Субличности ребенок взрослый родитель


Субличность Ребенок, Взрослый, Родитель: что это такое?

Личность многогранна по своей природе. Она совмещает разные темпераменты, типы восприятия, характеры. Кроме этого, в одном человеке уживаются и такие состояния, как ребенок, взрослый, родитель. Их изучает трансакционный анализ, помогающий понять, какую роль играет человек в данный момент.

Но действительно ли каждый из нас совмещает эти компоненты? Бывает ли взрослый ребенок, без внутреннего родителя? Как понять, кто в тебе доминирует? Причем здесь субличность? Разберемся в этих вопросах вместе.

Структура личности

Человек в ходе эволюционного развития претерпел множество изменений, которые помогли ему выйти из мира дикой природы и построить общество. Но любая медаль имеет две стороны. Сложная социализация, в отличие от животных сообществ, превратила разум человека в подобие многослойного пирога, в котором совмещены многие компоненты. Ребенок, взрослый, родитель – это только часть составляющих человеческой личности.

Как правило, в одном индивидууме могут уживаться разные темпераменты, характеры, типы восприятия и поведения. Но к раздвоению личности это не имеет никакого отношения. Просто в ответ на ситуацию в человеке проявляется определенная субличность, которая на автоматизме выполняет те или иные действия. Это как бы социальная роль, которую играет человек.

По мнению супружеской пары американских психологов Хэла и Сидры Стоун психологические надстройки возникают для защиты «внутреннего ребенка», который очень восприимчив к внешним угрозам. Взрослый и родитель оберегают дитя в личности человека. Первый появляется в ответ на социальное и психологическое взросление, второй копирует поведение собственных папы и мамы, либо окружающих. Они становятся внутренними цензорами, которые контролируют проявления инфантильности. В определенных случаях, например, под влиянием алкоголя, их влияние ослабевает и «внутренний ребенок» вырывается наружу.

Пройти тест на темперамент

Что такое субличность?

Субличность – это внутренний образ, отдельное «я», которое появляется для защиты человека от внешних угроз. Все мы в душе дети, но по мере взросления и социализации приходится примерять на себя новые роли, которые не вытесняют полностью предыдущие сценарии. Девочка, переходя рубеж полового созревания, превращается в девушку, женщину, коллегу, начальницу, жену, маму, бабушку.

Будучи руководителем отдела, она проявляет одну свою субличность. Приходя вечером домой, превращается в другого человека. Вырвавшись на выходных с подругами на отдых, открывает совершенно иные свои качества. Безусловно, как человек она везде одинакова, но социальные маски, словно призма, корректируют ее поведение соответственно ситуации.

Образов бывает множество, но самыми обобщенными считаются ребенок, взрослый, родитель. Именно они присутствуют во всех людях, независимо от их пола и социального статуса. Даже дети могут демонстрировать родительское поведение, например, по отношению к младшему брату или сестре. Напротив, уже сформированный человек иногда ведет себя, как взрослый ребенок, словно выключая состояние родителя. Но чаще всего, происходит наоборот. Чем старше человек, тем реже проявляется его «внутреннее дитя».

Пройти тест: ребенок, взрослый, родитель

Трансакционный анализ и личность

Философы и мыслители давно наблюдали, что человек в определенных ситуациях может «включать» разные состояния, как бы надевая социальные маски. Серьезно к изучению этого вопроса исследователи подошли в XX веке. Американский психолог Эрик Берн, развивая идеи психоанализа, обратил внимание на межличностные отношения. Он ввел понятие трансакций, которыми описывал следующие состояния – взрослый, ребенок, родитель.

По его мнению, каждый человек с детства, контактируя с родственниками, перенимает сценарии их поведения. Эти модели становятся субличностями, которые берут на себя заботу о «внутреннем ребенке». Даже покидая родительский дом, человек подсознательно продолжает воспитательный процесс, который происходил, пока он был маленьким. В этом ему помогают три эго-состояния, которые формируют личность. Знать о них необходимо, поскольку это понимание помогает аргументировать собственные поступки и желания.

Эго-состояния личности

По мнению Эрика Берна в человеке уживаются три эго-состояния;

Они не исключают друг друга, а наоборот, гармонично дополняют. Это в идеале. В реальности же, Взрослый и Ребенок могут конфликтовать, подобно тому, как старшие люди и дети. Антагонизм «отцы и дети» присутствует в личности каждого.

Взрослый ребенок – это как раз та ситуация, когда в дуализме верх одерживает дитя, не впуская зрелость в индивидуума. Чтобы не допустить деструктивных последствий, в дело включается субличность родителя, которая пытается контролировать инфантильные поступки. От того, насколько силен авторитет папы и мамы в глазах такого человека, зависит исход противодействия. Чаще всего, по мере взросления в личности побеждают взрослый и родительский компоненты. Рассмотрим их детальнее.

