Как исключить ребенка из класса за агрессивное поведение


Как защитить целый класс от агрессивного ребёнка?

К сожалению, о травле в школе каждый из нас знает не только в теории: кто-то сам обижал одноклассников, а кто-то был жертвой буллинга или — в лучшем случае -свидетелем. Но что делать, если в классе есть тот, кто задирает буквально каждого одноклассника? На этот вопрос отвечают психолог Анна Антонова и адвокат Максим Крупский.

Вопрос. У нас в 4-м классе учится агрессивный ребёнок, который доводит весь класс. Мама игнорирует все обращения и жалобы, утверждает, что это её сына обижают. В школе разводят руками: просто плохое поведение никакими статьями не регулируется. Ежедневные тычки, пинки, грубости ко всем без разбору одноклассникам. Учительница вынуждена постоянно держать его при себе, не подпускать к другим, провожать до остановки, чтобы возле школы к кому-нибудь не пристал. Беседуют школьные психологи, но бесполезно. Как поступить нам, родителям притесняемых детей, с юридической и психологической точки зрения?

Анна Антонова, психолог:

Ситуация, которую вы описываете, к сожалению, не редка, столкнуться с ней может каждый. При этом каждая сторона, вовлечённая в конфликт, считает себя правой и обиженной: мама мальчика считает, что задевают её сына, другие родители — что притесняют их детей. Эти переживания понятны: каждый волнуется за своего ребёнка и защищает его по-своему. Однако в драке участвуют двое, поэтому и разбираться в непростой ситуации нужно всем вместе.

Когда у кого-то из учеников возникают трудности в поведении, это всегда отражается на всем классе. На происходящее влияют уход и появление одноклассников, яркие и запоминающиеся события, установленные негласные правила поведения, реакции взрослых. Так, если в классе не круто учиться, того, кто делает все домашние задания, могут задирать и обзывать «ботаном». Если учитель каким-то образом выделяет ученика, например публично ругает его за поведение и плохие результаты, он формирует негативное отношение к нему всего класса.

Если окружающие взрослые позволяет себе саркастические, унизительные комментарии в адрес других людей, то и дети могут делать так же

Травля учит детей беспомощности, жестокости, притворству и страху, если она остается без внимания. Именно поэтому преодолеть сложившуюся ситуацию возможно только сообща силами родителей, представителей школы и детей.

Что могут делать родители в таких ситуациях:

Возможно, вам также будут полезен алгоритм действий для родителей, представленный на сайте Травли.net.

Максим Крупский, адвокат:

Действующее российское законодательство, к сожалению, не даёт универсального ответа на этот вопрос и не содержит конкретных механизмов, использование которых позволило бы раз и навсегда решить такую проблему. Поэтому каждый случай требует особого внимания со стороны родителей (как пострадавших детей, так и обидчика) и администрации школы, их совместных активных действий, а также поиска наиболее подходящего способа разрешения конкретной конфликтной ситуации.

В первую очередь родителям пострадавшего ребёнка необходимо выяснить у него все обстоятельства и причины конфликта, чтобы для себя сделать вывод о том, носит ли этот конфликт разовый или системный характер, имеются ли другие пострадавшие.

Если родитель поймёт, что ребёнок систематически подвергается травле или физическому насилию со стороны кого-то из одноклассников, ему следует как можно скорее договориться о встрече с куратором или классным руководителем с целью обсуждения сложившейся ситуации, а также связаться с родителями обидчика, чтобы попытаться разрешить конфликт.

В наиболее серьезных случаях необходимо также обратиться с письменным заявлением в адрес администрации школы, в котором изложить все известные подробности конфликта (при этом один экземпляр заявления с отметкой о его приеме оставить у себя на руках для последующего подтверждения факта обращения к администрации школы по поводу травли).

Если на теле ребенка есть признаки физического насилия, их следует незамедлительно зафиксировать в травмпункте — все медицинские документы в дальнейшем могут также пригодиться в качестве доказательств

Если ребёнок, как в описанном случае, не единственная жертва агрессора, следует связаться с родителями других пострадавших детей и скоординировать свои действия — в первую очередь для того, чтобы собрать необходимые доказательства систематического характера агрессивного поведения со стороны обидчика. Наличие серьёзной доказательной базы повышает шансы на успешное разрешение ситуации, поэтому родителям следует каждое заявление по факту травли подавать в адрес администрации школы и других учреждений в письменном виде, стараться вести аудиозаписи устных бесед, имеющих отношение к конфликту, собирать иные доказательства (переписку в электронной почте, соцсетях).

