несут системного характера, а семья признается благополучной, сотрудники службы опеки часто ограничиваются профилактической беседой с родителями.

В каких семьях дети подвергаются насилию

Статистика показывает, что больше всего домашнему насилию подвержены дети, родители которых активно употребляют спиртные напитки. Стоит отметить, что насилие над ребенком в состоянии алкогольного или наркотического опьянения является отягчающим фактором. Публичное оглашение подобных фактов часто приводит к лишению родительских прав лиц, нарушающих права ребенка под действием алкоголя или наркотических препаратов.

Случаи насилия над детьми чаще наблюдаются в семьях с низким уровнем достатка. Когда у родителей нет возможности свести концы с концами, они часто выплескивают негативные эмоции на детей. Дети из благополучных семей чаще подвержены насилию со стороны взрослых в школе, где рамки дозволенного часто переходят учителя.

Ответственность учителей за избиение ребенка

Работники системы образования также не имеют права оказывать моральный или физический вред ребенку. Учитель не может оскорбить, ударить или унизить несовершеннолетнего. Тем не менее достаточно часто учителя в буквальном смысле травят детей. Такое явление больше актуально для школ, персонал которых состоит из работников старой советской закалки.

Закон защищает интересы детей во время нахождения в школе. Если ребенок был подвержен моральному или физическому насилию со стороны школьного персонала, родители имеют право подать жалобу в местные органы образования. К учителю или другому школьному работнику могут быть предприняты следующие меры:

Что делать в ситуациях, когда родители избивают ребенка

Положительно отвечая на вопрос, имеют ли право родители бить детей, многие взрослые мотивируют это тем, что ребенок является собственностью своих родителей. Такое мнение является ошибочным. Многие люди просто не знают, что делать в ситуациях, если родители бьют ребенка, куда обращаться. При выявлении подобных фактов стоит сразу написать заявление в полицию или жалобу в органы опеки.

Если родители бьют ребенка, что делать воспитателю? Работники системы образования также обязаны подать жалобу в органы опеки или обратиться в полицию в ситуациях, если выявлены факты домашнего насилия над несовершеннолетним.

Итог

Насилие над детьми – актуальная проблема для России. Хоть закон всестороннее защищает права несовершеннолетних, нет реальных действий со стороны общественности по выявлению и огласке подобных фактов. Ответственность за воспитание будущего поколения лежит на каждом члене общества. Если человек становится свидетелем жестокого обращения с ребенком, не стоит оставаться равнодушным к проблеме, нужно сразу обращаться в правоохранительные органы.

Бить детей нельзя | Мнения

Госдума приняла в первом чтении законопроект, который выводит побои в отношении близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Что же это означает для нас с вами? Давайте вместе попробуем разобраться в истории вопроса за последний год.

Пройдем по хронологии. В 2015 году с целью реализации поручения президента страны о декриминализации некоторых составов преступлений небольшой тяжести Верховным судом Российской Федерации был внесен в Государственную думу большой законопроект, направленный на дальнейшую гуманизацию уголовного законодательства. В нем предлагалось отменить уголовную ответственность за впервые совершенные побои, предусмотренные статьей 116 УК РФ, за исключением совершенных из хулиганских побуждений либо по экстремистским мотивам. Но в процессе рассмотрения проекта федерального закона в него были внесены поправки ГД, которые вызвали большой общественный резонанс. Появилась новая юридическая категория — «близкие лица».

Кроме того, федеральным законом дела по статье 116 УК РФ выведены из дел частного обвинения. Теперь эти дела не смогут быть прекращены примирением сторон.

Так если и раньше наказание за побои было таким же, если близких лиц так же избивали, — то что возмутило общественников?

Первое. Само выделение категории «близкие лица» наравне с хулиганскими побуждениями по мотивам религиозной ненависти и пр.

Второе. Данная статья предусматривает различную степень наказаний, но максимальная — лишение свободы сроком до двух лет. Хотя за более серьезное преступление — «причинение легкого вреда здоровью» — установлена менее строгая ответственность (ст. 115 УК РФ). Иными словами, если бы на улице ребенка побили незнакомцы, они получили бы меньшее наказание, чем если бы его побили дома.

Законопроект прозвали «запретом на воспитание детей».

В обществе начались серьезные дискуссии о том, можно или нельзя бить детей при воспитании в семье и до какой степени их можно бить. Я присутствовала на радиоэфирах, где люди, именующие себя «экспертами», утверждали, что детей «можно и нужно бить» и таким образом — «воспитывать». Меня сильно пугает эта тенденция. Меня никогда не били родители. И всегда казалось, что цивилизованное общество стремится к тому, чтобы развивать иные методы воспитания. Если так происходит в каких-то семьях, то им в первую очередь нужно помогать справляться с этим, искать другие варианты. Но ни в коем случае не оправдывать. Иначе к чему мы придем?

Понятно, что те, кто бьет своих детей и жен, боятся наказания. Теперь это будет сложнее объяснить как семейный конфликт. И не нужно оправданий, что шлепки — это побои, и за каждый шлепок нас могут привлечь к ответственности. Не нужно подменять понятия. Побои — это удары, умышленно нанесенные по любым частям тела человека с причинением физической боли и (или) поверхностных повреждений. Это, простите, не один удар. Это все-таки побои.

Хотя за полгода работы закона я не встретила случая, когда родителям или мужьям за шлепок по попе присудили бы два года лишения свободы. Я допускаю, что любой родитель чувствует себя уязвимым, предполагая, что кто-то может использовать эту статью против него. На практике это вряд ли возможно. Но если постоянно говорить об этом и нагнетать обстановку, то и незаряженное ружье, как мы знаем, может выстрелить.

Опасения общественников были услышаны, группа депутатов Государственной думы внесла законопроект, убрав из статьи про побои формулировку «в отношении близких лиц».

В Общественной палате России состоялись «нулевые чтения» данного законопроекта. Мероприятие было ярким. Порой от представителей родительских сообществ звучали такие высказывания, что становилось не по себе. Доходило даже до предложений узаконить физическое или психическое принуждение при воспитании детей, если это не повлечет последствий для здоровья.

Так или иначе, этот законопроект в палате поддержали. Но в своем заключении Общественная палата отметила, что необходимо дать четкие определения вышеупомянутым деяниям во избежание неоднозначных толкований. Иначе подмена понятий и страхи общественности, вызванные отсутствием четкой формулировки «побои», не прекратятся.

Мало предложений прозвучало о том, как государству и обществу следует работать с семьей, чтобы домашнего насилия становилось меньше, хотя именно на это обратили внимание законодатели.

Считаю, что с семьями нужно работать больше. Общественная палата в рамках работы комиссии по поддержке семьи, детей и материнства готова обсуждать самые разные идеи и предложения по укреплению института семьи. Но я лично и мои коллеги, надеюсь, тоже не станут поддерживать инициативы и их трактовки, призывающие к насилию в семье в любом виде. Бить детей нельзя. Бить жен нельзя. И точка. Признание насилия в семье нормой — оправдание собственного бессилия, слабости и психической несостоятельности.

Закончить хочу ответом Владимира Путина на один из подобных вопросов на пресс-конференции в декабре 2016 года: «Смотрите, детей-то лучше не шлепать и не ссылаться при этом на какие-то традиции. Ни родителям, ни тем более соседям, хотя такое, конечно, в практике иногда бывает. От этих шлепков до избиений... Дети зависят от взрослых полностью, это самая зависимая часть общества в любой стране. Существует много других способов воспитания, без всяких шлепков».

Автор — член Общественной палаты России, член Координационного совета при президенте Российской Федерации по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 годы

Каким вырастет ребенок, если его били в детстве Анита Вайакантi

Физическое насилие – это насилие, а не метод воспитания ребёнка. Я знаю, что большинство родителей и без этой статьи понимают всю тяжесть и неконструктивность данного “метода”. Но есть и те родители, кто пока что не может найти другой способ объяснения чего либо ребенку. И речь идет не только о сильном избиении. Под физическим насилием я подразумеваю и удары, шлепки по попе в том числе.

Но давайте разберем, что же такое “насилие” и каким оно бывает.

Четкого определения понятию "насилие" нет, но если разбирать его в широком смысле, то получаем такую формулировку:
насилие – это принудительное воздействие на кого-либо с целью подавления воли и личности жертвы.

Инструменты насилия: физическая сила, оскорбление, унижение, игнорирование, запреты и другие действия, направленные на разрушение и подавление личности человека.

Каким может быть насилие? Сейчас уже для каждого случая насилия подобрана своя категория – психологическое, физическое, сексуальное, экономическое, политическое и т. д.

Мы с вами остановимся на физическом насилии, хотя в воспитании детей и их отношениях с родителями прослеживается и психологическое насилие тоже.

Расскажу, почему я решила написать эту статью. Подавляющее большинство моих клиентов отчетливо понимают, что бить ребенка – это не выход. Есть и те, кто сознается в своих ошибках и хочет все исправить. Но, к счастью, большая часть родителей так и не ступала эту скользкую дорожку. Я думаю, что мне просто везет с клиентами – вы все осознанные, вовлеченные и главное, готовы ВМЕСТЕ работать, а не просто приходите с формулировкой “сделайте с ним что-нибудь”. Спасибо вам за это.

Относительно недавно я виделась со старым приятелем, он живет за границей, своих детей нет, но очень осознанный, развитый, интеллигентный молодой человек. Мы с ним редко обсуждаем воспитание детей и вообще психологию, но тут речь зашла о его четырехлетней племяннице, которую он навещал прошлым летом.

Со слов знакомого – ребенок активный, непослушный, даже злой 🙂. Границы в общении с родителями, другими детьми и посторонними взрослыми отсутствуют. Ребенок, как оказалось, дерется. Колотит маму, папу, младшего братика пытается как-то задеть (благо, здесь родители начеку). А тут приехал в дом новый взрослый, которого малышка не помнит, хоть это и ее дядя. Конечно, она принялась колотить и его. Мой знакомый не растерялся, раз сказал, что ему не окей, два, а на третий раз дал по попе "не сильно" (с).