Эго-состояние Ребенок

В нем заключены все природные свойства человека, которые даны ему от рождения. Ребенок, он же Дитя, любит получать удовольствие от жизни, при этом, избегая сложностей и волевых решений. Эта субличность не интересуется учебой, работой, походами в спортзал. Подобно современным детям, для которых единственным другом стал их гаджет, Ребенок хочет получать максимум при минимальных усилиях. Именно он становится заложником алкоголя, наркотиков, игровой зависимости и плохих компаний.

Это абсолютно не значит, что в трио ребенок, взрослый, родитель, первому выпадает роль «вселенского зла». На самом деле, в этом компоненте заложено все максимально искреннее и человечное, которое не скрыто под социальными масками и образами. Темперамент человека, его призвание, таланты, вся его природная уникальность находятся в эго-состоянии Ребенка. Именно туда устремлен психоанализ и гештальт-терапия.

К слову, субличность Ребенка может развиваться в двух направлениях – природном и адаптивном. В естественной форме Дитя заключается вся эмоциональность и импульсивность человека, именно тут сосредоточено его Эго. Адаптивный Ребенок подстраивается под Родителя, совершая поступки, которые одобряет внутренний цензор. Если первый бунтарь, то второй конформист.

Эго-состояние Родитель

Старшие члены семьи с детства заботятся о детях. Это нормальное состояние, как для мира дикой природы, так и для социума. Еще обезьяноподобные предки человека бережно относились к младшему поколению. По мере усложнения общественной жизни, эта тенденция только усилилась. Соответственно субличность Родителя – внутренний цензор и защитник. Она формируется в процессе наблюдения за ближайшими родственниками, отчасти копируя их поведение.

Эго-состояние Родитель абсолютно не означает взрослость. Эту модель поведения могут перенимать старшие братья и сестры по отношению к младшим. Ребенок, оказавшийся наедине с самим собой, также периодически демонстрирует родительские установки. Например, ему может становиться стыдно, когда он совершает неправильный поступок. Внутренний голос говорит ему «нельзя», «плохо», «перестань».

Просто отсутствие третьего компонента в ряду ребенок, родитель, взрослый, снижает влияние социальных надстроек. Дети еще не успевают полноценно влиться в человеческое общество и не всегда адекватно оценивают справедливость родительских замечаний.

Состояние Родителя не едино. Оно может принимать две формы: заботящуюся и критикующую. Первая вдохновляет и мотивирует человека, дает ощущение спокойствия и безопасности. Вторая – запрещает совершать неправильные поступки, вести себя аморально и безответственно. Оба состояния этой субличности важны для каждого из нас. Они представляют собой некий «кнут и пряник», которые управляют поведением человека.

Эго-состояние Взрослый

Третий и наиболее сильный компонент личности, который постепенно начинает контролировать остальные. Именно Взрослый переключает эго-состояния Ребенка и Родителя, периодически впуская то одного, то другого. Это мозговой центр, разбирающийся в премудростях окружающего мира. По сравнению с ребенком, взрослый намного умнее и опытнее, но и более фальшивый. Он собирает маски, которые надевает потом всю жизнь.

Эта субличность – скорее защитная реакция, чем настоящий человек. Взрослый формируется в ответ на неудачи и вызовы окружающего мира. Поэтому «мажоры» часто демонстрируют детское или подростковое поведение. Чем комфортнее условия взросления, тем менее ответственным вырастает человек. Те же, кто выгрызают свое место под Солнцем, достаточно рано демонстрируют качества взрослого человека, примеряя разные социальные роли.

Жизненный сценарий

С детства, под влиянием взрослых, ребенок подсознательно формирует определенный жизненный сценарий, которому следует всю жизнь. Когда человек взрослеет, за это начинают отвечать его субличности. Эго-состояние Родитель внимательно контролирует, чтобы внутренний Ребенок не отступил от главного сценария. Именно в этом скрываются многие детские психические травмы, которые влияют на жизнь взрослого человека. Это и есть гештальты, сформированные в глубоком детстве – образы отца и матери, модель построения семьи, выбора партнера, отношение к окружающим.

Взрослый ребенок больше всего подвержен такому влиянию субличности Родителя, поскольку он хуже социализируется и активнее придерживается своего жизненного сценария. Общество слабее накладывает на него отпечаток, что проявляется в меньшем количестве масок. Если же человек воспитывает в себе Взрослого, который учится анализировать и корректировать поступки, может сформироваться и контрсценарий, помогающий избавиться от негативных установок. Бывает и антисценарий, когда человек сознательно ломает стереотипы в своем поведении.

