Ттг норма для зачатия ребенка у женщины


Щитовидная железа во время беременности

Принимая во внимание чрезвычайно высокую распространенность различных патологических состояний щитовидной железы (ЩЖ) в Ростовской области, особую значимость приобретает профилактика и лечение этих заболеваний во время беременности.

Известно, что с первых недель беременности потребность в тиреоидных гормонах (гормонах ЩЖ) возрастает на 30-50%. В условиях йодного дефицита даже здоровая щитовидная железа может не справиться с такой задачей. Это грозит для матери развитием зоба и снижением функции ЩЖ (гипотиреоз), которые будут прогрессировать не только во время беременности, но и сохранятся после родов. Однако, не это самое страшное. Опасность в том, что гормоны ЩЖ участвуют в формировании центральной нервной системы у плода, и их недостаток может привести к снижению интеллекта и различным умственным отклонениям у ребенка, вплоть до кретинизма. Кроме этого, недостаток йода может повлечь за собой патологию щитовидной железы у малыша, приводя к врожденному гипотиреозу. Вот почему исследование уровня гормонов ЩЖ и йодопрофилактика так важны еще на этапе планирования беременности.

Итак, рассмотрим различные состояния, которые могут возникать во время этого важного периода:

Здоровая щитовидная железа

В этом случае для обеспечения йодом матери и ребенка необходим прием йодида калия в дозе 200 мкг в сутки весь период беременности и кормления грудью. Для того чтобы обеспечить эту потребность достаточно принимать Йодомарин 200 по 1 таблетке в сутки.

Необходимо отметить, что вышеуказанная йодная профилактика в период беременности также показана и при наличии у матери заболевания ЩЖ. Исключение составляют только, довольно, редкие для беременности патологии – это рак ЩЖ и тиреотоксикоз (диффузный токсический зоб, функциональная автономия узла).

Это еще одна причина, почему ультразвуковое исследование (УЗИ) щитовидной железы и определение уровня тиреотропного гормона (ТТГ) целесообразно провести еще до зачатия. Следует отметить, что оптимальными значениями ТТГ для планирования беременности являются 0,4-2,5 мЕ/л.

Диффузный эутиреоидный зоб (эндемический зоб)

Для достижения быстрой регрессии зоба на этапе планирования беременности показана комбинированная терапия. Для этого назначают йодид калия в дозе 200 мкг/сут и супрессивную дозу левотироксина, обычно, она составляет 100 мкг/сут. При достижении нормального объема щитовидной железы левотироксин необходимо отменить и проконтролировать уровень ТТГ через 1,5 – 2 мес. Если данный показатель будет меньше пограничного значения 2,5 мЕ/л, то возможно планирование беременности только на фоне приема Йодомарина. При этом обязательно потребуется контроль уровня Т4св и ТТГ каждый триместр, так как с увеличением срока беременности может появиться необходимость заместительной гормональной терапии (ЗГТ).

В случае если эндемический зоб диагностирован во время беременности, или у пациентки нет возможности откладывать беременность на более поздние сроки, то наряду с йодной профилактикой сразу назначаются дозы левотироксина, способные поддерживать уровень ТТГ на нижних границах нормы при нормальных значениях Т4св. Такая схема лечения является не только безопасной, но и позволяет нормализовать размеры ЩЖ матери и профилактировать опасные осложнения у плода.

Гипотиреоз (гипофункция ЩЖ)

Показатели ТТГ на этапе планирования зачатия выше 2,5 мЕ/л считаются неудовлетворительными и уже расцениваются как снижение функции ЩЖ. Связано это с тем, что при таком уровне ТТГ щитовидная железа не сможет обеспечить возрастающую во время беременности потребность в тиреоидных гормонах.

Итак, если гипофункция ЩЖ выявлена еще до беременности, то зачатие нужно будет отложить до момента полной компенсации гипотиреоза. Для этого, эндокринолог, помимо йодной профилактики, назначит гормонозаместительну терапию левотироксином . Целью которой будет достижение уровня ТТГ менее 2,5 мЕд/л. Как только будут достигнуты эти показатели можно будет приступать к зачатию. Далее, при установлении факта наличия беременности потребуется увлечение дозы левотироксина на 50 мкг и контроль уровня гормонов (ТТГ и Т4св) каждые 8-10 недель. Целевые уровни ТТГ зависят от срока беременности: так в I триместре они составляют 0,1- 2,5 мЕд/л, во II триместре 0,2 – 3,0 мЕд/л, в III триместре 0,3 – 3,0 мЕд/л

Если гипотиреоз выявлен уже во время беременности, то потребуется срочное назначение левотироксина в полной дозе, без титрации. Для беременных она составляет 2,3 мкг на 1 кг веса. Через 2-3 недели необходим контроль уровня Т4св, который должен находиться на верхне нормальных значениях. ТТГ целесообразно исследовать не ранее чем через 4-6 нед, так как данный показатель меняется медленно. При достижении целевых уровней ТТГ и Т4св, контроль этих показателей, как указывалось выше, каждые 8-10 нед.

После родов потребность в тиреоидных гормонах снижается, в связи с этим доза левотироксина обычно уменьшается. Не стоит забывать, что препараты йода в дозе 200 мкг/сут необходимо продолжать принимать до окончания лактации.

Тиреотоксикоз (гиперфункция щитовидной железы)

Данная проблема освещена в статье «Тиреотоксикоз и беременность».

Узловой зоб.

Тактика ведения беременных с доброкачественными узлами и нормальной функцией щитовидной железы практически не отличается от таковой вне беременности. Исключением является лишь обязательная йодная профилактика. Если возникает необходимость в проведении ТАБ (тонкоигольная аспирационная биопсия), то данный вид исследования является абсолютно безлопастным, и может быть выполнен на любом сроке беременности.

При выявлении высокодифференцированного рака ЩЖ прерывание беременности не требуется. В этом случае показано хирургическое лечение во втором триместре, после чего назначается супрессивная доза левотироксина. При низком риске (Т1, N0,M0) возможно наблюдение и проведение операции после родоразрешения. В этом случае также показано назначение левотироксина для подавления ТТГ.

Вспомогательные репродуктивные технологии (ВРТ) и функция щитовидной железы:

Всем женщинам, которые планируют ВРТ необходимо исследование уровня гормонов ЩЖ (ТТГ, Т4св, Т3св), антител к ТПО, к ТГ и к рецепторам ТТГ, а также УЗИ этого важного для беременности органа. Делать это необходимо, так как коррекция гормонального фона и йодная профилактика повысят успех проводимого мероприятия.

Кроме этого со стороны ЩЖ, могут быть выявлены противопоказания для выполнения ВРТ. К ним относятся:

В этих случаях проведение ВРТ возможно только после соответствующего лечения.

При удачной попытке ВРТ и возникновении беременности необходим контроль гормонов ЩЖ на 4-5 неделе. Делать важно, так как, стимуляция яичников нередко провоцирует развитие гипотиреоза. При установлении факта наличия гипотиреоза показано назначение левотироксина в дозе 2,3 мкг/кг и контроль уровня ТТГ каждые 6-8 нед.

Щитовидная железа и беременность / Эндокринология / Статьи о здоровье / Статьи и энциклопедия / madez.ru

Щитовидная железа оказывает огромное влияние на репродуктивную функцию женщины.   Гормоны  щитовидной железы:
- регулируют процессы развития, созревания, специализации и  обновления всех тканей плода;
 -  имеют исключительное значение для закладки и развития головного мозга плода;
-  формируют интеллект ребенка, обучаемость, IQ;
-  роста и созревания костного скелета, половой системы ребенка.