Я сижу, глаза на выкате, думаю: "Ну как же так. Ты – умный, воспитанный, а главное осознанный человек, а поступаешь так опрометчиво и не по-взрослому".

Не буду дальше грузить вас нашим диалогом, а скажу лишь одно:

Он просто не знал, что шлепок по попе не показывает ребенку причинно-следственную связь, а даже наоборот провоцирует злость и агрессию. Но более того, этот шлепок – шлепок бессилия и его взрослой некомпетентности.

Так почему же родители прибегают к такому способу "воспитания"?

Ответ кроется в 5 пунктах:

  1. Семейные традиции: "Меня так воспитывали и ничего, вон каким/ой вырос/ла". Мне хочется спросить: "Каким?" Нормальным? А нормальным равно счастливым? А вы с радостью вспоминаете моменты, когда вас колотили самые близкие люди? Которые, по моему мнению и мнению всех специалистов, должны защищать.
  2. Нет времени на воспитание, да и желания тоже.
  3. Бессилие. Родительская некомпетентность, отсутствие банальных знаний и навыков общения с детьми разных возрастов. Такие родители показывают, что насилие – это окей, даже между самыми близкими людьми. У меня возникает вопрос: почему им можно, а ребенку нельзя?
  4. Месть (бессознательная). Месть может быть разной: родители могут мстить своим родителям за то, что те их избивали, и поколачивать своего ребенка (приписывая все это под семейные традиции), а могут просто срываться за собственную несостоятельность на малыше криком, физическом насилием, игнором и т. д.
  5. Психическая нестабильность. Ох, это вообще самая болезненная для меня категория. Родители, которым просто жизненно необходимы сильные эмоции, могут бить, кричать на своего ребенка до тех пор, пока ими не напитаются, а потом будут вместе плакать и обниматься с малышом.

И заметьте, пожалуйста, что причина не в ребенке, а в родителях.

 

Почему битье ребенка бесполезно

1. НЕ ФОРМИРУЮТСЯ ГРАНИЦЫ

Любое физическое воздействие, например, единичный подзатыльник, толчок, шлепок, серия ударов, применение ремня и т. д. – все это нарушение личностных границ ребенка. Внутреннее “Я” такого ребенка ущемлено, униженно и даже растоптано. Как следствие, дети, которых родители били в воспитательных целях, не умеют защищать и отстаивать собственные границы даже во взрослом возрасте, не разделяют где “чужое”, а где “мое” (это я про внутренний мир).

Кто вырастет? Зависимый от чужого мнения человек, который посторонние слова воспринимает слишком близко к сердцу. А когда любое слово/действие может ранить, то не очень-то классно живется.

2. НЕ ФОРМИРУЕТСЯ ДОВЕРИЕ к членам семьи, а как следствие К МИРУ

Я часто в статьях упоминают понятие “базовое доверие к миру”, зачем оно нужно и что его формирует мама (почитайте мои статьи). Так вот, вы можете сформировать это доверие, но точно так же своими жесткими методами воспитания его можно разрушить. Все это негативно влияет на социализацию ребенка и его будущую социальную роль, любую. Ребенок растет неуверенным в себе, агрессивным (агрессия как лучший способ защиты).

3. СТРАХ ПОРОЖДАЕТ ТОЛЬКО СТРАХ

Ни о каком уважении и понимании не идет и речи. Страх  – это единственное, чего вы сможете добиться своими шлепками. Более того, страх никак не помогает детям учиться и развиваться. Ребенок, находящийся в страхе, не может нормально усваивать информацию, ведь он сконцентрирован на ожидании наказания от родителей. Такому ребенку даже трудно играть с другими детьми. Одним словом, он постоянно в стрессе.

Страх порождает страх. Дети растут скрытыми и ничем не делятся с родителями. А зачем? Вдруг им еще и за “это” влетит?

Но страх имеет свойство проходить, дети быстро адаптируются под такие условия жизни и все равно продолжают делать так, как им хочется, потому что НЕ ПОНИМАЮТ причину отказа/запрета: "Почему мне нельзя этого делать?".

То есть, ваши действия сейчас – краткосрочные.

4. "НУЖНОЕ" ПОВЕДЕНИЕ РЕБЕНКА КРАТКОСРОЧНО

Ребенок может перестать играть в планшет после шлепка и сядет за уроки, НО он это сделает не по своей воле, а только из-за страха физической расправы. И это с ним прокатит только до определенного возраста.

Вы не воспитываете в ребенке желание учиться, не объясняете ему, почему так важно получать знания, а наоборот растите в нем ненависть к математике или игре на фортепьяно. Думаете шлепок поможет вашему малышу осознать, что играть в планшет вместо выполненной домашки – неправильный выбор?

5. АГРЕССИЯ ПОРОЖДАЕТ АГРЕССИЮ

Ничего кроме этого. Никакого воспитания, осознания или что там еще приписывают к этим физическим действиям по отношению к ребенку. Вы растите агрессора. Ваш пример  – это его будущая модель общения со своими детьми, с вами же, со своей второй половинкой и т. д.

Ребенок, сталкиваясь с родительской агрессией, делает вывод, что все сложные ситуации нужно решать, применяя силу, агрессию и запугивание. Потому что по-другому он не умеет и даже не знает как.

6. УНИЧТОЖАЕТСЯ САМООЦЕНКА РЕБЕНКА

Физическое насилие – это унижение. Ребенок не может дать вам сдачу. Он вообще учится контактировать с миром через вас.
Если семья настроена к ребенку агрессивно (любой шлепок – это агрессия), то что ему ждать от внешнего мира? Формируется четкая установка, что так и должно быть. Мир злой, а я заслуживаю этой злости, ведь я такой плохой. Окружающие имеют право меня оскорблять и обижать.

7. У РЕБЕНКА ПОЯВЛЯЕТСЯ ЖЕЛАНИЕ МСТИТЬ

Ребенок, которого родители воспитывают с применением физической силы, теряет чувство реальности, так как живет он в злости, страхе и желании отомстить. Часто такие дети мстят своим родителям на своих же детях (я писала об этом выше). То есть, своими действиями родители портят жизнь не только своему ребенку, но и своим будущим внукам. Глобально, правда?

8. МОЖЕТ ПОЯВИТЬСЯ ЗАДЕРЖКА В РАЗВИТИИ

Здесь может быть вообще замкнутый круг. Ребенок с задержкой в развитии раздражает своих родителей своим непониманием, тормознутостью (это слова, которые я слышала от родителей, проходя практику в центре ранней помощи) и вместо того, чтобы повысить свою компетентность, набраться терпения и овладеть навыками общения с ребенком, родителям проще по попе дать, так ведь он точно поймет.

Что получим? Ничего хорошего. Такие шлепки по попе порождают апатию у детей, купируют любое стремление к развитию, особенно у деток с задержкой развития, и нарушают их психологическое здоровье.

Такие родители бьют только потому, что по-другому не умеют, или не хотят учиться. Но часто физические действия, наоборот, провоцируют непослушание ребенка.

Понимаете? Шлепок, удар, толчок –  это не способ показать ребенку, что он поступает неправильно. Это лишь способ унизить, запугать и сломать личность малыша.

Помните, физическое наказание – это, в первую очередь, ваша слабость, а не сила. Попробуйте так наказать своего босса или коллегу на работе и посмотрите, что из этого выйдет.

Хотите донести что-то до своего ребенка? Учитесь этому! Я пишу огромное количество статей и делаю это абсолютно бесплатно. Также никогда не отказываю и отвечаю на вопросы родителей, по возможности даю развернутые рекомендации и дополнительные материалы по их кейсам.

Читайте статьи, применяйте знания в своей семье, становитесь мудрее и осознанней. Ведь вы сейчас растите новую личность, здоровье (психологическое) которой сильно зависит от вашего к ней отношения.

Желаю вам удачи и побольше мирных способов воспитания вашей семье!

ЧТО НЕЛЬЗЯ ДЕЛАТЬ РОДИТЕЛЯМ.

Необязательно выучивать наизусть работы Макаренко, чтобы догадаться: на детей нельзя кричать, их нельзя бить, да и с наказаниями надо быть аккуратней. Мы решили разобрать все нюансы поведения, которые неприемлемы по отношению к детям, и помочь родителям больше не переходить запретные черты.

1. Кричать

Крик — это не приступ ярости и не желание нанести вред малышу, а сигнал беспомощности. Именно так его и читают дети: орущих родителей они воспринимают как неуверенных в себе, нестабильных, от чего им становится страшно.

Крик просто противопоказан в воспитании: дело в том, что он выстраивает в ребенке демонстративный характер. Когда мама начинает орать, ребенок привыкает плакать, бить ногами по полу, топать ножкой и накручивать ее еще сильней. Это происходит потому, что ребенок привыкает к эмоциональным реакциям и сам ими пользуется.

Легко сказать, подумаете вы. Ведь дети иногда просто сводят с ума тем, что подвергают себя реальной опасности. Неужели его стоит погладить по головке, если он тянется к горячей сковороде?

Вместо крика:

1. Договаривайтесь с ребенком. Если его вечные отказы (погулять, поесть, пойти в школу) заставляют вас истереть, сделайте ему предложение, от которого он не сможет отказаться. Например: либо он собирается на прогулку, либо мама с ним никуда не идет (пока малыш бегает с одним зашнурованным ботинком, просто вернитесь к своим делам — у вас же договор).

2. Уходите из комнаты. Подавляющее большинство детских истерик имеют абсолютно демонстративный характер. Так ребенок пытается вызвать у мамы эмоции (и, между прочим, не со зла, а потому что либо недобирает их, либо перебирает). Дайте маленькому артисту успокоиться: пусть усвоит, что провокация — это слабый аргумент.

