Отказ от госпитализации в больнице ребенка последствия


Правовые особенности оформления отказа пациента от госпитализации (лечения) — Consoris Lawyers

В случае, если человек нуждается в стационарном лечении или обследовании, а также на поздних сроках беременности, применяется госпитализация в учреждения здравоохранения, оказывающих вторичную (специализированную) и третичную (высокоспециализированную) медицинскую помощь.

Врачи должны помнить, что от их четких профессиональных и правовых действий в дальнейшем может зависеть как жизнь и здоровье пациента так и их собственная судьба, так как неправильное оформление документации может в дальнейшем быть основанием для их привлечения к ответственности как гражданско-правовой так и уголовной. Особенно нужно быть внимательными в случаях отказа пациента от госпитализации (лечения).

Первое, что следует помнить врачу и не нарушать ни в коем случае, это то что оказание медицинской помощи физическому лицу, которое достигло четырнадцати лет, осуществляется с его согласия, а совершеннолетнее дееспособное физическое лицо, которое осознает значение своих действий и может руководить ими, имеет право отказаться от лечения. Но в неотложных случаях, при наличии реальной угрозы жизни физического лица, медицинская помощь предоставляется без согласия физического лица или его родителей (усыновителей), опекуна, попечителя.

Госпитализация бывает двух видов: экстренная и плановая. Плановая госпитализация пациента осуществляется в предварительно согласованный срок. В случае невозможности осуществить плановую госпитализацию пациента в предварительно согласованный срок руководитель подразделения, в которое должна быть осуществлена ​​госпитализация, не позднее чем за 3 суток до даты госпитализации сообщает новую (скорректированную) дату плановой госпитализации лечащему врачу, который в свою очередь информирует пациента.

Скорректированная дата плановой госпитализации может быть установлена ​​в пределах одного месяца с даты оформления направления лечащим врачом.

Плановая госпитализация предусматривает представление пациентом:

Экстренная госпитализация пациентов осуществляется:

Экстренная госпитализация осуществляется круглосуточно без предварительного согласования даты времени госпитализации независимо от места жительства (пребывания) пациента. Отсутствие документа, удостоверяющего личность, не является причиной отказа в экстренной госпитализации.

В случае если пациент отказывается от госпитализации (лечения) врачу нужно засвидетельствовать этот факт документально.

Во-первых, врач должен письменно сообщить пациенту диагноз, течение и прогноз заболевания, план, цель, ориентировочную продолжительность предложенного лечения, возможные риски и осложнения, вероятность их возникновения, риск для жизни и здоровья в случае отказа от предложенного вмешательства. Поскольку соответствующая форма уведомления законодательно не предусмотрена, можно сделать его в произвольной письменной форме, назвав, например, «Информационная справка о состоянии здоровья и о предложенном лечении (госпитализации)».

Во-вторых, необходимо предложить пациенту также подписать документ «Добровольный отказ пациента от предложенного лечения (госпитализации)». Он также составляется в произвольной форме, но обязательно должен быть заполнен пациентом (его родителями/опекунами/попечителями) собственноручно и содержать: ФИО лица, название медицинского учреждения, ФИО врача, диагноз, прогноз заболевания, информацию о возможных последствиях и осложнениях, причины отказа от госпитализации (лечения), удостоверение пациентом того, что он понимает возможные последствия и то, что в любой момент он может изменить принятое решение.

В-третьих, обязательно внести соответствующую запись в «Журнал учета приема больных в стационар и отказов в госпитализации» (форма №001/о). Форма №001/о ведется в приемных отделениях специализированных и многопрофильных больниц, санаторно-курортных учреждениях и в родильных домах и родильных отделениях больниц для регистрации гинекологических больных и женщин, госпитализирующихся по поводу прерывания беременности со сроком до 12 недель. При госпитализации женщин со сроком беременности более 12 недель в родильных домах и родильных отделениях больниц заполняется учетная форма №002/о «Журнал учета приема беременных, рожениц, и родильниц». Инфекционные отделения больницы ведут самостоятельно журналы приема больных, данные которых не должны дублировать форму №001/о приемного отделения больницы.

В случае отказа пациента подписывать вышеуказанные документы необходимо составить «Акт подтверждения отказа пациента от госпитализации (лечения) и письменного оформления отказа» (также законодательно не установлена ​​форма такого документа). Такой акт необходимо составить в присутствии свидетелей, которые могут подтвердить, что пациент получил информацию из личной беседы с врачом, понимает и осознает предоставленную ему существенную информацию, адекватно ее воспринимает и анализирует, принимает решение добровольно. В качестве свидетелей целесообразно привлекать людей против которых не возражает пациент, лучше чтобы это были и родственники и медицинские специалисты.