Гормоны щитовидной железы производятся из поступающего с пищевыми продуктами йода. Если до беременности производство тиреоидных гормонов относительно стабильно, то с первых недель беременности уже происходит изменение функционирования щитовидной железы. Изменения в гормональной системе, обмене веществ в первый триместр беременности прямо или косвенно стимулирует щитовидную железу женщины. В первый триместр беременности щитовидная железа плода ещё не функционирует (до 15 недели беременности) и высокая потребность в тиреоидных гормонах у плода, а именно правильное и качественное развитие плода, формирование его центральной нервной системы, щитовидной железы, других органов и систем, обеспечивается только за счет достаточного содержания гормонов матери, особенно в первый триместр беременности, когда происходит закладка органов плода.  В целом продукция тиреоидных гормонов во время беременности в норме увеличивается до 50%.

Даже после начала синтеза гормонов щитовидной железой плода во 2 половине беременности материнские гормоны своей роли не теряют.

Заболевания щитовидной железы матери могут оказывать существенное влияние на синтез тиреоидных гормонов железой матери и приводить к недостаточному или избыточному количеству их для плода.

Итак, согласно современным представлениям  о влиянии патологии щитовидной железы на репродукцию, можно сформулировать несколько постулатов:

1.Во время беременности происходит изменение функционирования щитовидной железы матери.

2.Беременность является мощным фактором, стимулирующим щитовидную железу, что при определенных условиях может приобретать патологическое значение.

3.Для нормального развития плода, прежде всего на ранних этапах, необходим нормальный уровень гормонов щитовидной железы матери

4.Принципы диагностики и лечения заболеваний щитовидной железы у беременных существенно отличаются от стандартных лечебно-диагностических подходов

5.Как сниженная, так и повышенная функция щитовидной железы могут обусловить снижение репродуктивной способности у женщин и являются фактором риска нарушений развития плода.

6.Беременность может развиваться как на фоне гипотиреоза (сниженной функции ЩЖ), так и на фоне тиреотоксикоза (повышенной функции ЩЖ)

7.Показания для прерывания беременности у женщин с нарушениями функции щитовидной железы существенно ограничены.

8.Показания для оперативного лечения патологии щитовидной железы во время беременности существенно ограничены.

9.Во время беременности проводится коррекция нарушенной функции щитовидной железы медикаментозными препаратами в соответствие с принятыми принципами лечения беременных.

Необходимые обследования.

В настоящее время обследование функции щитовидной железы у здоровых женщин не внесено в обязательные рекомендации для подготовки к беременности. Тем не менее существуют клинические рекомендации с хорошей степенью доказательности, принятые во всем мире, которые говорят о том, что лучшие условия для зачатия, вынашивания, развития плода существуют именно при определенных интервалах тиреоидных гормонов (ТТГ, Т4св) как до зачатия, так и во время беременности, особенно в 1 триместре.

Так, наилучший интервал ТТГ для зачатия находится в пределах 0,4-2,5 МЕД\л при нормальных значениях Т4св. При выпадении ТТГ из необходимых интервалов, существует возможность подкорректировать содержание гормонов.

По законам физиологии ТТГ в 1 половине беременности должен снижаться, иногда достаточно сильно; уровень Т4 должен повышаться, иногда до верхней границы нормы. Во 2 половине беременности ТТГ выравнивается, повышается по сравнению с низким уровнем в 1 половине; Т4 может быть нормальным или низконормальным.

В последнее время изменились референсные интервалы (допустимое содержание) тиреоидных гормонов у беременных в 1, 2, 3 триместрах беременности, требуется консультация эндокринолога.

Иные подходы к женщинам, страдающих патологией щитовидной железы. Необходимо постоянное наблюдение и лечение у эндокринолога, контроль гормонов щитовидной железы с определенной регулярностью, которая зависит от вида заболевания.

Если вам назначили определение АТ/ТПО и выявлено их повышение, не следует бить тревогу. Так называемое «носительство АТ/ТПО» - распространенный феномен в популяции, определяется у здоровых женщин и далеко не всегда имеет прогностическое значение. Среди беременных АТ/ТПО выявляются не менее чем в 10% случаев и не оказывают патологического влияния на плод.

Тем не менее увеличение АТ/ТПО может быть диагностическим критерием хр. аутоиммунного тиреоидита, а также иметь прогностическое значение в развитие послеродового тиреоидита и гипотиреоза (сниженной функции щитовидной железы) в последующем, требуется консультация эндокринолога.

УЗИ щитовидной железы во время беременности не противопоказано.

Пункционная биопсия узлов щитовидной железы во время беременности не противопоказана в любом сроке беременности. Узлы с размером больше 1 см и с прогрессирующим ростом , особенно во время беременности, подлежат обязательной биопсии.

Фаустова Елена Вячеславовна,
врач эндокринолог высшей категории

Ключевые слова беременность, эндокриология

Изучение оптимального уровня ТТГ до зачатия для пациентов, которым предстоит ЭКО, при контроле качества эмбриона

J Assist Reprod Genet. 2015 Октябрь; 32 (10): 1469–1476.

Опубликовано онлайн 2015 августа 18. DOI: 10.1007/S10815-015-0549-4

, , , , , и

Информация о докладе.

Назначение

Идеальный уровень тиреотропного гормона (ТТГ) для бесплодных женщин, пытающихся зачать ребенка, не определен. Текущие рекомендации включают оптимизацию значения ТТГ до зачатия до ≤2,5 мМЕ/л, что является установленной целью для беременных женщин. Цель этого исследования состояла в том, чтобы определить, существует ли определенный диапазон ТТГ ≤2,5 мМЕ/л для бесплодных женщин, подвергающихся экстракорпоральному оплодотворению (ЭКО), который улучшает репродуктивные результаты.

Методы

Были оценены одна тысяча пятьсот девяносто девять циклов переноса эуплоидных бластоцист, в которых измерения ТТГ были получены через 8 дней после переноса эмбрионов. Для контроля качества эмбрионов были включены только переносы эуплоидных эмбрионов. Пациенты были разделены на группы ТТГ с шагом 0,5 мМЕ/л. Сравнивали частоту имплантации, живорождения и выкидыша в группах с ТТГ. Были оценены результаты для лиц, принимающих добавки гормонов щитовидной железы, и тех, кто не нуждался в добавках.

Результаты

Не было различий в имплантации ( p  = 0,56), живорождении ( p  = 0,36) или частоте выкидышей ( p  = 0,10) между группами ТТГ. Кривые рабочей характеристики ресивера (ROC) для имплантации, живорождения и выкидыша приблизились к линии отсутствия дискриминации, что означает отсутствие значения ТТГ в пределах рекомендуемого диапазона для беременности (≤2,5 мМЕ/л), которое предсказывало бы результаты ЭКО лучше, чем другие значения в этом диапазоне. Показатели живорождения у пациентов, нуждающихся в дополнительном приеме гормонов щитовидной железы, и у пациентов, не принимающих лекарства, были одинаковыми (9).0032 p  = 0,86).

Выводы

Рекомендуемый диапазон ТТГ для беременности (≤2,5 мМЕ/л) может применяться к пациенткам с бесплодием, пытающимся зачать ребенка, без необходимости дальнейшей корректировки.