3. Успокойте его. Допустим, он снова доводит вас до мелкого припадка, ложась поперек коридора и ударяя кулаками по полу. А вы сами успокойтесь, возьмите журнал или книгу и читайте, пока ребенок не прекратит истерику. Чем чаще вы будете это повторять, тем быстрее малыш научится держать свои эмоции под контролем.

2. Бить

Разумеется, прочитав этот пункт, большинство родителей скажут: «Да мы пальцем его не трогали!» А теперь вспомните все эти мелкие шлепки по тянувшейся к розетке ручке, слабые пощечины, которые должны «привести его в чувство», и прочую физическую «мелочевку», которая не доставляет ему реальной боли, но пугает и унижает.

Бить ни в коем разе детей нельзя, и сила удара здесь роли не играет. А мы делаем это снова от беспомощности: не в силах сдержать своих страхов, мы допускаем такие промахи.

Вместо шлепков:

1. Не создавайте априори ситуаций, когда ребенок дома находится в опасности. Пока он маленький, все розетки, электропровода и тяжелые вещи, которые ребенок может на себя опрокинуть, должны быть спрятаны и закрыты. Если он к ним потянулся — это уже ваша вина: ребенок всего лишь познает мир, а не пытается вас разозлить.

2. Научитесь сами себя успокаивать. Считайте до десяти, уходите в другую комнату, разрывайте лист бумаги… Но не срывайте гнев на ребенке.

3. Объясняйте ребенку принцип работы электрочайника, дайте поиграть с выключенным утюгом — пусть изучит его досконально. Найдите время, чтобы открыть для ребенка мир и объяснить, какие в нем таятся опасности.

3. Лезть в его личную жизнь

Это касается уже детей постарше. У них — новые друзья, первые романы, свои компании… Родители очень любят заводить гестаповские допросы на предмет «что это за мальчик» и «где его папа работает». Дети же, как и взрослые, не в восторге от того, что самые интимные подробности их взаимоотношений со сверстниками оказываются предметом праздного обсуждения. Многие ребята сами бегут делиться, но только в том случае, если чувствуют при этом безопасность — папа с мамой не будут задавать ему провокационные вопросы, копаться в его отношениях и выискивать какие-то скрытые тайны.

Вместо допросов:

1. «Ну как?» — отличное начало для беседы в дружеской атмосфере, когда ребенок вернулся со своего первого в жизни свидания. Ответил «нормально» — не расспрашивайте. Захочет – все вам поведает.

2. Если только речь не идет о пьющей и курящей компании, не давайте своих оценок друзьям ребенка. Это подорвет его доверие и к вам, и к собственным друзьям.

3. Позвольте ребенку иметь свое пространство. Пусть не показывает вам свою переписку, а вы входите в его комнату только со стуком. Для детей очень важна личная территория — иначе они вырастают невротиками.

4. Пить, курить и выражаться нецензурно в его присутствии

А это уже политика двойных стандартов. Папина баночка пива, мамина сигаретка, случайно оброненный некорректный оборот в разговоре с подругой по телефону… И ребенок уже начинает воспринимать классические родительские запреты как унижение собственного достоинства (ага, папе с мамой можно, а мне нельзя, потому что я хуже?).

Ребенок, что уж там говорить, — это большая ответственность. В связи с его появлением образ жизни меняется кардинально, и это касается едва заметных мелочей. Любая вещь, которую вы запрещаете ребенку с текстом «это для взрослых», — делает эту вещь желанной автоматически и не воспитывает в ребенке адекватное отношение к тому, что может навредить его здоровью.

Вместо двойных стандартов:

1. У вас есть своя няня, бабушки-дедушки, кружки… Пить, курить и материться можно и вне присутствия ребенка. Но лучше уж окончательно завязать с дурными привычками, чтобы случайно о них не вспомнить в самый неподходящий момент.

2. Давать ребенку информацию. Можно вместе посмотреть научно-документальный фильм о вреде табака, изучить воздействие алкоголя на организм человека и создать в голове ребенка не запугивающую, а верную, медицински-грамотную картину.

5. Бояться его сексуальности

Дети растут очень быстро, и по статистике, уже в 15 с половиной лет вступают в первые интимные отношения. До этого уже начинаются разговоры о сексе, они ищут о нем информацию, да и просто выдают всякие пошлости.

Родители в ужасе хватаются за голову: вместо того чтобы рассказать подростку о контрацепции, они внушают ему страх перед этой темой, который скажется самым ужасным образом тогда, когда ребенок станет взрослым. Или еще хуже: пытаясь «грамотно» вести себя в процессе его полового развития, родители начинают выяснять, что он делал и где гулял.

Вместо страхов:

1. Предложите ребенку информацию. О презервативах можно начинать беседы уже в 13—14 лет: чем раньше он об этом узнает, тем лучше. Но и бегать за ним с брошюрами о вензаболеваниях не стоит: пусть имеет возможность обратиться к вам за советом, когда сам этого захочет.

2. Вообще никак не относиться к его личной жизни. Если папа с мамой вмешаются в его первую любовь, он может вырасти с неадекватным восприятием этого чувства. А когда родители умеют дружить с ребенком и соблюдают его психоэмоциональную автономию, он сам с удовольствием делится.

6. Требовать от ребенка быть отличником

Этот пункт может многим показаться спорным. Психологи считают, что родительская амбициозность прочно обоснована в нашем менталитете. Вероятно, это происки советского прошлого, когда вместо индивидуализма в людях воспитывали покорность и исполнительность.

Для многих родителей школьные успехи — это отражение их собственных побед. Нереализованность в жизни заставляет таких пап и мам свято верить, что ребенок обязан быть «самым-самым». Но оказанное на него давление сыграет с ребенком злую шутку: в будущем он не научится нести ответственность за себя, либо взбунтуется, либо взрастит в себе потребность всем услужливо угождать.

Да и что кривить душой? Не все дети одинаково способны в учебе. И это не делает ребенка хуже или лучше — просто кому-то дается математика, а кому-то нет. Вы же не корите себя за то, что не стали молекулярным биологом?

Вместо требований:

1. Принимайте ребенка таким, какой он есть. Пусть он выше «троек» не поднимается, и золотая медаль ему не светит: у него же масса других талантов!

2. Выстройте правильную психологию: учеба — это обязанность ребенка. Чем раньше на его плечах будет висеть ответственность за оценки, тем независимее и сильнее он станет в будущем.

3. Позвольте ребенку иметь возможность всегда обратиться к вам за учебной помощью, но никогда ее не навязывайте. Это не значит, что он должен часами торчать в Интернете вместо уроков — опасные для здоровья вещи тоже надо запрещать. Но он вполне может почитать или поиграть с друзьями, вместо изучения программы следующего года по истории. Это его жизнь.

4. Помните, что в нашей стране нездоровое отношение к детской успеваемости. В Европе и Америке на родительских собраниях разговаривают в первую очередь о психологии ребенка и его личных качествах, только к концу переходя к отметкам. Мы, к сожалению, не можем перестроить моментально всю российскую систему образования, но зато можем брать хороший пример у Запада, и помочь ребенку внутри семьи.

Эти простые правила легко запомнить, но бывает сложно реализовать. Помните, что если очень уж сложно не переходить какие-то грани, всегда можно обратиться за помощью к семейному психологу, врачу или психоаналитику. А вообще проще простого любить ребенка, и все. Любовь — это способность сделать так, чтобы он был счастливым.

 

 

 

Бить или не бить. Наказываем детей

Сегодня о наказании детей Кухня воспитания беседует с Еленой Кашкаровой, мамой замечательных девочек, счастливой женой и радушной хозяйкой, автором и руководителем всем известного интернет-проекта Детки!

Лена, расскажи честно, как тебя в детстве наказывали родители.

Однозначно могу сказать, что нас с сестрой никогда не били и даже не кричали. В угол, бывало, все-таки ставили. И хотя дома всегда висел ремень под названием Москва-80 – детский, с широкой пряжкой, и нас им периодически пугали, но на самом деле никто, кроме нас с сестрой, не знал, где он лежит. Был однажды случай, который вся семья до сих пор помнит. 

Моя старшая сестра закатила родителям истерику, и папа ее сгоряча шлепнул. Они с мамой после этого уехали в деревню, а нас оставили в городе. Сестре было лет 14 тогда. Они проехали 70 километров, и папа повернул обратно, чтобы попросить прощения. Больше подобное не повторялось.

Отношение твоих родителей к наказанию повлияло на твои отношения с детьми? Ты их наказываешь?

Я очень строгая мама. Я буду сто раз повторять одно и то же, когда уже даже муж подойдет и скажет: «Лена, хватит, они уже все поняли».  В три года я ставила их в угол, оставляла без обещанных мультиков, постарше – без компьютера. Катя (старшая) в два года на улице устроила мне настоящую истерику. Она кричала, что не пойдет домой. 

А я стояла в апреле месяце с пузом и смотрела, как мой ребенок валяется в грязи и орет. Соседи предлагали донести ее до квартиры, но я была непреклонна – проорется. Позже мы пришли домой, я ее покормила, спать положила, а после сна не разговаривала с ней, объяснив это ее плохим поведением. После этого она ходила строем. (улыбается) Сложнее было с Сашей (младшая), так как там кроме характера еще и неврология была. Истерики были постоянные, бессонные ночи, я спала стоя.

 Пила новопассит. Скажу сразу – не помогает. 🙂 Пока не начали ходить к неврологу, принимать лекарства, такое изматывающее всех поведение не уходило. Но даже тогда я не позволяла себе поднимать на них руку. Только разговоры и лишение удовольствий.

Неужели ни один раз в жизни твои девочки не испробовали ремня?

Несколько лет назад случился очень сложный период в моей жизни, нервы сдали. Обеим досталось по попе. В итоге, когда я просто махнула рукой, они у меня сжались. Это был единственный случай, после которого мне иногда снился кошмар, в котором я бью свою дочь, рука уже болит, а она все равно делает назло и ничего уже не помогает… Дети не должны тебя бояться, ведь ты самый близкий человек, ты их защита.