  1. ч. 3 ст. 28 ч. 1 ст. 49 Конституции Украины.
  2. ст. 42, 43, 74, 78 Закона Украины «Основы законодательства Украины об охране здоровья».
  3. ч. 3, 4, 5 ст. 284, ч. 4 ст. 286, ст. 289 Гражданского кодекса Украины.
  4. ст. 139, 140 Уголовного кодекса Украины.
  5. п.1, п.2 указа Президента Украины «Про Клятву врача» от 15.06.1992 года № 349.
  6. Приказ Министерства здравоохранения Украины от 05.10.2011 №646 «Порядок организации медицинского обслуживания и направления пациентов в учреждения здравоохранения, оказывающих вторичную (специализированную) и третичную (высокоспециализированную) медицинскую помощь».
  7. Приказ Министерства здравоохранения Украины от 14.02.2012 №110 «Об утверждении форм первичной учетной документации и инструкций по их заполнению, используемых в учреждениях здравоохранения независимо от формы собственности и подчинения».
  8. Приказ Министерства здравоохранения Украины от 13.02.2006 № 67 «Формы первичной учетной документации в заведениях, предоставляющих медицинскую помощь беременным, роженицам и родильницам, и инструкций по их заполнению».
  9. Приказ Министерства здравоохранения Украины от 14.02.2012 №110 (в редакции приказа Министерства здравоохранения Украины от 08.08.2014 № 549) «Инструкция по заполнению формы первичной учетной документации № 003-6/о «Информированное добровольное согласие пациента на проведение диагностики, лечения и на проведение операции и обезболивания»».

ЗАКАЗАТЬ ЗВОНОК

Задать вопрос online

Отказ от лечения врачи оспорят в суде | 74.ru

Все новости

В Челябинске машина вылетела с моста

В Челябинске вандал продолжает разрисовывать краской машины. Появились новые жертвы

Чувствующие погоду: врачи — о том, существует ли на самом деле метеозависимость и что поможет

Самолет потерпел крушение прямо в аэропорту в Непале. Среди погибших есть россияне

Осужденный более чем за 80 убийств ангарский маньяк признался в новых преступлениях

В Новом Орлеане выбрали «Мисс Вселенная»: смотрим на фото победившей красавицы

В Челябинской области экстренно привьют от гепатита А сотрудников общепита и коммунальщиков

Тяжелое лето-2023: как в Крыму готовятся к новому сезону и чем заманивают туристов

«Гречка стоит космических денег»: переехавшая челябинка рассказала о плюсах и минусах зимовки в Таиланде

«Кракен» на свободе: симптомы «нового» коронавируса и прогнозы

Докатались. Как в России конфискуют автомобили за грубые нарушения

В Молдавии упали обломки ракеты: главное о спецоперации за 14 января

В Челябинске три человека доставлены в больницу после столкновения маршрутки с «десяткой»

Что случилось с Инной Чуриковой — вспоминаем жизнь, карьеру и последние дни актрисы

«Волшебство природы»: южноуральцев восхитили розовые закаты

Под Челябинском ребенок разбил голову, катаясь на горке в ледовом городке

61-летнюю женщину увезли в больницу после столкновения Lada Vesta и Toyota на Комсомольском проспекте

«У меня были подозрения»: сибиряк раскрыл свой ВИЧ-статус и рассказал, каким банальным способом заразился

Умерла актриса Инна Чурикова

Есть ли смысл дышать над картошкой и лечить геморрой огурцом? Что думают врачи о народных советах

Снова как мальчик: Филипп Киркоров резко помолодел после праздников — смотрим фото и считаем, сколько стоит «новое лицо»

«Конец эпохи»: эксперт — о возможном крахе официальных автодилеров

«Смотрела и понимала: это не я». Блогер-кондитер похудела на 68 килограммов, увидев себя на видео

«Осмотрели невнимательно»: челябинца, попавшего в реанимацию с пневмонией, возмутил ответ Минздрава

Само не пройдет. Усталость, кашель и еще 6 симптомов, которые могут сигнализировать о проблемах с сердцем

В центре Челябинска трамвай сошел с рельсов

Наркотики, секс за пабом и убийства. Принц Гарри написал мемуары, которые могут стать концом королевской семьи

Мальчик из Магнитогорска прошел слепые прослушивания в шоу «Голос.Дети». Смотрим, как он пел

Так будут или нет призывать многодетных? Отвечают юрист, депутаты и зампредседателя Совфеда

Когда дерево уже не колышет. Куда сдать новогодние елки после праздников в Челябинске

Признаки, которые должны насторожить: как распознать деменцию и что делать, если диагноз подтвердился

«Да не хотел я ее убивать». Всё о трагедии в уральском селе, где погибла мать пятерых детей

«Понравилась моя внешность»: молодой заводчанин ввязался в кредит, предложенный ему модельным агентством

Полное погружение: обзор бассейнов Челябинска с ценами, параметрами и графиком сеансов

Артура Смольянинова*, который признался, что бился бы на стороне Украины, объявили иноагентом

Мальчик из Магнитогорска выступил в шоу «Голос. Дети»

В Госдуме не договорились об отправке не служивших запасников старше 30 лет на военные сборы

2023 — это колесница: каким будет год Черного Кролика? Считаем свой личный прогноз вместе с нумерологом

Мода возвращается: главная стрижка 2023 года — она подойдет любой внешности и почти не требует укладки

Все новости

Поделиться

Сегодня вступили в силу изменения в законодательстве, которые позволят медицинским организациям своевременно оспаривать в суде отказы родителей от оказания медицинской помощи детям. До вступления закона в силу клиники уже имели возможность обратиться в суд с заявлением о защите интересов ребенка. Однако такие административные дела могли рассматриваться судами в течение двух месяцев со дня поступления искового заявления в суд. Теперь иски клиник в защиту маленьких пациентов должны будут рассматриваться в срок, не превышающий пяти дней с момента поступления заявления в суд, а по ходатайству медицинской организации – в день подачи искового заявления.