Личность человека достаточно «объемна», чтобы уместить в себе различные эго-состояния, среди которых ребенок, взрослый, родитель. В процессе психологического созревания, они «учатся» уживаться друг с другом, помогая человеку реализовывать его жизненный сценарий.

Пройти тест на тип личности

Родитель, Взрослый, Ребенок: как прийти к внутреннему балансу

20 725

Познать себя

«Согласно теории транзактного анализа, в каждом из нас существуют три субличности — Взрослый, Родитель, Ребенок. Это своего рода переработанная и менее абстрактная концепция Эго, Супер-Эго и Ид Зигмунда Фрейда, на которую удобно опираться человеку, стремящемуся привести к гармонии свои чувства и поступки, — говорит психолог Марина Мяус. — Иногда эти субличности лукаво запутывают нас. Нам кажется, что нужно усилить влияние Родителя или Взрослого, стать более рациональным, и тогда мы придем к успеху, однако для этого как раз не хватает голоса беззаботного Ребенка».

Попробуем разобраться с каждым из этих важных внутренних состояний.

Контролирующий Родитель

Как правило, собирательный образ тех взрослых фигур, которые были авторитетны для нас в детстве и юности: родителей, старших знакомых, учителей. Причем возраст человека не играет принципиальной роли. «Важно, что именно он давал нам ощущение: так можно поступить, а так нельзя, — объясняет психолог. — По мере взросления образы этих людей объединяются, сделавшись и частью нашего Я». Родитель — это внутренняя цензура в каждом из нас, наша совесть, которая ставит моральные запреты.

«На работе несправедливо уволили мою коллегу, — рассказывает Арина. — Вся ее вина была в том, что она честно выступала против неправомерных действий руководства. Все в коллективе тогда молчали, боясь потерять работу, и я тоже не поддержала ее, хотя она боролась не только за свои, но и наши общие права. Я чувствовала себя виноватой за свое молчание, и после этого обстоятельства стали складываться не в мою пользу. Клиенты, за которых была ответственна, отказались от услуг нашей компании. Меня лишили премии и важного проекта. Похоже, теперь я и сама рискую потерять работу».

«История Арины — классический пример того, как человек, идущий вразрез со своей совестью, неосознанно создает ситуации, в которых сам себя наказывает. В данном случае, начинает хуже работать, — объясняет Марина Мяус. — Так действует Внутренний Родитель».

Мы часто задаемся вопросом — почему многим людям, совершающим страшные поступки, все сходит с рук? Просто они не чувствуют себя виноватыми, потому,что Контролирующий Родитель у них не выражен. Эти люди живут без ориентиров и принципов, не мучаются угрызениями совести и не приговаривают себя к наказанию.

Бесстрастный Взрослый

Это рациональная часть нашего «Я», призванная анализировать обстановку и принимать решения. Взрослый — наша осознанность, которая дает возможность подняться над ситуацией, не поддаваясь ни чувству вины, которое накладывает Родитель, ни беспокойству Ребенка.

«Это наша опора, которая помогает сохранять присутствие духа в трудных жизненных ситуациях, — говорит эксперт. — Вместе с тем Взрослый может объединяться с Родителем, и тогда из-за гипертрофированного рацио-начала мы лишаемся возможности мечтать, замечать радостные детали жизни, позволять себе удовольствия».

Искренний Ребенок

Символизирует желания, которые идут из детства, не несут никакого практического смысла, но делают нас счастливыми. «Мне не хватает решимости в движении вперед и способности все доводить до конца, — признается Елена. — Хотела создать интернет-магазин, чтобы продавать свои работы, занималась его созданием ночами и по выходным. Днем я работала, а вечерами училась. Ни на что не хватало времени, я перестала встречаться с друзьями и куда-то ходить, кроме дома, работы и института. В результате я так устала, что решила отложить интернет-проект, а когда времени стало больше, потеряла к нему интерес».

«Девушка уверена, что ей не хватает упорства и целеустремленности Взрослого, но проблема в том, что в ней подавлен Ребенок, — считает Марина Мяус. — Та часть, которой не хватало жизни как праздника: встречи с друзьями, общения, веселья. Порой нам кажется, что мы не можем чего-то достичь потому, что слишком инфантильны. На самом деле современному человеку, живущему в мире жестких регламентаций и нацеленности на достижения, просто не хватает радости Ребенка».

Без осуществления детских желаний трудно двинуться вперед. Именно Ребенок дает силу и тот яркий заряд, без которого невозможно реализовывать «взрослые планы», требующие дисциплины и собранности.