С девочками мы давно уже проговорили, что бить кого-то – значит проявлять слабость. Если ты кого-то ударил, значит не смог больше найти аргументов в споре, а значит – проиграл изначально. Та же логика и в отношениях мать-ребенок. Если мама бьет малыша, значит, она проиграла и признается в своем бессилии. Однажды я услышала замечательную фразу: «Если хотите ударить ребенка, ударьте себя. Это вас остудит».

Когда приезжаешь за границу, то замечаешь, что там никто детей не бьет. Русская мама кричит – не подходи к бассейну, ты в белых носочках. А зачем ты их надела? Маме проще дать по попе или подзатыльник, чем объяснить, почему. Если бьют ребенка за границей, значит это русские или страны СНГ.

Некоторые дети в школах, особенно в так называемых «дворовых»  на уроках сейчас вытворяют невесть что. На твой взгляд, имеют  ли право наказывать воспитатели и учителя?

Однозначно чужого ребенка трогать нельзя. Но если ребенок сидит в классе и не дает никому работать, то наказание должно быть. Недавно читала, что учительница в наказание заставляет всех вставать и стоять с поднятыми руками. Это уже перебор. Наказания должны быть, но должны быть адекватны тому, что ты сделал, и без психического и физического насилия.

Что ты посоветуешь мамам, особенно молодым, неподготовленным?

Книжки читайте. Не только про маркетинг.

Вот такая поучительная беседа состоялась у нас с Еленой. В стороне не смог остаться и фотограф Игорь Самсонов, периодически вставляя фразы про свое детство и своего ребенка. Еще бы! Тема задевает за живое – у кого-то остался «шрам» на попе, а у кого-то в душе, и каждый пытается решить дилемму «бить или не бить»  по-своему. 

Вскоре вас ожидают советы психолога А.В.Костылевой – как справляться с критическими ситуациями, когда ребенок отбивается от рук, и какие адекватные виды наказания вы можете применять.

Комментарий психолога Детского развивающего центра «Ступеньки» (г. Тюмень)

К проблеме наказаний существует множество родительских подходов. И варьируются они от крайней строгости до вседозволенности. Я хочу начать с парадоксального, на первый взгляд, утверждения. Ребенку нужна система правил и ограничений для того, чтобы успешно ориентироваться в незнакомом ещё ему мире. И, как следствие, возникает необходимость в наказаниях за нарушение этих правил (иначе никакие это не правила, а лишь рекомендации).

Цель наказаний – не унизить или запугать ребенка, а указать на ошибку в поведении, просигнализировать о том, что он не прав и дать время обдумать свои действия и их результат. Поэтому телесные наказания не могут быть эффективным методом воспитания. В итоге ребенок испытает лишь страх, послушание окажется «одноразовым», ведь у ребенка не было возможности осознать проступок.

Традиционные стояние в углу и сидение на стульчике как раз дают время на размышление. Только необходимо подчеркивать, что ребенок отправляется туда именно для обдумывания, а не чтобы выполнить волю родителя. 

Лишение удовольствий – тоже действенное средство. Так ребенок научится оценивать последствия своих поступков. Но, в любом случае, наказание должно идти только после предупреждения – ребенок имеет право заранее знать о последствиях. Но если Вы не собираетесь осуществлять наказание, лучше и не угрожать им – это только запутает ребенка и понизит значение Ваших слов.

почему нельзя поднимать руку на ребенка. Никогда

«Лучший способ избежать насилия — его профилактика»

Вероника Лосенко, дошкольный педагог, семейный психолог

Ситуации, в которых родитель поднимает руку на ребенка, очень разные. Поэтому нет одного ответа на вопрос: «А как иначе?» И тем не менее можно вывести следующую формулу: «Лучший способ избежать насилия — это проводить его профилактику».

Например, вы шлепаете малыша за то, что он в десятый раз лезет в розетку. Поставьте заглушку — сегодня их легко купить. Так же можно поступить с ящиками, опасными для ребенка приборами. Так вы и себе нервы сбережете, и на детей не придется ругаться.

Другая ситуация: ребенок все разбирает, ломает. Задайте себе вопрос: «Зачем он это делает?» Понаблюдайте за ним, почитайте об особенностях детей в этом возрасте. Возможно, его интересует устройство вещей и мира в целом. Может, благодаря этому интересу он однажды выберет для себя карьеру ученого.

Часто, когда мы понимаем смысл поступка близкого человека, нам становится проще на него реагировать.

«Подумайте о долгосрочных последствиях»

Юлия Захарова, клинический психолог, когнитивно-поведенческий психотерапевт

Что происходит, когда родители бьют детей за проступки? В этот момент нежелательное поведение ребенка связывается с наказанием, и в дальнейшем дети слушаются для того, чтобы избежать наказания.

На первый взгляд, результат выглядит эффективным — один шлепок заменяет множество разговоров, просьб и увещеваний. Поэтому возникает соблазн использовать телесные наказания чаще.

Родители добиваются немедленного послушания, но телесные наказания влекут за собой ряд серьезных последствий:

  1. Ситуация, когда близкий человек пользуется физическим преимуществом для установления власти, не способствует росту доверия между ребенком и родителем.

  2. Родители подают детям плохой пример: ребенок начать может вести себя асоциально — проявлять агрессию к тем, кто слабее.

  3. Ребенок будет готов подчиниться каждому, кто покажется ему сильнее.

  4. Дети могут научиться манипулировать родительским гневом, чтобы наблюдать, как родитель теряет контроль.

Старайтесь воспитывать ребенка, удерживая в фокусе долгосрочную перспективу. Вы растите агрессора, жертву, манипулятора? Вам действительно неважны доверительные отношения с вашим ребенком? Есть много способов воспитания без применения телесных наказаний, подумайте об этом.

«Насилие искажает восприятие реальности»

Мария Злотник, клинический психолог

Родитель дает ребенку ощущение поддержки, устойчивости и безопасности, учит строить доверительные и близкие отношения. Семья влияет на то, как дети будут воспринимать себя в дальнейшем, как будут чувствовать себя во взрослой жизни. Поэтому физическое насилие не должно быть нормой.

Насилие искажает восприятие ребенком внешней и внутренней реальности, травмирует личность. Дети, подвергшиеся насилию, во взрослом возрасте больше склонны к депрессиям, совершению суицидальных попыток, алкоголизму и употреблению наркотиков, а также к ожирению и артриту.

Вы взрослый, вы можете и должны остановить насилие. Если сделать это самостоятельно не получается, нужно обратиться за помощью к специалисту.

Наезд на детей какие юридические последствия?

В 2010 году семейный и опекунский кодекс запретил применение телесных наказаний. Но каковы юридические последствия избиения детей?

Телесные наказания запрещены

В соответствии со ст. 96 1 Кодекса о семье и опеке, лицам, осуществляющим родительскую власть и осуществляющим уход или попечительство над несовершеннолетними, запрещается применение телесных наказаний.Таким образом, любой, кто заботится о ребенке, не может их бить. Данное положение не предусматривает последствий нарушения данного запрета.

Уголовная ответственность

Нанесение побоев ребенку является нарушением неприкосновенности частной жизни, предусмотренным ст. 217 ч. 1 УК РФ. Они преследуются в частном порядке, но в ситуациях, когда это отвечает общественным интересам (а к этому типу относится и избиение детей), уголовное преследование может быть возбуждено.

При более тяжких телесных повреждениях ребенка (длительностью более 7 дней) будем иметь дело с преступлением средней тяжести.

Когда побои носят непрекращающийся характер, они могут рассматриваться как жестокое обращение (что является преступлением, предусмотренным статьей 207 § 1 Уголовного кодекса).

Насилие в семье

Следует отметить, что однократное или неоднократное умышленное действие или бездействие, нарушающее права или личные права членов семьи, в частности подвергающее этих лиц опасности для жизни или здоровья, посягающее на их достоинство, физическую неприкосновенность, свободу, в том числе сексуальная свобода, причинение вреда их физическому или психическому здоровью, а также причинение страданий и морального вреда лицам, пострадавшим от насилия, распространяется на процедуру противодействия помощи в семье.Сюда входит помощь жертвам преступлений, связанных, в частности, с консультирование, но и вмешательство.

В крайних случаях ребенок может быть отобран у родителей и помещен к другому лицу, наиболее близкому / приемной семье, или в воспитательно-воспитательное учреждение. Следствием этого может быть ограничение или лишение родительских прав.

Сводка

Телесные наказания детей запрещены. Это преступление. Более того, это может быть расценено как насилие в семье, что может привести к ограничению или даже лишению родительских прав.

Содержание регламента:

арт. 217 УК РФ:

§ 1 Кто ударит человека или иным образом посягнет на его физическую неприкосновенность, подлежит штрафу, наказанию ограничением свободы или лишением свободы на срок до одного года.

.90 000 ударов детей - Закон о противодействии домашнему насилию 90 001

Нет детей, есть люди - мысль Януша Корчака:

Великий педагог, благодаря которому сегодня мы можем говорить о правах детей, Януш Корчак когда-то писал: «Нет детей — есть люди, но с другим масштабом понятий, с другим количеством опыта, с другими влечениями, разная игра чувств" . Если подумать, то спор между сторонниками и противниками законодательного запрета на избиение детей сводится к этой истине.А в спорах по Закону о противодействии домашнему насилию меня больше всего интересуют вопросы защиты детей.

Благодаря моей деятельности в фонде Kidprotect.pl у меня много контактов с обычными родителями. Родители, которые очень любят своих детей и хотят для них самого лучшего, но при этом считают, что имеют право отшлепать своих детей. Тогда у меня сложилось впечатление, что они функционируют в соответствии с мифом, глубоко укоренившимся в нашем обществе. Что для них ребенок? Он не имеет собственной субъектности, но является предметом образовательной деятельности.И только в результате этих действий она станет человеком.