Ключевые слова: Тиреотропный гормон, Бесплодие, Экстракорпоральное оплодотворение, Имплантация, Живорождение, Выкидыш

Функция щитовидной железы меняется на протяжении всей жизни и зависит от конкретного развития и физиологических состояний. Определенные медицинские состояния связаны с измененной функцией щитовидной железы, включая диабет и надпочечниковую недостаточность [1]; однако изменения функции щитовидной железы, определяемые уровнями тиреотропного гормона (ТТГ), не всегда представляют собой патологию. Внутриутробно повышенные уровни фетального ТТГ и гормонов щитовидной железы наблюдались с увеличением срока беременности, вероятно, из-за созревания фетального мозга и щитовидной железы соответственно [2]. Таким образом, в некоторых случаях колебания ТТГ могут просто отражать различные биологические функции и потребность в тиреоидных гормонах на разных этапах жизни.

Хорошо известно, что существуют разные целевые уровни ТТГ для беременных и небеременных взрослых [3]. Рекомендуемый диапазон для беременности основан на данных, связывающих уровни ТТГ > 2,5 мМЕ/л с осложнениями беременности, такими как выкидыш, преждевременные роды и потенциальное нарушение неврологического развития плода [3, 4]. Кроме того, было продемонстрировано, что клинические исходы улучшаются, когда ТТГ поддерживается на уровне ≤2,5 мМЕ/л на ранних сроках беременности [5], что является значительно более строгим целевым уровнем ТТГ, чем у небеременных (<4,12 мМЕ/л) [1]. ].

Учитывая, что рекомендуемые диапазоны ТТГ для беременных и небеременных взрослых различаются, возможно, существует определенный диапазон ТТГ для женщин, пытающихся зачать ребенка, который может повлиять на репродуктивную эффективность и успех. Определение нормальных показателей ТТГ для этой популяции особенно важно, так как 100 % пациентов с бесплодием подвержены риску дисфункции щитовидной железы и должны проходить скрининг [3]. В настоящее время, если у женщин из группы высокого риска в период до зачатия выявляется значение ТТГ выше рекомендуемого диапазона в течение беременность (>2,5 мМЕ/л), их лечат медикаментозно для достижения установленного целевого уровня ТТГ [3, 6–8]. Однако может быть неверным полагать, что рекомендованный верхний предел ТТГ для беременных достаточен для бесплодных женщин, пытающихся забеременеть. Ранее не исследовалось, существует ли пороговое значение ниже 2,5 мМЕ/л, оптимизирующее исходы беременности у бесплодной популяции.

При определении оптимального диапазона ТТГ для женщин с бесплодием следует учитывать только значения ≤2,5 мМЕ/л из-за неблагоприятных исходов беременности, связанных со значениями ТТГ выше этого порогового значения [3, 4]. Обеспокоенность тем, что на клинические исходы могут повлиять вариации в диапазоне ≤2,5 мМЕ/л, основана на предыдущей литературе, демонстрирующей, что незначительные вариации ТТГ могут влиять на репродуктивные исходы. Проспективное когортное исследование 2497 спонтанных зачатий продемонстрировали, что частота невынашивания беременности увеличивалась на 60 % на каждое удвоение ТТГ (ОШ = 1,6, 95 % ДИ 1,04–2,47; p  = 0,033) [9]. Полученные данные демонстрируют линейную зависимость между повышением ТТГ и риском невынашивания беременности даже в пределах рекомендуемого диапазона ТТГ [9]. Неизвестно, влияют ли изменения ТТГ в рекомендуемом диапазоне для беременности (≤2,5 мМЕ/л) на результаты экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) у бесплодной популяции.

Это исследование было разработано для определения оптимального диапазона ТТГ ≤2,5 мМЕ/л для бесплодных женщин, пытающихся забеременеть с помощью ЭКО. Пациенток с бесплодием может быть сложно изучать, поскольку у них может быть один или несколько факторов риска осложнений беременности [10–15]. Предыдущие исследования, изучающие влияние ТТГ на исходы ЭКО, не учитывали смешанную переменную компетентности эмбриона и анеуплоидии. Это потенциально самый большой фактор риска бесплодия, и недавняя литература предполагает, что распространенность эмбриональной анеуплоидии может быть выше, чем ожидалось, особенно у молодых женщин (уровень анеуплоидии> 40 % у женщин в возрасте ≤23 лет) [16]. В попытке контролировать эту важную причину неудачи имплантации и изолировать влияние ТТГ на репродуктивные исходы в этом анализе оценивались только переносы эуплоидных бластоцист.

Дизайн исследования

Этот ретроспективный анализ включал всех женщин, прошедших первый цикл ЭКО с интрацитоплазматической инъекцией сперматозоидов (ИКСИ) и комплексным хромосомным скринингом (CCS) с февраля 2012 г. по август 2014 г. Все клинические лечебные и эмбриологические процедуры были выполнены за один раз. академический институт. Получено одобрение институционального наблюдательного совета.

Население

Женщины с ранее существовавшим диагнозом заболевания щитовидной железы, подтвержденным анамнезом, были исключены. Пациентам, у которых при первом посещении было обнаружено базальное значение ТТГ > 2,5 мМЕ/л, начали лечение левотироксином. Эутиреоидный статус был подтвержден до переноса эмбрионов (ЭТ) в соответствии с действующими стандартами практики (ТТГ ≤2,5 мМЕ/л в течение 1 года до ЭТ). Таким образом, сроки измерения базального ТТГ по отношению к ЭТ различались у разных пациентов. Чтобы проанализировать значения ТТГ, полученные в одно и то же время у всех пациентов, и наиболее точно отразить функцию щитовидной железы во время имплантации, в анализе использовались значения ТТГ, полученные через 8 дней после ЭТ, поскольку они получены для всех пациентов в этом центре. . Для контроля эмбриональной анеуплоидии в анализе учитывались только циклы, в которых выполнялась CCS.

Протоколы стимуляции

В это исследование были включены все подходящие пациенты, независимо от конкретного протокола стимуляции. Стимуляцию яичников осуществляли с помощью очищенных или рекомбинантных гонадотропинов. Протоколы состояли из микродоз лейпролида, подавления гипофиза лейпролидом или циклов антагонистов гонадотропин-высвобождающего гормона (ГнРГ). ИКСИ было выполнено во всех случаях, так как это обычная практика для всех случаев CCS в нашем учреждении. Жизнеспособные бластоцисты подверглись биопсии трофэктодермы на 5 или 6 день для CCS.

У пациентов была свежая или замороженная ЭТ на основе критериев, специфичных для цикла. Свежие ET были выполнены утром 6-го дня. Перенос одного эмбриона (SET) или двойной перенос эмбриона (DET) был выполнен в соответствии с рекомендациями Американского общества репродуктивной медицины (ASRM) [17].

Лабораторный анализ

Базальные значения ТТГ были измерены в день первого визита, а повышенные уровни (>2,5 мМЕ/л) были скорректированы левотироксином. Эутиреоидный статус был подтвержден документальным подтверждением нормального значения ТТГ в течение 1 года до переноса эмбрионов. Через восемь дней после ЭТ рутинный анализ крови включал определение сывороточного бета-хорионического гонадотропина человека (ХГЧ) и ТТГ. Пациентам со значением ТТГ >2,5 мМЕ/л была начата терапия левотироксином, или дозы были скорректированы, если пациенты ранее получали это лекарство. Пациенткам с положительным тестом на беременность (>5 МЕ/л) и последующим соответствующим повышением уровня бета-ХГЧ было выполнено трансвагинальное УЗИ через 15 дней после ЭТ. Беременность продолжалась примерно до 9недели беременности, документирована сердечная деятельность плода.