Если разговоры с родителями агрессора и классным руководителем ни к чему не привели, а письменные заявления в адрес школьной администрации остались без ответа, родителям потерпевших стоит задуматься над обращением в Департамент образования, к уполномоченному по правам ребенка, в полицию, прокуратуру и комиссию по делам несовершеннолетних, подкрепив свои обращения доказательствами бездействия администрации школы и сохранения угрозы психологическому и физическому здоровью детей со стороны агрессора.

Если имеются признаки того, что асоциальное поведение обидчика вызвано маргинальным образом жизни его родителей или ненадлежащим выполнением ими своих обязанностей по его воспитанию, имеет смысл обратиться с соответствующим заявлением в органы опеки и попечительства, а также требовать проведения психолого-медико-педагогической комиссии с целью освидетельствования ребенка на предмет его способности к обучению в условиях обычной общеобразовательной школы.

Если все методы решения проблемы оказались безрезультатными, вероятнее всего, есть смысл задуматься над переводом своего ребёнка в другую школу.

Правовой панацеи от травли в школе, увы, не существует, а главный принцип, которым следует руководствоваться родителям при разрешении затяжной конфликтной ситуации, — это защита интересов самого ребёнка, обеспечение его психического и физического здоровья.

Задавайте свой вопрос «Мелу», а редакция найдёт того, кто сможет на него ответить. Пишите в наши соцсети — мы читаем все сообщения на страницах в фейсбуке, «ВКонтакте» и «Одноклассниках». Ещё можно написать нам в инстаграме. Кстати, мы не раскрываем имена, так что вопросы могут быть любыми (не стесняйтесь!).

Иллюстрация: Shutterstock (Lyudmyla Kharlamova)

Агрессор в классе: что делать учителю и родителям

Что делать учителю, если один ученик в классе регулярно срывает уроки, обижает одноклассников, отказывается вступать в диалог? А что делать родителям, если их ребёнка обидели в школе? Рассказывает наш блогер, куратор школы безопасности Анастасия Беренова.

Однажды после лекции для педагогов к нам подошла учитель: «Что делать? В классе агрессивный ребёнок, терроризирует всех. Ему прописали таблетки и лечение у психиатра, но мама отказывается что-либо делать». Мы рассказали ей о тактике возможного диалога, о том, как важно весь класс научить не реагировать на ребенка — не создавать почву для провокаций и травли, а в случае агрессии всем вместе защищать каждого.

Но всё это полумеры. Потому что, во-первых, мы не знаем, верное ли было выбрано лечение, а во-вторых, историй таких — легион. Где-то ребёнок агрессивно ведет себя, потому что не умеет контролировать поведение, как в данном примере, а где-то копирует поведение взрослых или дурно воспитан. На попытку диалога с родителями учитель получает от них волшебное слово «ачотакова» или и вовсе встречное обвинение — в травле «идеального ребенка».

К сожалению, юридических мер воздействия на семью не так много (может и к счастью?). Заставить ребенка уйти из школы или принудительно обратиться к психиатру невозможно. Разве что ситуация настолько страшна, что есть основания для административной или уголовной ответственности. Последняя наступает, если ребенок в 14 лет и старше вымогал деньги, грабил, его действия имели характер сексуального преследования или распространение порнографии, особенно с шантажом. Угроза жизни и здоровью также квалифицируется по статье УК 119 (ответственность наступает с 16 лет), но доказать угрозу — сложно.

Прочитайте УК РФ и КоАП РФ, чтобы проверить с какого возраста наступает ответственность за произошедшее. Если ребенок младше, а агрессия малозначительна или не доказуема, сделать ничего нельзя. Если действия опасны для окружающих, а ребёнок мал — есть шанс при настойчивости добиться постановки на учет или беседы с родителями органами опеки.

Но если родители маргинальны или высокопоставлены, от этой не будет никакой пользы, более того, может их разозлить ещё больше

Например, ребенок 7 лет кидался ножиками в выходящих из школы подростков. Участковый поговорил с родителями, но на этом история и закончилась. А ребенок продолжал проявлять агрессию. Оценить опасность ситуации для окружающих можно по следующим признакам: наличие оружия (нож, баллончик, шокер и т. д), агрессивный ребёнок сильнее жертвы или группа агрессоров. Это высокий уровень для жизни и здоровья. По малолетству и при этих обстоятельствах можно уйти от ответственности, но можно воздействовать на родителей — штрафы, ограничение родительских прав и т. д. В остальных ситуациях при низком уровне опасности повторяющихся ситуаций — срыв уроков, драки, мат, брань — воздействовать на агрессора в правовом поле практически невозможно.