Это убеждение очень сильно действует в сознании людей. Если ребенок не является человеком, так как является не субъектом, а объектом воспитательной деятельности, то он фактически становится собственностью взрослых . Так что вы можете кричать на них, вы можете бить их. Нельзя поднимать руку на мужчину, но ребенок еще не стал мужчиной.

К такому мышлению, относясь к детям без субъекта, Януш Корчак бросил вызов своей фразой: «Детей нет.Есть люди»: есть человечек, имеющий свои права; у него есть достоинство, к которому нельзя относиться легкомысленно; имеет потребности, включая эмоциональные потребности . Человек, которого нельзя бить или унижать.

Закон об избиении детей:

Пять лет назад Сейм принял Закон о противодействии домашнему насилию. До его принятия депутаты успели убрать из него многие важные положения, в том числе уже постулированный пункт о запрете избиения детей вообще.У людей, занимающихся борьбой с домашним насилием и оказанием помощи его жертвам, тогда был выбор: соглашаться на неполную версию закона или не иметь его вообще.

Сегодня у нас снова есть возможность. Сейм принял поправку к Закону о противодействии домашнему насилию . Есть много указаний на то, что закон можно будет улучшить, исходя из пяти лет действия закона, принятого в 2005 году. Законопроект прошел через Сенат и вскоре будет подписан президентом.

По прошествии пяти лет сопротивление СМИ, политиков и «простых» людей по многим вопросам остается очень сильным.Многие из предложенных рецептов вызывают эмоции. Больше всего беспокоит то, что проблема домашнего насилия по-прежнему является элементом политической, идеологической и религиозной войны.

Шлепки также являются насилием:

Особое волнение у противников акта вызывает запрещение телесных наказаний, т. е. также порки. "Как так! Значит, родитель не сможет отшлепать непослушного ребенка?» — возмущенно спрашивают они. На самом деле он не сможет.Но, вопреки видимости, это вовсе не новая концепция. Закон уже запрещает нарушение физической неприкосновенности другого лица и применение телесных наказаний . Об этом говорится в конституции, а также в уголовном кодексе. Норма акта носит в первую очередь воспитательный характер, она не является репрессивной нормой, ведь в ней нет уголовной санкции, которой не было бы в законе до сих пор. Поэтому никто не будет преследовать родителя за шлепок. Дело не в осуждении родителей, а в том, чтобы перестать бить своих детей.

Противники запрета часто подчеркивают, что они против насилия над детьми, но порка, по их мнению, не является насилием. Тогда возникает вопрос: Где заканчивается порка и начинается насилие? Разрешено ли бить один-два раза, а может три, четыре, пять? Можно ли бить рукой или кожаным ремнем? А если рукой, то с какого расстояния разрешено наносить удары - 20 или 50 см? Эти проблемы в определении уже показывают, что стоит вводить бан. Стоит ввести его, чтобы было понятно: Никто не имеет права бить другого человека, и уж точно можно победить более слабого .

В прошлом году совместно с Омбудсменом по делам детей и другими организациями (Комитет по защите прав детей и Фонд ABCXXI «Вся Польша читает детям») в прошлом году мы провели социальную кампанию «Бить глупо». Ответим на вопрос: Почему?

Бить глупо, потому что:

Порка не метод воспитания. Воспитание – это разговор большого человека с маленьким, а шлепок обрывает разговор. Шлепки — это только способ снять бессилие взрослого. Если порка будет эффективным и приемлемым способом воздействия на поведение другого человека, давайте предложим ввести его в мир взрослых.Ведь мы не можем представить решение конфликтов между взрослыми с помощью порки.

Попробуем представить начальника, который кладет опоздавшего сотрудника на колено и дает ему пощечину; полицейский, который шлепает за мелкое правонарушение в рамках инструкции; маршал сейма, наказывающий депутата за превышение срока пощечиной. Такие сцены мы считаем абсурдными.

В социальной кампании «Бить глупо» мы рассказали взрослым две важные вещи:

Закон - это еще не все:

Насилие в семье — тема, достойная серьезного, спокойного разговора, отрывающегося от стереотипов, политических интересов и идеологии.Без него ни один закон не будет эффективным. И это не сильно поможет, если за ним не последует образование и другие формы изменения социальных установок. Закон может дать нам инструменты для реагирования, когда что-то плохое уже происходит, но контрмеры должны быть в первую очередь предотвращены .

Я призываю к воспитанию семейной жизни в каждой школе: к обучению отношениям и поведению, к воспитанию быть отцом, матерью, мужем, женой; o обучение, включающее обучение справляться со стрессом и эмоциями, разрешать споры и справляться с агрессией.

Все указывает на то, что Закон скоро вступит в силу. Это не конец, а начало пути. Споры и горячие дискуссии, сопровождавшие работу над поправкой, свидетельствуют о необходимости огромной воспитательной работы.

Фото: Flash_nerd

.

Почему действительно нельзя бить детей?

Хлопушка, используемая в особо трудные моменты, кажется лучшей формой реакции родителей на неприемлемые излишества их ребенка. Это простой, недвусмысленный сигнал для ребенка, который сразу же следует за обидой, о том, что некоторые вещи нельзя делать ни при каких обстоятельствах. Эта цитата взята из статьи, опубликованной в Rzeczpospolita. Автор открыто прославляет порку как быстрый и эффективный метод воспитания:

Известны случаи жестокого обращения родителей с детьми, когда взрослые - иногда примитивные, часто под воздействием алкоголя - вымещают свою фрустрацию и агрессию на более слабых людях, чаще всего на своих детях.Однако бывают и ситуации, когда применение физического насилия в отношении ребенка носит кардинально иной характер. Оно происходит в духе родительской любви, как сознательное выражение глубочайшей ответственности за ребенка. В таком насилии тогда нет ничего плохого, наоборот, это нечто абсолютно хорошее, это моральный долг родителей. И как нечто нравственно доброе, а потому и похвальное, оно ускользает от всякой внешней критики.

и далее:

Конечно, бывают случаи, когда такое насилие равносильно жестокому обращению с детьми и требует срочного внешнего вмешательства.Однако действия, предпринятые государством, обусловливают - потому что в этом их суть - то, что институциональное насилие, применяемое государственными чиновниками, предстает как лекарство от родительского насилия. Это насилие над самими детьми.

Насилие, вопреки распространенному мнению, не всегда является чем-то абсолютно неправильным само по себе. Ведь есть формы насилия, явно заслуживающие похвалы, например, необходимая оборона или применение подавляющей силы для спасения утопающего (инструкция по спасению рекомендует оглушить спасаемого ударом по голове!).

Здесь я хотел бы напомнить вам, что, помимо моральных аспектов избиения детей (потому что у нас может быть разная совесть), порка является обычным преступлением, вытекающим из ст. 207 УК РФ (ч. 1): Лицо, нанесшее физическое или моральное насилие близкому родственнику или другому лицу, находящемуся в постоянной или временной зависимости от виновного, наказывается лишением свободы на срок от 3 месяцев до 5 лет. 90 024

Запугивание – это: Умышленное причинение вреда телу ребенка и причинение ему физической боли, например: избиение ребенка, дерганье, тряска и т.п. без причины или в отместку за какое-либо поведение ребенка является противоправным деянием. Чрезмерная дисциплина также незаконна . Фонд «Ничьи дети» 9000 5

Автор хоть и знает правила, но считает их антицивилизационными, ослабляющими родительские права! Не только он. Хотя внутренняя статистика значительно улучшилась за последние годы, она по-прежнему вызывает тревогу.

Статистика за 2013 год: 90 024

90 036 90 037 60 процентов- принимает шлепки, 90 038 90 037 40 процентов - соглашается бить детей, 90 038 90 037 29 процентов - знает о запрете бить детей, 90 038 90 037 35 процентов - не считает, что бить детей незаконно, 90 038 90 037 33 процента - считает побои эффективным воспитательным методом.

Результаты опроса TNS OBOP, опубликованные в ноябре 2013 г. после Gazeta.pl

Статистика за 2017 год: 90 024

  • 2% поляков считали, что родители имеют право бить своих детей ВСЕГДА, когда есть такая необходимость!!!
  • 46% считали, что детей бить в принципе нельзя, но бывают ситуации, когда БИТЬ - ЭТО СПРАВЕДЛИВОСТЬ!
  • 49% считали, что бить нельзя ни в коем случае
  • 3% не имели мнения по этому поводу

Доклад Фонда расширения прав и возможностей детей "Физические наказания детей"

Почему действительно не стоит бить детей?

Избиение детей, кроме того, что это преступление (хотя, как видите, большинство поляков так не считает), является очень плохим воспитательным методом.Некоторые говорят, что им удалось добиться успеха с помощью побоев. Может, потому, что слэп срабатывает быстро. Работает здесь и сейчас. Эффект мгновенный. Чтобы избежать боли, ребенок избегает повторения нежелательного поведения. К этому добавляется страх перед родителем. Однако о таком ли эффекте мы мечтаем? Чему ваш ребенок на самом деле учится, шлепая?

1. Шлепки учат насилию решать проблемы

Ваш ребенок толкает других детей во дворе? Нет худшего способа показать ему, что он поступает неправильно, чем отшлепать его.Это ясное и разборчивое сообщение о том, что великий прав и, применяя силу, может добиться желаемого.

2. Порка учит, что из страха перед наказанием лучше солгать, чем признать вину

Ребенок, опасаясь сурового наказания и родительского гнева, скорее солжет, чем признает вину. Это не так уж плохо, когда вы хотите узнать, кто пользовался вашей косметикой. Хуже того, ваш сын-подросток, опасаясь наказания, отказывается говорить вам, с кем он встречается, чем занимается или что у него проблемы.

3. Шлепки учат не доверять родителям

Отношения, основанные на страхе, не доставляют удовольствия. Даже если ребенок слушается команд и вроде бы ходит как по маслу, вероятно, это не потому, что он этого хочет и так уважает родителя. Она скорее боится его. Между тем, семья должна быть безопасным убежищем для детей, где они могут почувствовать себя собой и поддержать их в переживании сложных эмоций. Накопление фрустрации и сложных эмоций может привести к эскалации агрессии в подростковом возрасте.