Анализ данных

Значения ТТГ, полученные через 8 дней после переноса эмбрионов, были эмпирически сгруппированы с шагом 0,5 мМЕ/л. Эти приращения были выбраны для облегчения обнаружения влияния незначительных изменений ТТГ в диапазоне ≤2,5 мМЕ/л. Значения ТТГ представлены как среднее ± стандартная ошибка. Частота имплантации (ИР) рассчитывалась путем деления количества плодных яиц на количество перенесенных эмбрионов. Живорождение определялось как рождение жизнеспособного плода после 24 недель беременности. Коэффициент живорождения (LBR) рассчитывали путем деления числа живорождений на количество перенесенных эмбрионов. Частота выкидышей рассчитывалась путем деления количества сердечных сокращений плода при выписке на максимальное количество визуализированных плодных яиц и вычитания этого значения из 1,9.0003

Первичный результат был определен как ИР эуплоидных бластоцист по сравнению с различными группами ТТГ. Вторичные результаты включали частоту живорождений и выкидышей между группами ТТГ. LBR, основанный на добавках гормонов щитовидной железы, также оценивался, чтобы определить, отличаются ли результаты для пациентов с нормальными значениями ТТГ, получающих добавки щитовидной железы, от тех, которым не требуется лечение.

Статистический анализ выполнен с использованием OpenEpi версии 3. 03 и AnalyzeIt версии 2.30. Демографические данные оценивались на предмет нормальности, а тесты дисперсионного анализа (ANOVA) использовались для сравнения данных с нормальным распределением. Непараметрические данные (уровни эстрадиола) сравнивали с помощью теста Крускала-Уоллиса. Критерии хи-квадрат использовались для сравнения категориальных переменных. Анализ рабочих характеристик приемника (ROC) был выполнен, чтобы определить, существует ли дискриминационное значение ТТГ в пределах рекомендуемого диапазона для беременности для прогнозирования имплантации, живорождения или выкидыша. Кривые ROC были созданы путем построения графика чувствительности и 1-специфичности всех значений ТТГ для данной переменной результата. ANOVA использовался для сравнения средних значений IR, LBR и частоты выкидышей между группами TSH. Для анализа невынашивания беременности три группы с самым низким уровнем ТТГ были сгруппированы вместе из-за небольшого числа пациенток в каждой из этих трех групп. А 9Тест 0032 t использовали для сравнения значений ТТГ между циклами свежей и замороженной пищи.

Одна тысяча пятьсот девяносто девять циклов передачи были включены для анализа. Женщины были одинаковыми по возрасту, уровню фолликулостимулирующего гормона (ФСГ), базальному количеству антральных фолликулов (БАФК), пиковому уровню эстрадиола (Е2), толщине эндометрия и количеству перенесенных эмбрионов (таблица). Причины бесплодия были классифицированы в соответствии с диагнозами Общества вспомогательных репродуктивных технологий (SART) и включали следующее: мужской фактор (35,1%), овуляторная дисфункция (17,7%), снижение овариального резерва (7,8%), трубный фактор (6,3%). , эндометриоз (3,1 %), маточный фактор (1,3 %), неизвестный (13,8 %) и другие (14,9 %).%). Из 1599 циклов 1191 были замороженными ЭТ и 408 были свежими ЭТ. Произведено 1009 переносов одиночных эмбрионов и 590 переносов двойных эмбрионов.

Таблица 1

Демография групп ТТГ

928 0202020202020 29, 9023 9025 9025 9025 9025 9025 9025 9025 9025 . если данные непараметрические (пик E2)

Среднее значение ТТГ для исследуемой популяции составило 2,37 ± 0,03 мМЕ/л. Для пациентов, не нуждающихся в дополнительном приеме гормонов щитовидной железы ( n  = 1015), среднее значение ТТГ составило 2,18 ± 0,03 мМЕ/л. Среднее значение ТТГ среди пациентов, нуждающихся в лечении левотироксином ( n  = 584), составило 2,69 ± 0,06 мМЕ/л.

Общая частота имплантации и живорождения составила 82,4 и 69,6 % соответственно. Общая частота выкидышей составила 6,3 %. Площади под ROC-кривыми для имплантации, живорождения и выкидыша составили 0,519.(95 % ДИ 0,475–0,563), 0,530 (95 % ДИ 0,497–0,563) и 0,563 (95 % ДИ 0,497–0,629) соответственно (рис. ). Все три ROC-кривые приблизились к линии отсутствия дискриминации, что указывает на то, что нет значения ТТГ в пределах рекомендуемого диапазона для беременности, которое предсказывало бы имплантацию, живорождение или выкидыш в бесплодной популяции лучше, чем другие значения в этом диапазоне.

Открыть в отдельном окне

Графики ROC, представляющие чувствительность и 1-специфичность каждого значения ТТГ для прогнозирования результатов a имплантация, b живорождение и c выкидыш

Поскольку в ROC-анализе не было выявлено порогового значения ТТГ, сравнивали ИР, НКР и частоту выкидышей среди пациенток, стратифицированных по ТТГ. Исходы оценивались среди следующих групп ТТГ: <0,5, от 0,5 до <1,0, от 1,0 до <1,5, от 1,5 до <2, от 2 до ≤2,5 и >2,5 мМЕ/л. Не было различий в частоте имплантации или живорождения между различными группами ТТГ ( p  = 0,56 и p  = 0,36 соответственно) (рис. ). Частота выкидышей среди различных групп ТТГ также была одинаковой ( p  = 0,10) (рис. ).

Открыть в отдельном окне

a Имплантация, b живорождение и c частота выкидышей между группами ТТГ статистически не различаются. Планки погрешностей представляют собой стандартную ошибку

Не было различий в коэффициенте рождаемости между женщинами, принимавшими левотироксин, и женщинами, не принимавшими левотироксин (690,9 против 69,5 % соответственно; p  = 0,86) (рис. ). Общие показатели живорождения для свежих и замороженных циклов ЕТ составили 66,5 и 70,7% соответственно ( p  = 0,09). Средние значения ТТГ между свежими и замороженными циклами ЕТ в каждой группе ТТГ существенно не различались ( p  = 0,08–0,97) (рис.  ). Значение p , равное 0,08, соответствует значениям ТТГ в свежем и замороженном виде (2,27 и 2,24 мМЕ/л соответственно) в группе ТТГ 2–2,5 мМЕ/л. Эти значения ТТГ явно очень похожи, и вполне вероятно, что p значение приближается к статистической значимости из-за большого размера популяции и не имеет клинического значения.

Открыть в отдельном окне

Коэффициент рождаемости у женщин, принимающих левотироксин и не принимающих левотироксин. Столбики погрешностей представляют стандартную ошибку

Открыть в отдельном окне

Значения ТТГ между свежими и замороженными ET в каждой группе ТТГ. Метки данных представляют среднее значение ТТГ (мМЕ/л) и размер выборки. Столбики ошибок представляют собой стандартную ошибку. Все значения p незначимы (диапазон 0,08–0,97)

В этой большой группе пациентов с бесплодием был исследован оптимальный диапазон ТТГ для пациентов, пытающихся зачать ребенка с помощью ЭКО. В частности, оценивалось влияние вариаций ТТГ в пределах рекомендуемого диапазона для беременности (≤2,5 мМЕ/л) на результаты ЭКО. Никакой связи между различными значениями ТТГ и имплантацией, живорождением или частотой выкидышей обнаружено не было.