Президент РФ Владимир Путин подписал ФЗ-223 «О внесении изменений в Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации». Документ размещён на официальном портале правовой информации. Он защищает права несовершеннолетних пациентов в случае отказа родителей от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни. Разбирательство, согласно законопроекту, должно проходить при участии прокурора и представителя органа опеки и попечительства, а решение должно быть оглашено в день разбирательства. К процессам суды смогут привлекать и самих пациентов, в отношении которых решается вопрос о медицинском вмешательстве, в том случае, если этому не препятствует состояние их здоровья.

Принятый закон еще далек от идеала, но уже способен облегчить врачам работу с теми родителями, которые в силу разных причин – религиозных убеждений, социального неблагополучия, особенностей характера и многого другого – вместо того, чтобы заниматься лечением своего ребенка, создают ненужные трудности, а порой и угрозу жизни ребенку, отказываясь от госпитализации и лечения. «За рубежом такой опыт есть: родителей могут лишить родительских прав, забрать ребенка, вылечить его, а потом после окончания лечения вернуть в семью. В моей практике было такое, когда родители отказывались от лечения ребенка, и я предупреждала их о том, что у нас такое право тоже есть, – говорит заместитель главврача по онкогематологии ЧОДКБ Ирина Спичак. – В онкологии благоприятный прогноз – это вообще редкое счастье, у детей он случается чаще, но его тоже надо достигнуть». К сожалению, в практике Ирины Ильиничны были и комические, и трагические случаи. Показательны две истории. Несколько лет назад в отделении онкогематологии ЧОДКБ лечилась девочка-подросток из Миасса, она вышла в ремиссию по лейкозу. Ей нужно было продолжить лечение, но маме не хотелось лежать в больнице по уходу за ребенком: девочку тошнит, за ней нужен уход, соседи по палате тоже плохо себя чувствуют, а тут – Новый год, и как же его провести в больнице. Мама забрала ребенка и ушла из отделения. Врачи обратились с заявлением в суд, пока суть да дело, у девочки случился рецидив, и девочку потеряли.

Точно такая же история случилась в этом году в Нагайбакском районе – у девочки была саркома Юинга, которая хорошо поддается химиотерапии, и девочка могла бы жить. Но родители вместо кропотливого лечения и ухода за дочерью требовали дать им какое-то чудодейственное лекарство, чтобы разом все прошло, предъявляли претензии врачам, сами же умудрились, пока ребенку проводилась подготовка к трансплантации в Санкт-Петербурге, хорошенько погулять и попьянствовать. Затем ребенку нужно было продолжить лечение, их уговаривали, но они трижды писали отказ. «Ужасно обидно, когда знаешь, что можно было бы спасти ребенка, а возможность упущена, – сокрушается Ирина Ильинична. – Тут бьешься за каждого, порой даже и безнадежного, а когда шансы были, и они упущены, то... ужасно сознавать свое бессилие».

В минздраве Челябинской области отмечают, что необходимым условием любого медицинского вмешательства является информированное добровольное согласие самого гражданина или его законного представителя. «Один из родителей или иной законный представитель, в том числе несовершеннолетнего, имеют право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения, за исключением случаев, если медицинское вмешательство необходимо по экстренным показаниям для устранения угрозы жизни человека, – добавляет руководитель пресс-службы минздрава Челябинской области Мария Хворостова. – В этом случае решение о медицинском вмешательстве без согласия гражданина принимается консилиумом врачей, а в случае, если собрать консилиум невозможно, – непосредственно лечащим (дежурным) врачом с внесением такого решения в медицинскую документацию пациента либо судом».

Таким образом, при оказании медицинской помощи по экстренным показаниям у медицинской организации есть возможность сделать это без согласия родителей. По мнению юристов, пока это единственный реально действующий механизм. В остальном хорошую идею может погубить пресловутое бумаготворчество и бюрократические проволочки. «Если более детально рассмотреть новый закон, даже несмотря на то, что административное дело может быть рассмотрено в день поступления, то у медицинской организации оперативно собрать документы, необходимые для подачи иска (заключение врачебной комиссии, документы, подтверждающие отказ от медицинского вмешательства, документы, подтверждающие уведомление органа опеки и попечительства и пр.Прим. авт.) не получится, – отмечает юрист, директор ЮК «Виктория» Галина Тараскина. – При необходимости суд также может истребовать и иные документы, что тоже может привести к затягиванию рассмотрения дела». Кроме этого, могут возникнуть и другие формальности, соблюдение которых затормозит процесс.