4. Биение приводит к закрытию колеса

Шлепки немного похожи на зависимость: очень легко перейти от одной, казалось бы, безобидной шлепки к регулярному избиению. Насилие имеет тенденцию к эскалации — больше, чем со стороны родителей, начиная с относительно мягкого «дисциплинарного воздействия», заканчивая действительно жестокими практиками. Почему это происходит? Во-первых, потому что удары не сделают детей более вежливыми. Напротив. Раненый, несчастный ребенок склонен к «плохому» поведению, чтобы справиться с накопившимися эмоциями.Может быть хуже учиться, подталкивать друзей, бить братьев и сестер, мочиться по ночам, воровать, лгать и т. д. Такое поведение расстроит ваших родителей. И разочарование породит агрессию...

5. Пощечина ничему особо не учит

Чтобы обучаться или фактически строить новые связи между нейронами, мозг должен иметь оптимальные условия. Между тем, ситуация страха и опасности вызывает реакцию «дерись или беги» — кровь и мозг заливает волна адреналина и кортизола, препятствующая любой логической реакции.Если вы хотите, чтобы ваш ребенок чему-то научился, сначала помогите ему успокоиться и взять под контроль свои эмоции. Привкус не поможет с этим, не так ли?

Важно понимать, что поведение ребенка обусловлено не злой волей, а развитием его мозга. Когда ребенок кричит, плачет, топает ногами или бросается на пол, он делает это не для того, чтобы нас рассердить. Он просто не знает, как направить свои эмоции. Неважно, насколько откровенен ваш 3-летний ребенок или насколько блестяще он освоил обучение чистоте.Его мозг не может справиться с разочарованием и переполнен эмоциями. Понятно, что в безумии ваших повседневных дел и обязанностей они также переполняют вас. Тем не менее, это полностью зависит от вас, как вы с этим справитесь. Где-то в недрах интернета наткнулся на такую ​​цитату (к сожалению не помню чью):

Мерилом воспитания является не то, как вы обращаетесь со своими детьми. Воспитание — это мера того, как вы относитесь к себе.

Стоит повесить на холодильник!

Внимание! Реклама для чтения

Как понять маленького ребенка

Справочник по сознательному воспитанию детей

Внимание! Гнев 90 069 900 005

Как я могу контролировать свою реакцию гнева?

Всего хороших книги для детей и родителей | Книжный магазин Натулы

.90 000 Избиение детей 9 000 1

Александра Карасовская

Год: 2001
Журнал: Remedium
Номер: 5 (99)

Идет одно из следующих собраний серии «Школа для родителей». Участники уже достаточно хорошо знают друг друга, чувствуют себя в безопасности и берутся за все более сложные задачи. Тема встречи: «У родителя проблемы с поведением ребенка – что делать?». Родители говорят о сложном поведении своих детей и размышляют над их реакцией.Внезапно один из участников говорит: "Хорошо. В книгах все так просто и красиво. К детям надо относиться уважительно и так далее... Но что, если малыш действует нам на нервы и просит ударить его!" Другой голос отвечает: «Мы сознательные родители и, наверное, никто из нас не бьет детей».
В зале тишина. Я понимаю, что это очень важный момент. Кто-то осмелился открыть сложную тему, кто-то быстро ее заблокировал. Участники смотрят на меня выжидающе.Я знаю, что если я оставлю это так, то бить детей станет запретной темой в этой группе. Чтобы подбодрить других родителей, я решаю быть открытой и говорю: «Я бы хотел, чтобы в этой группе можно было говорить обо всех вопросах, связанных с воспитанием детей, в том числе и о самых сложных. Ищем другие способы пресечь их плохое поведение».
Мое высказывание является откровением, побуждающим других родителей поделиться своим опытом.Несколько человек говорят, что они тоже ударили ребенка, очень сожалеют об этом и хотели бы знать, как поступить иначе. Один из отцов также говорит: «А отец меня в детстве бил, и я вырос порядочным человеком. Теперь я ему благодарен за это и иногда буду бить своих сыновей ремнем, когда они того заслуживают». ."
В зале снова воцаряется тишина. Родители встревожены, и, наконец, одна из возмущенных матерей обращается к мужчине, критикуя его поведение и утверждая, что он причиняет боль своим детям.Отец начинает защищаться и дискуссия переходит на уровень родительских прав и прав детей. Я чувствую сильные эмоции в группе, которые прятались за суждениями и аргументами. Напоминаю вам, что мы не ставим своей целью критиковать или осуждать поведение ваших родителей и побуждать вас делиться своими чувствами. Некоторые люди идентифицируют себя с избитым ребенком. Они рассказывают о чувстве обиды, ненависти к родителю, стыде и унижении, глубокой психологической травме, последствия которой ощущают и сегодня. Другие принимают точку зрения родителя, который часто имеет благие намерения: он хочет остановить плохое поведение ребенка, воспитать его хорошим человеком, но действует под влиянием сильных чувств (гнева, страха, разочарования), с которыми не может справиться. и, наконец, в акте крайней беспомощности поднимает руку на младенца.Тогда он чувствует себя виноватым, стыдится, что не смог себя контролировать, опасается, что обидел ребенка. Иногда, не желая его обидеть, подавляет гнев и уступает, но тогда ребенок «встает на голову».

Два полюса воспитания

Выписываю на доске слова, описывающие противоположные установки родителя: СЫРЫЙ РОДИТЕЛЬ и БЕДНЫЙ РОДИТЕЛЬ и группа работает над их характеристикой, они отвечают на следующие вопросы: Как ведет себя такой родитель? Как это повлияет на ребенка и их отношения? Строгий родитель действует слишком жестко, выходит за границы ребенка и возникает путаница – уже неизвестно, кто виноват, а кому нанесен вред.В свою очередь снисходительный родитель не ограничивает плохое поведение ребенка и оставляет его в затруднительном положении.
Участники понимают, что они колеблются между поведением строгого и снисходительного родителя, и не очень довольны собой. Они задаются вопросом, как еще они могут реагировать на плохое поведение своего ребенка. Из их переживаний и размышлений возникает фигура третьего родителя, которого они называют МУДРЫМ. Он тверд и добр одновременно, из поведения ребенка выводит последствия, но действует уважительно, приучая его к ответственности.Выражая свой гнев, не нарушая границ ребенка, он оставляет ему возможность сделать собственные выводы, а также дает ему шанс исправить то, что не так. Быть «мудрым» родителем кажется участникам и важным, и сложным, они задаются вопросом, как им контролировать свои чувства, чтобы не обидеть ребенка, как позаботиться о себе в сложных ситуациях. С помощью ролевых игр они практикуют конструктивные способы реагирования на ненадлежащее поведение детей.
Стася, мать 16-летнего мальчика, пытается найти выход из ситуации, которая произошла незадолго до ее прихода на занятия: она обнаружила, что ее сын в очередной раз украл ее деньги, на этот раз 50 злотых.Он говорит об этом со слезами на глазах, ему явно стыдно. Ее муж недавно избил сына, но «это не помогло». Воодушевленная группой, она решает попрактиковаться в разговоре со своим сыном, один из отцов которого «играет» мальчиком. Она сидит, сгорбившись, неуверенно перед высокомерным подростком, развалившимся в кресле. Она объясняет ему, что это недопустимо, что он поступил неправильно, но это бледно и неубедительно.