Значит ли это, что нужно опускать руки? Конечно нет, и здесь мы приведём некоторые схемы возможных действий

Есть ситуации, которые стоят особняком — ребенок агрессирует из-за того, что не может управлять собой или транслирует внутреннюю боль. Если родитель готов работать над проблемой, идет на диалог и помогает ребенку — отлично. Здесь важно поддержать его в этом, а не травить. Возможно, в некоторых случаях ребенку может понадобиться тьютер.

Узнайте и помогите родителю агрессора — составьте хартию поведения в коллективе, обозначьте границы, поделитесь рекомендациями специалистов или помогающих служб, обучите своих детей специфике общения, если это нужно. Ребенок-агрессор может нуждаться как в помощи медикаментозной, так и в новых навыках — управление гневом и эмоциями, легитимным способам подружиться. Все эти вопросы решаемы.

Если ребенок транслирует эпизоды насилия, которые видит дома, — важно поговорить с одним из родителей о проблеме. Возможно, он тоже нуждается в помощи, и просто не понимает, что происходящее в семье не норма и не признак «крепкой руки», а опасная ситуация, прерывать которую нужно срочно! Расскажите о том, как опасно и психологическое насилие — угрозы, ругань, обесценивание, насмешки, газлайтинг, экономическое насилие в семье и т. д. А если родитель не вступает в диалог или даже обвиняет коллектив школы в сложившейся ситуации?

Чего делать нельзя

1. Оставлять учителя один на один с проблемой

То, что учитель должен за всё отвечать, всех научить и перевоспитать — опасное заблуждение, которое развязывает руки родителям дурно воспитанных детей, а не решает проблему. Если у вас в классе есть неуправляемый ребенок, лучше объединиться всем. Но не с посылом «Мы против него», а с посылом «Давайте вместе решать сложившуюся проблему». Замотивируйте учителей и администрацию объединиться с вами: в конце концов, школа, не обеспечивая безопасность учащихся, очень рискует.

2. Надеяться, что проблема «израстет»

Ребенок, который не получает должный отпор за проявление агрессии или должной помощи в управлении поведением будет чувствовать себя дальше более развязано.

3. Ни в коем случае не решать вопрос силой!

Реальная ситуация: ребенок попал в больницу в результате нападения, родитель пошел выяснять отношения с обидчиком. Сейчас его судят по УК, а нападавший подросток продолжает ходить по школе «королём», ведь теперь для общества он — жертва. По этой же причине ни в коем случае нельзя говорить с чужими детьми о поведении: не факт, что сработает, а завтра уже его родители выступят против вас. И не забывайте, что вы можете получить искаженную информацию и излишне эмоционально повести себя. Поэтому правило номер 1: действуем только в правовом поле!!!

4. Не настраивать коллектив против ребенка-агрессора

Учите детей легитимным способам самозащиты. Иначе вы получите так называемую «травлю самозащиты», когда дети в ответ на агрессию ведут себя не лучше, чем обидчик. Это потом даст полное право родителям зачинщика выставить агрессорами остальных, а своё чадо — жертвой.

5. Не показывать слабость

Это самое сложное. Психологи советуют учителям и родителям «просто поговорить» или пожалеть, но без должного проявления силы воли или авторитетного (не авторитарного!) поведения взрослого, обидчик посчитает такую реакцию слабостью, это его только раззадорит. Особенно, если в его поведении проявляются садистические черты. Рекомендации «давайте жить дружно» отлично работают в травле незнания, когда дети по неумению без умысла обижают друг друга, но в садистской травле это не поможет.

Прочитайте Макаренко — он никого не жалел, был тверд, но справедлив, поэтому и смог справиться с воспитанием беспризорников. К сожалению, очень мало психологов систематизируют свои советы в зависимости от состояния системы и вида травли.

Что делать нужно

1. Объединяйтесь!

Если обидчик выбрал одного ученика в классе, не факт, что завтра он не найдет другого — под раздачу может попасть уже ваш ребёнок. Не пытайтесь придумать отговорки, что ваш ребенок сильнее, смелее и его-то не тронут. Критерии выбора жертвы вам неизвестны. Но самое главное — наблюдение насилия не менее травматично для психики.