«Пять дней вместо двух месяцев – это уже хорошо, но надо исходить из реальности – иногда даже часа нет на разбирательства, поэтому было бы неплохо учесть и это, и, например, в дежурном порядке в течение часа-двух разбирать обращения больниц, – соглашается с коллегой директор НП «Медицинская палата Челябинской области» Алексей Ларин. – Было бы идеально, если бы следом вышел некий подзаконный акт, определяющий порядок такого обращения и некую форму документа – ходатайства от больницы, в котором были бы прописаны все возможные обоснования для подобного вмешательства и решения. Пока в случае с консилиумом непонятно: на кого лягут все риски, кто будет нести ответственность за принятое коллегиальное решение о медицинском вмешательстве, если в результате каких-то врачебных действий что-то пойдет не так».

Еще один важный вопрос: как быть, если прямого риска для жизни ребенка нет, но любое промедление в выполнении назначенного лечения может ухудшить его самочувствие, причем существенно? С такими вопросами чаще всего сталкиваются врачи амбулаторного звена, когда больному нужно не хирургическое вмешательство, а длительное и планомерное лечение, например, при наличии у ребенка ВИЧ-инфекции или того же ОРВИ, в домашних условиях, а родители по каким-то причинам саботируют прием назначенных препаратов. В таких случаях вроде бы ребенку и не грозит летальный исход, скажем так, немедленный. И тем не менее. В случае отказа от лечения или его несвоевременного проведения потерять больного малыша вполне возможно, и такие случаи, к сожалению, есть. Как осуществлять контроль в этом случае – пока непонятно.

«Если родители не выкупили назначенное врачом лекарство в течение трех часов и не начали лечение, то потом-то уже может быть поздно, могут начаться осложнения, и тогда то лекарство, которое было назначено исходя из клинической картины, которую врач видел, а не то, во что она превратилась, спустя упущенное время, окажется не эффективным, – соглашается педиатр, врач по контролю качества медпомощи, ДГКП №3 Вера Шахбанова. – В наше время самый опасный советчик – Интернет. Мамочки как делают: после врача "идут" в Интернет, думают – подожду, поищу, почитаю. И не начинают вовремя лечение ребенку, оно затягивается и дает, конечно, уже не тот результат, на который рассчитывала мамочка. Недовольная, она пишет жалобы, и в таком случае хорошо, что есть какой-то документ в защиту врача и ребенка». «Настрой родителей в лечении их ребенка очень важен, – поддерживает коллегу Ирина Спичак. – Если сами родители не верят, не хотят лечить, то и ребенок против, не хочет лечится. Даже когда ему без пяти минут 18, все равно важно быть рядом и поддерживать, и верить. Чудо бывает какое угодно, и хотелось бы, чтобы оно было хорошее».

Фото: Фото с сайта Shutterstock.com

Ирина Лептова

ЗаконОтказРодителиСудОказание медицинской помощи

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ81

Читать все комментарии

Что я смогу, если авторизуюсь?

Новости СМИ2

Новости СМИ2

Отказ от медицинской помощи в педиатрической службе скорой медицинской помощи: анализ причин и аспектов

Сохранить цитату в файл

Формат: Резюме (текст)PubMedPMIDAbstract (текст)CSV

Добавить в коллекции

Назовите свою коллекцию:

Имя должно содержать менее 100 символов

Выберите коллекцию:

Не удалось загрузить вашу коллекцию из-за ошибки
Повторите попытку

Добавить в мою библиографию

Не удалось загрузить делегатов из-за ошибки
Повторите попытку

Ваш сохраненный поиск

Название сохраненного поиска:

Условия поиска:

Тестовые условия поиска

Эл. адрес: (изменить)

Который день? Первое воскресеньеПервый понедельникПервый вторникПервая средаПервый четвергПервая пятницаПервая субботаПервый деньПервый рабочий день

Который день? ВоскресеньеПонедельникВторникСредаЧетвергПятницаСуббота

Формат отчета: SummarySummary (text)AbstractAbstract (text)PubMed

Отправить максимум: 1 шт. 5 шт. 10 шт. 20 шт. 50 шт. 100 шт. 200 шт.

Отправить, даже если нет новых результатов

Необязательный текст в электронном письме:

Создайте файл для внешнего программного обеспечения для управления цитированием

. 2014 ноябрь-декабрь; 56(6):638-42.

Рамиз Джошкун Гюндюз 1 , Халит Халил, Джунейт Гюрсой, Атилла Чифчи, Сехер Озгюн, Тугба Кодаман, Мехтап Сонмез

Принадлежности

принадлежность

Рамиз Джошкун Гюндюз и др. Терк Дж. Педиатр. 2014 нояб.-дек.

. 2014 ноябрь-декабрь; 56(6):638-42.