Анатомия разговора

Группа сразу "схватывает" проблему: "Ты слишком покорный, покажи ему свою силу" - предлагают они.Однако Стася уходит, утверждает, что не может этого сделать. Один из отцов, очень взволнованный, рассказывает, что когда ему было 16 лет, он попал в плохую компанию, а его родители, как и Стась, проявили беспомощность: «Они не отреагировали, когда я пришел домой пьяным и устроил скандал. Он стал хулиганом». На вопрос, что ему тогда нужно - отвечает: "разговоры и установление границ". Он решает заменить Стасю. Он говорит твердым, твердым голосом: «Я знаю, что ты взял деньги, это воровство.«Он добрый, внимательно выслушивает версию мальчика, но не позволяет манипулировать собой. Четко излагает свои ожидания: «Я хочу, чтобы вы к завтрашнему дню представили план, как вы вернете эти деньги». доверие, но и представляет последствия: «Я люблю тебя, я верю, что ты честный мальчик, и я верю, что ты никогда больше не переведешь чужое имущество. Однако я хочу вам сказать, что если это повторится, я обращусь за помощью к участковому».
Эта сцена очень впечатляет Штази.Она хотела бы, чтобы ее муж-алкоголик так разговаривал с ее сыном, но она знает, что не может на него рассчитывать. Она осознает свою ответственность остановить мальчика. Он решает попробовать еще раз. Она садится прямо перед ним и говорит более сильным голосом. Она довольна собой, у нее есть только одно сомнение: что делать, если мальчик не хочет говорить. Мы снова разыгрываем сцену. Я обращаюсь к мальчику, который пытается выйти из комнаты: «Вы можете поговорить об этом со мной или с участковым».Это останавливает его. Стася явно набирается сил, хочет поговорить с сыном сразу после того, как он придет с занятий. Группа ее очень поддерживает: «Держим за вас кулачки, через неделю расскажете, как у вас получилось».
На работу приходит еще один человек - Кася. Ее двенадцатилетняя дочь постоянно ворует ее личные вещи – косметику и нижнее белье. Кася явно раздражена поведением дочери, говорит, что уже многое перепробовала - просьбы, угрозы и наказания не помогали. Ей не понятно поведение девушки: «А я недавно купила ей целую пачку новых трусиков».
Предлагаю Касе решить проблему вместе с дочерью - путем переговоров. Цель состоит в том, чтобы найти решения, которые удовлетворят обе стороны. Кася готовится к интервью, мы намечаем дальнейшие шаги. Роль дочери играет молодая мама - она ​​говорит, что имеет представление, на что способна девочка.
Кася начинает с описания проблемы: "Я вижу, что ты больше всего любишь пользоваться моими вещами - косметикой и бельем, хотя я купила тебе свое. Я хотела бы понять, почему это происходит". Девушка начинает что-то говорить, но Кася перебивает ее, говоря голосом, полным обиды: "Я столько раз говорила тебе, что ты не можешь взять мои вещи!" Дочь отвечает тем же тоном: «Ты думаешь только о себе, у тебя все самое лучшее, а я вообще не в счет!» и вскакивает со стула.Кася останавливает кат-сцену и чуть ли не кричит группе: «Я же вам говорила! Вы не можете с ней разговаривать!»
Я спрашиваю участников спектакля об их чувствах - они оба говорят, что чувствовали себя атакованными и непонятыми. Напомню основной принцип ведения переговоров: стороны максимально полно излагают свою позицию и выслушивают друг друга. Также хотелось бы напомнить, что большую ответственность несет родитель – именно он приглашает ребенка к переговорам, руководит беседой, создает безопасное пространство для выражения чувств и потребностей ребенка и своих собственных.Я спрашиваю Касю, хочет ли она понять, что чувствует моя дочь, и готова ли она ее выслушать.
Кася решается на это, и на этот раз все идет хорошо. Она очень внимательно слушает, отражает чувства и потребности дочери: «Я понимаю, что ты уже чувствуешь себя взрослой женщиной и хотела бы иметь такие же вещи, как я». Выражение облегчения на лице «девушки» говорит о том, что она сорвала куш. Это поворотный момент во всем разговоре — дочь, которая чувствует себя хорошо понятой, демонстрирует готовность к сотрудничеству. Кася четко и твердо излагает свою позицию: «Мне не нравится, когда ты пользуешься моими личными вещами, и я на это не согласна».Затем они вместе ищут пути решения проблемы и, наконец, решают купить девочке новое «взрослое» белье. Кася очень довольна собой. Она начинает понимать поведение дочери: подбирая вещи Каси, девочка пыталась показать, что она уже взрослая, и требовала от матери подтверждения своей женственности. Кася готова пойти навстречу девушке и надеется разрешить конфликт. Родители впечатлены сыгранной ролью. Многие из них уже устали от постоянной борьбы со своими подростками, в которой они выигрывают или проигрывают, но всегда подвергают риску свои отношения.
Чувствуя собственную беспомощность, они готовы принять точку зрения, которую показывает им Кася: родитель может отказаться от части своих родительских полномочий, пригласив ребенка на переговоры. Это создает возможность для понимания и сотрудничества.
Кто-то в группе вызывает сомнение: «Что делать, если ребенок не соблюдает договоренности, например, он будет продолжать собирать вещи. Через некоторое время участники находят выход: «Тогда ребенку можно противостоять с ним и снова начать переговоры, ища другие решения.Родитель также может проявить инициативу,
, например, заперев вещи на ключ».
Собрание заканчивается, и родители делятся своими мыслями. Кто-то говорит, что эти занятия давались ему тяжело и он уходит с растерянностью. У кого-то есть новая идея, и он решает попробовать ее дома. Одной матери было важно обнаружить, что она может выражать свой гнев, не причиняя вреда своему ребенку, в то время как другая почувствовала, что у нее есть право устанавливать ограничения. Наконец, настала очередь отца, ранее объявившего себя сторонником побоев.После минутного молчания она заявляет, что, возможно, допускает ошибки в воспитании детей и что ей нужно все переосмыслить. Эта встреча оказалась важной и для меня. Я понимаю, что родителям нужно безопасное пространство, чтобы посмотреть на свои ошибки и сделать собственные выводы.
В какой-то момент, ведя это совещание, я колебался.
Слова моего отца о побоях детей также вызвали во мне сильное противодействие, я хотел протестовать, сказать, что это насилие, сделать что-то подобное, чтобы немедленно остановить его, но я чувствовал, что эту проблему нельзя решить только на юридическом или моральном уровень .Удерживая от оценки, я дал родителям возможность противостоять собственным чувствам — посмотреть на ситуацию с точки зрения ребенка и родителя.
Отец, который под давлением группы начал защищаться, копаться в своей позиции и доказывать, что детей нужно бить, прислушался к опыту других людей. У меня сложилось впечатление, что в нем произошла какая-то перемена, может быть, он отразил свои детские переживания и поведение по отношению к собственным детям, и в нем возникли сомнения.
Очень важным эффектом этой встречи является то, что родители признают уважение как ценность, определяющую их действия по отношению к своим детям.
Родители обнаружили, что особенно важны в его воспитании сложные ситуации, когда ребенок нарушает нормы, ценности или переходит черту. Мудрый родитель может использовать их, чтобы научить ребенка нести ответственность за свое поведение.

.90 000 Нанесение побоев ребенку является нарушением личной неприкосновенности

Нарушение физической неприкосновенности ребенка может заключаться не только в нанесении ему ударов, но и в плевках или шлепках. Можно сделать вывод, что нарушение физической неприкосновенности, регулируемое Уголовным кодексом, представляет собой юридический запрет на избиение детей.

Нарушение телесной неприкосновенности является правонарушением, предусмотренным ст. 217 УК РФ. В соответствии с частью 1 настоящей статьи: нанесение побоев лицу или иное нарушение его телесной неприкосновенности подлежит штрафу, наказанию ограничением свободы или лишением свободы на срок до одного года.

Другим способом нарушения телесной неприкосновенности может быть, например, пощечина другого человека, плевок на него, постановка ноги или толчок. Преследование нарушений телесной неприкосновенности осуществляется на основании частного обвинения.

Чтобы возбудить дело частного обвинения, вы должны либо подать частное обвинительное заключение в суд, либо подать жалобу в полицию. Частное обвинение в соответствии с положениями Уголовно-процессуального кодекса может быть ограничено:

  • наименование обвиняемого;
  • признаков предполагаемого правонарушения;
  • признаков доказательств.

Жалобу на полицию можно подать устно или письменно. При необходимости полиция также собирает улики. Затем жалоба потерпевшего направляется в компетентный суд.

Рассмотрению дела о нарушении телесной неприкосновенности всегда предшествует попытка примирения. Примирение по делу о нарушении телесной неприкосновенности осуществляется судьей или референдумом. Вместо примирительной встречи может быть назначена посредническая встреча. В случае примирения сторон производство по делу прекращается.Если нет, разбирательство продолжится.

См. также: Меня обвиняют в совершении преступления – что мне знать?

Уголовный кодекс не устанавливает возрастного ограничения для лица, чья телесная неприкосновенность была нарушена. Таким образом, данное положение распространяется как на взрослых, так и на детей.

Помните, что телесная неприкосновенность ребенка может быть нарушена не только родителем, но и учителем, а очень часто и сверстником. Наверное, каждый из нас, идя в школу, видел, как т.н.«Слабые» оттеснены. Вы должны знать, что такое поведение является преступлением посягательства на личную неприкосновенность и может быть оспорено в суде.

Если вы хотите узнать больше, загляните »

Польский орден. Памятка для предпринимателей, бухгалтеров и HR (PDF)

.

Слэп это не бит? Узнайте, что шлепок делает с детской психикой

«Это просто пощечина», «Меня тоже били, и я вышел на людей», «Одной пощечиной еще никому не было больно». Действительно ли шлепок так невинен, как это часто считают? Как это влияет на психику ребенка и чему учит их поведению? Почему порка не является эффективным методом воспитания? - объясняет д-р Магдалена Снегульска , психолог, психотерапевт, ежедневно работающая с детьми и подростками.

Ева Плута: Расстроенный родитель шлепает своего ребенка.Что стоит за таким поведением?

Доктор Магдалена Снегульска : В ответ я расскажу вам сцену, свидетелем которой я была во время наблюдения в детском саду. Мама пришла забрать ребенка. С порога она сказала, что надо торопиться - ждут такси и пошлины. Девушка никак не отреагировала и даже замедлила движения. Я видел, как подскочило кровяное давление моей матери. В конце концов, она не выдержала: «Если ты не поторопишься, я надеру тебе задницу». Этот четырехлетний ребенок ответил серьезным и спокойным голосом: «Мама, ты можешь меня облажать, но тогда тебе будет очень жаль».

Это история о том, как порка является выражением беспомощности родителя, который хочет изменить поведение ребенка, но не знает, как это сделать.

Однако многие родители считают, что порка является эффективным методом воспитания. Чем вызвано это убеждение?

Репрессивные методы останавливают поведение здесь и сейчас. Ребенок на мгновение отпускает, что создает иллюзию эффективности порки. Другой вопрос, усваивает ли он норму, которую родитель хочет привить ему. Некоторые дети будут более осторожными, но большинство будет думать о том, чтобы избежать наказания в будущем, а не изменить свое поведение.

Давайте изменим ситуацию. Если порка — эффективный воспитательный метод, зачем ограничивать его использование только детьми? Может быть, стоит наказать шлепком и взрослых? Полицейские останавливают водителя, нарушившего правила дорожного движения, вытаскивают его из машины и дают пощечину. Сотрудник заведомо опаздывает, но вместо того, чтобы сократить премию, начальник дает ему пощечину. Применение этого метода к взрослым вызвало бы немедленное возмущение. Меня удивляют эти двойные стандарты - взрослых нельзя бить, а детей можно.Мы думаем, что у них другая ментальная структура?

Репрессивные методы останавливают поведение здесь и сейчас. Ребенок на мгновение отпускает, что создает иллюзию эффективности порки. Другой вопрос, усваивает ли он норму, которую родитель хочет привить ему. Некоторые дети будут более осторожными, но большинство будет думать о том, чтобы избежать наказания в будущем, а не изменить свое поведение.


Субъективность ребенка не признается.

В истории медицины есть много примеров применения двойных стандартов к детям и взрослым.Даже в 1980-х годах анестезия зубов была доступна, но детям ее не давали. В 1960-х и 1970-х годах в США мальчикам делали обрезание без анестезии. Предполагалось, что младший не чувствовал боли. Клаппер — следствие такого образа мышления о детях.