Среднее значение ТТГ у всех пациентов было ниже 2,5 мМЕ/л; однако, как показано на рисунках, были пациенты со значениями ТТГ более 2,5 мМЕ/л через 8 дней после переноса эмбрионов. Одним из возможных объяснений этого вывода является то, что повышение уровня ТТГ может быть прямым следствием стимуляции яичников, поскольку было продемонстрировано, что до одной трети эутиреоидных женщин могут испытывать повышение уровня ТТГ более 2,5 мМЕ/л после ЭКО [18]. Во-вторых, у пациентов был документально подтвержден эутиреоидный статус в течение 1 года до переноса эмбрионов. Следовательно, возможно, что значения ТТГ во время фактического переноса эмбрионов были на уровне 2,5 мМЕ/л или выше у некоторых пациентов. Независимо от потенциальной этиологии повышения ТТГ у части исследуемой популяции, цель исследования заключалась в оценке исходов на основе значений ТТГ. Полученные данные демонстрируют, что вариации ТТГ, особенно в диапазоне ≤2,5 мМЕ/л, не оказывают дифференциального влияния на результаты ЭКО.

Частота живорождения была сходной у женщин, получавших левотироксин, и у женщин, не принимавших левотироксин, что свидетельствует о том, что можно ожидать эквивалентных результатов ЭКО после введения гормонов щитовидной железы пациентам с повышенным уровнем ТТГ. Другое важное клиническое применение этого исследования заключается в том, что диапазон ТТГ для ранней беременности достаточен для бесплодных женщин, пытающихся зачать ребенка с помощью ЭКО. Мы не оценивали верхний предел ТТГ> 2,5 мМЕ / л, поскольку значения выше этого порога были связаны с неблагоприятными исходами беременности и не подходили бы для женщин, пытающихся забеременеть [3, 4]. В пределах рекомендуемого диапазона ТТГ для беременности не было значения ТТГ, более предсказывающего успех ЭКО, чем другие значения в этом диапазоне.

Примечательным преимуществом этого исследования является то, что мы исключили переменную компетентности эмбриона, оценив только перенос эуплоидных бластоцист. Насколько нам известно, это первое исследование для оценки такой популяции, что способствовало более конкретной оценке влияния ТТГ на результаты ЭКО. Дополнительными преимуществами этого исследования являются последовательные сроки измерения ТТГ среди исследуемой популяции и тот факт, что ТТГ оценивался в течение интервала, который может лучше всего отражать периимплантационный статус щитовидной железы. Ограничения исследования включают его ретроспективный дизайн и отсутствие данных об эмбриологических исходах или наличии антитиреоидных антител.

Значения ТТГ, полученные через 8 дней после переноса эмбрионов, использовались в этом анализе, поскольку для исследуемой популяции не было доступных стандартных значений ТТГ до имплантации. Однако предимплантационные значения ТТГ могут предоставить информацию об ожидаемом ответе на стимуляцию яичников и исходах ЭКО. Предыдущие анализы показали значительную изменчивость между и внутри исследований в отношении времени измерения ТТГ по отношению к циклу ЭКО [18-22]. Если необходимо оценить результаты ЭКО, основанные на значениях ТТГ перед имплантацией, уровни ТТГ следует определять в стандартное время в начале цикла ЭКО. В одном таком ретроспективном когортном исследовании оценивались результаты на основе значений ТТГ, измеренных в течение 6 недель до начала цикла [21]. Этот анализ не выявил различий в количестве извлеченных ооцитов, частоте оплодотворения или исходах беременности при сравнении женщин со значением ТТГ выше и ниже 2,5 мМЕ/л [21]. Согласованное время измерения ТТГ и близость этих измерений к началу цикла являются похвальными преимуществами этого исследования. Однако важно отметить, что добавление гормонов щитовидной железы было начато у пациентов с повышенным уровнем ТТГ в течение 6 недель до ЭКО. Рекомендации Американской ассоциации щитовидной железы включают повторные измерения ТТГ через 4–6 недель после начала лечения в случае необходимости корректировки дозы [23]. Таким образом, возможно, что фактическое значение ТТГ на момент ЭКО отличалось от значения, использованного в анализе. Было бы полезно для будущих анализов оценить влияние преимплантационного ТТГ, измеренного во время начала цикла. Эти исследования могут прояснить, какое влияние оказывают преимплантационные значения ТТГ на реакцию цикла и развитие эмбриона.

Несмотря на доказательства линейной зависимости между более низкими значениями ТТГ и улучшением результатов при спонтанных зачатиях [9], такой связи не было обнаружено в этой бесплодной популяции, пытающейся зачать ребенка с помощью ЭКО. Колебания ТТГ в пределах рекомендуемого диапазона для беременности (≤2,5 мМЕ/л) не влияют на исходы после переноса эуплоидной бластоцисты.

Капсула

Целевой уровень ТТГ для беременности (≤ 2,5 мМЕ/л) подходит для бесплодных пациенток, пытающихся зачать ребенка, и отклонения в пределах этого диапазона не влияют на результаты ЭКО.

1. Гарбер Дж. Р., Кобин Р. Х., Гариб Х., Хеннесси Дж. В., Кляйн И., Механик Дж. И. и соавт. Клинические рекомендации по гипотиреозу у взрослых: совместно спонсируются Американской ассоциацией клинических эндокринологов и Американской ассоциацией щитовидной железы. Эндокр Практ. 2012;18(6):988–1028. doi: 10.4158/EP12280.GL. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

2. Thorpe-Beeston JG, Nicolaides KH, Felton CV, Butler J, McGregor AM. Созревание секреции гормонов щитовидной железы и тиреотропного гормона у плода. N Engl J Med. 1991;324(8):532–536. doi: 10.1056/NEJM199102213240805. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

3. Stagnaro-Green A, Abalovich M, Alexander E, Azizi F, Mestman J, Negro R, et al. Рекомендации Американской ассоциации щитовидной железы по диагностике и лечению заболеваний щитовидной железы во время беременности и после родов. Целевая группа Американской ассоциации щитовидной железы по заболеваниям щитовидной железы во время беременности и после родов. Щитовидная железа. 2011;21(10):1081–1125. doi: 10.1089/thy.2011.0087. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

4. Casey BM, Dashe JS, Wells CE, McIntire DD, Byrd W, Leveno KJ, et al. Субклинический гипотиреоз и исходы беременности. Акушерство Гинекол. 2005;105(2):239–245. doi: 10.1097/01.AOG.0000152345.99421.22. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

5. Негро Р., Шварц А., Гисмонди Р., Тинелли А., Мангьери Т., Стагнаро-Грин А. Универсальный скрининг в сравнении с выявлением случаев для выявления и лечения гормональной дисфункции щитовидной железы во время беременности. J Clin Endocrinol Metab. 2010;95(4):1699–1707. doi: 10.1210/jc.2009-2009. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

6. De Groot L, Abalovich M, Alexander EK, Amino N, Barbour L, Cobin RH, et al. Лечение дисфункции щитовидной железы во время беременности и после родов: руководство по клинической практике Эндокринологического общества. J Clin Endocrinol Metab. 2012;97(8):2543–2565. doi: 10.1210/jc.2011-2803. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

7. Абалович М., Гутьеррес С., Алькарас Г., Маккаллини Г., Гарсия А., Левалле О. Явный и субклинический гипотиреоз, осложняющий беременность. Щитовидная железа. 2002;12(1):63–68. дои: 10.1089/105072502753451986. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