Авторы

Рамиз Джошкун Гюндюз 1 , Халит Халил, Джунейт Гюрсой, Атилла Чифчи, Сехер Озгюн, Тугба Кодаман, Мехтап Сонмез

принадлежность

Абстрактный

Отказ от лечения остробольных детей до сих пор остается актуальной проблемой службы экстренной помощи. Когда семьи отказываются от лечения своих тяжелобольных детей, медицинские работники могут попытаться предоставить информацию и договориться с семьей об отказе от лечения и его возможных неблагоприятных последствиях, а также запросить согласие на отказ от лечения. Данных об отказе от лечения в нашей стране недостаточно. Целью исследования явился анализ причин отказа от лечения в педиатрической службе скорой медицинской помощи. Мы собрали данные, записанные в формах информированного согласия. В течение 2-летнего периода исследования 215 пациентов отказались от лечения, рекомендованного специалистами неотложной помощи. Большинство пациентов находились в возрастной группе от 0 до 2 лет. Госпитализация была типом лечения, в котором чаще всего отказывались; ограничения на пребывание членов семьи с детьми во время госпитализации и госпитализации в другую больницу были основными причинами отказа от лечения. Выяснение причин отказа от лечения может помочь нам преодолеть недостатки, улучшить условия, решить проблемы и укрепить доверие между поставщиками медицинских услуг и пользователями услуг, повышая удовлетворенность пользователей в будущем.

Похожие статьи

Посмотреть все похожие статьи

Цитируется

термины MeSH

Процитируйте

Формат: ААД АПА МДА НЛМ

Добавить в коллекции

Назовите свою коллекцию:

Имя должно содержать менее 100 символов

Выберите коллекцию:

Не удалось загрузить вашу коллекцию из-за ошибки
Повторите попытку

Отправить по номеру

Отказ от медицинской помощи – StatPearls

Определение/Введение

Право пациента на отказ от медицинской помощи основано на одном из основных этических принципов медицины – автономии. Этот принцип гласит, что каждый человек имеет право принимать информированные решения в отношении своего медицинского обслуживания и что медицинские работники не должны навязывать свои собственные убеждения или решения своим пациентам.[1] Автономия не существует сама по себе; есть и другие медицинские принципы, которые помогают направлять лечение. Благотворительность требует, чтобы действия медицинских работников были направлены на благо пациента.[1] Непричинение вреда — это принцип, воплощающий принцип «не навреди», требующий от поставщиков медицинских услуг принятия мер для обеспечения того, чтобы их действия не причиняли вреда их пациентам и обществу в целом.[1] Справедливость требует, чтобы преимущества и риски, связанные со здравоохранением, распределялись поровну среди населения без предвзятости.[1] Каждый принцип играет свою роль при преодолении сложных ситуаций, когда пациенты или члены их семей могут отказываться от медицинской помощи.

Помня об этих принципах, первым шагом в любой ситуации, связанной с отказом от медицинской помощи, является определение способности пациента отказаться. Дееспособность определяется как способность человека обрабатывать информацию и принимать обоснованное решение об уходе таким образом, который соответствует его убеждениям, ценностям и предпочтениям.[2] Способность является решающим фактором, который следует учитывать, когда пациент отказывается от помощи, поскольку он используется, чтобы попытаться провести различие между кем-то, чье принятие решений может быть нарушено, и кем-то, кто осуществляет свое право на автономию. Обратите внимание, что способность отличается от аналогичного понятия, называемого компетентностью. Дееспособность - это определение, которое медицинское сообщество использует для оказания помощи в ситуациях и выборе здравоохранения, тогда как компетентность - это юридическая оценка способности пациента принимать медицинские решения, которые могут быть приняты только судебной системой. [3] Компетенция относится не только к принятию медицинских решений, включая способность заключать договор или составлять завещание, и обычно недееспособность человека должна быть доказана с помощью четких и убедительных доказательств.

Способность имеет четыре общепринятых компонента оценки. Во-первых, пациент должен выразить понимание своей медицинской ситуации, решения, которое он принимает, а также любых рисков или преимуществ, связанных с этим решением. Пациент также должен сделать четкий, последовательный выбор, не меняя часто своего мнения. Третьим компонентом способностей является оценка, определяемая как способность пациента применять понимание своей медицинской ситуации к собственной жизни. Если пациент может объяснить ситуацию, но не понимает, как это применимо к его ситуации, ему не хватает понимания. Это может принимать форму способности описать, что такое сердечный приступ, но неспособности понять, что у него он есть, несмотря на представленные доказательства. Последним аспектом способности является рассуждение, то есть способность пациента делать выводы о последствиях своего решения и объяснять, почему он предпочел бы отказаться от помощи.[4]

Проблемы, вызывающие озабоченность

Многие вопросы или особые обстоятельства могут возникнуть при определении способности пациента отказаться от лечения, и существует несколько особых групп пациентов с уникальными правилами и исключениями.

Пациенты в состоянии алкогольного опьянения

Пациенты, находящиеся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, могут быть не в состоянии принимать собственные медицинские решения. Это может варьироваться в зависимости от степени интоксикации, и если есть неопределенность в отношении уровня интоксикации пациента, может быть выполнена типичная оценка дееспособности.[5] В зависимости от штата существуют законы, разрешающие принудительную госпитализацию пациентов в состоянии алкогольного опьянения с риском членовредительства, чтобы сбалансировать благодеяние и непричинение вреда в условиях, когда автономия была скомпрометирована. Законы различаются в зависимости от штата, но, как правило, допускают временную принудительную госпитализацию и лечение до тех пор, пока пациент не перестанет находиться в состоянии алкогольного опьянения и не будут устранены любые медицинские заболевания, влияющие на дееспособность.