«Меня отшлепали, и я оказался человеком. Почему мой ребенок должен быть другим?» - часто можно услышать такой аргумент. Именно, аргумент или псевдоаргумент?

Раньше интернета не было, но значит ли это, что мы должны запретить детям пользоваться интернетом? Раз мой дед воевал в Варшавском Восстании и оказался людьми, мне тоже с винтовкой по улицам бегать? У многих людей были травмирующие истории, и они добились успеха в жизни.Детей лечили без анестезии, но возникает вопрос - зачем? Какой ценой? Если родитель говорит, что его в детстве шлепали и он оказался человеком, то почему он не дает себя бить сейчас?

К счастью, растет осознание того, что шлепки не так безобидны, как кажется. Я это наблюдаю в своей профессиональной практике. Все больше родителей со стыдом признаются, что отшлепали своего ребенка. В то же время они спрашивают, что они могут сделать, чтобы ситуация не повторилась. Еще несколько лет назад они говорили, что их тоже били, и не видели причин менять свое поведение.Или они даже не упомянули порку. Было очевидно, что иногда дети расстраиваются, а потом их обижают.

Есть ли исследования, доказывающие эффективность физических наказаний?

Я не представляю, как можно проводить такие исследования. Мы знаем, как действуют аверсивные стимулы. Они останавливают реакцию в данный момент, но не меняют поведение в долгосрочной перспективе. В любом случае, если бы аверсивные стимулы были эффективны, мы бы не совершали больше правонарушений после получения мандата.Скорее, мы задаемся вопросом, что делать, чтобы полиция не поймала нас на месте преступления. Тот же механизм работает и у детей.

Чему детей учат порке?

Хлопки показывают, что взрослый может делать все, что угодно, кроме мнения ребенка. Так теряется представление о том, что можно, а что нельзя. Потому что родитель может ударить сына или дочь, а наоборот, не получится. Когда у ребенка болит голова от сверстника, родитель бьет тревогу: как? Они бьют моего ребенка? Однако он относится к ним как к своей собственности, которой может свободно распоряжаться.

Ребенок часто берет на себя ответственность за поведение родителей. Он глубоко убеждён, что если бы он мог добиться большего успеха, родителя не принуждали бы к насилию. Он также чувствует себя униженным и униженным. У него есть чувство обиды, и в то же время он бушует одновременно. Отсюда всего один шаг до возмездия. Уступать взрослому тяжело, поэтому ребенок вымещает злость и досаду на сверстниках. Он ищет жертв среди более слабых, зависимых. Так замыкается круг насилия.

Шлепок рождает шлепок.

Одной из моих пациенток была женщина, которая в детстве регулярно подвергалась насилию. Войдя во взрослую жизнь, она пообещала себе, что никогда не ударит своего ребенка. Однако настал момент, когда сын довел ее до крайности. Она сказала мне, что ее глаза потемнели, она загнала его в угол и ударила вслепую. С ужасом она призналась, что почувствовала тогда облегчение. Побои высвобождали негативные эмоции.

Во время терапии эта женщина осознала, что под влиянием сильного возбуждения у человека плохой доступ к когнитивным ресурсам - ему сложно ссылаться на нормы и принципы.Дальше запускаются знакомые с детства сценарии. Мы тянемся к инструментам, которые мы знаем, таким как бренчание. Моя пациентка чувствовала беспомощность своего родителя, для которого насилие было способом регулирования эмоций. Именно так он справлялся со своей слабостью, и она воспроизвела этот образец.

Можно ли разорвать порочный круг насилия?

Конечно можно сопротивляться насилию, но надо также сказать, что шлепки никогда не появятся. В таких ситуациях родитель должен уметь признать свою слабость и извиниться перед ребенком.

Обычно в конфликтных ситуациях родители или учителя используют одну из трех основных категорий поведения. Во-первых, это моралистическое поведение. Читаем ребенку лекцию, то есть в наставническом тоне говорим, как себя вести. Взрослые думают, что они прошепчут слово, и ребенок будет действовать по-другому. Но бросит ли курильщик эту привычку только потому, что кто-то сказал ему, что это вредно для его здоровья? Не сядет ли тучный человек на диету под влиянием нравоучительной беседы? Нам кажется, что дети действуют по другим правилам, чем взрослые.

Законническое поведение основано на штрафах и наказаниях. Как и первый метод, этот также требует меньше времени и усилий со стороны родителей, но неэффективен в долгосрочной перспективе. Он учит не нормам и ответственности за свои поступки, а способам избежать неприятного опыта в будущем.

Наконец, третья категория поведения, которую я бы назвал гуманистической. Здесь основой является беседа и совместное участие в разрешении конфликта.Спрашиваем ребенка, почему он так поступил и что он мог бы сделать, чтобы в следующий раз сделать по-другому. Таким образом, мы даем ему правонарушения и чувство ответственности за наше поведение. Гуманистический метод непрост — он требует большого участия родителей, — но он эффективен. Благодаря ему ребенок усваивает нормы и принципы, что и является главной целью воспитания.

Ребенок часто берет на себя ответственность за поведение родителей. Он глубоко убеждён, что если бы он мог добиться большего успеха, родителя не принуждали бы к насилию.Он также чувствует себя униженным и униженным. У него есть чувство обиды, и в то же время он бушует одновременно.


Шлепать неравномерно?

Я бы не рискнул сказать, что каждая порка — это травма. Однако следует называть вещи слитно, то есть повторять: шлепок – это однозначно плохо. В противном случае граница будет опасно смещена. Если шлепанье так невинно, то может ли и словесное насилие? Это просто слова.

Что делать, когда бессилие берет верх?

Не существует универсального правила, что делать, если ребенок нарушает стандарты.Каждый родитель должен найти свой метод воспитания. Может быть, когда он чувствует себя беспомощным, ему в первую очередь нужен момент, чтобы успокоить свои эмоции и поискать решение, отличное от шлепка? А когда ситуация требует внезапной реакции, может ли он сказать «Стоп!» вместо того, чтобы сильно хлопать лапами? Однако стоит задуматься о том, является ли порка единственным способом изменить поведение ребенка. Если бы нас, взрослых, били, мы бы вели себя по-другому?

Доктор Магдалена Снегульска - психолог, психотерапевт, педагог.Он занимается психологией развития детей и подростков, поведенческими расстройствами и кризисным вмешательством.

Член Польского общества когнитивно-поведенческой терапии, Европейской ассоциации поведенческой и когнитивной терапии (EABCT), Польского этологического общества и Польского психологического общества.

Посмотрите вебинар «Насилие в семье может затронуть любого — как мне реагировать?»

Что такое насилие в семье и какие формы оно принимает – физическое, психологическое, сексуальное и материальное? Почему мы застряли в жестоких отношениях? Что делать, чтобы выйти из него? Как я могу помочь своему близкому выйти из жестоких отношений? Как вы реагируете, когда становитесь свидетелем жестокого обращения со взрослым или ребенком? Психолог Джоанна Гутрал говорит об этом с доктором Агнешкой Браткевич , психологом и специалистом по кризисным ситуациям в Университете SWPS.

«Насилие в семье может затронуть любого – как я могу реагировать?»

.90 000 Я сомневаюсь, что кто-либо, читающий об этой кампании, сможет поднять руку на 90 001 ребенка.

Сомневаюсь, что кто-либо, читающий об этой кампании, сможет поднять руку на ребенка

Очень четкая кампания против насилия над детьми, которую должен увидеть каждый защитник.

Когда я недавно искал в Интернете материалы о домашнем насилии, я нашел один, который очень сильно привлек мое внимание.Настолько сильный, что я даже забыл, для чего искал эти материалы. Внезапно я почувствовал, что все, что я должен был сделать, было важнее.

Когда я впервые увидел эти картинки, меня пробрали мурашки. Потому что они с невероятной силой показывают, куда нас может завести насилие над детьми. Сколько вреда это может нанести. И сколько мы можем потерять, когда выбираем его. Эти объявления очень печальны. И я надеюсь, что они тронут тех, кто до сих пор не был убежден.

"Вы можете потерять не только терпение"

Сообщение сильное и ясное

Готовы ли вы к этому? Готовы ли вы хоть раз рискнуть и поднять руку на малыша? Рискнуть и нанести удар? Отшлепать? И это риск любого акта насилия в отношении детей. Даже самый маленький. Риск того, что в этот раз мы пожалеем. Есть риск, что в этот раз все не закончится.Что раз уж мы когда-то ударили и это сработало, то теперь достаточно ударить чуть сильнее, и, наверное, тоже сработает. И еще немного. И еще немного. И еще немного. Пока не стало слишком поздно.

Меня не беспокоят синяки

«Когда родитель бьет ребенка, почти всегда остаются следы. Не только слезы или синяки. Последние исследования доказывают, что от этого страдает детский мозг. И это на всю жизнь». Источник.

Меня не беспокоят синяки.Синяки заживут. Даже кости срастутся. Но меня беспокоит то, что остается невидимым. Меня беспокоят комплексы, отчужденность и чувство отверженности. Меня беспокоит тревога и депрессия. Меня беспокоят попытки суицида. Меня беспокоит повышенная агрессия избитых людей. Меня беспокоит их желание унизить и обидеть других. Это вещи, которые меня беспокоят. Потому что синяки, как я уже говорил, заживают без проблем.

"Согласно последним исследованиям неврологов и психиатров, насилие, которому подвергается ребенок, необратимо изменяет структуру мозга, снижает интеллект, а также может вызвать тяжелые психические заболевания." Источник.

Есть здесь кто-нибудь, кто хотел бы помочь?

Права на фотографию принадлежат фонду «Ничьи дети».

Если вы согласны с идеей этой кампании, я буду обязан, если вы поделитесь этим постом с другими - благодаря этому идея воспитания детей без насилия будет распространяться все больше и больше.

.

Смотрите также