Текст:Сабина СафароваИсточник фотографий:Getty Images

Новое на сайте

«Как пережить два разрыва подряд и поверить в свою привлекательность?»

«Встречаюсь с женатым мужчиной и не чувствую вины»: история читательницы и комментарий психолога

Парафилия: почему людей возбуждают странные вещи — 3 любопытных факта

Профайлинг и ложь: как следователи распознают обман

Тест: Чувствуете ли вы себя наравне с мужчиной?

«Однокурсники получают огромные зарплаты, а я — ничтожество. Разве я не заслужила хорошей жизни?»

Взять в руки: 4 проверенные техники массажа

Что я знаю о папе. Часть 2. Рукадор и Марадонов

» Модель Родитель-Взрослый-Ребенок: основы

Основываясь на своих наблюдениях за людьми в своей собственной клинической практике в 1950-х годах, психолог Эрик Берн разработал идею о том, что люди могут переключаться между разными состояниями сознания — иногда в одном и том же разговоре и обязательно в разных сферах жизни, например на работе и дома. Он обнаружил, что эти состояния ума объединяются в три типа, которые он окрестил Родителем, Взрослым и Дитя.

Состояние Ребенка состоит из частей нас самих, которые восходят к нашему детству. Это по-детски, но не по-детски. В этом состоянии «пребывают интуиция, творческий и спонтанный драйв и наслаждение».

Состояние Родитель отражает многолетнее поглощение влияний наших настоящих родителей, а также родителей и авторитетных фигур, таких как учителя, начальники и так далее. У него две функции. Во-первых, дать людям возможность быть лучшими настоящими родителями своих детей. Другой — позволить многим реакциям на жизнь быть автоматическими — «так принято» — тем самым освобождая Взрослого от принятия бесчисленных тривиальных решений.

Состояние Взрослый — это то состояние, в котором мы надеемся оказаться во взрослой жизни. Это наше взрослое «я», имеющее дело с превратностями повседневной жизни. Он также имеет функцию регулирования деятельности Родителя и Ребенка и посредничества между ними.

Берн использовал эту модель личности, чтобы обосновать свою теорию транзакционного анализа, которая изучает только транзакции, общение, отношения между людьми.

Схематически личность человека представлена ​​следующим образом:

Отношения

Типичные отношения представлены следующим образом:

На этих диаграммах есть два человека, 1 и 2. 1 всегда действует первым с некоторым стимулом, а 2 реагирует. На приведенной выше левой диаграмме показаны хорошие рабочие отношения: два человека работают вместе как Взрослые. Конечно, это не идеально: в любых отношениях также необходимы интуиция, творчество и спонтанность, которые дает Ребёнок в каждом человеке.

Правая диаграмма иллюстрирует более обычные рабочие отношения:  1, менеджер, имеет более или менее Родительский подход, которому член команды более или менее охотно следует, используя свои ответы Ребенка.

В приведенных ниже отношениях слева мы имеем слишком распространенную ситуацию, когда член команды предпочитает не брать на себя ответственность и ожидает, что менеджер позаботится о нем. Они переходят в дочерний режим, и искушение стать родительским может быть непреодолимым.

С другой стороны, отношения внизу справа иллюстрируют «перекрестную транзакцию», когда, например, менеджер пытается поддерживать отношения «Взрослый-Взрослый», несмотря на то, что член команды занимает позицию «Ребенок». Это, по сути, нестабильная ситуация, не то чтобы она не могла сохраняться какое-то время за счет больших затрат энергии в виде стресса, усталости и плохого самочувствия.

Цитаты в этой статье взяты из Эрика Берна, Трансактный анализ в психотерапии (1961) и Игры, в которые играют люди (1964). Также рекомендуется более новая книга — Ян Стюарт, Ванн Джойнс, TA Today: новое введение в трансактный анализ (1987).

Джереми Маршан. © 2015 Джереми Марчант Лимитед. загружено 10 июня 2015 . изображение: Бесплатные изображения

 

Кто я в этом споре?

Большинство из нас думают о себе как о единой личности. Тем не менее, мы часто сталкиваемся с разногласиями, которые заставляют нас чувствовать себя разорванными. Как будто внутри нас борются отдельные и отличные друг от друга личности. Мы даже описываем это так: «Одна часть меня говорит, что я должен идти вперед и делать это, но другая часть меня предостерегает меня от этого».

Несколько лет назад я обедал со знакомым психотерапевтом. После того, как я поделился своими чувствами по поводу ситуации, он спросил: «Кто из членов комитета так думает?»