Если даже ваш ребенок не пострадал, лучше составляйте коллективное обращение к директору. Коллективу сложнее противостоять, а аргумент «я не хочу, чтобы мой ребенок был наблюдателем агрессии» весом и подкрепляется данными, что это не менее вредно, чем наблюдать за травлей. Проговорите это руководителю, если не уверены в аргументах — принесете распечатки статей квалифицированных психологов.

2. Соберите доказательную базу

Вполне возможно, что возмутительное поведение, которым недовольны родители, имеет состав преступления. И тогда обращение к руководству будет совсем иным. Так, например, мама первоклассника была уверена, что старшеклассник, который угрозами вымогал у него телефон, просто дурно воспитан. Но когда она поняла, что это квалифицируется как грабеж, а ответственность за него уже есть — пошла к руководству с совсем другим настроем. Ведь её сыну в этой школе еще учиться! Как и другим детям.

Запросите записи с камер. Возможно, как в приведенном случае, всё происходящее было записано. Храните скрины переписок в социальных сетях, не удаляйте контакты. И самое главное — научите своего ребенка не отвечать ответной агрессией — тогда виноваты станут оба в равной степени.

3. Обратитесь за помощью

Вы собрали доказательства, нашли поддержку у родителей и руководства школы, теперь — обращайтесь к юристу, он поможет вам добиться цели быстрее и грамотнее. Кстати, чего вы хотите? Возмещения ущерба, исключения ребенка из школы, постановки его на учет, перевоспитания? Не все цели выполнимы в вашем конкретном случае. Юрист поможет заменить эмоциональную повестку на структуру действий.

4. Разберитесь с причиной агрессии

Ребенок копирует поведение родственников? Просто плохо воспитан? Имеет проблемы с психикой или неврологией, поэтому не справляется с ситуацией. От причины зависит решение: в первом и втором случае коллектив может занять позицию «у нас так не принято» и сделать так, что агрессору невыгодно будет так себя вести. Не модно, не престижно. Такое воспитание коллективом. В третьем случае, увы, без помощи специалиста ничего не сделать — разве что выработать с коллективом схемы действий, которые не провоцируют. Но это не всегда работает. Да и приучать детей к идее, что действия агрессора зависят от поведения жертвы — не лучшая стратегия.

5. Поговорите с родителем обидчика

Если родители готовы идти на диалог, начинайте со слов: «У нас есть проблема и мы должны решать ее вместе». Расскажите, как мелкие садистические поступки при попустительстве взрослых создавали почву для серьёзных проступков и уголовного наказания в итоге. Вы хотите такого? А психиатрический диагноз без должной коррекции может привести к большой психиатрии и даже преступлениях на этой почве.

К сожалению, факт наличия психиатрических проблем у нас страшно стигматизирован и многие родители готовы отрицать диагноз, лишь бы не попасть на учет к психиатру. У этого опасения есть и реальные основания, и вымышленные.

Покажите в диалоге, что для вас признание диагноза не «ужас ужас», и это лучше, чем закрывать глаза на него. Возможно, что родитель не из умысла, а по незнанию или невозможности выдержать правду без поддержки, отказывается от помощи психиатра.

6. Переходите к активным действиям

Если у ребёнка нет родителей или они отказываются вступать в диалог, скажите, что будете обращаться в органы опеки или полицию. Не самый лучший сюжет, но, увы, истории «папа и мама сидят, а бабушка умеет только жалеть внука и не задаёт ему границ» — нерешаема без вмешательства извне. Конечно, в идеале родителям и опекуну нужны не запугивания и угрозы, а грамотная и квалифицированная помощь. Главное, чтобы опекун был готов её принять.

7. Научите детей объединяться

Не чтобы устроить «темную», а чтобы каждый знал, что все вместе они защитят любого. Против всех разом противостоять сложнее, и агрессор, почувствовав себя не у дел, не сможет пакостить. В конце концов, есть виды агрессии, которые ищут зрителя или почитателя. Если такого нет, если есть осуждение и сплоченность — ему просто будет нечем подпитывать свою подлость.