8. Kim CH, Ahn JW, Kang SP, Kim SH, Chae HD, Kang BM. Влияние лечения левотироксином на экстракорпоральное оплодотворение и исход беременности у бесплодных женщин с субклиническим гипотиреозом, подвергшихся экстракорпоральному оплодотворению/интрацитоплазматической инъекции спермы. Фертил Стерил. 2011;95(5):1650–1654. doi: 10.1016/j.fertnstert.2010.12.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

9. Benhadi N, Wiersinga WM, Reitsma JB, Vrijkotte TG, Bonsel GJ. Более высокие уровни ТТГ у матери во время беременности связаны с повышенным риском выкидыша, гибели плода или новорожденного. Евр Дж Эндокринол. 2009 г.;160(6):985–991. doi: 10.1530/EJE-08-0953. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

10. Krassas GE, Poppe K, Glinoer D. Функция щитовидной железы и репродуктивное здоровье человека. Endocr Rev. 2010;31(5):702–755. doi: 10.1210/er.2009-0041. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

11. Глейхер Н., Кушнир В.А., Вегхофер А. , Барад Д.Х. «Поседение» услуг по лечению бесплодия: грядущая революция, к которой никто не готов. Репрод Биол Эндокринол. 2014;12:63. дои: 10.1186/1477-7827-12-63. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

12. Hodes-Wertz B, Grifo J, Ghadir S, Kaplan B, Laskin CA, Glassner M, et al. Идиопатический привычный невынашивание беременности чаще всего вызывают анеуплоидные эмбрионы. Фертил Стерил. 2012;98(3):675–680. doi: 10.1016/j.fertnstert.2012.05.025. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

13. Clementini E, Palka C, Iezzi I, Stuppia L, Guanciali-Franchi P, Tiboni GM. Распространенность хромосомных аномалий у 2078 бесплодных пар, направленных на вспомогательные репродуктивные технологии. Хум Репрод. 2005;20(2):437–442. дои: 10.1093/хумреп/deh626. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

14. Chan YY, Jayaprakasan K, Zamora J, Thornton JG, Raine-Fenning N, Coomarasamy A. Распространенность врожденных аномалий матки в невыбранных группах населения и группах высокого риска: систематический анализ обзор. Обновление воспроизведения гула. 2011;17(6):761–771. doi: 10.1093/humupd/dmr028. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

15. Chan YY, Jayaprakasan K, Tan A, Thornton JG, Coomarasamy A, Raine-Fenning NJ. Репродуктивные исходы у женщин с врожденными аномалиями матки: систематический обзор. УЗИ Акушерство Гинекол. 2011;38(4):371–382. doi: 10.1002/uog.10056. [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]

16. Franasiak JM, Forman EJ, Hong KH, Werner MD, Upham KM, Treff NR, et al. Природа анеуплоидии с увеличением возраста партнерши: обзор 15 169 последовательных биопсий трофэктодермы, оцененных с помощью комплексного хромосомного скрининга. Фертил Стерил. 2014;101(3):63.e1. doi: 10.1016/j.fertnstert.2013.11.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

17. Комитет по практике ASRM Американского общества репродуктивной медицины и Комитет по практике Общества вспомогательных репродуктивных технологий. Критерии количества эмбрионов для переноса: мнение комитета. Фертил Стерил. 2013;99(1):44–46. doi: 10.1016/j.fertnstert.2012.09.038. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

18. Benaglia L, Busnelli A, Somigliana E, Leonardi M, Vannucchi G, De Leo S, et al. Частота повышения уровня тиреотропного гормона в сыворотке во время контролируемой гиперстимуляции яичников для экстракорпорального оплодотворения. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol. 2014; 173:53–57. doi: 10.1016/j.ejogrb.2013.11.003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

19. Reh A, Grifo J, Danoff A. Что такое нормальный уровень тиреотропного гормона (ТТГ)? Влияние более строгих порогов ТТГ на исходы беременности после экстракорпорального оплодотворения. Фертил Стерил. 2010;94(7):2920–2922. doi: 10.1016/j.fertnstert.2010.06.041. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

20. Mintziori G, Goulis DG, Gialamas E, Dosopoulos K, Zouzoulas D, Gitas G, et al. Ассоциация концентрации ТТГ и аутоиммунитета щитовидной железы с исходом ЭКО у женщин с концентрацией ТТГ в пределах нормы для взрослых. Гинеколь Обстет Инвест. 2014;77(2):84–88. doi: 10.1159/000357193. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

21. Michalakis KG, Mesen TB, Brayboy LM, Yu B, Richter KS, Levy M, et al. Субклиническое повышение уровня тиреотропного гормона и результаты вспомогательных репродуктивных технологий. Фертил Стерил. 2011;95(8):2634–2637. doi: 10.1016/j.fertnstert.2011.02.056. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

22. Абдель Рахман А.Х., Али Аббаси Х., Аббаси А.А. Улучшение результатов экстракорпорального оплодотворения после лечения субклинического гипотиреоза у женщин с бесплодием. Эндокр Практ. 2010;16(5):792–797. doi: 10.4158/EP09365.OR. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

23. Jonklaas J, Bianco AC, Bauer AJ, Burman KD, Cappola AR, Celi FS, et al. Руководство по лечению гипотиреоза: подготовлено рабочей группой Американской ассоциации щитовидной железы по заместительной терапии гормонами щитовидной железы. Щитовидная железа. 2014;24(12):1670–1751. дои: 10. 1089/thy.2014.0028. [PMC free article] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Более высокие уровни ТТГ в пределах нормы связаны с необъяснимым бесплодием

1. Zegers-Hochschild F, Adamson GD, Dyer S, Racowsky C, de Mouzon J , Сокол Р., Риенци Л., Сунде А., Шмидт Л., Кук И.Д., Симпсон Дж.Л., ван дер Пул С. Международный глоссарий по бесплодию и лечению бесплодия, 2017 г. Fertil Steril. 2017;108(3):393–406. [PubMed] [Google Scholar]

2. Thoma ME, McLain AC, Louis JF, King RB, Trumble AC, Sundaram R, Buck Louis GM.. Распространенность бесплодия в Соединенных Штатах, оцененная с помощью текущего подхода к продолжительности и традиционного сконструированного подхода. Фертил Стерил. 2013;99(5):1324–1331.e1. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

3. Халл М.Г., Глейзенер С.М., Келли Н.Дж., Конвей Д.И., Фостер П.А., Хинтон Р.А., Коулсон С., Ламберт П.А., Уотт Э.М., Десаи К.М. Популяционное исследование причин, лечения и исходов бесплодия. Br Med J (Clin Res Ed). 1985; 291 (6510): 1693–1697. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

4. Thonneau P, Marchand S, Tallec A, Ferial ML, Ducot B, Lansac J, Lopes P, Tabaste JM, Spira A. Заболеваемость и основные причины бесплодия среди постоянного населения (1 850 000 человек) трех французских регионов (1988–1989). Хум Репрод. 1991;6(6):811–816. [PubMed] [Google Scholar]

5. Smith S, Pfeifer SM, Collins JA. Диагностика и лечение женского бесплодия. ДЖАМА. 2003; 290(13):1767–1770. [PubMed] [Google Scholar]

6. Гелбая Т.А., Потдар Н., Джеве Ю.Б., Нардо Л.Г. Определение и эпидемиология необъяснимого бесплодия. Акушерство Gynecol Surv. 2014;69(2):109–115. [PubMed] [Google Scholar]