Психиатрические пациенты

Еще одна уникальная группа пациентов, которую следует учитывать, — это психиатрические пациенты. Состояние здоровья пациентов с психическими расстройствами часто препятствует их способности отказаться от медицинской помощи. Тем не менее, некоторые исследования показали, что простое наличие диагноза психического заболевания, такого как шизофрения, не лишает пациентов дееспособности.[7] Это подчеркивает важность проведения полной оценки дееспособности каждого психиатрического пациента, независимо от течения болезни. Подход к психиатрическому пациенту, отказывающемуся от медицинской помощи, относительно прост; однако на самом деле оценка пациента может быть сложной задачей. Если болезнь пациента влияет на его способность отказаться от помощи, и он считается опасным для себя или других, ожидается, что поставщик медицинских услуг будет лечить пациента независимо от его отказа. Законы, касающиеся этих ситуаций, варьируются от штата к штату, но обычно ограничивают такое лечение и / или принудительное содержание в медицинском учреждении ситуациями, в которых пациент представляет опасность для себя или других, или если он не может обеспечить свои основные потребности. . Эти удержания также ограничивают количество времени, отведенное для удержания. Как правило, оценка необходимости принудительного удержания или расширенного лечения предназначена для специалистов в области психического здоровья или врачей, но иногда может распространяться и на других специалистов, таких как сотрудники полиции. Обратите внимание, что во многих штатах любой взрослый может официально инициировать процесс, запросив проведение оценки одним из этих специалистов. Пожалуйста, ознакомьтесь с законами и политикой соответствующего штата в отношении таких пациентов.

Хоспис и конец жизни

Еще одна известная группа пациентов, отказывающихся от медицинской помощи, включает пациентов, находящихся в хосписе, или пациентов с расширенными директивами, такими как запрет на реанимацию (DNR) или запрет на интубацию (DNI). Исследования показывают, что по крайней мере 42% взрослых старше 60 лет должны были принять решение о лечении в последние дни жизни, но у 70% этих взрослых были обнаружены нарушения дееспособности. [8] Кроме того, дальнейшие исследования показали, что когда клиницистов и родственников пациента просят определить дееспособность пациента, между этими двумя оценками наблюдается лишь скромное согласие.[9]] В таких ситуациях пациенты могут иметь планы с медицинскими и/или юридическими работниками, чтобы определить свои предпочтения на тот случай, если они не смогут сообщить об этих предпочтениях в будущем. Эти решения могут быть приняты, а могут и не быть приняты в ходе обсуждения с членами семьи и с их участием.

В идеале, у пациентов с этими расширенными указаниями не должно быть трудностей с выполнением предпочитаемых ими медицинских решений; однако есть несколько ситуаций, когда это может представлять проблему. Иногда эти расширенные указания недоступны, или поставщик может не знать, есть ли у пациента указания, особенно если пациент не может передать информацию самостоятельно. В этих случаях целесообразно оказывать соответствующую медицинскую помощь всякий раз, когда возникают сомнения в отношении медицинского назначения пациента. Другая потенциальная проблема возникает, когда члены семьи пациента с предварительными указаниями не знают о пожеланиях пациента или, возможно, не согласны с ними и могут попытаться вмешаться в принятие медицинских решений. Все поставщики медицинских услуг должны сосредоточить внимание на пациенте и его пожеланиях, а принятие медицинских решений в этих сценариях должно основываться на легкодоступной информации. В случае с пожилым пациентом с ограниченными возможностями медицинские работники должны сначала передать принятие медицинского решения любому лицу, официально назначенному лицом, принимающим медицинские решения в отношении пациента, например, по медицинской доверенности.[4]

Если у пациента нет такого официально назначенного лица, медицинские работники должны определить, имеется ли завещание о жизни или другое документированное медицинское распоряжение. Если не существует распоряжения или медицинской доверенности, и пациент не может сообщить о своем распоряжении, обращение к членам семьи является уместным и ожидаемым для принятия решения. В идеале предпочтительнее совместное принятие решений между членами семьи и командой медицинских работников, поскольку это может предотвратить конфликт между медицинской командой и членами семьи пациента. Это совместное принятие решений должно быть сосредоточено на том, что пациент хотел бы сделать для себя в данных конкретных обстоятельствах. Имейте в виду, что пациент с любым предварительным распоряжением, даже человек, зачисленный в хоспис, всегда сохраняет право передумать и согласиться на дальнейшее лечение.