В заключении скажу, что дружному, сплоченному коллективу, гораздо легче противостоять нападкам агрессии одного ученика. И это будет ключевым навыком, который поможет детям. А память о том, что мы все были «один за всех и все за одного» не из агрессии, а из справедливой соразмерной силы, станет крепким фундаментом жизненной стойкости.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Агрессия в классе: Здоровые способы вмешательства | by Effective School Solutions

Каждый, кто заинтересован в обучении детей, хочет создавать школы, в которых учащиеся преуспевают. Мы хотим, чтобы наши классы были местами, которые поощряют любопытство и обучение, где учащиеся могут бросить вызов себе, развить свои социальные и эмоциональные навыки и чувствовать поддержку и безопасность.

Еще до закрытия школ в прошлом году в ответ на пандемию COVID-19 педагоги отмечали рост разрушительного, агрессивного и даже насильственного поведения учащихся, которое может подорвать обучение детей и безопасность школьного сообщества. Учителя повсюду сообщали о физических и словесных вспышках, адресованных им и другим ученикам. Они ссылались на то, что их били, пинали, пинали, кололи карандашами и подвергали другим агрессивным действиям. В некоторых школах эти извержения стали тревожно частыми, расстраивая как одноклассников, так и учителей, а в худшем случае делая обучение в классе невозможным.

Возвращение к очному обучению этой осенью привело к череде кризисов психического здоровья и всплеску агрессивного поведения. Эти вспышки не ограничиваются учащимися старшего возраста: некоторые из самых больших всплесков агрессивного поведения были среди детей начальной школы, и учителя и администраторы чувствуют себя плохо подготовленными к тому, чтобы справляться с этим. Многие сотрудники школ сами истощены и истощены, они изо всех сил пытаются достичь академических целей, одновременно следуя протоколам безопасности, связанным с пандемией, и помогая учащимся с нарушениями самоконтроля освоиться в школьной рутине. Нехватка кадров еще больше усугубляет проблему.

До пандемии учителя одного штата Орегон говорили, что агрессия в классе достигла кризисных масштабов. Ассоциация образования штата Орегон выпустила специальный отчет, чтобы срочно привлечь внимание к этой проблеме. «Учащиеся приходят в школу со сложными потребностями, учащиеся и преподаватели не чувствуют себя в безопасности, а у школ и округов нет ресурсов для устранения коренных причин этих инцидентов», — говорится в отчете. «Без соответствующих ресурсов для поддержки сообществ студенты кусаются, пинаются, бьют кулаками. Маленькие дети ругаются, кричат, кричат. Невинные предметы превращаются в опасное оружие».

Проблема не только в Орегоне. Аналогичная беда оказалась в районах по всей стране. В Коннектикуте учителя были настолько обеспокоены поведением в своих классах, что они добивались принятия законодательных мер, призывая законодателей принять законопроект, направленный на устранение этой тревожной тенденции.

«Учащиеся нарушают работу классных комнат и угрожающе угрожают себе, другим учащимся и учителям, — говорит президент CEA [Ассоциации образования штата Коннектикут] Шейла Коэн. «Часто буйных учеников выводят из класса на короткое время, а затем возвращают обратно в тот же класс, где агрессивное поведение продолжается». Коэн добавляет: «Такое поведение и отсутствие поддержки учителей отрицательно сказываются на учебной среде учащихся».

Что происходит?

Все согласны с тем, что агрессия в классе является обостряющейся проблемой. Что менее ясно, так это то, что именно стоит за увеличением. Как и в случае с наиболее широко распространенными явлениями, затрагивающими большое количество студентов, причины, вероятно, будут разнообразными и сложными, а последствия пандемии COVID-19 привели к возникновению совершенно нового набора факторов.

Загляните за агрессию, и вы часто обнаружите травму

Когда учителя сталкиваются с вызывающим, злым или агрессивным поведением учащегося, особенно если отыгрывание носит хронический характер, импульсом может быть определение ребенка как «оппозиционного». или просто «проблемный ребенок». Но редко когда ребенок действительно хочет быть трудным. Обозначение ребенка как «проблемного» или «трудного» в лучшем случае неполно. Всегда есть первопричина, лежащая в основе проблемного поведения, и часто причиной является травма.

Все дети должны пережить свою долю боли и страхов. Но многие ученики в классах сегодня переживают более серьезные травмы. Типы травматического опыта, который пережили эти молодые люди — или, возможно, до сих пор переживают , — охватывают всю гамму: крайняя нищета, бездомность, насилие, пренебрежение, ядовитые последствия расизма, злоупотребление родительскими психоактивными веществами, и этот список можно продолжить. Трудностям, которые жизнь может подкинуть детям, нет конца. И, конечно же, общая травма от пандемии добавила стресса в жизнь детей и тех, кто за ними ухаживает.