Его проницательный вопрос, хотя он и не совсем подходит для обычной беседы за обедом, поднимает фундаментальный и важный вопрос для пар, борющихся с разными эмоциональными реалиями. Нередко конфликты, коренящиеся в различном восприятии реальности, провоцируют те части вашей личности, которые доминируют во время спора, и даже занимают фиксированные позиции, вызывающие дискомфорт у других частей вашей личности.

Всякий раз, когда Рэнди и Джулия вступают в конфликты, связанные с разными эмоциональными реальностями, их характеры как будто меняются. Рэнди становится очень осуждающим. Несмотря на то, что он считает себя довольно открытым человеком, он внезапно становится очень догматичным. Его убеждения абсолютны. Джулия, с другой стороны, кажется очень непослушной, как расстроенный 8-летний ребенок, сводящий Рэнди с ума. Кажется, будто они стали другими людьми.

В каком-то смысле это правда. Они стали другими субличностями, или, как некоторые описывают это, теперь они находятся в разных «эго-состояниях» и кажутся запертыми в предсказуемом поведении, которое гарантирует, что ничего не изменится.

Когда возникает конфликт, любое из этих различных "я" может взять на себя инициативу. Мы можем ответить относительно реалистичной или объективной оценкой условий. Но мы могли бы также ответить с точки зрения ребенка, который полностью верит, что то, что он/она переживает, является абсолютной правдой.

Реальность такова, что часть разрешения споров по поводу различных эмоциональных реалий будет включать в себя самокопание с нашей стороны, чтобы понять, кто говорит от имени нашего личного комитета и почему. Вот почему в этом посте мы исследуем динамику личности, которая может быть основой того, почему у нас есть особая эмоциональная реальность, которую мы имеем, и почему мы чувствуем необходимость защищать ее так, как мы это делаем.

Эго-состояния или части себя

Современные исследователи сознания говорят нам, что человеческая личность состоит из различных «эго-состояний», «частей» или «я». «Эго-состояния» — это наборы чувств, сопровождаемые соответствующими наборами моделей поведения. Другие терапевты идут еще дальше, описывая эти «части» личности как «отдельные личности, каждая из которых обладает полным набором эмоций и желаний, разного возраста, темперамента, таланта и даже пола». [1]

Понимание психологами этих субличностей менялось со временем. Зигмунд Фрейд считал, что психика состоит из трех частей: ид, эго и суперэго. Согласно Фрейду, мы приходим младенцами с неповрежденным Ид. Ид — это импульсивная (и бессознательная) часть нашей психики, содержащая сексуальные и агрессивные побуждения и скрытые воспоминания. Ид содержит все наши самые основные животные и примитивные импульсы. Эго развивается в раннем детстве, чтобы стать посредником между нереалистичным Ид и внешним реальным миром. Это компонент личности, принимающий решения, являющийся посредником между желаниями Ид и моральными ограничениями Супер-Эго.

Теория Фрейда — это всего лишь теория. За исключением психоаналитических кругов, теория Фрейда больше не считается центральной в психологии. Однако многие концепции, лежащие в основе фрейдистского мышления, играют важную роль в последующем психологическом мышлении. Среди важных идей, которые продолжают оказывать влияние, следующие:

Вероятно, самой известной теорией строения психики является «трансактный анализ», который был очень популярен в 1960-х и 1970-х годах. Трансактный анализ был теорией (и направлением), основанной на работе доктора Эрика Берна. Берн. Берн обучался фрейдистскому психоанализу и много лет был практикующим психотерапевтом. Он был автором бестселлеров: Игры, в которые играют люди и Что вы говорите после того, как поздоровались . Другие авторы популяризировали концепции трансактного анализа в таких книгах, как «. Я в порядке», «Ты в порядке», (Томас А. Харрис) и «. Сценарии, которые живут люди», (Клод Штайнер). Концепции транзакционного анализа были настолько популярны, что появлялись в песнях, фильмах и мультфильмах.

Основная концепция транзактного анализа состоит в том, что существуют три состояния эго: Родитель, Взрослый и Ребенок. Берн определил состояние эго как «постоянный паттерн чувств и переживаний, непосредственно связанный с соответствующим устойчивым паттерном поведения». Когда мы взаимодействуем с другими, наше эго-состояние вызывает различные реакции у окружающих нас людей. Если мы будем вести себя в эго-состоянии Родителя, мы вызовем совершенно другие реакции, чем если бы общались в эго-состоянии Взрослого или Ребенка. Реакция другого человека, в свою очередь, вызывает у нас различное поведение, зависящее как от его, так и от нашего эго-состояния.