Несовершеннолетние

Несмотря на то, что участие детей и подростков в процессе принятия решений о медицинском обслуживании важно, пациенты в возрасте до восемнадцати лет в Соединенных Штатах не имеют законного права самостоятельно принимать медицинские решения и требуют согласия родителей на получение медицинской помощи, за исключением три основных исключения.[10] Во-первых, если несовершеннолетний был юридически эмансипирован, он имеет полное право принимать медицинские решения в любой ситуации. [10] Во-вторых, все штаты признают право несовершеннолетних обращаться за медицинской помощью без согласия родителей в отношении любого медицинского обслуживания, касающегося тестирования или лечения инфекций, передающихся половым путем, предотвращения беременности с помощью противозачаточных средств и ухода за беременными/дородовыми.[10]

Существует также доктрина зрелых несовершеннолетних, в которой говорится, что несовершеннолетние, обладающие интеллектом и зрелостью, чтобы самостоятельно принимать медицинские решения, могут считаться юридически ответственными за принятие собственных медицинских решений.[10] Однако важно отметить, что зрелые минорные ситуации редко используются в медицинской сфере; вместо этого они в основном используются в юридическом сообществе и могут сильно различаться от штата к штату. В отношении несовершеннолетних пациентов, как правило, родители и/или опекуны пациента принимают любые необходимые медицинские решения и могут отказаться от ухода. Важно отметить, что если педиатрическому пациенту требуется неотложная помощь, а родитель либо отсутствует, либо отказывается, ожидается, что поставщики медицинских услуг окажут неотложную помощь независимо от отказа, и в этой ситуации они защищены законом. [10] Кроме того, при подозрении на жестокое обращение с детьми во время медицинского освидетельствования, предполагающего возможный отказ в медицинской помощи, медицинские работники обязаны сообщать о своих подозрениях в соответствующие государственные органы для проведения расследования.

Клиническое значение

Клиническое определение дееспособности иногда может быть проблематичным. Многие клиницисты и другие медицинские работники предпочитают использовать сфокусированный анамнез, ориентируясь на компоненты способностей с открытыми вопросами. Некоторые примеры вопросов для каждого из компонентов перечислены ниже.

Понимание

Не могли бы вы рассказать мне, что вы знаете о том, что сейчас происходит?

Как вы думаете, что вызывает ваши симптомы?

У вас есть вопросы по тому, что мы обсуждали?

Выражение выбора

После обсуждения вариантов, какой из них вам больше всего подходит?

Есть ли вещи, которые вы не хотели бы делать с медицинской точки зрения?

Есть ли кто-нибудь, с кем вы хотели бы обсудить ваши варианты?

Благодарность

Считаете ли вы, что у вас [X] заболевание? Почему или почему нет?

Как вы думаете, лечение [Y] принесет пользу вашему состоянию? Как?

Считаете ли вы, что [Y] лечение сопряжено с риском? Как?

Рассуждение

Если вы не возражаете, я спрошу, почему вы предпочитаете свой выбор?

Как ваше состояние повлияет на вашу повседневную жизнь?

Что произойдет, если вы не получите помощь?

Кроме того, существует несколько проверенных инструментов, помогающих стандартизировать возможности принятия решений, которые обычно используются в исследовательских целях, но могут принести некоторую пользу поставщикам медицинских услуг в клинических сценариях. Самый известный инструмент называется Инструмент оценки компетентности Макартура для лечения, частный инструмент, который можно приобрести у издателя. Этот инструмент содержит набор вопросов, которыми можно руководствоваться при проведении интервью, и доказал свою эффективность.[11] Кроме того, доступны общедоступные инструменты, такие как Оценка способности принимать повседневные решения, которая представляет собой балльную систему, которая позволяет поставщикам услуг проводить оценку конкретных решений.[12] Имейте в виду, что независимо от того, какие вопросы или инструменты используются, каждая ситуация уникальна и не всегда может поддаваться алгоритмическому подходу.

Если у пациента обнаружена недееспособность, следующие шаги в лечении зависят от индивидуальной ситуации. Например, к пациенту в состоянии алкогольного опьянения, который, как ожидается, относительно быстро выздоровеет после приема пищи, требуется другой подход, чем к пожилому пациенту с болезнью Альцгеймера, у которого не ожидается значительного улучшения когнитивного статуса или способностей. При приближении к больному пациенту учитывайте серьезность и серьезность обстоятельств, а также ожидаемую продолжительность нарушения.[13]

Срочность решения всегда должна стоять на первом месте. Если решение является неотложным и ставит под угрозу безопасность пациента, то принятие решения обычно ложится на ответственного медицинского работника. За исключением неотложных состояний, следует предпринять усилия либо для поиска указаний пациента, либо для доверенного лица, которое может принимать медицинские решения за него.[13] При выполнении этой задачи необходимо выявить и устранить любые потенциально обратимые причины состояния пациента.[13] Это включает в себя попытку перенаправить пациента, если его нарушение дееспособности не является тяжелым, или повторную оценку состояния пациента в более позднее время, если ожидается, что отсутствие дееспособности устранится относительно быстро. Это может происходить при болезненных процессах, таких как делирий, когда спутанность сознания и общая работоспособность пациента могут увеличиваться и уменьшаться в зависимости от времени суток, места его пребывания или других подобных обстоятельств.