Поскольку образовательное сообщество продолжает узнавать больше о многих аспектах травмы, учителя и администраторы пришли к пониманию того, что травма не всегда выглядит как травма. На самом деле дети, пережившие травматические события, могут проявлять любое поведение, включая агрессию.

По мнению экспертов Института детского разума, «педагогам особенно трудно справиться с травмой, потому что дети часто не выражают свои страдания так, чтобы это было легко узнаваемо, и они могут маскировать свою боль агрессивным поведением». или отталкивает».

Помимо эмоциональных последствий глубоко травмирующих переживаний, исследования показали, что травматические переживания изменяют мозг и могут влиять на детей в социальном, эмоциональном, поведенческом и академическом плане. Травмированные дети могут казаться злыми, подавленными, отказываться от сотрудничества или отвлекаться. Эти дети могут вести себя неприятно, но им срочно нужны понимание и помощь.

Другие причины деструктивного поведения

Хотя травма встречается гораздо чаще, чем мы привыкли думать, существуют и другие причины агрессивного и разрушительного поведения в школе. Широкий спектр основных проблем может привести к чрезвычайно сложному поведению у детей.

Всем, кто сталкивается с трудным или разрушительным поведением, полезно помнить, что «поведение — это общение». Дети, которые набрасываются вредными способами, всегда находятся в каком-то бедственном положении. Истерика может быть единственным поведением, которое у них есть в их распоряжении, потому что им «не хватает языка, или импульсивного контроля, или способности решать проблемы».

Борьба с деструктивным поведением: ограничения, изоляция и освобождение от занятий в классе

Наказание того или иного рода имеет долгую историю в нашей образовательной системе как средство контроля поведения учащихся с частым использованием отстранения и исключения . В 19В 90-е годы школы, проводившие политику «нулевой терпимости», часто жестоко наказывали учеников даже за незначительные нарушения. Такая строгая практика вышла из моды, в значительной степени потому, что исследования показали, что она несоразмерно затрагивает расовые меньшинства и учащихся с ограниченными возможностями. «В последние годы округа начали препятствовать и даже запрещать отстранения и исключения». По крайней мере, 22 штата изменили свои законы, чтобы отразить эту новую политику.

В некоторых школах по всей стране были внедрены еще две противоречивые практики: «ограничение» и «изоляция» . Ограничение предполагает ограничение движения учащегося физическими средствами. Это может включать в себя все, что угодно: от удержания студентов за руки до захвата или захвата их тела, до притягивания их к полу. Изоляция , с другой стороны, включает в себя изоляцию учащихся в комнате или пространстве и предотвращение их выхода. Это вмешательство отличается от «тайм-аута» — обычной практики в классах — потому что в случаях изоляции дети не могут добровольно покинуть пространство.

Большинство людей согласны — и федеральные правила предписывают — что такие практики должны быть зарезервированы только для самых крайних ситуаций, то есть, когда поведение учащихся представляет непосредственную опасность для них самих или других. Но есть веские доказательства того, что эти методы используются гораздо чаще и в менее срочных ситуациях. В отчете Департамента образования о позитивном поведенческом вмешательстве и поддержке (PBIS) авторы пишут: «Согласно документам, которые мы рассмотрели, дети оказались в изоляции из-за различных моделей поведения. Иногда студенты проявляли агрессию. В других случаях они просто не соответствовали требованиям».

А в 2017 г. организация Education Week сообщила: «Один из каждых 100 учащихся специального образования подвергался ограничениям со стороны школьного персонала или изолировался в школе от своих сверстников в 2013–14 учебном году, предположительно, чтобы подавить поведение, которое учителя считали разрушительным или опасным».

Такая практика может расстраивать и стигматизировать детей, а в некоторых случаях даже травмировать их. Детям был нанесен физический вред, и у них развилось посттравматическое стрессовое расстройство после того, как они подверглись этим строгим методам.

Еще один метод, известный как «очистка классной комнаты» , в последние годы получил распространение в некоторых школах как менее инвазивная реакция на особенно разрушительное поведение. В этих случаях учитель собирает всех остальных учеников в классе и освобождает комнату, оставляя ребенка в кризисе одного, чтобы тот успокоился. Само собой разумеется, что частые уборки в классе — а некоторые учителя сообщают, что они часто используют их — мешают детям сосредоточиться и учиться.