Со временем Берн обнаружил, что эго-состояния Родителя и Ребенка имеют как положительные, так и отрицательные стороны. На самом деле они были по существу отдельными состояниями эго. Был Заботливый Родитель (НП), выражающий принятие, заботу, заботу. Был Контролирующий Родитель, который в первую очередь участвовал в продвижении правил, «должен» и «должен». Был Свободный Ребенок, полный энергии и веселья, и был Адаптированный Ребенок, бунтующий и стремящийся подорвать авторитет.

Одна из ключевых идей Берна заключалась в том, что эго-состояния взаимодействуют, создавая «транзакцию», которая может быть продуктивной или отрицательной в зависимости от сочетания эго-состояний. Одной из ключевых целей анализа транзакций было выявление задействованных эго-состояний и причин, по которым они приводили к положительным или отрицательным результатам. Отсюда и название «Трансактный анализ».

Простейшая транзакция может быть между двумя людьми в эго-состояниях Взрослого. Например, один человек может спросить: «Вы не видели мои часы? Должно быть, я его куда-то положил». Другой человек может ответить: «Да, кажется, я видел это на кухонном столе». Оба человека довольны обменом.

Но так бывает не всегда, это вам подтвердит любая супружеская пара. Это может быть так:

«Вы не видели мои часы? Должно быть, я его куда-то положил».

«Почему ты не можешь следить за своими вещами. Я устал убирать за тобой.

Или так:

«Вы не видели мои часы? Должно быть, я его куда-то положил».

«Ты всегда и во всем винишь меня».

В обоих случаях первоначальный запрос (в зависимости от тона голоса) был простым запросом информации Взрослым. В первом случае второе лицо ответило от Контролирующего Родителя. Во втором случае ответ был от Адаптированного Ребенка. Ни один из ответов не привел к удовлетворительной транзакции.

В терапии транзакционного анализа основная цель состоит в том, чтобы идентифицировать и изучить поведение, связанное с каждым состоянием эго. Поведение, связанное с Родителем одного человека, может значительно отличаться от поведения Родителя другого человека. В конце концов, Родитель — это интернализованная версия настоящих родителей (и других значимых взрослых, окружающих ребенка). Поскольку каждый родитель предоставил свою модель, у каждого человека есть уникальный Родитель. Кроме того, Родитель — это не обязательно то, каким родитель был на самом деле, а то, как родитель воспринимался ребенком.

Терапия для всей семьи

Традиционная терапия проводилась между терапевтом и отдельным пациентом, чтобы гарантировать, что пациенты не стесняются делиться своими чувствами. Но в 1960-х терапевты начали работать с целыми семьями, иногда даже с бабушками и дедушками, тетями или дядями.

Семейная терапия исходит из того, что доминирующие силы в нашей жизни сосредоточены в семье. По сути, семья обеспечивает контекст, в котором действует индивид. Чтобы понять человека, нужно понять контекст. Люди являются продуктом своего контекста. Измените организацию семьи, и вы сможете изменить жизнь каждого члена семьи.

Некоторые из фундаментальных предпосылок семейной терапии:

· Семья – это система. Система – это больше, чем сумма ее частей. Это органическое целое, члены которого действуют таким образом, который превосходит их отдельные характеристики. Основная проблема заключается в характере взаимодействия внутри системы.

· Индивидуумы могут оказаться запертыми в жестких ролях из-за семейных ожиданий. Роли, как правило, взаимны и дополняют друг друга. Например, у вас не может быть властного партнера без покорного партнера. Родители могут быть заперты в дополняющих друг друга ролях строгости и снисходительности. Эти роли усиливают друг друга. Каждый человек ждет, пока другой изменится, или они «запирают» друг друга в своих ролях.

· Проблемы поддерживаются продолжающимся рядом действий и реакций. Каждое действие одного члена семьи влияет на действия другого. Он становится круглым. Поведение каждого влияет на поведение других в системе. Вскоре даже непонятно, кто начал круг. Это не имеет значения.

· Самый большой сдвиг заключается в том, чтобы думать о том, как люди разговаривают друг с другом, о процессе, а не о содержании.

· Члены семьи строят повествование о своей жизни, осмысливая свой опыт. Хотя они осмысливают свой опыт, эти нарративы также ограничивают диапазон «допустимого» поведения.

· Семьи должны претерпеть изменения, чтобы приспособиться к меняющейся зрелости и жизненным требованиям своих членов

Одной из ключевых концепций семейной терапии является концепция «бремени». Если кто-то переживает серьезную травму, он, вероятно, будет нести бремя эмоциональной боли в течение многих лет. Бремя также может исходить из семейной динамики. Возможно, вы видели пары, которые достигают баланса только потому, что один партнер компенсирует другого. Чарли тратит деньги настолько свободно, что его можно почти назвать мотом. Глория, его жена, кажется, единственное, что держит его в узде. Она следит за каждой копейкой. Оба несут бремя. Глория несет бремя защиты семьи от финансового краха. Чарли несет бремя компенсации за свою скупость. Ни один из них не находится в равновесии. Чарли безответственен, а Глория чрезмерно ответственна.