Если в редких случаях доверенное лицо или расширенное распоряжение недоступны, как правило, решения за пациента в краткосрочной перспективе принимают медицинские работники и/или назначенный учреждением комитет по этике. Если пациенту требуется долгосрочная помощь в принятии решений, официальная опека может быть назначена судом.

Вмешательство сестринского дела, Allied Health и Interprofessional Team

При любом сценарии оказания медицинской помощи основная ответственность медицинских работников заключается в обеспечении того, чтобы пациент получал наилучший уход. Отказ от ухода не означает прекращения этой ответственности. Поставщики медицинских услуг по-прежнему должны отстаивать решения и благополучие своих пациентов, даже если эти пациенты отказались от лечения.

Если пациент признан дееспособным и отказался от лечения, поставщики медицинских услуг по-прежнему играют важную роль. В дополнение к оценке возможностей, медицинский работник также обязан делиться своими знаниями, опытом и советами относительно принимаемого медицинского решения. Цель этих усилий может заключаться не в том, чтобы изменить мнение пациента или заставить его принять лечение, а скорее в том, чтобы убедиться, что пациент принимает обоснованное решение, знает свои варианты и решает свои проблемы. Иногда заполнение пробелов в знаниях или заверение пациента в рисках, связанных с процедурой, может положительно повлиять на решения пациента и улучшить уход за ним.

В связи с этим важно не рассматривать пациента, отказывающегося от помощи, как противника. Хотя они могут восприниматься как отказывающиеся от сотрудничества, эти пациенты обычно принимают эти решения в незнакомой, стрессовой обстановке, и иногда лучший уход, который может оказать медицинский работник в таких ситуациях, — это позволить пациенту сохранить свою автономию.

Эти стратегии, наряду с готовностью обсуждать принятие медицинских решений с пациентами, необходимы и применимы для всех членов медицинского персонала любого уровня подготовки. С первой встречи пациента в системе здравоохранения, будь то техник скорой медицинской помощи на местах, медсестра в отделении неотложной помощи или врач в клинике, пациент должен принимать решения относительно своего лечения. Медицинские работники разных дисциплин должны сообщать друг другу о способностях пациента, их предпочтениях или директивах, а также любых доверенных лицах, принимающих решения, для обеспечения надлежащего и эффективного лечения. Это общение может оказать решающее влияние на курс лечения пациента и иметь огромное значение для конечного физического и эмоционального благополучия пациента.

Контрольные вопросы

Ссылки

1.

Тейлор Р.М. Этические принципы и концепции в медицине. Handb Clin Neurol. 2013;118:1-9. [PubMed: 24182363]

2.

Лео Р.Дж. Компетентность и способность принимать решения о лечении: пособие для врачей первичного звена. Prim Care Companion J Clin Psychiatry. 1999 октября; 1(5):131-141. [Бесплатная статья PMC: PMC181079] [PubMed: 15014674]

3.

Бьюкенен А. Психическая дееспособность, дееспособность и согласие на лечение. JR Soc Med. 2004 г., сен; 97 (9): 415-20. [Статья PMC бесплатно: PMC1079581] [PubMed: 15340019]

4.

Appelbaum PS, Grisso T. Оценка способности пациентов дать согласие на лечение. N Engl J Med. 1988 г., 22 декабря; 319(25):1635-8. [PubMed: 3200278]

5.

Ларкин Г.Л., Марко К.А., Эббот Дж.Т. Чрезвычайное определение способности принимать решения: баланс автономии и благодеяния в отделении неотложной помощи. Академия скорой медицинской помощи. 2001 март;8(3):282-4. [В паблике: 11229953]

6.

Hall KT, Appelbaum PS. Истоки приверженности к злоупотреблению психоактивными веществами в Соединенных Штатах. J Am Acad Закон о психиатрии. 2002;30(1):33-45; обсуждение 46-8. [PubMed: 11931367]

7.

Джесте Д.В., Депп К.А., Палмер Б.В. Величина нарушения способности принимать решения у людей с шизофренией по сравнению с нормальными субъектами: обзор. Шизофр Булл. 2006 янв; 32 (1): 121-8. [Бесплатная статья PMC: PMC2632179] [PubMed: 16192413]

8.

Сильвейра М.Дж., Ким С.Ю., Ланга К.М. Предварительные указания и результаты суррогатного принятия решений перед смертью. N Engl J Med. 2010 01 апреля; 362 (13): 1211-8. [Бесплатная статья PMC: PMC2880881] [PubMed: 20357283]

9.

Раймонт В., Бингли В., Бьюкенен А., Дэвид А.С., Хейворд П., Вессели С., Хотопф М. Распространенность умственной нетрудоспособности у стационарных больных и связанных с ними факторы риска: поперечное исследование. Ланцет. 2004 16–22 октября; 364 (9443): 1421–7. [В паблике: 15488217]

10.

КОМИТЕТ ПО БИОЭТИКЕ. Информированное согласие при принятии решений в педиатрической практике. Педиатрия. 2016 Aug;138(2) [PubMed: 27456514]

11.

Grisso T, Appelbaum PS, Hill-Fotouhi C. MacCAT-T: клинический инструмент для оценки способности пациентов принимать решения о лечении.


Learn more