Лучший способ

Педагоги во всем мире ищут способы эффективного решения растущей проблемы агрессии в классе таким образом, чтобы это было выгодно всем участникам. Всплеск симптомов психического здоровья и деструктивного поведения, вызванный стрессорами, связанными с пандемией, безусловно, повысил актуальность поиска решений.

На позитиве!

Эксперты обнаружили, что позитивное, а не негативное внимание к детям гораздо эффективнее влияет на изменение поведения. Многочисленные исследования показывают, что признание и позитивная реакция на поведение, которое мы хотим поощрять, дает лучшие результаты, чем наказание или критика того, что мы хотим, чтобы дети перестали делать. Полное внимание к поведению, которое мы надеемся увеличить, должно идти рука об руку с четко сформулированными правилами и границами, которые последовательно соблюдаются. Игнорирование незначительных сбоев приведет к тому, что это поведение со временем исчезнет. Последствия других неуместных поступков или нарушений правил должны излагаться последовательно, по существу, безэмоционально. Эти последствия могут включать в себя различные действия, например, вычет очков в системе уровней или потерю привилегии.

В отчете PBIS авторы предполагают, что профилактика является лучшей альтернативой борьбе с вызывающим поведением. Повсеместно применяя позитивные и профилактические методы вмешательства, мы можем поддержать всех учащихся, включая тех, кто проявляет наиболее разрушительное поведение. В отчете содержится призыв к учителям и администраторам «возлагать на учащихся позитивные ожидания, явно обучая их социальным и эмоциональным навыкам, предоставляя позитивную, конкретную обратную связь и подкрепляя достижения». Это создает среду, которая действует как «защитный фактор» для учащихся с историей проблемного поведения.

Взгляд с точки зрения информированности о травмах

Когда дети набрасываются словесно или физически, помнить о том, что их поведение — это способ сообщить о стрессе, может быть непросто. Но научиться смотреть за пределы поведения, чтобы устранить первопричину, — это важный шаг к изменению поведения и воспитанию более здоровых и счастливых детей.

Одна начальная школа в Колумбусе, штат Огайо, обнаружила, что внедрение мышления, основанного на информации о травмах, изменило ситуацию в школе, где многие дети выросли перед лицом многочисленных неблагоприятных событий. В школе все сотрудники проходят обучение различным способам реакции детей на травму. Они узнают о влиянии травмы на детей, особенно о том, что она может сделать их эмоционально неустойчивыми. Это помогает учителям и другим сотрудникам школы интерпретировать плохое поведение с другой, более продуктивной точки зрения. Они также изучают методы деэскалации конфликта. В результате они активно ищут способы помочь своим ученикам справляться со своими подавляющими чувствами и контролировать свои импульсы. В результате повышается уровень обучения и снижается проблемное поведение.

Поддержка и обучение: общешкольный подход

Не существует быстрого решения такой сложной и сложной проблемы, как агрессия в классе. Но учителя в округах по всей стране ясно дали понять, что им нужна усиленная поддержка. Педагоги нуждаются в обучении, но они не могут справиться с такими ситуациями самостоятельно. Здесь используется общешкольный подход. И так же, как учащиеся и семьи нуждаются в поддержке, чтобы оправиться от травм, связанных с пандемией, учителям и другим школьным работникам нужна поддержка.

Есть несколько действий, которые школьные округа могут предпринять в рамках общешкольного подхода:

Чем могут помочь эффективные школьные решения (ESS)

ESS помогает школьным округам создавать школы, адаптированные к травмам, чтобы обучение и социально-эмоциональная поддержка были доступны для всех учащихся. Используя Trauma-Attuned Model® и структуру многоуровневой системы поддержки (MTSS), мы помогаем педагогам создавать школьные системы для поддержки учащихся с широким спектром эмоциональных и поведенческих проблем. Благодаря вливанию средств для оказания помощи в связи с COVID в школьные системы многие округа изучают возможности развития или расширения ряда школьных служб охраны психического здоровья, и ESS может помочь в этом процессе.

ESS предлагает мощное профессиональное развитие для передовых преподавателей, а также консультации и техническую поддержку для руководителей округов, которые хотят заново изобрести свои услуги по охране психического здоровья на местах. Оценка среды в классе и коучинг по управлению классом могут вооружить учителей эффективными инструментами для преодоления последствий травм у молодых людей и преодоления проблемного поведения в классе, которое мешает обучению, и чувства безопасности для всех.