Семьи нередко возлагают бремя на членов семьи. Это часто происходит в реальной жизни. Один из членов семьи должен взять на себя материальное обеспечение семьи. Другому, возможно, придется заботиться о пожилом родителе.

Но бывает и в эмоциональной жизни семьи. Отец перфекционист. Один ребенок может стать перфекционистом, другой может восстать против перфекционизма. Оба тяготятся перфекционизмом отца. Если родители сообщают ребенку, что он недостоин, ребенок часто будет стремиться к родительскому одобрению. Не получив одобрения от родителя, он/она, скорее всего, воспроизведет этот поиск одобрения во взрослой жизни. Это бремя, которое он/она несет. Другие могут нести бремя необходимости добиться большого успеха, заботиться об эмоциональных потребностях другого члена семьи, компенсировать поведение члена семьи (например, алкоголизм).

Как заставить части психики разговаривать друг с другом

Доктор Ричард Шварц является ведущим специалистом в области терапии внутренних семейных систем. Этот подход сочетает в себе принципы семейной терапии с концепцией того, что Самость состоит из множества различных «частей». Все мы, согласно Шварцу, «содержим много разных существ».[2] Задача состоит в том, чтобы заставить все эти части «я» разговаривать друг с другом, научившись использовать сильные стороны каждой из частей, чтобы пройти неизбежные жизненные испытания. .

Шварц и другие специалисты в области внутренних семейных систем (IFS) считают, что для проведения этой беседы можно использовать методы семейной терапии.

«…Считается, что у людей есть все необходимые им ресурсы, а не болезнь или дефицит. Вместо того, чтобы испытывать недостаток ресурсов, считается, что люди ограничены в использовании врожденных сильных сторон поляризованными отношениями как внутри себя, так и с окружающими людьми».[3]

Части личности берут на себя бремя. Другие части защищают нас от перегруженности нашим бременем. Нет «плохих» частей, а есть части, застрявшие в экстремальных ролях в попытке справиться с трудными жизненными обстоятельствами и травмирующим опытом.

Одна из целей терапии внутренних семейных систем — помочь людям понять это бремя и избавиться от него. Это достигается за счет того, что части личности разговаривают друг с другом, освобождая друг друга от бремени, которое обездвижило или вывело из равновесия.

Внутренние семейные системы не запускаются с заранее определенным составом персонажей, например, Взрослый, Родитель, Ребенок. Вместо этого у каждого из нас может быть множество внутренних «частей», каждая из которых названа нами. Как говорит психотерапевт Джей Эрли:

«Человеческий разум — это не единая вещь, которая иногда испытывает иррациональные чувства. Это сложная система взаимодействующих частей, каждая из которых обладает собственным разумом. Это как внутренняя семья — с ранеными детьми, импульсивными подростками, жесткими взрослыми, гиперкритичными родителями, заботливыми друзьями, заботливыми родственниками и так далее». это привносит качество в вашу психику и ваши действия в мире. Каждый пытается каким-то образом продвигать ваши интересы (даже если иногда это имеет противоположный эффект). Некоторые части управляют тем, как вы справляетесь с практическими задачами в своей жизни. Некоторые защищают от внешних угроз или внутренней боли. Некоторые открыты и дружелюбны с людьми. Другие держат неразрешенный страх или стыд из вашего детства. Некоторые исполнители; другие мыслители-одиночки. Некоторые заботятся о людях, в то время как другие влияют на то, как вы относитесь к себе. И так далее».[5]

Последствия для споров о различных эмоциональных реалиях

Так почему же это важно для пар, у которых есть проблемы с разрешением споров по поводу различных реальностей? Проще говоря, тупик, который вы испытываете между вами, может иметь отношение не столько к глубоким философским разногласиям, сколько к тому, что части вас самих вовлечены в борьбу за власть. Как выразился Ричард Шварц: «Критические или обидные вещи, которые близкие говорят о нас в спорах, могут не отражать их «настоящие» чувства, а могут быть мнением только одной или двух разгневанных личностей внутри них, в то время как молчаливое большинство других личности могут оставаться любящими»[6].

Большую часть времени, когда внутренний контролирующий родитель и внутренний бунтующий ребенок пытаются общаться, способ их общения вызывает спор независимо от того, какую позицию они занимают. Пока они реагируют на эго-состояние друг друга, очень трудно судить, основано ли их несогласие на глубоко укоренившихся убеждениях или на закопанной обороне. Если бы они могли общаться «взрослый > взрослый», мы могли бы обнаружить, что они не так далеко друг от друга, как кажется на первый взгляд.