7. Harris Williams and Co. 2015.. Обзор рынка фертильности. Доступно на: www.harriswilliams.com.

8. Рейндоллар Р.Х., Реган М.М., Нойманн П.Дж., Левин Б.С., Торнтон К.Л., Альпер М.М., Голдман М.Б. Рандомизированное клиническое исследование для оценки оптимального лечения бесплодия неясного генеза: исследование ускоренного и стандартного лечения (FASTT). Фертил Стерил. 2010;94(3):888–899. [PubMed] [Google Scholar]

9. Krassas GE, Poppe K, Glinoer D. Функция щитовидной железы и репродуктивное здоровье человека. Endocr Rev. 2010;31(5):702–755. [PubMed] [Google Scholar]

10. Фурман Л.Т., Фазели П.К. Нейроэндокринные причины аменореи. J Clin Endocrinol Metab. 2015;100(3):812–824. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

11. Sauder SE, Frager M, Case GD, Kelch RP, Marshall JC. Аномальные модели пульсирующей секреции лютеинизирующего гормона у женщин с гиперпролактинемией и аменореей: реакция на бромокриптин. J Clin Endocrinol Metab. 1984;59(5):941–948. [PubMed] [Google Scholar]

12. Мацудзаки Т., Адзума К., Ирахара М., Ясуи Т., Аоно Т. Механизм ановуляции при гиперпролактинемической аменорее определяется пульсирующей инъекцией гонадотропин-рилизинг-гормона в сочетании с хорионическим гонадотропином человека. Фертил Стерил. 1994;62(6):1143–1149. [PubMed] [Google Scholar]

13. Секи К., Секи М. Успешная овуляция и беременность, достигнутые с помощью CB-154 (2-Br-α-эргокриптин) у женщины с синдромом Киари-Фроммеля. J Clin Endocrinol Metab. 1974; 38 (3): 508–509. [PubMed] [Google Scholar]

14. Торнер М.О., Макнилли А.С., Хаган С., Бессер Г.М. Длительное лечение галактореи и гипогонадизма бромокриптином. БМЖ. 1974; 2 (5916): 419–422. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

15. Lloyd SJ, Josimovich JB, Archer DF. Аменорея и галакторея: результаты терапии 2-бром-альфа-эргокриптином (CB-154). Am J Obstet Gynecol. 1975;122(1):85–89. [PubMed] [Google Scholar]

16. Webster J, Piscitelli G, Polli A, Ferrari CI, Ismail I, Scanlon MF; Группа сравнительного исследования каберголина. Сравнение каберголина и бромокриптина при лечении гиперпролактинемической аменореи. N Engl J Med. 1994;331(14):904–909. [PubMed] [Google Scholar]

17. Коренблюм Б., Пэродо Н., Шевчук А.Б. Гиперсекреция пролактина и короткие дефекты лютеиновой фазы. Акушерство Гинекол. 1976;47(4):486–488. [PubMed] [Академия Google]

18. Сеппяля М., Ранта Т., Хирвонен Э. Гиперпролактинемия и лютеиновая недостаточность. Ланцет. 1976; 307 (7953): 229–230. [PubMed] [Google Scholar]

19. дель Позо Э., Висс Х., Толлис Г., Альканьис Дж., Кампана А., Нафтолин Ф. Пролактин и недостаточность лютеиновой функции. Акушерство Гинекол. 1979;53(3):282–286. [PubMed] [Google Scholar]

20. Ваким А.Н., Пальюг В.Р., Яснош К.М., Альхаким Н., Браун А.Б., Бурхольт Д.Р. Рибонуклеиновая кислота мессенджера гормонов щитовидной железы в гранулезных клетках человека и стромальных клетках яичников. Фертил Стерил. 1994;62(3):531–534. [PubMed] [Google Scholar]

21. Cecconi S, Rucci N, Scaldaferri ML, Masciulli MP, Rossi G, Moretti C, D’Armiento M, Ulisse S. Влияние гормонов щитовидной железы на созревание ооцитов мышей и активность ароматазы гранулезных клеток. Эндокринология. 1999;140(4):1783–1788. [PubMed] [Google Scholar]

22. Агаджанова Л., Ставреус-Эверс А. , Линдеберг М., Ландгрен Б.М., Спарре Л.С., Ховатта О.. Рецептор тиреотропного гормона и рецепторы гормона щитовидной железы участвуют в физиологии эндометрия человека. Фертил Стерил. 2011;95(1):230–237.e2. [PubMed] [Google Scholar]

23. Colicchia M, Campagnolo L, Baldini E, Ulisse S, Valensise H, Moretti C. Молекулярные основы действия тиреотропина и тиреоидных гормонов при имплантации и раннем развитии. Обновление воспроизведения гула. 2014;20(6):884–904. [PubMed] [Google Scholar]

24. Karmon AE, Cardozo ER, Souter I, Gold J, Petrozza JC, Styer AK. Уровень донорского ТТГ связан с клинической беременностью среди циклов донорства ооцитов. J Assist Reprod Genet. 2016;33(4):489–494. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

25. Krassas GE, Pontikides N, Kaltsas T, Papadopoulou P, Batrinos M. Нарушения менструального цикла при тиреотоксикозе. Клин Эндокринол (Oxf). 1994;40(5):641–644. [PubMed] [Google Scholar]

26. Крассас Г.Э., Понтикидес Н., Кальцас Т. , Пападопулу П., Паункович Дж., Паункович Н., Дунтас Л.Х. Нарушения менструации при гипотиреозе. Клин Эндокринол (Oxf). 1999;50(5):655–659. [PubMed] [Google Scholar]

27. Quintino-Moro A, Zantut-Wittmann DE, Tambascia M, Machado HC, Fernandes A. Высокая распространенность бесплодия среди женщин с болезнью Грейвса и тиреоидитом Хашимото. Int J Endocrinol. 2014;2014:982705. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

28. Arojoki M, Jokimaa V, Juuti A, Koskinen P, Irjala K, Anttila L. Гипотиреоз среди бесплодных женщин в Финляндии. Гинекол Эндокринол. 2000;14(2):127–131. [PubMed] [Google Scholar]

29. Александр EK, Pearce EN, Brent GA, Brown RS, Chen H, Dosiou C, Grobman WA, Laurberg P, Lazarus JH, Mandel SJ, Peeters RP, Sullivan S. Руководство Американской ассоциации щитовидной железы 2017 года по диагностике и лечению заболеваний щитовидной железы во время беременности и после родов. Щитовидная железа. 2017;27(3):315–389. [PubMed] [Google Scholar]

30. Hollowell JG, Staehling NW, Flanders WD, Hannon WH, Gunter EW, Spencer CA, Braverman LE. Сывороточный ТТГ, Т (4) и антитела к щитовидной железе у населения США (1988–1994 гг.): Национальное обследование здоровья и питания (NHANES III). J Clin Endocrinol Metab. 2002;87(2):489–499. [PubMed] [Google Scholar]

31. Baloch Z, Carayon P, Conte-Devolx B, Demers LM, Feldt-Rasmussen U, Henry JF, LiVosli VA, Nicoli-Sire P, John R, Ruf J, Smyth PP, Спенсер К.А., Стокигт Дж.Р.; Комитет по руководящим принципам, Национальная академия клинической биохимии. Руководство по лабораторной медицине. Лабораторная поддержка диагностики и мониторинга заболеваний щитовидной железы. Щитовидная железа. 2003;13(1):3–126. [PubMed] [Академия Google]

32. Негро Р., Шварц А., Гисмонди Р., Тинелли А., Мангьери Т., Стагнаро-Грин А. Повышенная частота невынашивания беременности у женщин, отрицательных по антителам к щитовидной железе, с уровнем ТТГ от 2,5 до 5,0 в первом триместре беременности. J Clin Endocrinol Metab. 2010;95(9):E44–E48. [PubMed] [Google Scholar]