Мы здесь, чтобы помочь всем учащимся учиться и добиться успеха, а также поддержать преподавателей в это самое сложное время. Свяжитесь с ESS, чтобы узнать, как внедрить проверенные программы психического здоровья Trauma Attuned, MTSS в вашем округе.

Доктор Кен Шор: как справиться с агрессией учащихся

Имея дело с учеником, который ведет себя агрессивно по отношению к своим одноклассникам, вы хотите убедительно показать, что агрессивное поведение недопустимо в вашем классе. Кроме того, вы хотите помочь ему разработать более подходящие способы разрешения споров со сверстниками. Будьте уверены, однако, чтобы избежать сурового наказания или унижения. Жесткое наказание агрессивного ученика может разжечь его гнев и сделать его более решительным в продолжении агрессивного поведения.

ЧТО ВЫ МОЖЕТЕ СДЕЛАТЬ

Будьте настойчивы, когда прекращаете ссору. Если два ученика начальной школы затеяли драку, остановите ее сильным громким голосом. Если это не сработает, вы можете сказать что-нибудь странное («Смотри вверх! Потолок падает!»), чтобы отвлечь его внимание. Если они по-прежнему не останавливаются и вы не можете их разделить, отправьте студента в офис за помощью. Если собирается толпа детей, настаивайте на том, чтобы они отошли или сели, возможно, хлопая в ладоши, чтобы привлечь их внимание. После того, как инцидент закончится, встретьтесь вместе с комбатантами, чтобы они изложили вам свою версию произошедшего, а вы могли помочь им решить любые затянувшиеся проблемы. Также сообщите родителям.

Спокойно, но твердо отвечайте агрессивному ученику. Говорите твердо и серьезно, чтобы остановить агрессивное поведение учащегося; использовать физическое сдерживание в качестве крайней меры. Отвечая ученику, обратите внимание на свой вербальный и невербальный язык. Даже если он кричит на вас, сохраняйте спокойствие. Позвольте ему выразить то, из-за чего он расстроен, не перебивая его, а затем признайте его чувства. Не скрещивайте руки, не указывайте пальцем и не угрожайте; любое из этих действий могло усилить его гнев и усилить его сопротивление.

Подумайте о том, чтобы дать учащемуся тайм-аут. Вы можете сделать вывод, что агрессивное поведение учащегося требует его отделения от остального класса либо для того, чтобы послать ему четкий сигнал о том, что то, что он сделал, заслуживает серьезного наказания, либо для защиты других учеников. Вы можете сделать это, дав ему тайм-аут в классе или отправив его в офис. В зоне тайм-аута в классе посадите его на стул и попросите сохранять тишину. Сообщите ему, что он может вернуться к занятиям в классе через заданное количество минут. Если он встает со стула или ведет себя разрушительно, сбросьте таймер на ноль.

После того, как агрессивный ученик остынет, поговорите с ним наедине. Хотя он может ожидать от вас карательной реакции, удивите его, отреагировав в поддержку. Выразите свою уверенность в том, что он может решать проблемы, не причиняя вреда своим сверстникам. Скажите ему, что, по вашему мнению, он должен быть чем-то расстроен, раз потерял контроль, и вы хотите понять, что его беспокоит. Если он откроется вам, слушайте внимательно, не перебивая. Спокойным голосом скажите ему, что вы понимаете, почему он был расстроен, но подчеркните, что он должен найти способ выразить свой гнев словами, а не руками.

Попросите ученика извиниться. Вы не хотите заставлять агрессивного ученика извиняться, потому что это может разжечь его гнев, однако вы хотите убедить его загладить свою вину перед учеником, которого он ударил. Если он захочет это сделать, это поможет успокоить обиду и избежать конфликтов в будущем.

Попросите учащихся, которые были вовлечены в конфликт, заполнить форму поведения. После того, как ссорящиеся ученики успокоятся, попросите их заполнить форму, описывающую, что спровоцировало конфликт, как они себя вели и как они могли поступить иначе. Встретьтесь с обоими учащимися, чтобы обсудить их ответы. Форма содержит запись инцидента, которую вы можете использовать при встрече с родителями и/или администраторами, и помогает учащимся научиться анализировать и изменять свое поведение.

 

О Кене Шоре

Доктор Кеннет Шор — психолог и председатель группы по изучению детей в государственных школах Гамильтона, штат Нью-Джерси. Он написал пять книг, в том числе «Решатель задач для особых детей», и «Решатель задач для учителей начальных классов».


Learn more