У каждого из вас может быть часть личности, говорящая так, как если бы она представляла личность в целом. Другие части вас могут чувствовать совсем по-другому, но вы никогда этого не узнаете, потому что та часть личности, которая выступает в роли представителя, когда вы вступаете в спор, выражает взгляды субличности, а не всей психики.

Другая возможность заключается в том, что конфликт коренится в динамике внутри вашей семейной системы. Возможно — по причинам, которые потребуют некоторой психологической работы, — каждый человек реагирует на бремя или ожидания, возложенные на него его семьей. Когда они смогут снять с себя бремя, возложенное на них семьей, они могут обнаружить, что различия не так велики, как представлялось.

Что с этим делать

Все три обсуждаемых здесь подхода — трансактный анализ, семейная терапия и терапия внутренних семейных систем — развивались в контексте отношений терапевт/клиент. Нет никаких сомнений в том, что осведомленная третья сторона, не являющаяся частью семейной системы, может оказать неоценимую помощь в понимании семейной динамики, как внешней, так и внутренней. Итак, если вы считаете, что проблемы, которые мы обсуждали, могут омрачить динамику вашей семьи, я призываю вас рассмотреть возможность работы с психотерапевтом.

Одно предостережение. Не каждый психолог знаком с транзакционным анализом или семейной терапией, или особенно с терапией внутренних семейных систем. Вам нужно будет сделать небольшую домашнюю работу, чтобы найти терапевта, у которого есть подготовка и опыт, которые вы ищете.

Вот несколько техник, которые вы можете использовать без терапевта:

· Ведение дневника : Ведите дневник того, что происходит с вами в течение дня. Обратите особое внимание, кажется ли, что в вашей психологической жизни появляются разные персонажи. Напишите вопрос этим персонажам, попросив их рассказать вам больше о себе. Записывайте мысли, которые приходят вам в голову, без тщательной проверки или суждений. Если можете, наладьте своего рода письменный разговор с этими частями себя. Все это может быть воображаемым — вы все равно будете узнавать о своей внутренней жизни.

· Мысленные образы : Если вы умеете видеть мысленные образы, вы можете найти ментальные образы полезным подходом. Вот место, с которого можно начать:

o Сделайте несколько упражнений на расслабление или что-то, что поможет вам полностью расслабиться (без алкоголя, пожалуйста)

o Закройте глаза

o В своем воображении представьте себе место, где вы в безопасности и безопасный.

o Вдалеке кто-то идет к вам.

o Когда человек приближается, кажется, что это кто-то, кого вы знаете, кто-то, с кем вы хорошо знакомы, кто-то очень мудрый

o Спросите этого человека, кто он такой, и спросите его/ее, что он/она знает о различных частях вашей психики

o Вы даже можете попросить этого человека познакомить вас с некоторыми другими частями вашей души

o Разрешить это части присоединиться к вам и поговорить о том, какую роль они играют в вашей психике

o Некоторые вопросы, которые следует задать, включают:

§ Название части

§ Какие ощущения

§ Как это выглядит

§ Что это такое чувствует себя в твоем теле и где

§ Как оно заставляет вас себя вести

§ Чего оно хочет

o Когда вы будете готовы остановиться, поблагодарите своих гостей за помощь и попрощайтесь

o Увидьте себя в безопасном месте.

o Откройте глаза

· Пустой стул: Сядьте лицом к пустому стулу. Представьте, что пустой стул занят кем-то другим или частью вас самих. Скажите, что вам нужно увидеть этому человеку или его части. Прислушайтесь к себе, чтобы увидеть, есть ли отклик от воображаемого человека или его части. Если да, то поговорите. Возможно, вы захотите задать некоторые из вопросов, перечисленных выше.

Суть в том, чтобы попытаться установить связь со своими внутренними частями. После того, как вы установили связь, вы можете даже обсудить, какую роль ваши различные части играют в конфликте с вашим партнером. В частности, выясните, все ли части согласны, или некоторые части выдают себя за всю вашу психику.

Цель состоит в том, чтобы извлечь урок из этого диалога. Наши внутренние разногласия поднимают вопросы, требующие решения, и могут стать источником большого опыта.

Так какое же это имеет значение для пар, у которых проблемы с разрешением споров из-за разных реальностей? Проще говоря, тупик, который вы испытываете между вами, может иметь отношение не столько к глубоким философским разногласиям, сколько к тому, что части вас самих вовлечены в борьбу за власть.


Learn more