33. Практический комитет Американского общества репродуктивной медицины Субклинический гипотиреоз у женщин с бесплодием: руководство. Фертил Стерил. 2015;104(3):545–553. [PubMed] [Академия Google]

34. Практический комитет Американского общества репродуктивной медицины. Тестирование и интерпретация показателей овариального резерва: мнение комитета. Фертил Стерил. 2015;103(3):e9–e17. [PubMed] [Google Scholar]

35. Cooper TG, Noonan E, von Eckardstein S, Auger J, Baker HW, Behre HM, Haugen TB, Kruger T, Wang C, Mbizvo MT, Vogelsong KM. Референтные значения Всемирной организации здравоохранения для характеристик спермы человека. Обновление воспроизведения гула. 2010;16(3):231–245. [PubMed] [Академия Google]

36. Menkveld R, Stander FS, Kotze TJ, Kruger TF, van Zyl JA. Оценка морфологических характеристик сперматозоидов человека по более строгим критериям. Хум Репрод. 1990;5(5):586–592. [PubMed] [Google Scholar]

37. Nyrnes A, Jorde R, Sundsfjord J. Уровень ТТГ в сыворотке положительно связан с ИМТ. Инт Дж. Обес. 2006;30(1):100–105. [PubMed] [Google Scholar]

38. Fox CS, Pencina MJ, D’Agostino RB, Murabito JM, Seely EW, Pearce EN, Vasan RS. Отношения функции щитовидной железы к массе тела: поперечные и продольные наблюдения в выборке, основанной на сообществе. Arch Intern Med. 2008; 168(6):587–59.2. [PubMed] [Google Scholar]

39. Surks MI, Hollowell JG. Возрастное распределение сывороточного тиреотропина и антитиреоидных антител в популяции США: влияние на распространенность субклинического гипотиреоза. J Clin Endocrinol Metab. 2007;92(12):4575–4582. [PubMed] [Google Scholar]

40. Bremner AP, Feddema P, Leedman PJ, Brown SJ, Beilby JP, Lim EM, Wilson SG, O'Leary PC, Walsh JP. Возрастные изменения функции щитовидной железы: лонгитюдное исследование когорты населения. J Clin Endocrinol Metab. 2012;97 (5): 1554–1562. [PubMed] [Google Scholar]

41. Вадивелоо Т., Доннан П. Т., Мерфи М.Дж., Лиз Г.П. Референсные интервалы ТТГ в зависимости от возраста и пола у людей без явных заболеваний щитовидной железы в Тейсайде, Шотландия: исследование эпидемиологии, аудита и исследований щитовидной железы (TEARS). J Clin Endocrinol Metab. 2013;98(3):1147–1153. [PubMed] [Google Scholar]

42. Асвольд Б.О., Бьоро Т., Нильсен Т.И., Ваттен Л.Дж. Табакокурение и функция щитовидной железы: популяционное исследование. Arch Intern Med. 2007;167(13):1428–1432. [PubMed] [Академия Google]

43. Franchimont P, Dourcy C, Legros JJ, Reuter A, Vrindts-Gevaert Y, Van Cauwenberge JR, Gaspard U. Уровень пролактина во время менструального цикла. Клин Эндокринол (Oxf). 1976; 5 (6): 643–650. [PubMed] [Google Scholar]

44. Vekemans M, Delvoye P, L’Hermite M, Robyn C. Уровень пролактина в сыворотке во время менструального цикла. J Clin Endocrinol Metab. 1977; 44 (5): 989–993. [PubMed] [Google Scholar]

45. Plowden TC, Schisterman EF, Sjaarda LA, Zarek SM, Perkins NJ, Silver R, Galai N, DeCherney AH, Mumford SL. Субклинический гипотиреоз и аутоиммунитет щитовидной железы не связаны с плодовитостью, невынашиванием беременности или живорождением. J Clin Endocrinol Metab. 2016;101(6):2358–2365. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

46. Кармон А.Е., Батсис М., Чаварро Дж.Е., Саутер И.. Уровни тиреотропного гормона до зачатия и исходы внутриматочной инсеминации у женщин с эутиреоидным бесплодием. Фертил Стерил. 2015;103(6):258–263.e1. [PubMed] [Google Scholar]

47. Feldthusen AD, Pedersen PL, Larsen J, Toft Kristensen T, Ellervik C, Kvetny J. Нарушение фертильности, связанное с субклиническим гипотиреозом и аутоиммунитетом щитовидной железы: Датское общее исследование населения пригородов. Дж Беременность. 2015;2015:132718. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

48. Абалович М., Мительберг Л., Аллами С., Гутьеррес С., Алькарас Г., Отеро П., Левалле О. Субклинический гипотиреоз и аутоиммунитет щитовидной железы у женщин с бесплодием. Гинекол Эндокринол. 2007;23(5):279–283. [PubMed] [Google Scholar]

49. Cramer DW, Sluss PM, Powers RD, McShane P, Ginsburgs ES, Hornstein MD, Vitonis AF, Barbieri RL. Сывороточный пролактин и ТТГ в популяции с экстракорпоральным оплодотворением: есть ли связь между оплодотворением и функцией щитовидной железы? J Assist Reprod Genet. 2003;20(6):210–215. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

50. Emperaire JC, Gauzere E, Audebert A. Женская фертильность и донорская инсеминация. Ланцет. 1980; 1(8183):1423–1424. [PubMed] [Google Scholar]

51. Альбрехт Б.Х., Крамер Д., Шифф И. Факторы, влияющие на успех искусственного оплодотворения. Фертил Стерил. 1982;37(6):792–797. [PubMed] [Google Scholar]

52. Lenton EA, Sobowale OS, Cooke ID. Концентрации пролактина у овуляторных, но бесплодных женщин: лечение бромокриптином. БМЖ. 1977; 2 (6096): 1179–1181. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

53. Хьюз Э., Коллинз Дж., Вандекеркхове П. Бромокриптин при необъяснимой недостаточности фертильности у женщин.

ТТГ (мМЕ/л) Н Возраст (лет) ФСГ (мМЕ/мл) BAFC ( n ) Пик E2 в день ХГЧ (пг/мл) Толщина эндометрия (мм) 9 Количество перенесенных эмбрионов 02 n )
<0. 5 28 35.8 ± 4.5 7.2 ± 2.1 13.1 ± 7 2333 (1347-2794) 9.7 ± 2.7 1.5 ± 0.5
0.5 to <1 96 35.7 ± 3.7 6.7 ± 2.7 16.5 ± 9.7 2509 (1596-3684) 9 ± 2 1.4 ± 0.5
1 to <1.5 240 35,1 ± 4,3 7.1 ± 2.8 16.7 ± 9.7 2241 (1333-3056) 8. 9 ± 1.7 1.3 ± 0.5
1.5 to <2 372 35.3 ± 4.2 6.7 ± 2.3 16.9 ± 10.7 2157 (1432-3025) 9 ± 1.9 1.4 ± 0.5
2 to ≤2.5 292 35.3 ± 4 7.2 ± 2.6 17 ± 8.8 2185 (1551-2904) 8,8 ± 1,9 1.4 ± 0.5
>2.5 571 34.9 ± 4.3 7.3 ± 4.4 16 ± 8. 9 2099 (1397-2863) 8.9 ± 1.9 1.4 ± 0.5
P Значение 0,38 0,11 0,24 0,09 0,23 0,14

Learn more